Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Юра Шатунов. На нашей родине. Немного воспоминаний


Юра Шатунов. На нашей родине. Немного воспоминаний
На моей родине Юры Шатунова. Немного воспоминаний

Не уважай я Юру Шатунова, не гордилась бы тем, что летнюю школьную отработку в седьмом классе мы провели в Юшатырке. Как нам тогда сказали, что в соседней деревне родился Юрочка. Деревня называется Старая Отрада. Тогда мы не знали, сами были маленькими, а он – чуть младше. Но ведь это так интересно! Вот, где-то в 1989 или в 1990 году в Уфимской госцирке выступал Юра. У Зифы К.муж не пошел по пригласительному на концерт, попсу он не любил. Она мне и предложила. Как можно отказаться от выступления земляка! Вот он в блестящем костюме, а вот почти без верха…Он ходит и смотрит на зрителей – такой яркий, лохматый и красивый! На меня смотрит, но я же стеснительная и воспитанная. А как мне хотелось закричать: «Привет из К.!» Может, ему было бы вдвойне приятно – не каждый день земляков встретишь. Ведь все вокруг кричат… А этот дым, это я видела впервые. Он откуда-то сбоку выплыл и почти закрыл Юру… С первого ряда ничего не было видно, только его голова. С верхних рядов, наверное, все иначе выглядело. Так вот и запечатлелось навсегда встреча. А когда он пел, я уже знала, где родился мой земляк, сама была на его родине, может, по его мосту, тропинкам ходили с подружками. ... (сокращено автором) И это не то, что ты три летних месяца живешь у бабушки и делаешь все деревенские дела как все сельские. Но это только кажется. Я ведь – гостья, внучка, племянница, городская временная жительница. Естественно, я жила жизнью села только как умела. Я не таскала бидоны, как мои ровесницы, я не сидела целыми днями у речки, и не присматривала за гусями или утками, цыплятами, чтобы вороны не утащил, словом, я не была деревенской девочкой. Зато я гордилась, что много видела, и немало умею. А Юшатырка мне раскрыла глаза и я реально побывала деревенской девчушкой, которая через себя пропустила тяжесть сельской жизни и полевых работ. Из нашей «четверки» - Марина, Оля, Света и я, оказались только мы с Олей. Оля была парой Марины. Вот так мы с ней впервые оказались в «паре» и это было здорово! Ведь в школе не дружили так, как она с Мариной, а я – со Светой, только в школу ходили вместе – соседки и только. Тогда было так. Я и Света, она с Мариной. Но мы с ней вдвоем всегда тоже ладили, много у нас общего было. А вот там мы узнали друг о друге и держались вместе – мы, потому что, «особенные». Домашние. Сейчас вспоминаю и думаю, не будь Юшатырки, не узнала бы я много интересного и не трудилась на 3-км поле, удаляя сорняки со свекольного поля. Тогда я тоже думала, что это такой тяжелый труд, и тогда я стала понимать моих подруг из бабушкиной деревни. Они были настолько заняты, я же скучала без игры и прогулок с подругами. Городская на каникулах. А мои соседки – даже первоклашечки – с утра с родителями для нас, городских, пока мы спим, ломили спины за копейки на этих полях до вечера. Потом – баня, домашние дела, вечерняя дойка коров, уборка…Какой тут играть?! А ведь молодость имеет надежду, которая так выручает. И вот, к 22 ч молодежь бежит на игровое поле, где они всегда собираются, как сейчас говорят, «тусуются». А на самом деле там игры деревенские, обнимашки, любовь, гитара или магнитофон. И так до почти утра. Утром – на поле. С подругами мы могли только по субботам и встречаться. Это пережить посчастливилось и мне – не лентяйка! Без привычки и из-за «невысыпания» было очень трудно всем. Единственный любимый выходной – дежурство по кухне. Это казалось раем. Наш Юра К. стал поваром, продукты привозили. Утром привезут, и до вечера мы готовим. В Юшатырке Итак, нас привезли в Юшатырку. После огромного села бабушки это и деревушкой назвать было трудно. Все по порядку. Автобус выгрузил наши чемоданы, и водитель и мальчиками постепенно перенесли наши вещи в школу. А мы еще на берегу, решаемся. Ведь… В деревню просто невозможно попасть. Нет прямой дороги. Прямо перед нами текла шумная речушка, а нам надобно перебраться по висячему мосту. Когда бы я прошла?! До сих пор не пришлось видеть другие висячие мосты, а столько лет прошло, и где только я не успела побывать! Страшно так, высоту я боялась всегда. Но потом мы с подругой бегали туда, чтобы бороться со страхом. Страх не прошел, просто привыкли к мосту. Вот так добрая половина девчонок долго решались, кто первый пойдет на мост. Мы перешли, наконец. Мальчики уже давно вернулись за другими вещами. Итак, за мостом сразу домик. Это и есть столовая – кухня. Однокомнатная избенка, в ней место для готовки – печь, и длинный стол деревянный со скамейками по бокам. Водитель, видимо не первый раз здесь, уверенно нес вещи в так называемую школу. И, когда мы обошли избу, то «вошли» на территорию деревни. И что же мы увидели? Только три дома по одну сторону. Они были страшные. Черные избы, черные крыши, черные ворота. И школа завершает улочку. Школа – большая изба, которых так много в бабушкиной деревне. Когда мы проходить мимо этих странных домов, то детишки, которые играли недалеко от их ворот, показывали на нас пальцем и затихли в каком-то ожидании. С ними возились ягнята. Тоже черненькие. А потом было ужасное, неприятное и опять странное. Вдруг повыскакивали взрослые из этих изб в каких-то длинных и темных одеяниях, быстро забрали детей, зло на нас поглядывая. Тотчас быстренько прихватили ягнят и, делая какие-то жесты, вроде как чертов прогоняют, наскоро заперли ворота. Потом из окон поглядели, зашторили. - А, это староверы. Они не любят чужих. У них своя жизнь, а у нас здесь поле, наша территория, городская, - сказал провожатый. А вот и школа. Опять-таки. Когда бы я увидела такую школу, которая была по описанию мамы похожа на ту, которую построил дедушка для начальной школы в те годы. Ведь мама училась в такой избе, и по ее рассказам так напомнило ее детство. Представила ее маленькой, с большой сумкой. Интересно, за какой примерно партой она сидела? Холодно ли было? Ведь она рассказывала, как Амина Гариповна, наша родственница со стороны дедушки Нигмата, всегда накидывала шаль на плечи. А дети как? В валенках, как в старинных фильмах, ручки и ушки мерзнут. Помню, когда в нашей городской школе было холодно, мы сидели в валенках, в пальто и шапках. В любом классе, чаще в начальной. Ведь закрывали школы только при морозе минус двадцать пять. А до этой черточки градусника тоже не жарко было. Вот и учились, ждали «праздника» - когда морозы станут "минусдвадцатипятиградусными". А многие просто не посещали в морозные дни школы. Я – дочь учителей, я посещала. А тут лето. Мы приехали в пасмурный день. Холодно даже летом. Для нас уже панцирные кровати приготовили. Мы заняли места. Да, это изба просторная, однокомнатная. Напротив двери – учебная площадь – доска, парты собраны в кучу, такие, которые теперь можно увидеть только в старинных фильмах – с открывающимися крышками. Кстати, мне такие парты очень нравились, удобные были. Только вот в третьем классе я вытянулась, и ногам было неудобно. Терпели. А напротив классной доски, в углу – круглая печь. Вот и школа. В этой деревушке - это малокомплектная школа. Сюда привозили дети из таких же маленьких поселений, а кто пешком шел. Зимой в таких школах вместо, например, 5 -10 детей разновозрастных, могли посещать только 1 – 4 из родной деревушки: школа рядом. Как у бабушки в деревне. Моя дальняя родственница А. (М.) Тагзима рассказывала, что зимой они практически жили дома. Село бабушки имело четыре фермы – МТФ, КТФ, ОТФ. В МТФ и КТФ – это две деревни - жила родня наша. Не учились в морозные дни, в дождливые. Маленький школьный автобус не мог ездить до марта из-за сугробов, так, дети почти зиму не учились. А в теплые дни демисезонья домой шли пешком, что там для сельского человека 3 – 10 км? Вот и в Юшатырке так же. Знакомо. Для меня, будущего учителя, было важно узнать про малокомплектную школу, ведь я планировала учиться в институте на учителя начальных классов. И про малокомплектные школы нам тоже говорили. Без наглядности трудно представить, даже кинопоказы так не впечатляют. Одна из тем реферата была про малокомплектные школы. Я хотела и мечтала работать именно в них. Но не нашла я такие школы. Разумеется, все «удобства» – на улице. Ночью темно, глухо, страшно. Мальчики в другом домике, для рабочих. Как определились с временным местожительством, нас позвали на обед. На улице – пустота! На противоположной стороне черных домой располагались четыре дома – современные. У них и машина, и дети спокойно играют. И собаки бегают, играют с нами. Два мира в одном месте. Это тоже впечатляло. После столовой у нас было свободное время. Вот тогда все ринулись на мост. А потом – кто куда. А куда до вечера? Никуда нельзя было далеко уходить. Вот и бродили мы по площади туда и обратно, на мостик, потом ужин и по комнатам. Так и сидели в избушке, потому что кругом пустырь. А на этом пустыре – семь домиков. И школа со столовой для нас, городских школьников. И летняя времянка для рабочих. Наутро нас повели на поле. Пустырь перешел в поле. А оно такое бескрайнее и бесконечное. Деревья, которые обнадёживали вдали, служили сигналом о том, что конец работы близится. Леса не было. Это были посадки, как везде по России – от ветров. Каждому полагалось по 2 грядки. Потому что не набралось нужное количество учеников – родители других нашли причины, и мы пахали да других. А поле – это вроде 3 км. Начало было интересным, лёгким, как всегда так поначалу кажется. Но середина была невыносимой. И нам обещали воду. Обед – что с собой взяли из столовой утром. То есть, мы с собой таскали еще и пакеты с едой, параллельно пропалывали. И вот, наконец, мы увидели старую клячу, телегу которой загрузили двумя бидонами с водой. Нас, полкласса, это почти 12 – 14 человек, пили воду как самую вкусную жидкость на свете. Тогда мы и узнали, что вода – самая вкусная из всех жидкостей – соков, киселей, компотов, "чаёв", лимонадов! Мы с подругой, поэтичные натуры, намного веселей стали работать после встречи с лошадкой. Ведь она – ориентир на то, что это – время обеда, и это – половина работы позади. И что после воды нам останется всего пол-поля «допахать», и «домой»! А самой главное, помнит ли моя подруженька, если читает, а читают меня многие, свои - из любопытства, передадут, знаю. Спасибо всем за доброе слово и пожелания! Обещала писать – вот и пишу. Давайте темы еще темы, с удовольствием вспомню, ваше припишу. Так вот я лошадку назвала Савраской. Что-то где-то по литературе, сейчас не вспомню, у какого-то героя была лошадь с такой кличкой. Ну, ей она точно подходила. - Смотри, Оль, Савраска идет! И мы поем песню, которую мы придумали, а мелодия Адриано Челентано из известного фильма, вот так мы складно придумали: «Савраска, Савраска, Хороший лошадкА, Хороший лошадкА, И грива твой глАдка! На-на-най-на-на…» Вот мы ее гладим и поем, и смеёмся. И девочки нам говорили: - Вот ваша Савраска идет! И мы все начинали петь. Вот так на поле и шутки, и песни рождались. Любили мы, когда шли дожди. Тогда мы мерзли в комнатах под одеялом, но зато не ходили в поле. Там мы друг друга лучше узнали. Вот так! Когда бы я в жизни работала на поле, сочиняли прикольную песню, жили в малокомплектной школе, видели старожилов живьем, видели странную деревушку, ходили по висячему мосту, попробовала тяжелый труд на полях, прочувствовала жизнь сестрицы? Когда бы мы подружились с одноклассницами, если не жили вместе?! 14 февраля 2018 г. В июне 2018 Оленьки не стало.

1984 - 2018






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 06.09.2020 Лия Гузей
Свидетельство о публикации: izba-2020-2891703

Рубрика произведения: Проза -> Быль



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  

















1