Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Крымские сны


Крымские сны

Я с детства был какой-то недоделанный. Это я про себя в пять лет однажды узнал от соседки, когда мать с ней ругалась из-за того, что я открыл дверцу загончика и выпустил куриц, потому что они кудахтали, и мне их было очень жалко. А они разбрелись по всей улице, и одну сбил мотоцикл.

И мать меня пилила и все говорила:

– Мишаня! Ну ты опять что ли? Ну что мне с тобой делать?

А дело в том, что я часто как бы замирал. Увижу что-нибудь интересное, замру на месте и не могу больше ни о чем думать. И вообще проваливаюсь куда-то и ничего вокруг себя не вижу и не слышу. Увижу на небе необычное облако, уставлюсь и начинаю представлять, что у него как будто крылья вырастают, а потом хвост, и вот это уже не облако, а гигантский самолет. И так и не могу оторваться от своих фантазий. Мать кричит:

– Все в облаках витаешь! Иди лучше мусор вынеси.

А я все где-то там…

И родные, и соседи знали, что я какой-то «недоделанный», но со мной ничего поделать было уже нельзя. И в школе я иногда уставлюсь на уроке в окно, забываю и об учительнице, и о том, какой сейчас урок. Еле прихожу в себя, когда услышу ее голос:

– Сидоренко! Опять ворон ловишь?

Во втором классе я пристрастился к чтению. Брал в руки книгу и улетал в другой мир, я читал и как будто смотрел самый интересный в мире фильм. Шла война, герои совершали подвиги, и я был везде – и на коне в латах, и с автоматом в руках.

А еще я очень любил смотреть сны. Они у меня были всегда цветные, яркие, запоминающиеся. Во сне я был смел и удачлив. И в снах у меня всегда все было хорошо.

Еще я очень люблю море. Живу в крымском курортном поселке и в любую погоду, в любое время года могу смотреть на море часами. Я с ним разговариваю…

На девчонок я тоже засматривался. Но… Хотя я уже студент, девушки у меня нет…

И вот, что случилось этим летом.

Я и мой школьный друг Андрюха, полная мне противоположность – спортивный, живот, что называется, с кубиками, шумный, энергия из него так и прет, подрабатывал летом на банане, на котором по морю с ветерком катают отдыхающих. Я ему помогал собирать народ, инструктировать, усаживать, а он руководил всем процессом. Работал он в кайф, умел зажечь, поднять настроение. Поездку начинал с речевки:

Наш бананчик самый классный
Самый лучший безопасный.
Мы поедем щас туда,
Где лазурная вода.

Все повторяли, стучали ногами по банану, хлопали в ладоши, впадали в радостный раж.

Тут и случилось непоправимое.

Однажды подошла девушка, с которой был пацан лет двенадцати.

Я на нее посмотрел и замер. Ничего подобного со мной никогда в жизни не было. Я смотрел на ее золотистые волосы по плечи, которые чуть шевелил тихий ветерок, розовое пока еще совсем незагоревшее лицо с тонкими, такими нездешними чертами. Она была как будто из мира эльфов, вроде здесь, но уже и не здесь и совсем не похожа на местных девушек. Казалось, думала она о чем-то таком, о чем не знает никто на свете, и какой-то частью своего я пребывает там, куда никому нет доступа. Я на нее смотрел, и весь мир прекратил свое существование. Что-то громко кричал мой друг, кажется, все надевали спасательные жилеты, очнулся я только тогда, когда загруженный банан уже был в открытом море.

Я стоял как истукан и ждал, когда они вернутся. Они вернулись через полчаса, и это время мне потребовалось, чтобы хоть немного прийти в себя. Я сообразил, что надо что-то делать. Я попытался ей помочь слезть с банана, она оттолкнула мою руку.

– Не надо, я сама. –Она ловко соскочила. – Давай слезай! – командовала она, по всей видимости, братом.

– Аня, здорово, да? А мы еще покатаемся?

– Конечно. У нас еще десять дней впереди.

Значит, ее зовут Аня, и еще десять дней впереди – фиксировал мой воспаленный мозг. Эта была для меня бесценная информация. Они пошли, а я – за ними. Дошли до своих шезлонгов, где была их мама. Значит, они придут сюда еще. Теперь мне есть чего ждать!

Я вернулся к приятелю. Мне не терпелось хоть что-то сказать о том, что меня переполняло.

– А ты заметил такую светлую девчонку с пацаном. Ну как тебе?

– Это у которой ты крутился? Ничего так... Ну так ты давай, не зевай! А то все один, наши местные девчонки уж меня давно спрашивают:
 "Он что недоделанный?"

Я уже давно не обижаюсь, привык. Да мне и наплевать. Но вот эта девушка…

На следующий день на том месте их не было. Я ругал себя, надо было проследить, где они остановились. Где теперь ее искать? Хоть поселок и маленький, но мини-отелей, гостевых домов понастроили десятки. Я весь день шарахался по улицам и людным местам в надежде ее увидеть, но безрезультатно.

Зато утром следующего дня мне повезло: все трое – мама, брат и Аня – были там, где я их последний раз видел. Я сел неподалеку и стал наблюдать. Мне нравилось в ней все – каждый жест, поворот головы, манера говорить. Она легла и стала читать какую-то книжку. Дорого бы дал, чтобы узнать, что она читает. Вот они с братом пошли купаться. Я следом.

Она плавала смешно, по собачьи гребла тонкими руками, выгнув шею, но при этом улыбалась такой счастливой улыбкой, что освещала все вокруг.

Я поплыл рядом и спросил:

– Как море?

Она была так счастлива в этот момент, что радостно мне ответила:

– Прекрасно!

Боже, как все просто! Я могу продолжить разговор, мы уже почти знакомы!

– Сегодня море тихое, но собираются ближе к берегу медузы, значит, может скоро заштормить.

– А ты откуда знаешь? Ты что местный?

– Да, я здесь родился, учусь в Симферополе на программиста, – набивал я себе цену.

– А я из Москвы. Первый раз на море.

Мы познакомились. Она устала плыть и встала. Брат плескался рядом. Я не узнавал самого себя.

– Я все здесь знаю: где растут каштаны, где миндаль. Еще у меня есть свое очень красивое место. Если хочешь, я тебе покажу.

– Да, но мама…

– А что мама? Мы можем пойти все вместе.

Это был отличный ход. Она смотрела на меня уже просто и прямо.

– А что! Пожалуй…

Мы подошли к маме.

– Мама, это Миша. Он здесь живет и приглашает нас погулять и посмотреть окрестности.

Я стоял мокрый, тощий и что-то вежливое бормотал, не веря своему счастью. Мама задала уточняющие вопросы, кажется, я не вызвал у нее подозрений. В четыре часа, когда спала жара, мы пошли в можжевеловую рощу, мама, услышав про ее существование, решила подышать фитонцидами. Все шло хорошо. Я изощрялся в том, чтобы произвести хорошее впечатление, рассказывал все, что знал. На следующий день я опять пригласил их погулять, но мама, утомившись накануне, сказала, что не пойдет и спокойно отпустила нас вдвоем. Все это время я был как будто во сне. Мне казалось абсолютно нереальным эта встреча, знакомство, прогулки, разговоры. А сейчас я как будто проснулся. Вот Аня, вот я… Мы поднимались в гору, впереди над хребтом висело фантастическое облако. Я растерялся и молчал. Аня как будто не замечала затянувшейся паузы и сказала:

– Ты знаешь, я в детстве очень любила смотреть на облака…

И тут меня как прорвало. Я рассказывал ей и про облака, и про свои сны. Я был уверен, знал, что она все понимает и все чувствует также как я. Я перестал думать, как выгляжу со стороны и впервые в жизни открывал себя, кажется, я даже не смотрел, как она реагирует на мой фонтан из слов.

Она слушала внимательно, но искоса иногда смотрела на меня, и сказала:

– Я устала. Давай где-нибудь посидим. Вы тут все натренированные…

–Тут совсем недалеко осталось до одного местечка. Потерпи чуть-чуть.

Я чувствовал, как нежность подкатила к самому горлу, туманит мне голову. Мне хотелось взять ее на руки и нести… Так мы дошли до моей любимой скалы, откуда открывался такой вид на море, что замирало сердце. Аня встала на край и смотрела вокруг. Она была потрясена и молчала. Я верю, что она никогда не забудет это место. Мы сели на прогретую за день скалу и стали смотреть на закат и поймали тот миг, когда солнце в розовом мареве ныряет в море. Это как неизбежный переход из одного мира в другой, который не остановить.

Странно, когда я оставался сам с собой, то представлял, как кладу ей руку на плечо, прикасаюсь губами к ее лицу, но оставшись с ней наедине, не смог этого сделать – не хотел ее тревожить, боялся сделать что-то не так и потерять ее.

Вернувшись домой, я не удержался и сказал матери:

– Мама, я познакомился с девушкой… Она из Москвы.

– Эх, сынок! Руби дерево по себе. Не пара она тебе. У нее в Москве женихи.

– Ничего ты не понимаешь!

И ушел спать. В ту ночь мне приснился сон. Мы с Аней ползали по полу в каком-то доме и собирали картину из пазлов. Мы сталкивались лбами, смеялись. Мне было так хорошо! Но эта картина никак не хотела складываться, не хватало немного ничего не значащих деталей, но их не было, мы искали и не могли найти.

Я проснулся с каким-то горьким осадком после этого сна и пол дня ходил сам не свой, все валилось из рук, и вдруг при взгляде на заходившее за море солнце понял со всей ясностью и безнадежностью – ничего у нас не получится.

Через пару дней мы вместе решили прокатиться на банане. Друг мой был в ударе. Он сочинил еще какие-то кричалки, и по программе в самом неожиданном месте банан опрокинулся, и все оказались в море. Аня так испугалась, что беспомощно забила руками по воде. Андрей быстро подплыл к ней, стал успокаивать. И она успокоилась. Я тогда ничего не понял.

Понял я все тогда, когда вечером увидел их в кафе, где они сидели, ели мороженое и пили кофе. Я увидел картинку, которая отпечаталась во мне навеки, когда Андрей обнял ее за плечи, а она, повернувшись в его сторону, смотрела ему в глаза и улыбалась. Сердце мое обвалилось. Они, не заметив меня, прошли мимо, а я всей кожей ощутил между ними такое напряжение, которое говорило только об одном – мне там места нет. Я попытался отогнать, растворить надеждой это чувство, но оно не отступило, а горечь и безнадежность усилилась. Бороться, делать глупости не захотел, а пошел на свое место, прихватив по дороге бутылку водки, и впервые в жизни много выпил. Мне не полегчало, только боль ушла в глухую оборону и ощетинилась в душе – не подходи ко мне, я буду долго жить в тебе и мучить. В голове невыносимо стучало – «где дельфины и киты, там сегодня будем мы».







Рейтинг работы: 55
Количество рецензий: 4
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 36
© 08.09.2020 Евгения Викторова
Свидетельство о публикации: izba-2020-2892907

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Дмитрий и Мария Смирновы       12.09.2020   12:11:48
Отзыв:   положительный
нам понравилось

Евгения Викторова       12.09.2020   13:41:03

Я рада. Будем знакомы.
Лариса Калинина       10.09.2020   11:51:33
Отзыв:   положительный
Очень сильный, психологически точный рассказ о жизни юной белой вороны в чужой среде, соответствующей обычным меркам и стандартам. И от этого грустно становится. Читаешь иногда что-то вроде бы интересное, , но оно быстро забывается, не оставляя в душе следа. Ваша зарисовка, Женя, тихая, без претензий на многозначительность останавливает и заставляет прислушаться, она рождает многократное эхо, в котором белой вороны и покорность, и боль.
Евгения Викторова       10.09.2020   11:59:07

Благодарю дорогая Лариса Петровна! Вашему внутреннему литературному камертону очень доверяю.
Рада общему настрою и пониманию .
С поклоном.
Людмила Зубарева       09.09.2020   14:12:50
Отзыв:   положительный
Я думаю, что и когда он вырастет (хотя и сейчас уже герой - молодой человек), горечь поражения будет напоминать о себе. Желаю ему счастья!
Евгения Викторова       09.09.2020   15:11:33

Спасибо , Людмила , за отзыв!
Такие натуры, как он, не ждет "простое человеческое счастье")) Но зато гарантирована полная всяких проблем жизнь.)
Ди.Вано       09.09.2020   13:16:20
Отзыв:   положительный
Внешне..простое повествование, даже несколько упрощенное в стиле.
Но вчитываешься, и ощущаешь всю боль сложного по своей сути подростка.
Да, когда тебя не понимают...больно.
И сочувствуешь ему..
"только боль ушла в глухую оборону и ощетинилась в душе – не подходи ко мне, я буду долго жить в тебе и мучить".
Спасибо за переданную боль подростка.
С уважением
Д.
Предлагаю обратить наших читателей на эту работу.
В ред.анонс
Евгения Викторова       09.09.2020   13:50:43

Спасибо дорогая Дина!
Ваша эмпатия удивительна и свидетельствует о глубине и многомерности Вашего опыта и видения. " Упрощенный стиль" , надеюсь, оправдан. Моему герою не так много лет и совсем мало опыта. Эта история - одна из ступенек его душевного и личного роста.
С поклоном.
Ваша Е.В.
















1