Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Новые похождения Стихо (третья часть).


Новые похождения Стихо (третья часть).

Новые похождения Стихо.
Третья часть (заключительная). Свадьба.

Прошло немного времени. На Мойке,
Всё шло пожалуй, прежним чередом.
Поэт писал ночами виршей строки,
Скрипя привычно выцветшим пером.

Однажды утром получил нежданно
Конверт зелёный с жёлтым сургучом,
А в нем лежало письмецо от Анны,
Где приглашала вечером в свой дом.

Писала: де, забудем о размолвке,
Как прежде станем добрые друзья!
Ещё – уведомленье о помолвке:
Вверху амуры, снизу вензеля.

Там говорилось: что, девица Анна,
С избранником своим , сего числа,
Должна быть по обрядам православным
Перед замужеством обручена.

Уже, как будто, всё давно забылось,
Но, Анну, вспоминал он иногда.
Ещё бывало, что ночами снилась
И слышал в чёрном голос чудака:

«Красавка, одурь, бешеная вишня…»
Во сне его манила за собой,
Тогда шептал губами он чуть слышно:
«Не уходи же, милая, постой!»

Ну, что ж решил, пускай её помолвка.
Пойду взгляну ещё, в последний раз.
А на Неве, всё льды трещали колко,
Да оплатили вовремя заказ.

Стоит поэт в сияющих обновах :
Парадный фрак, английское пальто.
Ботинки черные, а к ним цилиндр новый,
На пальце с изумрудами кольцо.

Когда же прибыл в особняк он к Анне,
Уже вокруг царила суета:
Кареты подъезжали непрестанно
И лучшие все заняты места.

Знакомый ему встретился писатель,
Беседовать с ним стали у окна.
Решил спросить: кто этот соискатель,
Что сердцем Анны завладел сполна?

«Так, это брат наш, тоже литератор.
Печатался он в «Северной пчеле».*
Его прожект одобрил губернатор,
Над ведомством поставив во главе.

Теперь в чинах. Ого, какой вальяжный!
Спесив и горд, ну, прямо фараон!
За чистоту словесности изящной
Он ратует, по титулу – барон».

Но наконец-то появилась Анна,
С ней рядом живописнейший брюнет!
Подумал Стихов: "В памяти туманной,
Его, я раньше видел или нет?

Ах, Боже правый! Что за наважденье!
Неужто же её возревновал?!
Соперник счастья вкусит наслажденье,
А я любовь навеки потерял!"

Ходил по зале Стихов оглушённый
И лишь бордо всё подливал в бокал.
«Теперь для Анны стал я прокажённый…»
Вдруг перед ним жених её предстал!

И поклонившись, распростёр объятья,
Сказав с улыбкой: «Узнаёшь меня?
С тобой теперь, мы всё равно, как братья!
Давненько же не видел я, тебя.

По прежнему прописан ты на Мойке?
Квартирка дрянь, хотя и бельэтаж.
Всё глядя в потолок лежишь на койке?
Когда же жить появится кураж?!

Ну, расскажи, мой старый друг- приятель,
Не написал ли глупого стиха?
Уфф… экий ты, бумаги- то маратель,
Вино разлей хоть;– в новые меха!

Кому нужны души твоей терзанья?
Любовь, мечты… Химеры, милый мой,
Подумать уж пора о постоянном,
Ступить на землю твёрдою стопой!

Ты напиши про тезоименитство
Светлейшего, да, хоть… про Самого!
Довольно воспевать вам якобинство,**
Россию защищайте от врагов!

Я тоже либеральничал когда-то,
Читал Вольтера, Мора и Дидро.
Всё кавалерией скакал Мюрата***
И ставил прямо – только на зеро!

Теперь же понял: сила – в государстве!
Должны законы мы блюсти, сиречь:
Не помышлять о всяческом бунтарстве,
А тяготы взвалить, и не жалея плеч,

Беречь его, как драгоценный камень,
Как честь сестры , как память об отце!
Зажечься должен в вас, поэтах, пламень —
Любви к Отечеству! Горит в купце:

Огонь наживы, в красоте продажной :
Таится смерть, и чёрен её лик!
Сегодня же понять обязан каждый,
Что наша жизнь всего короткий миг!

Бери же всё и будь в ней повелитель!
Но надо мысль одну в себе принять,
Что нужен нам всегда руководитель,
Который ум твой будет направлять!

Ты заходи, дружок, на той неделе,
Тебе и должностьишку выбью я,
Валяться полно-то уже в постели,
Нас, Стихов, ждут – великие дела!

Застыл поэт, как громом поражённый!
«Так, это ты?! Того не может быть…
Вот, значит, Анну, ворожбой опутав чёрной,
Околдовал – заставив полюбить!

Мне говоришь ты про любовь к Отчизне,
А сам невест чужих, как волк крадёшь!
Потом подъемля чашу, как на тризне,
Про долг и честь с усмешкой наглой врёшь!

Ах, чернокнижник! Я на всё открою
Глаза у Анны, подлая душа!»
«Изволь, беги, хотя того не скрою,
Напрасно будешь тратить ты слова.

Все верно позабыл мои заветы:
Красавке нужен лишь чертополох.
Когда уже дойдет до вас, поэты,
Что любят ведьмы, только тех, кто плох!»


Но, Стихов ничего уже не слышал,
Искал он, Анну, тяжело дыша.
Да правды, как известно: нет и выше!
А тут она не стоит и гроша.

Вот, наконец нашёл! ( Стоит с пирожным,
А рядом напомаженный корнет).
«Сударыня, к Вам с делом неотложным,
На разговор позвольте — тет-а-тет?!»

– Ах, Стихов, это Вы?!.. Как напугали
Своею эскападою меня!
Так сразу, Вас, признаться не узнала,
Что ж отойдём в сторонку, вот сюда!

Хоть Стихов от природы очень смуглый,
Сейчас покрыто бледностью лицо.
Заговорил (глаза горят, как угли!
Вокруг уже зевак полукольцо):

«Простите, буду говорить критично:
Жених Ваш видно знает ворожбу,
Иль водится с нечистым, только лично,
Я видел, как он вылетел в трубу!

Вы скажете: то фокусы! Возможно.
Но без ключа умеет проникать
Во все дома, то для него не сложно,
Известный вор, он может быть, как знать?!

Иль делатель фальшивых денег,
Его немедля надо обыскать.
Разоблачить мерзавца, я намерен!
Не стали ль вещи в доме пропадать?

Жених Ваш в превеликом подозреньи:
Окажется к тому ж германский шпион!
Он вызывает тяжкие сомненья,
Вдруг, как России нанесёт урон?!»

Глаза у Анны сузились от злости,
(Сейчас начнёт и не уймёшь ничем!)
Раскрыли рты от удивленья гости,
Кричала так, что слышно было всем.

"Что?! Вы, милейший, заболели видно!
А, Стихо, очень славный человек.
И Вам чернить его, должно быть стыдно!
Хочу судьбу я с ним, связать навек.

Так, мой жених не нравится? Ах, право…
Да, Вы пьяны, от Вас вином разит!
Он патриот, трудяга и красавец,
А Вы, поэт никчёмный,— паразит!

Теперь прощайте! Более не надо
Сюда ходить, по бабьи причитать.
С той стороны прикройте дверь в парадной,
От дома Вам, должна я отказать!»

У тополя от ветра клонит крону,
Стучит по крышам дождик, как горох.
Когда любить решились белладонну,
Так знайте: ей милей – чертополох!

Не видя света, Стихов брёл куда-то,
О, как же в ней так ошибаться мог?!
Пришёл домой под утро, весь помятый,
Простужен страшно и горячкой слёг.

Вот, свадебное утро наступает.
Во фраке Стихо, розов, как бутон!
Невеста в белом и словам внимает,
В них дОлжно есть особенный резон!

«Венчаться с Вами, мы не станем, Анна,
То предрассудки, я же – прогрессист.
– Ах, Стихо, мне откройте, Ваши тайны!
Быть может, Вы, ещё и атеист?

«Нет , верю. В Архитектора Вселенной!
Не выношу церковный перезвон.
И, если уж совсем быть откровенным:
По убеждениям, я франкмасон.

Не надо куксить губы, здесь не место
Истерик разных, Вас прошу понять,
Что испечён я из другого теста
И надо Анна, твёрдо это знать!»

Припудрив носик, Анна лишь вздохнула:
— Ну, хорошо же, Стихо, – Вас любя
Наверно в лапы попаду я, Вельзевула,
Но буду рядом, верность, Вам храня.

Тут, Чичиков ворвался весь сияя:
«Две дюжины достал «Вдовы Клико».
Ох, славно мы, ребята, погуляем!
Я пригласил к тому ж, мадам Коко.

Отцом на свадьбе будет посажёным,
Конечно – Нос, наш славный генерал!****
Клянусь я головою забубённой,
Теперь и мой черёд уже настал!

Покажем мы, писателям-поэтам,
Как надо жить, не плача, а смеясь.
Сегодня праздник будет до рассвета!
Рыбак не спит, и дремлет лишь карась».

Графиня БрОкен прибыла на свадьбу,
Зелёные глаза и тонкий стан!
Преподнесла в подарок (вышит гладью)
Платочек с видом на гору Монблан.

На это, даже Стихо умилился!
Одна из самых нежных мизансцен:
«Графиня… Гелла, милая сестрица!»
— Позволь и мне, обнять тебя, кузен…

Экстракт в зрачки закапав белладонны,
Кузина Гелла, всех ввела в экстаз.
В Италии когда-то было модным
Иметь у дам – эффект «глубоких глаз».*****

Ещё два дипломата, – иностранцы.
Один другому (в треснувшем пенсне) :
«Что, герр Коровьефф, скоро будут танцы?
Жениться тоже, разве на княжне?!..»

Кричат – виват! Жених с невестой рядом,
И Хлестаков выделывает па!
Своим воздушным поразив нарядом,
ВетлОва Анна,открывает бал!

Увлечена уж Стихо, в вихорь вальса,
А дирижёр, сам Штраус Иоганн.
Всем на мгновенье даже показалось:
Танцует с нимфой на лужайке Пан!

Гуляет свадьба: в небе фейерверки!
Шампанское рекой, и устриц воз.
Румяный Чичиков на голову субретки
Надел венок из ярко - алых роз.

За ней Ноздрёв ухаживает пылко!
И на Кавказ грозится увезти.
Палит из пистолетов по бутылкам,
Усыпан волос густо конфетти.

Свистят петарды, праздник в апогее:
Рыдают скрипки, клавесин звенит!
Целует Носа, пьяный Собакевич,
Огнём веселья всё кругом горит!

Картина та, достойна биеннале!
Из преисподней вырвавшись на час,
Кружится, как на славном карнавале
Тот и другой – знакомый персонаж!

Вдруг – в набежавшей мгле укрылся город.
Такой поднялся страшный шум и гам!
Сверкает в небе чёрном яркий сполох
И горизонт распорот пополам.

Исчезли мигом, Чичиков с Ноздрёвым,
А всех других , могучий смерч унёс.
Остались только Стихо и Ветлова,
Да, генерал, их друг старинный, – Нос!

Искрится снег. От яростного бега
Дрожит земля и рысаки хрипят.
На лихаче несётся век от века
Орда всё тех же злобных бесенят!

На тройке с бубенцами пролетают:
В бобровой шубе, очень важный Стихо,
С ним рядом, Нос и Анна восседают,
А Стихов, в ночь, на Мойке умер тихо…


* Се́верная пчела́ — русская политическая и литературная газета, издававшаяся в Санкт-Петербурге в 1825—1864 гг. С конца 1820-х до середины 1850 гг. — негласный орган III Отделения канцелярии императора.
** Якобинство. в широком политическом смысле радикальное революционное течение, использующее весь спектр средств (включая и массовый террор) для завоевания и сохранения политической власти.
*** Иоахим Мюрат(1767-1815) - маршал Франции, командующий кавалерией наполеоновской армии (Король Неаполитанский).
**** В повести Н. В. Гоголя «Нос», ГГ (Нос) находится в чине статского советника, что соответствует военному чину бригадира. Который является промежуточным чином ( согласно табели о рангах РИ) между полковником и генерал-майором. Здесь же Нос уже произведён в генералы, что соответствует гражданскому чину - действительный статский советник.
***** Эффект - "глубоких глаз" - В старину сок белладонны закапывали в глаза, отчего зрачок расширялся и глаза приобретали особый блеск. Это считалось очень красивым и сексуальным.







Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 10
© 09.09.2020 Всеволод Селоустьев
Свидетельство о публикации: izba-2020-2893388

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов


Эми Шток       20.09.2020   21:42:01
Отзыв:   положительный
Печаль...печаль... и тройка едет лихо,
поэта нет, не смог снести тоску.
Как много их, простых и верных Стихов,
где строчки пулями к горячему виску...

Замечательно Сева!!!
Грустно очень, но это финал тогдашнего сюжета.
Пусть в веке нынешнем поэты не остаются с Носом,
а мчатся на тройке и стихи их будут звучат по всем
округам и околоткам!!!
Спасибо за яркие и замечательные мысли и образы!


Всеволод Селоустьев       21.09.2020   10:04:33

Стихо, Нос, летят на тройке,
Это нынешний финал.
Быть поэтом нужно стойким,
Чтоб писать под абырвалг!

Я думаю, что в наше время поэты вообще никому не нужны,
тогда хоть какая-то была востребованность...

Спасибо, Танюша, тебе за прочтение и отзывы к моей стихосказке про Стихо и Стихова.
Заходи в гости обязательно. Хорошего осеннего настроения тебе!
У нас 28 градусов, солнечно... благодать!))


















1