Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Избави нас от лукавого


Избави нас от лукавого
Что я делаю? Куда я собираюсь? Я что – собираюсь позволить им забрать и увезти меня в ёбаный Таиланд? Я что – с ума сошёл? Оттуда я никогда не вернусь домой. У меня даже нет паспорта.

И пока я подскакивал вверх-вниз на спине Дарии, попытался по-быстрому придумать новый план. Ладно, они гонятся за МНОЙ. Это пока меня устраивает. Денис и Исмаэль в безопасности. Мои друзья в безопасности. Несомненно, что Денис и остальные слышали ржание Убийцы в конюшне, и они придут искать меня. Они увидят, что Дарии нет. Денис позвонит в полиции, и они приедут меня искать. Где бы я ни был.

Дария приняла гениальное решение и галопом направилась прямо в лес, пролетая между деревьев, растущих на холмах... идеально! Машина Ворона ни за что не проедет по лесу! Хорошая девочка!

Теперь ехать стало труднее, перепрыгивая через кочки и ручьи, а также скользя вниз с некоторых холмов. Несколько раз я вскрикивал из страха упасть, пока она неслась, не сбавляя скорости. Куда бы она ни направлялась, Дария не замедлялась. Она продолжала бежать туда, куда хотела, так, словно они по-прежнему дышали нам в спину.

Я немного расслабился, когда оглянулся назад и не увидел их. Но также я знал, что в любой момент мы можем выехать из леса, и они могут оказаться прямо перед нами! Даже если сейчас мы оторвались от них, они не прекратят мои поиски. Они будут искать меня... и найдут Дениса и Исми. Кто знает – кому ещё они могут причинить боль из-за меня? Нет! Чтобы ни случилось, это должно закончиться только на мне. Я должен сам остановить их. Я могу это сделать. Я сделаю это.

Мы скользили вниз по многочисленным каменистым холмам, и я опасался за ноги Дарии. Я не знал – достаточно ли она сильна сейчас для всего этого. Если что-то случится с ней, я никогда себя не прощу.

Примерно через пятнадцать или двадцать минут быстрой скачки я осмотрелся и понял, где мы. Вдалеке виднелся особняк! Было резонно, что Дария прибежала сюда. Она знала это место. Здесь она жила, пока я не нашёл её. И я должен был признать, что это чертовски хорошее место, чтобы спрятаться, или и того лучше – хорошее место, чтобы разобраться с этими двумя, где никто нам не помешает. Я мог бы убить их, и у меня было бы полно времени, чтобы закопать их, прежде чем отправиться домой. Никто не узнает. Никому не будет до этого ДЕЛА.

Действительно ли я мог бы убить их? Сам? Я никогда не делал ничего подобного. Конечно, я был зол и у меня были причины уничтожить их, но... блять, я не знаю!

Я должен притворяться изо всех сил, чтобы убедить их в том, что я по-прежнему милый и нежный раб, чтобы застать их врасплох. Я одержу над ними верх.

Как только я подумал о том, что я могу сделать, у меня над головой грянул гром и Дария, испугавшись, заржала и прибавила ходу. Небо потемнело, видимо, собирался дождь, и совершенно внезапно подул ветер.

Я продолжал повторять «ТПРУ», но Дария остановилась лишь тогда, когда мы оказались в нескольких метрах от парадного входа в особняк. Я быстро спешился, проводя рукой по её телу, и дважды проверил – всё ли с ней в порядке.

- Спасибо, девочка, - я поцеловал её в бок цвета слоновой кости и провёл рукой по едва заметным теперь рёбрам, - Ты спасла меня. Ты бегаешь! Ты просто невероятная – ты знаешь об этом?

В лесистой местности звуки разносились эхом и искажённо отдавались в ушах. Но теперь я смог бы услышать автомобильный двигатель. Не поблизости, а в пределах слышимости. Машина не смогла бы сюда подъехать, но теперь они могли догадаться, что я здесь... и отважились бы спуститься сюда пешком. Я должен был войти в дом и посмотреть – не смогу ли я расставить им там какую-нибудь ловушку или ещё что-нибудь в этом роде. Бензин! Возможно, я смог бы раздобыть немного и разлить его по дому, и – когда они войдут внутрь – на крышу!

Только мне придётся забираться на крышу вместе с ними. Этот план нуждается в доработке, Валерка. ДУМАЙ!

Я взобрался по ступеням, и Дария была готова направиться за мной. Нет, девочка, ты не можешь со мной пойти. Сейчас ты должна уходить отсюда.

- Нет, Дария, беги домой! – я развернулся к ней и сказал это с грустью, но она не сдвинулась, ни на дюйм. Мне показалось, что она улыбается мне, помахивая хвостом.

Они сделают ей больно, если она снова попытается на них напасть. Они застрелят её.

- СЕЙЧАС ЖЕ УБИРАЙСЯ ОТСЮДА! – крикнул я ей, нахмурившись, и замахнулся рукой, притворяясь, что хочу её ударить, чтобы заставить её убежать.

Она негромко заржала, и это чуть не убило меня.

- УБЕГАЙ, Я НЕ ХОЧУ, ЧТОБЫ ТЫ ЗДЕСЬ НАХОДИЛАСЬ! – сказал я со слезами, колющими мне глаза, заставляя свой голос звучать громко, резко и жестоко. – ОСТАВЬ МЕНЯ ОДНОГО! ОТВАЛИВАЙ!

Дария отошла на несколько метров, но выглядела смущённой. И очень обиженной.

Я прорычал себе под нос, ненавидя себя, но проскрежетал:

- Пожалуйста, ДАРИЯ, уходи, пока они не пришли!

Я положил руки ей на бок и оттолкнул её от себя, снова закричав страшным голосом:

- УХОДИ! БЕГИ ОТСЮДА! ИДИ ДОМОЙ! СЕЙЧАС ЖЕ!

И на этот раз она послушалась. Фыркнув напоследок и очень грустно заржав, она унеслась галопом... в обратном направлении, даже не оглянувшись на меня. Я ещё ни разу в жизни не ощущал себя таким куском дерьма, и это кое о чём говорило.

Я повернулся к ручке двери и легко открыл её. Я поспешил внутрь и понял, что меня окружила темнота потому, что небеса над нами почти почернели. Свечи по-прежнему были там, где я их оставил и я прошёл на кухню в поисках зажигалки. Её не было на стойке, её не было ни в одном из ящиков. БЛЯТЬ! Где же она?

Что ещё у меня есть? Эй! Мой мобильный! Я полазал по карманам, но ничего не нашёл. БЛЯТЬ! Я отдал его Исми на вечеринке – он забыл свой! Всё равно здесь он, вероятно, не ловит сеть. Ладно, не паникуй. Что ещё?

Расставь ловушку.

Я на ощупь поискал канистры с бензином в шкафу и в задней части особняка, но не нашёл ничего по-настоящему ценного, что могло бы мне помочь. Кажется, это возвращало меня к первоначальному плану - играть роль хорошего раба, пока не застану их врасплох. Это было разумно. Это единственное, что я умел делать хорошо. Было бы здорово, если бы в итоге это спасло меня. Возможно, если бы у меня было больше времени и ресурсов, я придумал бы лучший план, но у меня не было времени, чтобы сесть и всё обдумать.

- В любое время вы, мальчики, предлагаете мне помощь, - пробормотал я, осматриваясь, когда раздался новый удар грома, испугавший меня до чёртиков, и на секунду небо прорезала вспышка молнии, освещая гостиную, в которой не было никаких «мёртвых теней». Я был благодарен за это.

- Только не набрасывайтесь на меня, ладно? – озвучил я свою последнюю просьбу.

У меня было немного времени, чтобы приготовить пару вещей. Ничего особенного, просто пара вещей, которые могли мне помочь. Пара ножей с кухни, я спрятал их под покрывало и под подушку на диване в гостиной.

Я выглянул из окна и на секунду застыл, когда увидел их двоих в нескольких сот метров от окна. Дождь ещё не начался, но это могло случиться в любую секунду.

Не думая дольше ни секунды, я схватил длинный острый нож из деревянной подставки с кухонной стойки, побежал в гостиную и прижался к стене у дверного проёма. Я мог напасть на них, когда они войдут внутрь. Я бы напал сначала на Ворона, перерезав ему глотку, а когда он упадёт, я бы позаботился о Стервятнике.

Пока я ждал, моё сердце колотилось в груди, и я услышал, что они переговариваются на крыльце, дёргая дверь. Им потребовалось немного времени, чтобы войти, но когда они вошли, я увидел полосу света из коридора справа от меня, они оставили дверь открытой. Они вошли, но я не слышал ничьих голосов.

- Шш, - я услышал мужской шёпот и в ожидании задержал дыхание.

- Валера! – позвал Ворон, стоя в дверном проёме в фойе. – Маленькая сука прячется! Выходи сейчас же. Вставай на колени и принимай свою позу. Это говорит твой Хозяин!

Я сделал всё возможное, чтобы сдержаться и не послать его нахуй, и промолчал, сжав рукоятку ножа ещё крепче. Я не мог дождаться, когда прольётся его кровь.

- Пять секунд, - сосчитал он, ожидая своего маленького раба, но не получая того, чего хотел.

- Ты сильно разочаровываешь меня, Валерка, - сказал Ворон, и я услышал негромкие «биппы», словно он набирал номер по мобильному, - Давай я дам тебе прослушать свою новую любимую песню на iPod.

Я сильнее напряг слух и услышал негромкий голос Исмаэля – брат говорил сквозь плач.

- Братик, - прохныкал он, - Дядя велел мне сказать тебе, что мы у него. Мы с Денисом. Мы пытались сбежать, но... он поймал нас.

Моё сердце тут же остановилось. Кто-то поймал их. Теперь мои руки дрожали, и я чуть не выронил нож.

- Это не вся его речь, - сказал Ворон, - Но основную мысль ты понял. И они не должны пострадать. Мне нужен только ты. И если ты выползешь сюда и будешь вести себя действительно хорошо, я оставлю их в покое. Мой человек отпустит их, и мы сядем в наш самолёт. Выходи – СЕЙЧАС ЖЕ. Встань на колени и в свою позу. Это говорит твой Хозяин.

- Один, - он начал считать, - Два...

Я осторожно положил нож на пол у плинтуса и приступил к действиям даже раньше, чем успел подумать об остальном. У меня не было шанса, не с ними. Они – моя жизнь. Я не хотел, чтобы они даже боялись, не говоря уже о том, чтобы эти сволочи причинили им боль.

Я быстро пополз вперёд и услышал, как Ворон сказал: «ТРИ!».

Я стоял на четвереньках и двигался в направлении его голоса, пока он продолжал считать.

В фойе я встал на колени, полностью одетый в джинсы и футболку, и сложил руки за спиной, опуская глаза вниз, ожидая того, что будет дальше. Я был уверен – ничего хорошего. Я ударил Ворона по его сожжённому лицу подковой. Я был уверен, что теперь получу своё.

- Валерка! – в голосе Стервятника послышалось облегчение от того, что я здесь. Но затем его голос стал снова холодным, - Ты, маленькая мразь.

Я не сказал ни слова, да в этом и не было необходимости. Ворон возбуждённо взглянул на меня, и его ужасный глаз выпучился даже сильнее. Не говоря ни слова, он схватил меня за волосы и потащил за собой, направляясь в гостиную, не беспокоясь о том, насколько медленно и неуклюже я полз за ним на коленях. Он осматривался в поисках чего-то.

- Ты, блять, до сих пор не знаешь своего места, да? – проворчал Ворон, подтащив меня к лестнице с железными перилами, ведущей наверх. Он достал что-то из своего заднего кармана, завёл мою правую руку за спину, и я почувствовал, как металл защёлкнулся вокруг запястья, туго обхватив его, до боли в костях, так, что я вскрикнул. Он обернул наручники вокруг столбика перил, и через секунду моё второе запястье болело так же, как и первое.

Я не издал ни звука. Я знал, что меня ждёт наказание и был готов к нему. Я был готов сделать всё что угодно, чтобы Денис с Исми избежали боли.

Как только я стал беспомощным, стоя перед ним на коленях, он тыльной стороной сжатой в кулак руки ударил меня по лицу. Один раз, второй, и третий... комната немного накренилась, перед глазами поплыли маленькие звёздочки, и я ощутил привкус крови во рту.

- Кому ты принадлежишь, сука? – крикнул он мне.

Я попытался сфокусировать зрение и ощутил, как он ударил меня кулаком по лицу с другой стороны.

- КОМУ?

- Тебе, Хозяин, - медленно произнёс я, расширяя глаза, чтобы сфокусировать зрение.

- ЕЩЁ РАЗ! – он схватил меня за волосы на макушке и поднял моё лицо вверх, чтобы я смотрел на него, изуродованного монстра, который владел мной, или думал, что владеет.

- Я принадлежу тебе, Хозяин, - сказал я на этот раз более отчётливо, ощущая влагу на своей щеке.

- Я должен заново учить тебя всему, да? – он усмехнулся, его безжалостные пальцы чуть не сорвали волосы у меня с головы.

- Нет, Хозяин, - выдохнул я. Меня действительно не беспокоило то, что у него был какой-то план, чтобы снова причинить мне боль. Я видел, что это случится в любом случае. Боль не была для меня чем-то новым, я мог её вынести.

- Нет, должен, - Ворон нахмурился, - Ты, блять, снова отбился от рук! Ты даже снова ОСМЕЛИЛСЯ ударить меня чем-то, и я отрублю тебе ЯЙЦА и скормлю их тебе! И если ты ещё раз от меня сбежишь, попрощайся, блять, со своими ногами! Извиняйся!

- Прости, Хозяин, - сказал я, и по интонации было почти похоже, что я говорю искренне.

Он сделал шаг назад и расстегнул свои штаны, яростно дёргая вниз молнию, демонстрируя мне загорелую кожу и чёрные волосы. Мой желудок содрогнулся. Дерьмо! Только не это. Не снова.

- Открывай рот, сука, - он шагнул ко мне, передёрнув пару раз свой необыкновенно огромный ствол.

- Хозяин, пожалуйста, - начал я, и слёзы застили мне зрение, но я не смог вымолвить больше ни слова. Он толкнулся в мой умоляющий рот, руками схватился за мои волосы, когда всё моё тело сжалось. Его вкус был отталкивающим, солёный привкус вынуждал меня давиться, и я давился. Он был груб и зол, и лишал меня воздуха, проталкивая свой член до самого дна глотки.

Я задыхался и хныкал, а он стонал и вынуждал меня биться затылком о столбики перил, крича мне:

- Увлажни свой рот! Соси его! Сильнее! Сильнее, или я научу твоего брата, как нужно его сосать!

Я повернул глаза вправо и увидел Стервятника, который стоял и наблюдал за нами, наблюдал ЗА МНОЙ. Я почувствовал, как крупная горячая слеза выкатилась из моего глаза, пока я пристально смотрел на него в ответ. Он выглядел так, словно эта сцена возбуждает его, но затем погрустнел, потому что он снова был не у дел, прямо, как раньше. Потом он с кислой миной посмотрел на меня, выглядя разозлённым, и развернулся ко мне спиной, словно говоря: «прими своё наказание».

Чиркая зажигалкой, которую он нашёл в своём жакете, Стервятник начал поджигать свечи, игнорируя звуки, которые мы издавали и которые эхом разносились по роскошной, отделанной мрамором комнате.

Казалось, это будет длиться вечно, но, наконец, наступила отвратительная кульминация и Ворон закричал, изливая своё семя мне в глотку, прижимаясь пахом к моему носу, чтобы убедиться, что я не уроню на пол ни капли. Пару мгновений спустя, как только я подумал, что умру от нехватки воздуха, он вышел из меня, и я принялся судорожно хватать ртом воздух.

Он унизил меня ещё больше, пару раз ударив меня по носу своим влажным вонючим членом, пока я, закрыв глаза, оставался недвижим.

- Это было очень хорошо, раб, - прошептал он, его пальцы держали меня за подбородок, поднимая голову вверх, - Я не испытывал подобного с тех пор, как ты покинул меня...

И затем он поцеловал меня, не позволяя мне отвернуться, вторгаясь в мой рот языком, я хныкал, а он бормотал, хлеща меня рукой по щекам:

- Целуй меня хорошенько. Поблагодари меня.

- Спасибо, Хозяин, - произнёс я в его сильно обожжённые губы, когда он снова приник ко мне.

Внезапно он оттолкнул моё лицо, и я слегка ударился о перила лестницы.

- Как минимум, зверёк, ты забыл не всё, - он немного затруднённо дышал – казалось, он пресытился, - Глаза вниз.

Я спрятал от них глаза, но внутренне содрогнулся. Прямо сейчас меня тошнило. Но я не мог этого сделать – мне нужно было притворяться их собственностью. И искать удобный случай. Вероятно, Стервятник был слабым звеном в этой цепи, что можно было попытаться использовать. Я мог продолжать стравливать их с Вороном – это работало.

- У меня есть пара вещей, о которых нужно позаботиться, - сказал Ворон Стервятнику, застёгивая молнию и убирая свой мобильный обратно в карман. – Продолжай развлекать выродка, ладно?

Это было всё, что Стервятник хотел услышать.

- Подожди! – взмолился я, - Что ты делаешь? Где они? Пожалуйста, не причиняй им боли! Сделай больно мне! Это моя вина!

- Я знаю, любимый, - сказал мне Ворон, лизнув языком мою окровавленную щёку, – Мммм... вкусно. Просто продолжай быть хорошим мальчиком и с ними всё будет хорошо. Мы уедем, а они останутся здесь. Я обещаю.

Ворон ушёл с телефоном, и тогда Стервятник ухмыльнулся мне.

- Где он держит их? – спросил я у Стервятника, чувствуя, что мои ноги невольно дрожат, - Кто с ними? Мастер?

- Тишина, раб, - он не смог сдержать улыбки, - Никто не давал тебе разрешения говорить, не так ли?

Я лишь прислонился головой к перилам позади себя, ненавидя то, что я не владею информацией об этой дерьмовой ситуации. Мои малыши... и где я? Стою на коленях и играю с говнюками, которые мучили их.

- Нет, Господин, - прошептал я, на секунду взглянув в направлении, куда ушёл Ворон... думаю, на кухню.

Я продолжал попытки делать то, что сделал бы Денис: оставаться спокойным, подыгрывать им и обрабатывать их. Мысленно. Заставить их поверить, что я на их стороне. Затем стравить их друг с другом. Дождаться результата. Затем нанести удар и попытаться их убить.

Это было всё, что я мог сделать сейчас. Так что я решил попробовать.

- Смотри на меня, когда отвечаешь, зверёк, - сказал он.

- Прости меня, - сейчас я разыгрывал свою роль, - Господин, пожалуйста, можно рабу задать один вопрос?

- Да, - разрешил он, пристальнее глядя на меня.

- Я думал о том, чтобы принадлежать тебе, - прошептал я так, словно боялся Ворона, - Я знаю тебя, ты знаешь меня, Мастер хотел этого, не так ли?

- Да, хотел, - Стервятник посмотрел в никуда, вероятно, думая о Вороне, - Но затем ты сбежал. Это было очень плохо, Валера. Ты снова всё, к ебеням, испортил. Теперь мы вынуждены какое-то время терпеть этого хуеплёта.

- Прости, Господин, - я посмотрел вниз, делая грустные глаза, - Я был напуган, в полиции мне сказали, что я должен давать показания, я совсем не хотел этого делать. Я люблю тебя. Я хотел быть с тобой, но они привезли меня сюда. Я скучал по тебе... очень сильно. Я хочу прикоснуться к тебе.

Я ненавидел произносить эти слова. Меня тошнило. Но это был не первый раз, когда я вынужден был наёбывать Стервятника. Он всегда верил подобным словам. Это единственное, благодаря чему я выживал, пока он владел мной.

Стервятник нахмурился, услышав последнее предложение, и сделал шаг назад.

- Забудь об этом, Валера, - сказал он, - Ты больше не сбежишь. Привыкай сидеть в наручниках. Следующую пару лет такова будет твоя жизнь. До тех пор, пока тебе снова будет можно доверять.

ЧЁРТ! Для этого могло потребоваться какое-то время, а у меня его было мало.

- Да, Господин, - послушно ответил я, - Могу я называть тебя Господином, когда он рядом?

Посмотрим, что это сделает с ним. Он всегда ненавидел, когда упоминали про Мастера, и когда тот напоминал, что я принадлежу ЕМУ.

Стервятник выдохнул и проскрежетал:

- Да, ты можешь называть меня Господином. Я и есть твой Господин!

- Прости, просто мне показалось, - я покосился в направлении Ворона, - Что Хозяину не нравится, когда я тебя так называю.

- Он тебе не настоящий Хозяин, Валерка, - прошипел Стервятник. – Я – твой Господин. Никто другой. Это понятно?

- На самом деле – нет, - я притворился тупым, - Но я буду называть тебя Господином, если это разрешается.

- Просто поцелуй меня, и нахуй всё, - он подскочил ко мне, и я ткнулся лбом ему в талию, целуя всё, до чего смог дотянуться своими горячими и страстными губами. Он даст слабину, я знал это. Я мог играть с ним, и настроить его против Ворона. И затем настроить Ворона против него. Это сработает, я знал это.

- Господин, - простонал я, целуя джинсовую ткань у него на животе, выдыхая горячий воздух напротив его промежности. Он тяжело выдохнул, вцепился мне в волосы, и я продолжил, зная, что нравится этому Доминанту.

Затем он дёрнул меня за волосы и очень жадно поцеловал в губы, потянул и дёрнул мою футболку, и наши языки сплелись в битве. Я закрыл глаза и притворился, что возбуждаюсь. Он легко купился на это. Он даже прервался, чтобы принести с кухни ножницы для мяса и разрезал футболку у меня на груди. Он прорезал её посередине сверху вниз, а затем в направлении каждого из рукавов. Он поднёс куски хлопковой ткани к носу и улыбнулся.

- Я скучал по твоему запаху, - сказал он, - Он такой прекрасный.

Внезапно я услышал голос Ворона и остановился.

- Прекрати поклоняться рабу, Стервятник, - сказал он усталым голосом, нажимая кнопку отбоя на своём телефоне, и едва слышный «бип» эхом разнёсся по воздуху.

- Иди нахуй, - он нахмурился, глядя на него, - Он служит МНЕ. Занимайся своими делами.

Ворон вздохнул и отвернулся от нас, пробормотав: «Ёбаные тупые телячьи нежности».

Стервятник зарычал и отпрянув от меня, приказал:

- Глаза вниз, голову вниз.

Я подчинился ему и прислушался, надеясь, что уже посеял семена раздора между ними. Это сработает. Они уже ненавидели друг друга.

Ворон объявил:

- Пилот говорит, что мы не можем лететь, пока не пройдёт гроза. Вероятно, утром. Останемся здесь на ночь. Оставь раба там, где он есть. Никакой постели. Никакой еды или питья.

- Я знаю, - сказал он, оскорблённый тем, что он раздаёт инструкции, - Но как насчёт НАС? Я адски голоден.

- А что с Денисом и Исми? Вы не можете держать ИХ всю ночь напролёт! – сказал я в панике.

- Сядь, парень, - сказал Ворон, не глядя на меня. – Это всего лишь одна ночь. Они находятся в достаточно комфортных условиях, я тебя уверяю. Расслабься.

БЛЯТЬ!

- Просто сделай всё в лучшем виде до тех пор, пока не настанет время уезжать, - тихо сказал Ворон Стервятнику.

Стервятник вздохнул и пошёл к одному из диванов, снял покрывало и сел, выглядя раздражённым.

Когда я украдкой посмотрел на них, Ворон пил из бутылки с водой, которая была в холодильнике. Я знал это, потому что поставил её туда как-то раз, когда у нас с Денисом было здесь свидание.

Он даже не предложил мне попить.

Затем, когда он вылил немного воды себе на пальцы, он спросил меня:

- Хочешь пить, зверёк?

Я лишь поднял на него глаза, и он усмехнулся, протягивая мне свои мокрые пальцы.

- Пей, мальчик, - нежно приказал он, проверяя меня.

Поэтому я лизал его мокрые пальцы, с которых капала вода, закрыв глаза, ненавидя себя и затем начал посасывать подушечки его пальцев.

- Ммммммммм, - судя по звукам, Ворон был доволен тем, что я делаю. – Ты точно принадлежишь мне, мы оба это знаем. Ты пытаешься сопротивляться этому, но... ты чувствуешь это так же, как и я. Скажи это.

Я почувствовал, что киваю и пробормотал с его пальцами у себя во рту:

- Я принадлежу тебе, Хозяин.

- Моё лицо очень скоро станет таким, как раньше, - сказал Ворон, почти шёпотом. - Ты позаботишься об этом, не так ли, раб?

- Да, Хозяин, - ответил я.

Я скорее съем дерьма. Ради Исми я продал тело и душу, я торговал ими, я истекал кровью и вынес почти все пытки, известные человечеству. Но ради Ворона? Шёл бы он нахуй!

- Я пугаю тебя или... вызываю отвращение? – судя по голосу, он боялся задавать этот вопрос.

- Нет, Хозяин, нисколько, - ответил я без колебания, глядя прямо на него.

Он улыбнулся и вздохнул от облегчения.

- Ты милый маленький зверёк. Я надеюсь, ты не используешь это против меня, когда я начну тебя наказывать. Это будет трудно, любимый. Но ты должен пострадать за то, что ты сделал со мной. Это для твоего собственного блага, ты же знаешь.

- Я знаю, Хозяин, - я лизнул его пальцы, - Я хочу, чтобы ты наказал меня. Я был плохим и глупым. Знаешь, это был несчастный случай... пожар той ночью. Я не хотел причинять боль ТЕБЕ. Ты пытался позаботиться обо мне после того, как в меня стреляли. Я помню это.

Сейчас я пел ему дифирамбы, надеясь, что он купится на ложь. Мне было нужно, чтобы он купился.

- Я знаю, это была та пизда, от которой ты хотел избавиться, - он вытащил свои пальцы из моего рта и дотронулся до моего носа указательным пальцем.

Я со стыдом кивнул, глядя вниз. Ну, по крайней мере, он наконец-то хоть что-то воспринял, как надо.

Но Ворон подложил палец под мой подбородок и заставил посмотреть на него.

- Не стыдись этого, Валерка, - он улыбнулся, - Я понимаю. Ты пересёк линию, сделав то, что ты сделал для него. Я не думаю, что ты уже осознал это, но... ты принял решение по поводу того, чтобы служить иудам. Ты сделал выбор – не служить им. Ты выбрал меня.

Пересёк линию. Ещё одну? Этот парень очень сильно заблуждается.

Я снова с готовностью кивнул, чувствуя слёзы в уголках глаз.

- Да, Хозяин, - прокаркал я, отлично играя свою роль, - Прости, что причинил тебе боль.

Я даже позволил слезам скатиться по лицу и услышал, как Ворон сказал:

- Шшш, малыш, шшшшш, всё будет хорошо, раб. Ты получишь своё наказание, ты искупишь свою вину, и мы будем жить дальше. Моё лицо восстановят, а ты станешь покорным. Мы излечимся вместе.

Мне следовало вручить награду киноакадемии за такую игру. Я хотел, чтобы кто-нибудь ещё видел меня сейчас.

Ну, нет, вычеркните это.

Он снова поцеловал меня, на этот раз нежно, и я притворился, что мне это нравится, закрывая глаза и негромко простонав от удовольствия.

- А теперь спи, - Ворон провёл руками по моим щекам, - Завтра мы поедем домой, и затем начнутся тренировки. Тебе понадобится твоя сила.

- Да, Хозяин, - согласился я, закрывая глаза и слегка опуская голову.

Вскоре я немного замёрз и услышал, что Ворон начал разводить огонь в камине на другом конце гостиной. Стервятник продолжал хныкать о том, что он голоден, и я мог сказать, что он ужасно утомил Ворона.

Я понял, что он просто будет терпеть его до тех пор, пока мы не прилетим в Таиланд. Несомненно, что в ту же минуту он прекратит их сотрудничество. Хороший Стервятник – мёртвый Стервятник. Бедный глупый Стервятник.

В свете свечей, когда тёмных участков в помещении стало больше, я думал о Денисе... и Исми.

Сейчас они, вероятно, напуганы, и беспокоятся обо мне. Какой УЁБОК держит их? Пожалуйста, пусть это будет не Мастер. Этот говнюк будет приставать к Денису, он хочет Дэна. Если он... я убью его, клянусь БОГОМ!

Я, блять, испортил прекрасную вечеринку, которую они устроили для меня. Я испортил свой день рождения. Первый день рождения, который Денис праздновал вместе со мной и первый за шесть лет у нас с Исми. Блять. И всё это было загублено.

Тем не менее, это был самый прекрасный день в моей жизни. Мой двадцатый день рождения. Я был счастлив. У меня есть семья. И я был свободен. О, и там был автомат для изготовления фруктовой воды со льдом.

Я пытался послать Денису и Исми мысленное послание – мне очень, очень жаль. Я сделаю всё, что смогу, чтобы вам не причинили боли. Просто, пожалуйста, держитесь. Утром вы будете в безопасности, а... мы... уедем.

И от этой мысли у меня в сердце образовалась дыра, моя душа, блять, болела так же, как в ту ночь, когда... Но не будем об этом.

Некоторое время спустя Ворон лежал на одном из длинных диванов слева от меня, а Стервятник вышагивал по комнате, куря сигарету. Может быть, он не понимал, в какой опасности он находится. Я мог воспользоваться и этим тоже.

Ворон, кажется, уснул, и когда он начал храпеть, я решил, что пора двигаться дальше.

- Стервятник! – прошептал я, - Стервятник!

Он услышал меня, остановился, выдыхая сигаретный дым, и направился ко мне.

- Что такое, малыш? – спросил он непривычно милым тоном.

- Я должен тебе кое-что сказать, - прошептал я ему едва слышно и покосился на Ворона, который находился на другом конце комнаты. В том углу, у лестницы, где я находился, было очень темно, все свечи горели на другом конце огромной комнаты.

- Что такое? – он наклонился, чтобы расслышать меня. Я по-прежнему стоял на коленях, расставив ноги.

- Хозяин, - начал я, - Ты должен убираться от него. Сейчас же. Ты можешь сбежать, пока он не проснулся.

- Повтори, раб, о чём ты говоришь? – сейчас он выглядел рассерженным.

Я выдохнул и снова покосился на Ворона.

- Он собирается убить тебя... сегодня ночью, - поведал я ему, заставив себя выглядеть озабоченно и испуганно, - Недавно он сказал мне об этом. Он сказал, что он мой настоящий хозяин и что ты не полетишь с нами в Таиланд. Затем, чуть позже, он сказал мне, чтобы я не пугался, когда он уведёт тебя в другую комнату, он сказал не пугаться, когда я услышу крики. Ты должен уходить, сейчас же! Пожалуйста, Стервятник!

- Шш, - он прижал руку к моему рту, заглушая мои мольбы, и взглянул на Ворона, размышляя над тем, что я ему только что сказал.

- Это трюк, который ты проворачиваешь, - начал он, покосившись на меня.

- Это не трюк! – сказал я немного громче, чем было нужно, но затем сбавил тон, - Он сказал это! Подумай об этом! Зачем же он поделился со мной этим? Зачем ему брать тебя в свой дом в Таиланде? Ты больше не нужен ему, Стервятник. Он собирается избавиться от тебя.

Он нахмурился, глядя на меня, и сделал шаг или два назад, словно испугавшись того, что я говорю ему правду.

- Стервятник, подожди, - прошептал я, - Если ты освободишь меня, я защищу тебя. Я убью его. Я стану ТВОИМ рабом. Только твоим. Позволь мне спасти тебя, Стервятник, пожалуйста. Я хочу тебя спасти!

Парень, да ты крут! Я заслужил «Оскар» за это дерьмо.

Он отошёл от меня, не говоря ни слова, и продолжил курить. Только теперь он пристально смотрел на Ворона. Есть!

Я почти улыбнулся, но затем ужасно громкий звук удара раздался у входной двери. Я не видел дверь, но услышал более громкий раскат грома, и как что-то с глухим стуком приземлилось на пол. Кажется, кто-то входил в дом. Копы? Спецназ? На долю секунды у меня появилась надежда, но затем я услышал звук, хуже которого не было ничего на всём белом свете.

- ОУ! – внезапно вскрикнул Денис так, словно что-то причинило ему боль, и мужской голос прорычал:

- ВСТАВАЙ! Неуклюжая сука!

ДЕНИС!

И, словно голоса Дениса было недостаточно, я услышал, как испуганно поскуливая, шепчет Исми.

- НЕТ! – услышал я собственный крик, и моё тело дёрнулось вверх – я встал на ноги, и стал яростно раскачиваться, ударяясь о перила, к которым я был прикован, пытаясь каким-нибудь чудом освободиться. И своими действиями я разбудил Ворона, но этого было не избежать и сейчас меня это не волновало.

Я отчаянно пытался вытянуть запястья из наручников, но ощутил, как они врезаются в мою плоть и понял, что пошла кровь. Я зажмурился и продолжал тянуть, надеясь, что мои руки выскочат из наручников или что-нибудь в этом роде, и тогда я освобожусь и спасу их.

- Давай, давай... - молил я, продолжая сильно и размеренно тянуть, и я почувствовал, как слеза покатилась по лицу, пока я ждал, что поддадутся либо наручники, либо моя плоть. Но этого не произошло.

- РРРРРРРР! – зарычал я, словно взбесившаяся пантера, теперь сдаваясь и сделав ещё пару быстрых рывков для ровного счёта. БЛЯТЬ!

- НЕЕЕЕТ! – прорычал я ещё громче, когда услышал:

- Почти вовремя, - сказал Ворон нетвёрдым спросонья голосом, появившись в поле моего зрения, и поприветствовал мужчину, который привёл сюда Дэна и Исми.

- Эй, мне, блять, пришлось тащить этих двоих всю дорогу под ливнем! Я, блять, не смог спуститься сюда на машине – спасибо, что предупредили меня! – негодовал мужчина и теперь я узнал его. Святое дерьмо.

Это был он. Мастер.

- И эта тупая сука падает через каждые три шага! – Мастер лягнул ногой, и я услышал стон Дэна. Я продолжал рычать и гонять наручники вверх-вниз по столбикам перил, отчаянно пытаясь вырваться, чтобы прекратить это. Это был мой самый жуткий ночной кошмар, ставший явью! Я был не в состоянии защитить свою семью. Снова. Это было то, о чём я говорил своему отцу. Я слышал его голос в своей голове, говоривший мне дышать, делать дыхательное упражнение, но я был слишком занят тем, что кричал и ругался.

- Прекрати скулить и веди их внутрь, - негромко сказал Ворон, и я услышал шаги в направлении двери.

Ворон вошёл первым и направился ко мне, делая бесполезную попытку успокоить меня, прежде чем я увижу свою семью.

- Смотри, ничего не выкини, Валерка, - строго предупредил меня Ворон, пока я рычал и задыхался от ужаса, стоя с ним лицом к лицу, полный безумной ярости.

- Ты сказал, что не причинишь им вреда! Если я буду вести себя хорошо, ты сказал, что НЕ ТРОНЕШЬ их! – выплюнул я, - Я, блять, убью тебя! Не трогай их!

- Ты, блять, просто ходячее разочарование, - Ворон нахмурился, - Если бы ты не был так охуенно красив, клянусь БОГОМ – я просто убил бы тебя прямо сейчас!

- ОТПУСТИ ИХ! – проревел я, вырываясь изо всех сил.

- Я сейчас развернусь и просто выстрелю этому РЕБЁНКУ в глаз! – пригрозил Ворон, хватая меня за волосы на затылке, - Этим я преподам тебе УРОК, как выказывать неуважение, не так ли?

Я задохнулся от громкого рыдания, вырвавшегося из моего горла, и заставил себя сбавить обороты. Спрятать свою ярость и умолять о милосердии... СЕЙЧАС ЖЕ.

- НЕТ, нет, нет, Хозяин, пожалуйста, не надо! – проскулил я ради того, чтобы сохранить Исми жизнь. - Прости, прости, прости! Пожалуйста!

Ворон выставил передо мной руку, чтобы я взял её и поцеловал. Я зажмурился и покрыл его шершавую руку поцелуями, проведя щекой в районе запястья... и вдоль пальцев.

- Ладно, ладно, зверёк, - голос Ворона сейчас звучал немного спокойнее – он получил от меня то, что он хотел. – Успокойся. Всё нормально.

И сразу после этого в дверном проёме появился Мастер, который втащил внутрь Дэна и Исми. На лице Дениса читалось облегчение оттого, что он увидел меня, но он был напуган. Исмаэль, также испуганный до смерти, был избит. Они дрожали и все были мокрыми, включая Мастера, волосы которого были подстрижены короче, чем раньше.

- ВАЛЕРА! – выкрикнул Денис, сделав шаг в направлении лестницы, где я был прикован, но Мастер оттолкнул его в другую сторону.

- БРАТ! – крикнул Исмаэль, когда Мастера толкнул его к дивану у камина.

Они сели, а я, задыхаясь, закричал с глазами, полными слёз:

- Господи, нет, пожалуйста! ОТПУСТИ их, я тебя умоляю! Ты обещал, что не причинишь им боли!

Я видел, что Денис пытается успокоить Исми, поглаживая его светлые влажные волосы, и слёзы снова навернулись на мои пылающие злобой глаза. Дениска с грустью посмотрел на меня, но я увидел в его глазах и немного радости. Возможно, это была радость оттого, что он нашёл меня живым. Радость оттого, что меня ещё не увезли.

Мне было ненавистно это, но я вынужден был умолять их на глазах у своего брата, на глазах у Дениса. Это было худшее унижение, какому я когда-либо подвергался.

- Хозяин подожди, - я пытался успокоиться и поговорить с ним раньше, чем он что-либо предпримет, - Ты владеешь мной. Я твой. Я поеду с тобой. Я сделаю всё, что ты скажешь. Они не нужны тебе, пожалуйста, отпусти их. Пожалуйста! Я сделаю ВСЁ ЧТО УГОДНО!

Стервятник прокурился и сейчас вышел в комнату, услышав весь этот шум.

- Тишина, РАБ, - громко сказал Ворон, позволяя услышать это Денису и Исми.

Он рукой толкнул мою голову вниз, добавив:

- И вернись в свою позу. Никто не давал тебе разрешения поднимать голову.

Исмаэль, как и Денис, смотрел на меня. Мне было противно стоять перед ними на коленях. Я не смог справиться со своим дыханием и быстро терял рассудок.

Стервятник подошёл и встал по правую руку от меня, когда Ворон повернулся к моим мальчикам и улыбнулся им.

- Я извиняюсь, зверёк, но я просто обязан был познакомиться с ними. Они очень красивые, – прокомментировал он, пялясь на них.

Денис, сохраняя ледяное молчание, уставился на него в ответ, Исмаэль был, как мертвец.

- Не стоит, - снова предупредил я, проскрежетав это сквозь зубы, глядя на него.

- Ты... - Ворон указал на Исми, и мои внутренности взорвались, - Подойди сюда. Иди, поздоровайся.

- НЕТ, ВОРОН! – в ярости выкрикнул я, - НЕ ПРИКАСАЙСЯ К НЕМУ!

Денис прижал Исми крепче, не давая брату пойти к нему.

- Разве ты не хочешь подойти и обнять своего братца, котёнок? – злости Ворона не было предела, и он только что доказал это, – Давай же, твой братик соскучился по тебе.

- Нет... - я почувствовал, как рыдания рвутся из моей глотки, - Не делай этого. Он всего лишь подросток!

Теперь Исмаэль шёл ко мне, и я протяжно зарычал, отталкиваясь кроссовками от столбиков перил, сжимая пальцы и пытаясь заставить свою кожу проскользнуть через края металлических наручников, чтобы выбраться, ненавидя это изо всех сил. Но по-прежнему наручники держали меня.

Когда брат подошёл, я заплакал оттого, насколько невинным братик был, и оттого, что Ворон был уверен, что уничтожит это насколько, насколько это будет в его силах. Но я не позволю ему это сделать. Не с моим братом.

- Здравствуй, - мило сказал он брательнику, когда брат остановился в паре метров от него, - Я Ворон. Как тебя зовут?

Он протянул братику руку, и я почувствовал, что желчь подкатывает к горлу от того, что он лишь ПОДУМАЛ прикоснуться к моему малышу. Я услышал, что шёпотом продолжаю повторять «нет», наблюдая за тем, как перед глазами разыгрывается пьеса по мотивам моих ночных кошмаров.

Исмаэль взглянул на меня – братец не был уверен в том, что ему следует делать, и поднял глаза на высокую, похожую на монстра фигуру человека, стоящего перед ним. Затем брат поднял руку и пожал его руку, и я чуть не заревел во всё горло, когда их руки соприкоснулись.

Исмаэль не улыбался, но он был вежливым парнем и сказал:

- Я... Исмаэль.

Я закричал ещё громче, в то же время, пытаясь успокоиться, чтобы не пугать своего братишку. Брат продолжал смотреть на меня, переживая за меня, задаваясь вопросами – что со мной и что происходит.

- Исмаэль, - с энтузиазмом повторил Ворон. – Мне очень приятно, наконец, познакомиться с тобой. - Это часть твоего наказания за моё лицо, дорогой, - холодным тоном сообщил Ворон мне. – Я продаю твоего брата.

- ШЁЛ БЫ ТЫ НАХУЙ! – проревел я ему.

- Да, - Ворон покосился на Исми, - Завтра. Как только мы приедем домой. У меня есть несколько друзей, которые заплатят миллионы за такого мальчика. Если будешь вести себя хорошо, я избавлю тебя от необходимости смотреть на это. Я усыплю тебя на несколько дней, и когда ты проснёшься, его уже не будет. Но я всё равно буду вынужден показать тебе видеозапись, которую мы выложим в интернет. Это будет расплата за все твои попытки сбежать и сегодняшнее неповиновение. Мы разденем его и заставим трахать маленьких детей, не старше десяти лет, а потом пустим по кругу уже твоего брата. За ТАКОЕ видео покупатели будут вести войну.

Я услышал, что рычу, словно обезумевший от злости тигр, руки дёргались, но меня не волновало, насколько я могу поранить руки. Может мне удастся сломать себе запястья и выскользнуть из наручников.

- ЭТОГО НИКОГДА НЕ БУДЕТ, ТЫ, БОЛЬНОЙ ПИДОР! – завопил я, слыша, как эхо моего голоса разносится по помещению, в то время как Исмаэль пытался сохранять храброе выражение лица. Его нижняя губа задрожала, когда братик посмотрел на меня. Сейчас я даже не узнавал свой собственный голос, он сочился чистым ядом, в нём звучало чистое зло, совсем, как у Ворона.

Мастер стоял прямо позади Дениса и грубо поднял его с пола, оттаскивая его от человека, прикасающегося к моему брату. Я слышал собственные вопли, крики боли от того, что я не в состоянии прекратить это, не могу спасти его. Их. Что за хуйню я натворил?

- Зашибись, – Ворон одобрительно посмотрел на Дэна, когда он сел на диван, дотрагиваясь до своей собственной челюсти так, словно ему было очень больно, а Мастер встал перед ним и низким голосом сказал ему что-то, чего я не расслышал.

- Он станет идеальным сабом для Мастера, - сказал мне Ворон, - Как только Мастер его сломает.

- Ворон, НЕ ДЕЛАЙ ЭТОГО! – снова предупредил я, - Если сделаешь...

- Что это ещё за фигня с «Вороном»? – внезапно он осознал, что я обращаюсь к нему неуважительно, и нежно поцеловал Исми в губы, - Называй меня как положено. Расскажи Исмаэлю кто ты такой. Или мы с ним можем пойти прогуляться в другую комнату.

Я почувствовал, что меня невероятно сильно тошнит. Почему я ещё не проблевался?

- Пожалуйста, не делай этого у него на глазах, - я взмолился, ненавидя это дерьмо сильнее всего, что он делал со мной до этого. Это была худшая разновидность пытки.

- Исмаэль, пойдём со мной наверх, - Ворон взял его за руку.

- Хозяин! – громко позвал я его, и он остановился, - Хозяин...

Я услышал рычание Дэна с дивана на другой стороне комнаты, и опустил взгляд на тёмный пол, даже будучи не в состоянии посмотреть Исми в лицо. Что брат должен думать обо мне сейчас? Братец возненавидит меня.

- Видишь, Исмаэль? – голос Ворона был нежен, - Он просто жалок, слаб, и он всего лишь кусок мяса, который знает, что принадлежит мне, который живёт для того, чтобы сосать мой член.

На этот раз мы с Денисом оба закричали на него.

- Он не мужчина и не брат, - продолжил Ворон через секунду, - Посмотри на него.

- А кто ТЫ, Ворон? – злобно выкрикнул Денис, - Обгоревший ЛУЗЕР, который вынужден связывать или сажать на цепь для того, чтобы кем-нибудь владеть? Насильник, педофил – растлитель детей! И это ещё твои ХОРОШИЕ качества! Да Валеру, блять, даже нельзя сравнивать с тобой! Валера – человек, а ты – ёбаный ПСИХ!

Я так боялся, что он снова ударит Дениса. Но вместо этого Ворон лишь ухмыльнулся и сказал:

- Я не могу ДОЖДАТЬСЯ, когда займусь ТОБОЙ, Денис. Может, мы посадим на цепь их вдвоём, а, Мастер? Мы можем закончить то, что начали в Санкт-Петербурге. Увидим – кто из них крепче.

- Звучит забавно, - Мастер улыбнулся, - Но я уже знаю, что крепче Денис.

Ворон взглянул на меня, на его лице промелькнуло отвращение, и он сказал:

- Возможно, ты прав, Мастер, возможно, ты прав. Перед нами тот, кого ты приучил пресмыкаться. Но через несколько лет ты увидишь совершенно нового Валеру. МОЙ шедевр. Раба, преданного мне одному, который всё ещё силён насколько, насколько и прекрасен. Раба, который питает такое отвращение к женщинам, что скорее умрёт, чем прикоснётся к одной из них. Раба, который забыл жизнь и всё это мирское дерьмо, с ней связанное. И когда я произнесу слово «Исмаэль» или слово «Денис», он смущённо посмотрит на меня и спросит: «Кто это?». Он будет счастливее и не проронит больше не единой слезинки. И он всегда будет принадлежать мне, до того дня, когда он умрёт. И в последнюю минуту своей жизни он будет стоять на коленях с моим членом во рту. И именно так он захочет умереть. И вскоре он станет ещё более прекрасен, я гарантирую это.

Я скорее умру. Я зарычал, выказывая ему своё неповиновение по поводу его гнусной речи, а затем кое-что привлекло моё внимание. Стервятник стоял в фойе, на пути в комнату, застыв на месте после того, как услышал о планах Ворона относительно моего будущего. Ворон не мог его видеть, а я видел.

Я взглянул на него и поднял бровь, не говоря ни слова. В этом не было необходимости. Если мне повезёт, они поубивают друг друга раньше, чем мне выпадет такая возможность. Не то, чтобы я этого хотел. Я бы С РАДОСТЬЮ убил Ворона голыми руками!

Войдя в комнату, Стервятник взглянул на меня и на Ворона, не говоря ни слова.

- Стервятник, забери ЭТО отсюда и позволь ему прилечь, - Ворон держал прядь волос Исми в руке так, словно брат был измазан дерьмом, вручая моего малыша в руки самого злобного Доминанта, какого я когда-либо знал.

- Стервятник, пожалуйста, поставь там свечу, - отчётливо произнёс я, надеясь, что он одарит меня этой маленькой милостью, - Там темно. Пожалуйста.

Стервятник слегка улыбнулся мне, и затем взял одну из горящих круглых красных свечей... и удалился вместе с моим братом и меня накрыла охуенно сильная волна облегчения. Стервятник не причинит ему вреда. Я знал это точно.

Но остальные больные ублюдки не знают ничего о настоящей любви. И это очень плохо, потому что сейчас для них уже слишком поздно узнавать, что это такое. Все они сегодня умрут. Чтобы ни потребовалось сделать для того, чтобы спасти мою семью, я сделаю это. Теперь у меня не стоит вопрос: «а могу ли я это сделать?». Я знаю, что могу. Я должен. Блять, да я ХОЧУ этого.

- Присмотри за ними, - приказал Ворон Мастеру так, словно тот был маленькой девочкой, - Я собираюсь осмотреться и понять, есть ли здесь что-нибудь, что мы сможем использовать и ещё хочу убедиться, что здесь никого нет. Просто на всякий случай.

- О′кей, - сказал Мастер, покосившись на Дениса.

- Не зевай, блять, - сказал Ворон, тоже это заметив, - Просто присмотри за ними. И не позволяй Валерке освободиться. Ни под каким предлогом. И крепко свяжи того парня.

Он смотрел на Дэна, и я с ненавистью смотрел на то, как он на него смотрит.

- Проверь, - сказал он, когда Ворон вручил ему небольшую бобину верёвки, которую они, несомненно, возили с собой, пока искали меня.

Мастер толкнул Дэна в живот, чтобы он сел на диван, заводя одну его руку за спину и выкручивая ему пальцы в противоположном направлении, пока он не закричал и не прекратил сопротивление.

- МАСТЕР! – крикнул я со злостью, но он не обратил на меня никакого внимания.

- Дай свою вторую руку! – приказал он Дэну, и он положил свою вторую руку за спину, захрипев от боли, а он крепко свёл обе руки у него за спиной. Затем он выпустил пальцы Дэна и надавил коленом ему на позвоночник, отчего Денис очень гневно зарычал.

Мастер взглянул на меня и затем улыбнулся своей змеиной улыбкой, проводя пальцами по тёмным влажным волосам Дениса, и спросил меня:

- Ну, Вэлли-бой, посоветуешь мне что-нибудь, когда я буду трахать своего Дениса?

Думаю, Мастер умрёт первым.

Не растеряв свирепости во взгляде, я ответил:

- Да, не слишком расстраивайся, когда Дэн засмеётся, увидев размер ТВОЕГО члена.

Стервятник рассмеялся над этим. Мастер поднялся, оставив Дэна в покое, и широким шагом направился ко мне, как мне и хотелось, но Стервятник встал передо мной.

- Отъебись, - сказал он, защищая меня, - Он больше не твой, чтобы ты прикасался к нему. И ты спровоцировал его.

Мастер пробормотал что-то себе под нос и снова сел на диван рядом с Денисом. Дэн слегка отодвинулся от него, оставляя между ними небольшое пространство. Стервятник слегка усмехнулся, глядя на меня, а я продолжил претворять в жизнь свой маленький план.

- Ты слышал его? – спросил я, глядя ему в лицо, - Ты слышал, что он сказал? У него планы на меня – планы, не включающие ни тебя, ни какого-либо другого мужчину. Ты слышал это.

Стервятник стёр слёзы с моего правого глаза и положил пальцы себе в рот, слегка пососав их.

- Да, я слышал, - сказал он серьёзно, пристально глядя на меня, а затем взглянул на Мастера.

- Мастер, - позвал его Стервятник, - Подойди сюда. Нам нужно поговорить.

- О чём? – спросил Мастер, подходя к нам, глядя на меня так, словно я был инфекцией, к которой не следует подходить слишком близко.

- Ворон, - сообщил он, - Ворон не берёт нас с собой, как говорил. Он планирует убить нас здесь сегодня ночью. В этом есть резон. Зачем ему брать нас с собой? Мы для него – лишь отработанный материал.

- Кто тебе такое сказал? – Мастер нахмурился, глядя на меня, - ОН? Он – ёбаный лжец, пытающийся освободиться, он играет с тобой, ёбаный ублюдок!

- Ты слышал, что до этого сказал Ворон! – взволнованно прошипел Стервятник, - Он не собирается делиться со мной Валеркой. Он собирается настроить его ПРОТИВ всех! О чём это тебе говорит?

- Это твои проблемы, - Мастер сделал шаг назад от нас, - Я не заключал с вами никаких соглашений. Я поймал Дэна, получил свою долю... и уезжаю. Со всем остальным разбирайтесь между собой.

- Если только он не убьёт нас сегодня! – заметил Стервятник.

- Можете мне не верить, - будничным тоном сказал я, усмехаясь, - Мне всё равно. Я-то завтра буду жив.

- Да, но всю оставшуюся жизнь ты будешь СУКОЙ этого пидора, и будешь давиться его обгорелым членом, - напомнил мне Мастер со злобным весельем в голосе, - Если бы я был на ТВОЁМ месте, я бы предпочёл умереть.

- Ты НЕ на моём месте, - я усмехнулся, - И это очередное небольшое препятствие на твоём пути к симуляции любви с МОИМ Денисом.

Стервятник вздохнул и спросил:

- Давайте уже прекратим злить друг друга и подумаем, что нам нужно делать? И, Валер, он больше не твой Денис, он принадлежит Мастеру. Поэтому забудь о нём.

Я лишь уставился на него, ненавидя и вспоминая всё, что он сделал со мной в прошлом. И насколько бы ужасны они не были, никто из них не приказал мне того, что только что приказал он. Забудь Дениса. Я скорей лишусь ног.

- Завязали, - Мастер отошёл от меня и направился на другую половину огромной комнаты, - Я бы не стал доверять большеротому.

Ворон вернулся неожиданно быстро:

- У нас проблемы... Здесь кто-то есть, - заявил он, заряжая револьвер, - Мастер, ты проверишь западную часть дома, я – восточную. Через пятнадцать минут встречаемся у парадного входа и затем осмотрим северную и южную части. Если найдёшь кого-нибудь – приводи его сюда. Стервятник, ты присматриваешь за этими выродками. Не выпускай их ни под каким, блять, предлогом. Если Валерка хочет ссать – пусть ссыт в штаны, но он никуда не пойдёт, это ясно?

- Да, Ворон, - согласился Стервятник.

- Отлично, - теперь он убрал револьвер на место и приказал Мастеру:

- Пошли.

- Ага, - согласился Мастер, и когда Ворон повернулся спиной, Стервятник пошевелил губами и расширил глаза, ведя с Мастером молчаливый разговор, предупреждая его о том, что именно сейчас Ворон может убить его. Мастер кивнул ему в ответ, словно говоря, что он не идиот и, подняв руки вверх, показал ему, что у него всё под контролем и что всё будет в порядке.

Я почувствовал, что улыбаюсь, мысленно злодейски потирая руки от того, что в любом случае один из них сюда уже не вернётся. Единственное, что меня беспокоило – действительно ли здесь кто-то был? Кто-то, кто заботится о нас и пытается спасти? Или это была выдуманная история, которую Ворон рассказал, чтобы ДЕЙСТВИТЕЛЬНО прикончить Мастера?

Когда дверь открылась, я услышал, что на улице всё ещё бушует гроза.

Я по-прежнему пытался держать руки рядом друг с другом и тянул запястья из наручников. Также я должен был пытаться делать это тихо, прячась в тусклом свете. Я чувствовал, что моя кожа снова скребётся о металл, но я совершенно не чувствовал боли. Я должен был выбраться отсюда – сейчас же.

Немного позже раздался выстрел и секунду я не мог понять – гром это или выстрел из револьвера. Но затем этот звук раздался снова. Прежде, чем кто-либо из нас успел среагировать, Стервятник вскочил и выбежал из комнаты, направляясь в фойе, и открыл дверь, чтобы посмотреть, что происходит. Я не винил его. Если Ворон убил Мастера и сейчас держал путь в дом, Стервятник был по уши в дерьме.

Но с другой стороны, теперь мы были одни и я зашипел:

- Дэн!

Его ноги были свободны, так что он легко вскочил и побежал ко мне. Но я остановил его на середине пути, сказав:

- ПОДОЖДИ! Возле двери лежит нож! Попытайся взять его и принеси сюда!

- Понял, - он убежал в темноту, а я руководил им:

- Ещё правее, да, там, да! Ты видишь его?

- Пока нет, - он искал в темноте, нашаривая его ногой. Молодец.

- Нашёл! – прошептал он и подтолкнул нож ближе к себе своей кроссовкой, затем повернулся к нему спиной, присел на корточки на мгновение и осторожно выпрямился снова. Это мой Денис! Узнаю своего мальчика.

Он подошёл ко мне, и я услышал, что его голос сломался, когда он спросил:

- О Господи, Валер, ты в порядке? Что они сделали?

- Я в порядке, - я ощутил, что мои губы тают, прижатые к его лбу, а затем он взглянул на меня, готовый действовать, чтобы мы смогли выбраться оттуда.

- Сунь нож рукояткой мне в зубы, - сказал я, снова падая на колени, - Затем обернись и начинай тереться об меня, чтобы освободиться. Верёвки не очень толстые, это не займёт много времени.

Я знал, что это сработает. Я много практиковался крепко зажимать предметы зубами во время сеансов с Мастером и Стервятником. Я мог держать его достаточно крепко.

- Давай, - я посмотрел на него, и Дэн осторожно положил рукоятку ножа мне в рот, а я зажал его в зубах, наблюдая за тем, как Денис поворачивается в ожидании, пока я помещу нож между его запястьями, там, где нужно, чтобы он мог начать двигать руками вверх-вниз.

Он начал двигать руками, доверяя мне, и я напрягся, крепко сжимая нож зубами, чтобы он не упал. Это потребовало бы от нас больше времени, а у нас его не было. Стервятник мог вернуться в любую секунду.

- СИЛЬНЕЕ, - проскрежетал я, крепче сжимая нож и молясь, чтобы это сработало.

Теперь Денис начал двигать руками быстрее, и выдохнул:

- Я не хочу сделать тебе больно.

- МНЕ НЕ БОЛЬНО, давай, - произнёс я, стараясь изо всех сил выговаривать слова с твёрдой деревянной рукояткой ножа, зажатой у меня между зубов. Я знаю, что Дэн беспокоился о том, что лезвие порежет мне губы и лицо, но я не думал сейчас об этой фигне. Всё, что имело значение – увести отсюда Дениса и Исми.

И, наконец, случилось чудо! Верёвка, наконец, поддалась и Денис тихонько радостно охнул, почувствовав, что натяжение ослабло, и он застыл, затем полуобернулся ко мне и стянул разрезанную верёвку с запястий! Я начал опускаться на колени от облегчения, и Денис вздрогнул и прошептал:

- Не шевелись. Открой рот.

Он убрал нож, взявшись за тупой конец лезвия, и затем ощупал мои губы своими пальцами. На них было немного крови, потому что Дэн стёр её и слабо улыбнулся мне, сказав:

- Там всего лишь небольшой порез.

Теперь он взял нож, улыбнулся и сказал:

- Твоя очередь.

Я собирался сказать ему, что мой побег будет нелегко устроить, но он повернулся ко мне, чтобы перерезать мои верёвки... и испустил расстроенный тяжёлый вздох, когда увидел, что я прикован к железным столбикам... наручниками.

- Валера, - выдохнул он.

- Осторожно! - я повернул к нему лицо, так близко, как смог, а затем, видя, что он не отводит взгляда, наклонился вперёд всем весом, отталкиваясь кроссовками от железных перил за моей спиной, рыча от боли, и ещё раз попытался заставить свои руки вырваться из наручников, с потерей кожи или без. Денис прикрыл рот рукой.

- СТОЙ, прекрати! – он подошёл и толкнул меня в грудь, - Ты так не выберешься, ты просто делаешь себе больно!

- Откуда ты знаешь? – огрызнулся я, снова отталкиваясь, зажмурившись, делая очередную попытку.

- Не ты ли меня учил! – напомнил он.

Я принял этот довод и встал на ноги, сказав ему:

- Хорошо, тогда план «Б»: забирай Исми и убегайте через чёрный ход. Там полно деревьев, вы сможете спрятаться! Я задержу их, а вы сможете добежать до города и привести кого-нибудь на помощь!

Теперь Денис свирепо взглянул на меня.

- Я, блять, НЕ оставлю тебя здесь!

- В противном случае можешь отрезать мне руки, - я взглянул на входную дверь, не увидев там Стервятника.

Денис взглянул на меня и секунду обдумывал сложившуюся ситуацию. Но затем я услышал, как снаружи Стервятник кричит: «МАСТЕР! ВОРОН!».

- Он скоро вернётся, Дэн, ИДИ! – мой голос сломался, когда я выкрикнул последнее слово.

- НЕТ, ВАЛЕРА! – сказал он со слезами на глазах.

- Денис, ПОЖАЛУЙСТА, уведи моего брата ОТСЮДА! – взмолился я и услышал, как из моего рта вырвалось рыдание.

Затем, думаю, Дэн понял, насколько ужасно было это для меня – видеть, что их поймали и угрожают им, пока я стою на коленях, словно, блять, деталь мебели. Он кивнул и вздрогнул, наконец, сказав:

- Хорошо, хорошо, но мы вернёмся с подмогой. Никуда не уходи.

- Спасибо, Дэн, – я почувствовал, что улыбаюсь, когда он взял нож и прижал его гладкой поверхностью к боку, быстро целуя меня в губы.

- Клянусь БОГОМ – я вернусь, - он плакал, - Держись.

- Продержусь. Я люблю тебя, - я тяжело дышал, снова быстро целуя его.

- Люблю ТЕБЯ, - прошептал он в ответ, затем взял разрезанную верёвку и побежал туда, где лежал Исми.

- Денис, просто хватай его и УХОДИ! – я почти кричал, слыша голоса снаружи, которые приближались к парадной двери.

Дэн уже собирался сделать это, когда передняя дверь с грохотом отворилась и голос произнёс:

- Я сражался в БЕРЛИНЕ с фашистами, куда вам, двоим засранцам, до МЕНЯ! Скажи им, Аля!

- Заткнись, БЕНЯ! – голос бабы Али был злым и страшным, и я увидел, что Денис застыл, глядя на меня.

Мы стали слишком много, не по весу,
Брать на себя, считая, что сумеем
Скакнуть выше башки с таким же блеском,
Как подхватить с шалавой гонорею.

Рассудок в глотку забиваем костью,
Потом впустую отблевать пытаясь,
И рычим визгливо грозным матом
На собственную тень, асфальт кусая.

Петлю на шее тянем до удушья,
Боясь признаться, что мазнули густо,
И с напускным нелепым равнодушием
Разводим руки, позвонками хрустнув.

И до последнего, глаза на мир тараща,
Слюну пузыря, выжимаем звуки,
Чтоб доказать самим себе, какое счастье —
Ссать против ветра, не забрызгав брюки!





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 13
© 08.09.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2892698

Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература


















1