Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Лучше хороший пирог есть сообща…


Комфортабельный междугородний автобус плавно въехал на привокзальную площадь железнодорожного вокзала и остановился на конечной остановке.
Пассажиры, выходя из автобуса, благодарили водителя за поездку, и торопливо разбирая свой багаж, спешно удалялись в сторону перрона, так как до отправления поезда следовавшего на Москву оставалось не более двадцати минут.
А водитель тем временем, сдав транспортное средство иностранного производства своему напарнику и, любуясь вечной красотой бабьего лета, шёл к своей любимой женщине.
Посетив, по пути продуктовый минимаркет, Павел купил торт, бутылочку сухого вина, коробку конфет и в цветочном ларьке букет жёлтых астр. Эти цветы и цвет Инга просто обожала.
Поднимаясь через ступеньку, на пятый этаж к заветной квартире под номером сорок три Павел вдруг вспомнил слова в годы его молодости популярного советского шлягера «Моя любовь живёт на пятом этаже» и подумал: «Прямо как в песне».
Нажав кнопку дверного звонка и услышав за дверью звонкую трель, Павел приготовился вручить букет Инге.
Странно, но дверь почему-то отворять, явно не спешили.
Затянувшееся ожидание у закрытых дверей неприятно резануло Павла по нервам.
В конце концов, дверь открылась, поцеловав Ингу в щёчку и вручив букет, Павел прошёл в прихожую.
Привычно снимая куртку и, скидывая, с ног казаки, он обратил внимание на стоящую у порога мужскую обувь достаточно большого размера.
«Наверно Олег Громовой в гостях сидит, творческий коллега Инги по живописи», - подумал Павел.
«У тебя что, Олег в гостях?» – спросил Павел.
«Нет», - ответила Инга и, оставив в прихожей цветы и покупки, принесённые Павлом, поспешно ретировалась - словно сбежала на кухню.
Войдя на кухню с пакетом в руках, Павел от неожиданности просто обалдел.
За столом, вольготно по-хозяйски развалившись в кресле, сидел давно потерявший статность незнакомый мужчина лет сорока.
На нём было вытянутое на коленях трико мышиного цвета и майка «прощай, моя юность прощай», всё это выглядело непритязательно и очень по-домашнему.
Узкий горилла подобный лоб и холодные рыбьего цвета глаза выдавали в нём большого интеллигента и интеллектуала.
«Да, на этот раз Инга наверно не промахнулась, и как в известном анекдоте, выбрала сексуального партнёра по размеру обуви», - подумал Павел, в душе подтрунивая над своим анекдотическим положением и Ингой.
Представившись неожиданному явлению сидящему за столом, Павел, прикидывал:
«Если «Катерпиллер» (такое прозвище дал незнакомцу Павел) вскочит и начнёт предъявлять претензии, то ронять его, надо без промедления, а иначе придётся повозиться.

Новоиспечённый герой любовник, пожалуй, лет на пятнадцать моложе и килограмм на сорок тяжелее».
В такие минуты Павел частенько с благодарностью вспоминал учебку, и службу в разведвзводе, в составе которого он с друзьями в своё время оказывал посильную помощь одному из «братских» государств Советского Союза.
Присаживаясь за стол, Павел непринуждённо обратился к Инге:
«Надеюсь, чаем то здесь ещё сегодня угощают?».
В наступившем тяжёлом, напряжённом молчании Инга включила чайник.
Павел, тем временем недолго думая, выложил всё принесённое из пакета.
Разрезав торт, открыв коробку с конфетами и, разливая вино, в бокалы появившееся на столе, спросил: «За что сегодня пьём?».
«А мама вышла замуж!» - неожиданно для всех, раздался голос сына Инги – Сергея, который уже давно никем не замечаемый стоял за холодильником, и с интересом наблюдая за происходящим.
«Значить пьём за любовь и счастье молодых!» - с нескрываемой иронией произнёс Павел.
Выпили молча, без радостного горько и перезвона бокалов, словно на поминках – до которых, как оказалось, одному из присутствующих, было действительно не так уж и далеко.
Инга, разложила по тарелкам «свадебный» торт, заварила чай и разлила его по чашкам.
Павел неторопливо пил чай и с интересом наблюдал за Серёгой, прекрасно понимая, что тот, уплетая за обе щеки торт с конфетами, с любопытством ждёт финальной развязки такого необычного праздничного чаепития.
К великому разочарованию Серёги всё закончилось пристойно и без мордобоя.
В силу своего малого возраста он просто не знал многих народных пословиц, кои является кладезю народной мудрости и одна из которых гласит: «Сучка не захочет, кобель не вскочит!».
И свершено не факт, что раны женщина будет зализывать именно победителю.
Павел ушёл без обиды, и каких либо претензий.
А если по-человечески, могла ещё и утром предупредить, о своих грандиозных планах на вечер.
Да, что и говорить, но женская душа действительно потёмки! В прочем, как и мужская.
Если быть справедливым, то за Ингой водился такой маленький грешок.
Так как она ни разу не была официальной невестой, то периодически вот уже лет шесть искала себе мужчину, с которым непременно могла бы расписаться в ЗАГСЕ.
Но в этом её страстном желании до сих пор ей как-то не везло.
Что касается Павла, то он честно сразу дал понять, что фату Инге не обещает, так как он уже дважды познал счастье брачного союза.
Да и разница в двадцать лет с Павлом - Ингу неплохо отрезвляла.
Что касается её родителей, то они оба были просто в ужасе, от очередного «любимого» мужчины их дочери - Павла.
Однажды, для очного знакомства мама Инги пригласила Павла в гости.
С цветами и разными вкусностями в назначенное время Павел появился в прихожей Инги.
Как водится, познакомились, присели за прилично накрытый стол, выпили и закусили.
Папа, в это время по какой-то уважительной причине отсутствовал, но и без него женщины не скучали, а Павел несильно грустил.
Домашний вечер, благополучно подходи к финальной своей части.
Павел готов был расцеловать Ингу, а за компанию и, её маму Галину Михайловну, которая была младше Павла месяцев на восемь.
Но! Галина Михайловна привела на кухню своего внука Сергея и, подведя, его к мойке завалиной грязными тарелками приказала: «Быстро, помой посуду!».
Сергей, пододвигая к мойке табурет, укоризненно посмотрел на Павла.
Павел почувствовал, что краснеет - от стыда, позора и унижения до самых пят.
Как будто сейчас этот малыш вполне заслуженно отхлестал его по щекам.
Еле сдерживая себя, Павел спросил: «Серёжа, ты, что там сейчас делал в своей комнате?» - играл: «Ответил Сергей».
Павел, отрезав большой кусок торта и, положив его на тарелку, налил в кружку чаю и, обращаясь к Сергею, сказал: «Пошли, ты покажешь мне свою комнату, а это грустное дело подождёт».
Сергей с опаской посмотрел на бабушку, «Пошли, пошли» - сказал Павел. В голосе Павла, зазвучал металл.
Поняв, что за ослушание бабушки ему ничего не угрожает, Сергей пошёл вслед за Павлом в свою комнату.
Вернувшись на кухню и взбешённый до предела, Павел, отбросив всякую дипломатию, разразился бранной тирадой: «Ты что творишь старая кобыла!? Мы наели, напили, нажрали, а пацан должен за нами убирать? А ну, быстро подскочила к мойке и в темпе вальса всё помыла, а то этот торт будет у тебя сейчас на голове. Всё - время пошло!».
С последней помытой тарелкой Галиной Михайловной, Павел оделся, и, попрощавшись с Сергеем, ушёл.
С тех пор отношения с роднёй Инги были испорчены навсегда и бесповоротно.
Но, как не странно Инга после грандиозного скандала Павла с её мамой, своих близких отношений с ним не прекратила.
Зато вот теперь, в очередной раз появился новый жених, с тенденцией на ЗАГС.
Прошло месяца два после осеннего, свадебного чаепития. Земля укрылась плотным, снежным покровом, и на телефоне у Павла вновь высветился номер телефона Инги.
- «Привет!» - как не в чём не бывало, раздался в телефоне голос Инги.
- «Привет, привет, большой привет и утром три привета» - парировал Павел народной шуткой - прибауткой.
- «Да я не против» - прозвучало в ответ, на другом конце сети: «Может, сегодня вместе пообедаем?».
- «Адрес не забыла? Приезжай!» - ответил Павел.
После часового интенсивного обеда тушь на глазах Инги потекла, причёска изрядно пострадала.
А, у её супруга "Катерпиллера" - Васи, чётко прорезалась пара стройных рожек, с тенденцией в дальнейшем превратиться в полноценные лосиные рога.
После, поспешного «обеда», и такого же стремительного ухода Инги, Павел, стоя в прихожей подытожил: «И так, всё вновь вернулось на круги своя».
А всё так романтично с Ингой начиналось!
Довольно большой подвал под одной из городских высоток, небольшого Заполярного городка служил художественной мастерской одному из местных мэтров.
Каждый месяц последнего воскресенья эта мастерская превращалась в неформальный клуб «Эстет», в котором собиралась творческая городская богема.
Круглый фуршетный стол, занимающий большую часть одной из комнат подвального помещения, был накрыт, не то что бы богато, но и не бедно.
Художники, журналисты, поэты, прозаики, барды и все немногочисленные гости, обычно скидывались в складчину и посылали гонцов в гастроном за провизией или приносили к чаю свои угощения.
Время от времени проводимые в клубе творческие встречи и презентации, проходили всегда в спокойной, дружеской обстановке.
Несмотря порой на критические замечания и острые высказывания, присутствующих в адрес выставляемых на общее обозрение картин, декламируемых ли стихов или исполняемых авторами своих песен.
Обычно, авторы миролюбиво выслушивали все высказывания в свой адрес, или адрес своего произведения и принимали замечания критиков или нет, но, каждый непременно оставался, при своём мнении.
Наиболее притягательной силой этих вечеров было свободное, непринуждённое общение творческих людей всех возрастов и сословий в уютной домашней обстановке.
Непременной атрибутикой таких вечеров и чаще всего не только под чай, были стихи и песни, как местных городских поэтов и бардов, так и все мирно известных авторов этих жанров.
На одной из таких вечеринок клуба «Эстет» и началась романтическая история, между Павлом и Ингой. Которая, продолжалась пять нескучных лет.
Павел и Инга в тот раз совершенно случайно оказались рядом за фуршетным столом.
Павел, ухаживая весь вечер за Ингой, не забывал подливать вино в бокалы и других рядом стоящих дам. При этом остроумно шутил, рассказывая интересные истории и анекдоты.
Присутствующие же дамы и господа, непринуждённо делились своими впечатлениями, обсуждая выставленные картины, ведя светскую беседу.
Под занавесь, Павел впервые исполнил свои песни, а один из прозаиков прочитал свой новый короткий рассказ.
Вечер удался!
Инга и Павел в рядах последних посетителей покинули клуб.
Пройдя через двор, они вышли на улицу с все Российским названием «Советская».
Тридцати градусный мороз с ветерком заметно бодрил.
Павел, неожиданно даже для себя вдруг спросил Ингу: «Пойдём к тебе или ко мне?» - и как мальчишка оробел от своего нахальства.
Инга, посмотрев на Павла, ответила: «Пойдём к тебе».
Одним из самых больших достоинств Ельцинской перестройки стало исчезновение по всей стране дефицита на такси.
Первый же водитель иномарки мгновенно среагировал на поднятую руку, и комфортабельный «Марк-2» помчал Ингу и Павла через промёрзшую полярную ночь к новым прозаическим приключениям и передрягам.
Квартира Павла повергла Ингу в шок!
Доблестные городские коммунальные службы, после четырёх лет судебных тяжб, в конце концов, соизволили приступить к ремонту квартиры Павла в брусовой двух этажке, которая вот уже двадцать пять лет благополучно простояла в уютном, сосновом лесочке на окраине города.
За семь месяцев ударного труда бригадой тружеников из ближнего зарубежья, ремонт двух комнатной квартиры был осилен процентов на сорок, и всё - к чему «умельцы» приложили руки, было отвратительного качества.
В декабре, прокурорская проверка ударную стройку узбеков приостановила предписанием, в котором говорилось: «Всё работы должны быть произведены заново и с надлежащим качеством».
Четыре осенних пожара, устроенные подростками окончательно добили городской жилищный обменный фонд, и Павел к радости администрации города без особых уговоров остался зимовать в родных стенах.
Войдя за Ингой в прихожую и закрыв входную дверь, Павел со смешинками в голосе сказал: «Прошу в мой персональный холодильник, и чувствуйте себя, как дома» - одновременно включая лампу - переноску и два калорифера.
Пройдя в комнату, которая служила спальней, Павел, заботливо водружая чехол с гитарой на гвоздь, вбитый, у самого потолка пояснил: «Ей здесь теплее».
- И далее продолжил: «Представь, что я Кай, а ты Герда спасающая меня от объятий Снежной королевы».
- «Я согласна» - ответила Инга и, подойдя к Павлу, поцеловала его в губы.
Громкий стук соседей в стену и барабанная дробь по отопительной системе семидесяти летней бабушки-старушки, вернули Павла и Ингу к действительности.
За окном ещё во всю царствовала ночь, неутомимые стрелки на часах показывали пять часов часа утра.
Одним из достоинств брусовых двух этажек на севере и особенно щитовых бамовских домов, это была просто «уникальная их шумоизоляция».
В результате этого, практически все жители подъезда, в той или иной степени были вынуждены всю ночь напролёт заниматься любовью за компанию с Павлом и Ингой.
Инга, посмотрев на часы, удивлённо восторженно произнесла: «Вот это мы повеселились!»
После этих слов, Павел и Инга, приятно утомлённые многочасовым сексом, обнялись, и мгновенно уснули.
Первые последствия своей неудержимой, сексуальной страсти к Инге, Павел реально ощутил месяца через три.
Однажды проснувшись утром, он вдруг почувствовал, что помимо его воли, что-то течёт по мочеиспускательному каналу.
Он стремительно откинул одеяло, и перед его взором предстала очень грустная картина. Так как он предпочитал спать нагим, то простынь на уровне гениталий была в жёлтых пятнах.
Нет, сильного огорчения не было, но невольно подумалось: «Молодец! Надо же, на шестом десятке первый раз угораздило триппер подцепить».
«Да, как не печально, но Новогоднюю сказку, как видно подмочила гонорея» - подумал Павел и пошёл в ванную - купать, своего истекающего гноем слонёнка.
С утра пораньше обрадовал и Ингу своим открытием. На её странный вопрос: «Откуда?».
Павел коротко, но спокойно бросил: «Наверно, ты на стороне дала верблюду».
И далее продолжил: «Бери своего бывшего бойфренда, и мухой оба чешите в КВД».
Не долго думая и не теряя времени, Павел через знакомого уролога Владимира Ивановича тоже прошёл полное обследование.
Результат обследования был просто поразительный!
Владимир Иванович, а для друзей просто Вовчик, выдавая, Павлу результаты обследования заявил: «Но ты и паникёр Паша! Поздравляю, у тебя ничего нет, ты здоров как племенной, колхозный бык».
«А как же выделения?» - не преминул задать вопрос Павел. «Да у тебя просто сильное воспаление, может, ты на лыжне застудился, а может, посидел на холодном после бани» - ответил Вовчик, подавая Павлу рецепт.
Павел не знал, от чего там отлегает, но после такого диагноза дышать стало на много легче, настроение прибавилось, а восьмое марта приближалось.
Зайдя в центральную аптеку, Павел выкупил выписанные Вовчиком препараты, запасся одноразовыми шприцами и направился в свою келью добросовестно, собственноручно портить шкуру на собственном заду.
В скорее появилась и Инга со своими пылкими обвинениями. Но, увидев документальные подтверждения, что Павел здоров, а она потерпела фиаско, сразу сникла.
Ей повезло меньше, у неё было два гинекологических козыря. Одно радовало, что все козыри были не высшего достоинства.
Инги было наверно очень странно: «Почему, после всего происшедшего Павел корректным, но мощным пинком, под её очень симпатичную попку не послал её далеко, далеко, где кочуют туманы?»
А Павел давно понял, что он ничего не подцепил от Инги благодаря исключительно своей сильной иммунной системе. А гнойные безболезненные выделения - это был результат борьбы, его могучего организма с вредителями.

Прогонять же Ингу он и не собирался, у него даже такой глупой мысли не возникло, он уже давно знал, что люди не ангелы, а другие дамы ничуть не лучше.
Через небольшой промежуток времени соседи Павла вновь услышали крики - высшего сексуального наслаждения.
Спустя примерно месяц после возобновления очень близких отношений, Инга неожиданно пришла к Павлу вечером.
И бес прелюдий с порога грустным голосом объявила: «Катерпиллер умер, от сердечной недостаточности».
Павел с ёрничал: «Надеюсь не на тебе?»,
-Нет, «В бане» - ответила Инга.
«Ну, хорошо, хоть помыться успел» - подумал, без сожаления о покойнике Павел.
После трагической кончины последнего мужа Инги «Катерпиллера», прошли, в общем-то, не плохие два года, насыщенные достаточно интересными событиями.
Фестивали, конкурсы, концерты бардов, лыжные походы с шашлыками, различные художественные выставки, поэтические вечера и просто праздничные вечеринки не оставляли места для скуки и уныния вдове.
В строго отведённое время всё население Севера своим приходом вновь осчастливила Весна.
К все общей радости учеников, родителей и педагогов закончился очередной учебный год.
И началась великая миграция населения северных городов на Юг.
Ингины родители, собрав внуков сына и дочки не отставая от других жителей города, отправились на всё лето, на родные просторы Украины.
Погреть свои престарелые кости на южных морях, а заодно и попасти внуков.
Однажды, в начале июня, сразу после утренней гормональной физзарядки Инга, словно ушатом холодной воды, ошарашила, Павла.
Выдав буквально следующее: «Ты знаешь, я сегодня после обеда улетаю на две недели в Израиль с Яковом Моисеевичем!».
«Что, на палка тур, что ли?» - стараясь быть спокойным, спросил Павел.
«Да нет, ты что! Просто он купил путёвки, билеты и сделал мне сюрприз» - строя не винные глаза ответила Инга.
«Слушай ты, шалава, да ты просто наверно очумела!» - разразился Павел.
- И уже спокойней добавил: «Ну и перо тебе в зад для управления в полёте».
Инга опрометью выскочила из квартиры Павла, захлопнув за собой дверь, а Павел подумал: «Всё, теперь это конец!»
Инга, была глубоко симпатична Павлу, в свои тридцать пять лет, она умудрилась сохранить фигуру десятиклассницы, была не глупым творческим человеком, занималась фотографией, живописью, литературой, всегда была готова составить компанию в любом интересном начинании или авантюре.
Казалось бы всё просто идеально.
-Но!
Между ними очень прочно стояли её родители, сын Сергей, да ещё в её годы практически трудно осуществимая мечта выйти замуж.
Родителей, Павел - конечно понимал, они хотели своей дочке счастья в виде молодого, красивого, богатого добро молодца.
И Галина Михайловна мечтала, как она будет ездить на своём зяте, словно Панычка на послушнике из кинофильма «Вий».
А не мыть посуду под его руководством.
Папу Инги, разъедала чёрная зависть, которая и свела его прежде временно в могилу.
Как это пенсионер, у которого дети чуть младше его дочери, спит с его дочерью, а ему уже кроме пива, в жизни - ничего уже не надо.
Сын Инги Сергей, рос нормальным, смышленым пацаном и его надо было поднимать, ставить на ноги.
Павел не был альфонсом и помогал Инге материально и поддерживал её морально, в меру своих сил и скромных возможностей.
И, он чётко понимал, что дать высшее образование Сергею не сможет.
Да и тащить чужой крест, набивая себе при этом горб, не собирался.
Кто садит цветы, тот пусть их и растит!
А так, как Сергей на летних каникулах общался в Украине со своим родным папой, то Павлу меньше всего хотелось, когда-нибудь услышать в свой адрес очень каверзный вопрос: «Ты вообще, кто тут такой будешь?».
Но, самое главное, Инга, даже сама точно не знала, нужен ли ей муж.
Ей нужен был скорей всего не муж, а тупой и слепой лох, с толстым кошельком, который пока никак не попадался.
Вот и теперь, в силу слабости своего женского начала, она полетела в Израиль с Яковом Моисеевичем.
Где видимо стоя в одной из поз Камасутры, будет усиленно замаливать свои многочисленные грехи.
Все злоключения, произошедшие между Павлом и Ингой за весь период их многолетней дружбы, не могли, не сказаться на их взаимоотношениях.
Если что и осталось от прошлого, и влекло их друг к другу, так в первую очередь - это только сексуальное влечение.
За всё время их общения, она, ни разу не сказала Павлу, не хочу, а Павел, ни разу не сказал ей, не могу.
Не обычно начавшееся утро очень даже взбодрило Павла, а утренний, тёплый душ успокоил.
За приготовлением холостяцкого завтрака, он понял, что аппетит его от утренних событий не пострадал.
На сидящего в гордом одиночестве Павла, за воскресным утренним столом, накатили воспоминания двух летней давности связанные с Яковом Моисеевичем.
Павел с Ингой были свободными и независимыми людьми, и оба ясно понимали, что их отношения не содержат каких либо конкретных обязательств по отношению друг к другу.
Поэтому они никогда не предъявляли претензий и не доставали друг, друга идиотскими вопросами: «Где ты была? Куда ты ходил?».
Так придя поздравлять Ингу с тридцати трёхлетием, Павел просто обомлел, увидев в огромной вазе шикарный букет из тридцати трёх белых роз.
Каждая, из которых стоила, не менее двухсот рублей, да ещё сотовый телефон за пятнадцать штук в придачу.
Ну и что? Просто щедрый незнакомец получил прозвище «Телефонист».

А вот Якова Моисеевича, Павел просто ненавидел всей душой, и этому была своя веская причина.
- Подошла пенсионная Осень.
Павел оформил пенсию и, попрощавшись с ребятами из подразделения «Альфа», где он служил в течение последних трёх лет, с ощущением счастья и полной свободы ушёл на заслуженный отдых.
На полученные им день деньги Павел наконец-то смог позволить себе купить шикарную акустическую гитару «ADAMS» со звукоснимателем, и видеокамеру «SONY».
Сыграв на новой гитаре несколько аккордов, он с горечью для себя констатировал, что все прошедшие годы своей творческой жизни, играл просто на дровах.
Подарки получили все: Инга зимние сапоги, Сергей куртку, а дочка Павла, Мария - Ноутбук.
Так уж сложилось. Но вот уже пятнадцать лет Павел вёл холостяцкий образ жизни, при этом материально и морально он помогал своим детям, и поддерживал тёплые, дружеские отношения, с бывшими жёнами.
Новая гитара и видеокамера были очень даже кстати, так как приближался юбилейный Фестиваль «Сибирский Калейдоскоп».
Этот Фестиваль был всегда знаменательным событием в культурной жизни сравнительно небольшого северного городка Хантгорска.
Это был праздник искусств, в котором принимали участие художники, поэты, барды, исполнители различных жанров.
Пятый, юбилейный Фестиваль прошёл замечательно!
Представители Хантгорска и в частности художники клуба «Эстет», выставили много новых, интересных картин.
Городские поэты, барды и певцы в полной мере достойно продемонстрировали своё искусство.
Фестиваль вновь открыл не мало новых талантливых людей Сибирского региона.
А на закрытии, этого знаменательного мероприятия администрация города поразила всех участников своей щедростью.
После официальной части закрытия, в фае Спортивного комплекса, всех участников и гостей, ждал банкет со щедро накрытыми столами.
Павел, принимал активное участие в Фестивале, исполнял свои песни и читал стихи, а ещё успевал снимать всё происходящее на видеокамеру.
В фае Спортивного комплекса, Павел с видеокамерой на треноге и с зачехлённой гитарой на плече, подошёл к празднично накрытому столу, за которым сидела Инга, её лучшая подруга Галина, и бывший бойфренд Инги - Валентин.
Садясь, в свободное кресло он произнёс: «Вот вы где окопались!», и вопросительно спросил: «С вашего позволения и я здесь приземлюсь?».
Неожиданно за всех с решительным видом Павлу ответила подруга Инги, Галина: «Ты знаешь - Павел, извини, но у меня сегодня день рождение и за этим столом больше нет свободных мест!».

Эти слова на Павла подействовали, как снег после парилки .
«Ну что ж, на нет и суда нет! Подавляя в себе волну бешенства, с наигранным спокойствием, медленно поднимаясь из-за стола и ожидая реакции Инги на всё происходящее» - ответил Павел.
Но Инга, потупив свой взгляд в край стола, многозначительно молчала.
Этот вечер Инга с Павлом на удивление многих присутствующих, да и самого Павла провели в разных компаниях, чем вызвали многочисленные сплетни и в городской творческой среде.
В период этой кратковременной размолвки, как потом показали произошедшие события, у Инги так зачесалось меж двух больших пальцев, что на её небосклоне и появился очередной герой любовник и кандидат в мужья - Яков Моисеевич.
Как гласила мудрейшая надпись на кольце Царя Соломона: «…и это, тоже пройдёт» - закончилась размолвка, между Ингой и Павлом.
В очередной раз они возобновили свои очень нежные, дружеские отношения.
В скорее, в один из вечеров, Инга пришла к Павлу заметно взволнованной.
Заметив её взволнованное состояние, Павел, помогая снять пальто Инге, иронически её спросил: «Ну, рассказывай, какое новое приключение в очередной раз ты нашла на свою симпатичную попку?».
Инга, без обиняков ответила: «Яков Моисеевич сказал: «Что если я к нему не вернусь, то тебе осталось жить две недели!».
Павел, безудержно смеялся до слёз, так его уже давно никто не смешил.
Отдышавшись и вытирая слёзы, Павел сказал стоявшей в растерянности, и ни чего не понимающей Инге: «Извини, но теперь тебе придётся мне дать телефон твоего очередного самоубийцы».
В телефонной трубке, которую подняли после первого же гудка, послышался приятный мужской баритон.
Представившись, Павел спросил: «Извините, а как мне услышать Якова Моисеевича?» - в трубке ответили: «Чем могу служить, я вас слушаю?»
И тогда Павел, очень в корректно и доброжелательно объяснил, что его не очень устраивает двух недельный срок жизни, отведённый ему Яковом Моисеевичем.
И предложил в удобное для Якова Моисеевича время встретиться в черте города на определённой полянке у живописного озера, где обычно и разрешались жителями города, различные, острые междоусобные конфликты.
Предварительно разразившись нецензурной бранью, Яков Моисеевич геройски бросил телефонную трубку.
«Ну, что?» - спросила Инга.
Он, обещал пересмотреть сроки продолжительности моей жизни в сторону увеличения: «Отшутился Павел».
После этого не лицеприятного разговора прошло месяца четыре, и встреча двух непримиримых соперников однажды всё же состоялась.
Как-то Павлу, пришлось делать незапланированный второй междугородний вечерний рейс.
Позвонив Инге, и объяснив сложившуюся ситуацию, он предупредил, что скоро подъедет поужинать, и спросил: «Что прикупить?».
На подходящего к подъезду Павла, вскочив со скамейки, молча и внезапно бросился мужчина.
Машинально, Павел сделал шаг левой ногой навстречу и чуть в сторону от нападавшего и, развернув своё тело резко влево, заставил забияку промахнуться, нанося, встречный правый боковой точно в подбородок.
Незнакомец рухнул на тротуар.
Всё произошло так быстро и неожиданно, что Павел не успел, даже рассердится.
Собирая пакеты с продуктами, Павел увидел, что незнакомец медленно сел на пятую точку опоры. И, через пару минут видимо окончательно оклемавшись, стал подниматься на ноги.
«Сударь, Вы зря так нападаете на незнакомого человека, ведь ненароком, можете когда-то и серьёзно пострадать», - уже сочувствуя незнакомцу, произнёс Павел.
И в ответ услышал: «Тебе, лишь бы потрахаться, а я, люблю её и хочу на ней жениться!».
Всё сразу встало на свои места.
Павел догадался, перед ним собственной персоной предстал незабвенный Яков Моисеевич.
На пламенную речь очередного кандидата в мужья, Павел, по-прежнему спокойно ответил: «Яков Моисеевич! С вопросом о свадьбе это к Инге. Она и только она, если захочет, то может удовлетворить это ваше страстное желание».
А полученный вами лёгкий нокаут будем считать, расчётом за ваш хамский телефонный разговор со мной» - и вошёл в подъезд.
Но, благородный гнев, кипевший в груди у Якова Моисеевича, и страстное желание как следует отлупить соперника, затмили его разум.
Забежав в подъезд вслед за Павлом - он, обхватил его туловище сзади руками и, торжествующе закричал: «Ну, теперь ты у меня получишь!».
Но, как же он горько заблуждался!
Павел привычным резким движением развёл свои руки в стороны и одновременно чуть присев, нанёс сильный удар нападавшему, правым локтем в область печени.
Дождавшись, когда Яков Моисеевич окончательно оклемался, и принял вертикальное положение, Павел молча пробил два прямых в голову с завершающим ударом в солнечное сплетение.
Как ни странно, но злости по прежнему не было, а вот отвращение к этому человеку овладевало Павлом всё больше и больше.
Уже находясь перед квартирой Инги, Павел услышал в свой адрес угрозы неугомонного жениха: «Я тебя дождусь, и всё равно убью!».
«Да, настырный жених попался» - входя в квартиру, подумал Павел.
Инга, забирая пакеты у Павла и заметив на его руках кровь, тревожно спросила: «Что случилось?».
Да вот: «Женихи твои уже совсем проходу не дают!» - проходя в ванную комнату для мытья рук, улыбаясь, ответил Павел.
После совместной поездки Инги с Яковом Моисеевичем в Израиль, Павел не смог простить Ингу, и прекратил с ней всякие дальнейшие отношения.
И вот, и по прошествии двух лет, Павел всё так же, как и прежде не мог отдать предпочтение, одному из двух, в общем, то правильных, но взаимно исключающих друг друга высказываний.
«Уж лучше голодать, чем, что попало, есть…» - или - «Лучше хороший пирог есть сообща, чем плохим давиться в одиночку!».
Но почему, почему?! Порой, Павлу, так хочется, как прежде забыв обо всём, потеряв, реальное ощущение времени, умчаться в ночь экстаза …

Геннадий Бедокур




Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 29.08.2020 Геннадий Бедокур
Свидетельство о публикации: izba-2020-2885142

Рубрика произведения: Проза -> Другое


















1