Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Посмотри в зеркало - 57


     Бесконечно долгие восемь дней содержания в СИЗО закончились. Семёна выпустили на свободу, а дело его закрыли. Теперь ему предстояло решить несколько важных житейских вопросов. Первым делом он отправился на химкомбинат, где уже готовили приказ о его увольнении. Пришлось повоевать за своё рабочее место. Из этой борьбы Валежников вышел победителем, вновь приступив к обязанностям инженера-технолога.
     Затем Семён занялся поисками другого жилья. Проживание в окружении лиц с уголовным прошлым и настоящим стало для него невыносимо. Не потому что было страшно – бояться их он перестал. Но лагерный жаргон и блатные ужимки стали вызывать у него приступы тошноты. Подобным соседством он был сыт по горло. Очень скоро Семён нашёл хорошую комнату в относительно спокойном общежитии.
     Он не известил Машу о своём освобождении и не сообщил ей свой новый адрес. Напротив, сменил в телефоне сим-карту, чтобы оборвать все связи. За время его недельного с хвостиком пребывания в СИЗО Маша приходила к нему ещё раз. Им дали возможность поговорить пятнадцать минут. Но этого короткого времени хватило на то, чтобы понять: дальнейшего общения с Катиной сестрой, так на неё похожей, он просто не выдержит. Видеть перед собой дорогое, любимое лицо; слышать мягкий, ласковый голос – и ясно осознавать, что эта женщина никогда не будет с ним… Нет, это было выше его сил. Поразмыслив, Семён пришёл к выводу, что ему надо уехать. Уехать как можно дальше от этого города. Что его здесь держит? Ничего. Ни родных, ни близких, ни собственной крыши над головой. Разве что работа. Но работу при большом желании можно найти и в другом городе. Надо поискать в интернете бывших школьных и институтских товарищей. Они помогут. Должны помочь. В конце концов, можно вернуться в родной посёлок под Екатеринбургом – в родительский дом, где ему всегда будут рады. Там он не сможет найти работу по специальности. Но что-нибудь всё равно найдёт, чтобы не сидеть на шее у пенсионеров-родителей.
     Так он решил. Но бегство приходилось отложить на неопределённое время. Для начала требовалось подкопить денег. При невысокой зарплате химика-технолога это было непросто. Значит, надо срочно искать подработку.
     А пока подработка была только в планах, и у Семёна имелось в наличии свободное время, он решил в ближайшее воскресенье побывать у Катиной могилы.

     В субботу на землю вопреки прогнозам пролился сильный дождь. По тротуарам и дорогам ручьями бежала вода. Небо до самого горизонта было затянуто тёмными, почти чёрными тучами. От этого казалось, что ливень будет продолжаться ещё очень долго. А утро следующего дня выдалось неожиданно тёплым и солнечным. Небо сверкало бирюзовой голубизной. О вчерашнем дожде напоминали лишь многочисленные лужи, ослепительно сверкающие под солнечными лучами. Но там, где не было ям и впадин, асфальт уже практически высох.
     Хотя грунтовые дороги за городом вряд ли успели просохнуть, Семён решил не отказываться от намеченного плана. Умывшись и легко позавтракав, он рейсовым автобусом поехал на кладбище. За неполный час он добрался до огороженного металлическим забором некрополя, нашёл Катину могилу и долго сидел возле неё в одиночестве, глядя на встроенную в памятник фотографию. И чем дольше он вглядывался в любимое лицо, тем слабее становилась его уверенность в необходимости уезжать. Хотя его планы на счастливую семейную жизнь с любимой женщиной трагически рухнули, всё же он имеет возможность время от времени видеть её сестру и представлять себе, что он видит Катю. И пусть никаких перспектив у них нет и не будет, но даже просто иногда видеть её – уже большая радость.
     Повернув голову, Семён заметил, что в его сторону идёт человек. Но разглядеть его было сложно. От земли интенсивно поднимались испарения, нарушая однородность воздуха и искажая окружающее пространство. Одно было ясно: шла женщина. Она продолжала идти, сокращая расстояние. Уже не оставалось сомнения, что она идёт сюда, к Катиной могиле. Семёна охватило сильное волнение. Он стал напряжённо всматриваться в приближающегося к нему человека, боясь и одновременно надеясь увидеть ту единственную, которая могла подарить ему иллюзию счастья. Он не ошибся: это была она – Маша. Вот она подошла к оградке, удивлённо и взволнованно глядя на Семёна.
     - Сёма?
     Он поднялся ей навстречу.
     - Да, Маша.
     Она в нерешительности постояла. Потом зашла внутрь ограды, положила на могилу цветы. Повернувшись к Семёну, сказала:
     - Я вчера поехала к тебе на свидание. Мне сказали, что тебя признали невиновным и уже отпустили. А я и не знала…
     Семён опустил голову.
     - Прости, Маша! Я должен был сообщить тебе, но… не смог. Постарайся меня понять. Мне тяжело. Очень тяжело. Я смотрю на тебя, а вижу Катю – её лицо, улыбку, походку. Слышу её голос. Ты очень похожа на сестру – такая же красивая, чистая, нежная. Но ты не Катя. Ты другая женщина, которая никогда не станет моей. Всё что мне будет позволено – это видеть тебя. Вот я и решил: будет лучше, если я уеду куда-нибудь…
     - Погоди, Сёма! Постой! – прервала его Маша. – Я не вполне тебя понимаю. Разве мы с тобой чужие люди? Почему ты ставишь препоны? Почему отталкиваешь меня?
     - Ну что ты, Машенька! – воскликнул Семён. – Всё не так. Всё как раз наоборот. Мне не хватает тебя. Очень не хватает. Если кто и способен заменить мне Катю, так это только ты. Но разве я могу на что-то рассчитывать?
     Маша присела на лавочку рядом с ним.
     - Ты вот что, Сёма… – сказала она, осторожно подбирая слова. – Давай пока не будем… Рано ещё. Не время сейчас... Поговорим обо всём позже.
     Он удивлённо смотрел на неё.
     - О чём поговорим? Что-то я не возьму в толк.
     - Обо всём. Ты, главное, не спеши с выводами и не совершай опрометчивых поступков. Послушайся моего совета. Всё не так, как тебе кажется.
     - Да что не так, Маша! – горячо воскликнул Семён. – Всё предельно ясно. Я стал виновником гибели Кати и Жени – самых близких тебе людей. Пусть косвенным, но – виновником. Это значит, что между нами всегда будет стена. А я так не могу…
     - Боже мой, Сёма! Я не хотела говорить об этом сейчас. Рано ещё, преждевременно. Но ты меня вынуждаешь, - Маша глубоко вздохнула. – Я обещала Кате не оставлять тебя одного. Она просила меня окружить тебя теплом и заботой – всем тем, чего не смогла дать сама.
     Ему показалось, что он ослышался.
     - Катя? – спросил удивлённо.
     - Да.
     - Не понимаю.
     - Она приходит ко мне во снах. Каждую ночь. Мы долго общаемся. Катя очень любит тебя, желает счастья и ни в чём не винит. Она сказала, что ты и я можем быть счастливы только вместе.
     - То есть… – неуверенно начал Семён. – То есть это не просто воля умершей сестры? Ты тоже считаешь, что можешь быть счастлива со мной?
     - Да, - чуть слышно выдохнула она.
     - Потому что Катя сказала тебе об этом?
     - Потому что я так чувствую.
     Он мягко взял её за руку.
     - Спасибо, Маша!
     - Но… мы должны подождать.
     - Да, Машенька, мы подождём. Катя ещё здесь, с нами. И Женя тоже с нами.
     Маша опустила голову и сказала, всхлипнув:
     - Ты знаешь, Сёма, он мне совсем не снится. Наверное, обижен на меня и не может простить. А тебе Катя снится?
     - Да. Только она ничего мне не говорит. Смотрит на меня и улыбается. А Женю мы сейчас навестим и попробуем ему всё объяснить. Наверное, будет нелегко это сделать, но мы постараемся. А потом я хочу отыскать Витину могилу. Думаю, что он тоже где-то здесь похоронен.
     Маша покачала головой.
     - Нет, Сёма, Витиной могилы здесь нет. Когда ты сообщил мне о его гибели, я стала наводить справки. Оказалось, что Виктора решили похоронить за оградой – церковь не позволила хоронить самоубийцу на кладбище, - она с грустной улыбкой посмотрела Семёну в глаза. – Странно получается, правда?: убийцу можно, а самоубийцу нельзя.
     - Значит, он за оградой? – спросил Семён.
     - Нет, я не позволила так поступить с ним. Назвалась дальней родственницей и взяла на себя смелость принимать решения. Я решила, что будет лучше… В общем, Виктора кремировали. Потом я связалась с его родственниками и сообщила им о Витиной гибели. На следующий день с Урала прилетели его братья. Я отдала им урну с прахом.
     - Ты умница, Маша! – Семён легонько сжал её руку, хотя ему нестерпимо хотелось обнять эту женщину, прижать к своей груди. – Однако, пора навестить Женю.
     Маша поднялась.
     - Ты знаешь, Сёма, - сказала она, - наверное, будет лучше, если я схожу одна. Потом мы будем навещать его вместе, а пока не нужно.
     - Да, ты права, - согласился он. - Скажи ему, что я всегда уважал его. Даже когда на него злился.
     - Да, Сёма. Я скажу. Он поймёт и простит нас.
     Маша ушла. А Семён продолжал сидеть на лавочке один посреди города мёртвых. Он думал о том, что жизнь непредсказуема, скоротечна и хрупка. Что надо любить её и ценить каждый миг существования. И, глядя в зеркало, благодарить Бога за каждый прожитый день.

2016г






Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 22.08.2020 Геннадий Дорогов
Свидетельство о публикации: izba-2020-2879794

Рубрика произведения: Проза -> Роман


















1