Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Морские черти


Морские черти
Море спокойно дышало, ровный ветерок позволял идти под всеми парусами с вполне приличной скоростью. Только бриг еле полз по морской глади. Дело в том, что паруса стояли именно все, которые имелись в наличии. А вот их было удивительно мало. Только брамсель на грот мачте и летучий кливер ещё можно было назвать парусами., а остальные просто болтались рваными тряпками. На обломке бизани трепыхался кусок ткани, поставленный наподобие шпринтового паруса, но его смешная площадь только помогала снизить нагрузку на штурвале, а придать судну скорости такой крошечный парус вряд ли мог. Бриг полз по ветру так тихо, что даже вода под форштевнем не бурлила весёлым буруном. Зато за кормой бриг оставлял широкий пенный след. Всему виной были две помпы, усиленно качавшие воду из трюма, но даже они не могли справиться с течью в правом борту, поэтому матросы сновали с вёдрами, вычерпывая воду, поступавшую в пролом.
- Эй, юнга! Тащи гамаки на палубу, спать нам пока не светит! – грудной голос капитана разнёсся по палубе. – Пару человек хватит, тащите всё!
- Капитан, нас поднимут на смех с такими парусами, - пытался возразить боцман, не переставая черпать ведром воду.
- Если мы сдохнем в открытом море, то и смеяться будет некому, а с таким ходом мы не дойдём до порта. – капитан прав, как никогда.
Команда и так вся в мыле, пытаясь спасти своё судно, и это ещё при том, что пробоина заткнута мешками, но только мука закупоривает течь достаточно хорошо, а её на судне не осталось вовсе. Юнга кинулся в трюм, стоя по колено в воде, он отвязывал гамаки, в которых спали матросы. На палубе юнга появился, как прачка, увешанная бельём, но никто из команды не стал подтрунивать над парнем.
- Ставьте вместо марселя! Сверху вниз, как лиселя! – капитан посмотрел на юнгу и одного щуплого матроса.
Толку с них не так много, а хода судну явно не хватало, не могут же несколько суток люди работать без устали, они просто упадут. Осторожно, от мачты к краям, юнга на марса рее, а матрос внизу, парни стали развешивать гамаки на реи. Смешные паруса постепенно заняли своё место и под форштевнем зажурчала вода.
- Четыре узла! – разнёсся голос капитана. – Это шанс, черти морские, мы дойдём!
Совершенно необходимо подбодрить команду, вселить надежду в их сердца. Впрочем, эти парни сделаны из особого материала, иначе лежать бы им на дне морском, или висеть на рее британского фрегата. Команда воспрянула духом, если до этого была злость и отчаяние обречённых, то теперь ими руководила надежда, а взглянув на капитана, матросы обрели твёрдую уверенность в благоприятном исходе. Она так и осталась в белом платье и дамской шляпке, как переоделась к сражению, возможно, последнему в жизни. Женщина на корабле, плохая примета, но только не она. Абигейл Бредшоу, урождённая Мак ‘Милан по кличке Морской Чёрт.
- Капитан, может скинем пушки за борт? – предложил боцман Пит.
- Лучше парочку толстых и вредных матросов, - с пушками она не расстанется ни за что. – а вот скинуть немного балласта можно, лучше пушки опустим в трюм вместо него.
Резонное замечание, ветер ровный, крена почти нет, почему бы и не облегчить судно. Боцман отослал парочку крепких парней, умевших хорошо нырять, в трюм. Там они начали закидывать камни балласта в плетёную из канатов люльку, а наверху уже другие тянули это наверх, заведя канат в блоки. Вскоре судно получило небольшой крен и помпы стали справляться с течью.
- Боцман, к штурвалу! – капитан передала управление судна боцману и скрылась в своей каюте.
Вскоре она появилась на палубе с постельным бельём, которое тоже заняло место на мачте.
- Пять узлов! – радостный возглас придал сил матросам на помпах.
Теперь появилась уверенность, что дойдут. На помпах выбивались из сил, но уже появилась возможность немного отдохнуть, качая по очереди. Впрочем, вёдра никто не бросал, просто уже не нужно было бегать, как угорелым.
- Капитан, странно выглядит наше судно, в порту засмеют, - боцман от штурвала вернулся к своему ведру.
- Если надо будет и подштанники развесите на ванты, - за словом в карман капитан не полезет. – с голой задницей быстрее вычерпывать воду будете.
- Вы так и не переоденетесь до самого порта? – боцман просто интересовался, без всяких намёков.
- Не до того, Пит, да и парусность у платья больше, - озорная улыбка озарила лицо капитана.
В этом платье она выходила замуж, последнее, что осталось в памяти из прошлой жизни. Абигейл Мак ’Милан росла любимой дочкой в обедневшем дворянском шотландском роду. Абигейл носилась с деревенскими мальчишками, устраивая сражения палками на развалинах их родового замка. Вечно со сбитыми коленками, синяками на руках от палок врагов». Когда отцу надоели вечно рваные юбки, Златовласка, а именно так называли все Абигейл, получила штанишки и новые ботинки. Ботинки, ей так было жалко их, что зачастую ботинки оставались в её комнате, а Абигейл бегала босиком, как простой деревенский сорванец. Ещё отец учил Абигейл фехтованию, просто, чтобы руки целей были, и девочка достигла определённых высот в этом деле. Младший брат в семье появился, когда Абигейл было уже тринадцать лет. Отец расцвёл от счастья, но меньше любить дочь не стал. Ей прощалось многое, шалости, которыми юная Абигейл, сорила вокруг, как деревья осенью листвой, и своенравный характер. Но однажды, когда Абигейл было уже семнадцать, отец заговорил о замужестве.
- Дочь моя, пора расстаться с детством, пора выходить замуж и жить взрослой жизнью. К тому же, капитан Бредшоу довольно состоятельный джентльмен. А наше положение ухудшилось, денег не хватает, и мы еле-еле сводим концы с концами.
Как не противилась её душа замужеству, но и родителей надо понять, и пришлось Абигейл выходить замуж. Капитан Бредшоу на первый взгляд казался приличным человеком, но первое впечатление ещё никогда не было столь ошибочным. Покинув родительский дом, Абигейл почти сразу пожалела о своём замужестве. Капитан оказался своевольным человеком, не терпящим возражений, да и скрягой оказался изрядным. Но не жадность мужа огорчала Абигейл, а его почти садистские замашки. Супружеский долг начал вызывать отвращение с первой ночи, когда капитан Бредшоу буквально насиловал бедную Абигейл, стараясь унизить её. Ко всему прочему, капитан почти сразу увёз Абигейл в Индию, где ему сулили солидную должность, но при условии, что у того будет семья. Так вот зачем она нужна этому человеку. Бриг не самое комфортное судно, и пришлось покачаться на волнах неспокойной Атлантики. Но Абигейл оказалась совершенно не восприимчивой к морской болезни, а аскетичный образ жизни вполне привычен для неё. Угнетала молодую женщину непонятная жестокость её супруга. Порка на бриге была явлением почти ежедневным, сам капитан не упускал случая пройтись по спинам своих матросов. А пожилого матроса Пита, капитан протащил под килем за отказ бить плетью своего товарища. Жуткий морской обычай, наказывать таким образом матросов. Мало того, что человек мог захлебнуться под водой, но всё тело его оказывалось изрезано морскими ракушками, густо облепляющими всё, что попадает в воду. Абигейл пожалела несчастного и занялась его лечением, за что заслужила новую порцию издевательств от мужа. Кроме того, в трюме сидели под замком несколько ирландских семей, которых следовало переправить в Австралию, куда Британия начала свозить тех, кого не желала иметь под боком, а казнить вроде было не за что. И вот, когда бриг заштилел в лошадиных широтах, капитан приказал не давать вовсе воды несчастным, поскольку сама команда перешла на экономию воды. Абигейл не могла этого вынести и ночами тайно поила несчастных. За этим занятием и застал её муж.
- Грязная нищенка! – метал молнии капитан, - любого матроса за это я бы вышвырнул за борт, а тебе хорошая порка пойдёт на пользу. Заприте её в трюме, - распорядился жестокий капитан. – я обломаю эту шотландскую спесь с этой нищенки.
Наказание должно было произойти утром при всей команде, для большего устрашения. Но и унижение жены имело особое значение для капитана, надо было поставить на место эту дикую кошку, которую он облагодетельствовал, забрав из нищеты без всякого приданого.
- Миссис Абигейл, - шепотом позвал её кто-то.
В темноте трюма женщина не сразу разглядела матроса, которого она спасла своими заботами.
- Я стащил ключи у боцмана, вам надо бежать с судна, утром вас приказано выпороть на виду у всей команды, - шептал матрос.
- Тебя же просто повесят за то, что ты помогаешь мне, да и как я убегу, ведь я не смогу управлять шлюпкой. Да ещё эти несчастные, они же умрут без воды, - возразила Абигейл.
- Но больше вы не сможете их поить водой, бочки с водой взяты под строгую охрану, команда недовольна, но что мы можем поделать.
- А сражаться за свою свободу? Вы так и собираетесь терпеть этого монстра?
- Но это же ваш муж, - возразил матрос.
- Неужели, а мне кажется, что он мой тюремщик, муж не станет бить плёткой жену, да ещё на глазах всей команды. Порой мне кажется, что я рабыня, а он мой надсмотрщик. Раз уж ты хочешь освободить меня, то давай освободим и этих несчастных, вдруг они не захотят быть каторжниками.
Абигейл говорила так убеждённо, что Пит открыл все клетки.
- Люди, вы хотите быть свободными? Хотите сражаться за свою свободу? Если вы хотите этого, то нам остаётся только захватить это судно. – Абигейл было достаточно убедительна, и все пленники как один решили сражаться.
Оружия в трюме немного, но всё, попавшиеся под руки, пошло в дело. А когда утром в трюм спустились верные капитану люди, чтобы вывести Абигейл на экзекуцию, их ждали люди, вооружённые, чем попало. Конвоиров просто задушили кандалами, а их оружие перекочевало к заговорщикам. Команда уже была построена на палубе, но Абигейл не выволокли из трюма, она сама вышла и посмотрела в глаза своего мучителя.
- Перед богом и людьми, я клянусь, что Грэхем Бредшоу больше не муж мне! – громко завила Абигейл. - Он садист и мерзавец и заслуживает самого сурового наказания!
Верные капитану люди кинулись к Абигейл, чтобы схватить её, но вся команда преградила им путь. А дальше завязалось короткое, но ожесточённое сражение. Кандалы узников не только сковывали их, но и помогали отражать удары сабель, а команда сразу вскрыла оружейную и накинулась на своих мучителей. Почти у всех спины были «разрисованы» плёткой, поэтому бунт получил поддержку большинства и закончился успехом.
- Что будем с ними делать? – спросил Пит у Абигейл.
- Пусть Бог судит их, посадите их в шлюпку и дайте воды на неделю, а там как Бог решит.
- Паршивая чертовка! – зло выругался капитан Бредшоу, но это было последнее, что от него услышали все на паруснике.
Лодка скрылась вдали и с тех пор никто в целом мире не видел этих людей.
- Кто может управлять судном? – спросила Абигейл.
- Да хоть все сразу, но нам нужен капитан, а на эту должность я предлагаю тебя, - заявил Пит. – Стань нашим капитаном, а управляться с судном я научу тебя, даже навигацию освоим.
- Да здравствует капитан Абигейл! – крикнул Пит и вся команда поддержала его.
- Только не Абигейл, этот мерзавец назвал меня чертовкой, пусть так и будет, - шепнула Абигейл Питу.
- Тогда уже чёртом, так будет солиднее, - ответил Пит.
- Капитан пожелала, чтобы мы звали её Морской Чёрт! – Громко объявил Пит команде и все с радостью поддержали это прозвище.
В такие моменты люди всегда поддерживают любое мнение «своих», объявленное вслух. Впоследствии они никогда не пожалели о своём выборе. Их капитан вытаскивала их живыми из таких передряг, из которых вовсе не светило выйти живыми. А пока бриг развернулся к американским берегам, благо подул лёгкий ветерок, «кошачья лапка», недолгий порыв ветра, который позволил совершить манёвр и слегка продвинуться в сторону Америки. А ночью задул лёгкий бриз, который мягко толкал бриг к Новому Сету. Так и выбрались из полосы штилей. Днём ложились в дрейф, а ночью помаленьку продвигались к заветной цели. А через неделю капитан прошла первое испытание, когда после тропического ливня разразился серьёзный шторм.
- Пушки в трюм! Рифить паруса, брамсели убрать! – Абигейл схватывала налету морскую науку.
Всё тяжёлое было опущено в самый низ, чтобы повысить остойчивость судна, и они не прогадали, бриг с честью пережил этот шторм, хотя паруса пришлось основательно чинить.
- Пит, расскажи мне о пушках, - попросила Абигейл, когда шторм утих. – я осмотрела крюйт-камеру и мне там многое непонятно.
Пит стал боцманом на этом паруснике, а заодно и наставником юного капитана. Старый моряк с юных лет бороздил моря и здорово поднаторел в морском деле.
- Ну вот ядра, они могут пробить борт. Правда, если борт двойной из морёного дуба, то и это не всегда получается, только вблизи, когда суда сходятся борт в борт.
- А эти мешки зачем?
- Это картечь, она нужна, чтобы очистить палубу от абордажной команды, паруса тоже может изорвать основательно, но по парусам и по рангоуту лучше бить книппелями, - Пит указал на ядра, сцепленные цепью.
- А это что? – Абигейл показала на странные ядра с дыркой.
- Это бомбы, они легче ядер, поскольку внутри у них порох, но, когда запал догорает, бомбы взрываются, разнося всё вокруг.
- А почему они разные?
- Маленькие, это для фальконетов, а вот их ядра, но обычно из них стреляют картечью при абордаже.
Абигейл всё запоминала с первого раза, она уже могла определить долготу и широту, могла определять скорость по лагу, а первый шторм показал, что капитан из неё выходит, что надо.
- Капитан, команда спрашивает, будем ли мы грабить суда, профессия пирата не всем по душе, - Пит теперь передавал всё капитану, команда так и не привыкла напрямую обращаться к капитану.
- Нет, это же гнусно, грабить честных мореходов, будем вольными моряками, начнём возить грузы, но, если надо, будем сражаться, себя в обиду мы не дадим.
Первый бой они приняли у берегов Кубы, отражая нападение пиратского парусника. Даже абордаж пришлось выдержать. Но, когда пираты уже закинули абордажные крючья, капитан так влепила им из фальконета, что враз ополовинила нападавших, а потом кинулась в битву. В итоге не только отбились, но и получили пиратский парусник, капитана которого пристрелил Пит в схватке.
- Ты кто? – спросил умирающий капитан пиратов.
- Морской чёрт, - просто ответила Абигейл.
- Только морские черти и могли победить меня, - произнёс пират и умер.
Вот с тех пор они и стали звать себя морскими четями, даже бриг получил название Манта, или морской дьявол. Сколько славных сражений и лихих переходов совершили парни под командованием Абигейл, уже никто не считал. Постепенно скопился и некоторый капитал, часть которого досталась и родным Абигейл, всё-таки она была хорошим капитаном.
- Пит, а почему парусник не может идти круче к ветру? – спросила как-то Абигейл.
- У нас прямые паруса, они просто заполощут, если привестись круче к ветру. Вот шхуны могут ходить немного круче, но переделывать в шхуну нет смысла, по ветру они идут медленнее.
- А если нам сделать гафели на мачты? – Абигейл генерировала порой такие идеи, от которых голова кругом шла.
- У тебя голова стоит целой сотни учёных, - улыбнулся Пит.
Но пока они обходились и этими парусами, умело меняя галсы.
- Вот сейчас бы нам не помешали паруса, - мечтательно вздохнула Абигейл.
А началось всё вполне мирно. Шли себе в пол ветра за хорошим фрахтом, спокойное море, ровный ветерок, чего ещё желать моряку. Каперы догнали их на рассвете. Новые парусники, у которых ещё не успело обрасти днище, они выигрывали в скорости у брига.
- Капитан, нам сигналят убрать паруса и лечь в дрейф, что будем делать? – Пит смотрел на свою подопечную и ждал её решения.
- Сейчас решу, - ответила Абигейл и скрылась в своей каюте.
Через несколько минут она появилась в белом платье и дамской шляпке. Что это означает, Питу не надо было объяснять. Капитан приготовилась к смерти. Теперь либо победа, либо на дно, живой она не сдастся.
- Черти! – её низкий грудной голос полетел над палубой. – Идём в пасть к дьяволу! Шансов у нас один из ста, но по мне лучше сдохнуть на морском дне, чем висеть на рее у этих мерзавцев. Поэтому к чёрту книппеля и ядра! Зарядите бомбы и бить по нижним портам, верхней палубой займёмся мы с боцманом! Уложите бомбы в орудийные порты, и мы взорвём эти лоханки! Чего бояться морским чертям? Поворот фордевинд и в пасть к дьяволу!
Чего не отнять у капитана, так это умения воодушевить команду. Парни уже волокли ящики с бомбами и запалами, а пороховые картузы давно были готовы к битве. К удивлению преследователей, небольшой двадцати пушечный бриг не стал удирать, а развернулся и пошёл между каперами. Как и положено по канонам морского боя, каперы открыли огонь по рангоуту и парусам, чтобы остановить нахальное судёнышко, но бриг не ответил тем же. Его пушки целенаправленно били по орудийным портам. И пусть далеко не все бомбы попали внутрь, отскакивая от двухслойных бортов, но те, что попали в порты, наделали таких бед, что каперы резко осели на воде и пошли ко дну. Бомба, попавшая внутрь не просто взрывалась, но и вызывала детонацию приготовленных к бою пороховых зарядов. Огромные проломы в бортах каперов стал причиной их гибели, а верхние палубы поливали огнём из фальконетов капитан и боцман. К сожалению, бригу досталось так, что тот едва держался на плаву. Экипаж потерял почти треть, но никто не роптал, Морской Чёрт снова спасла их. Это белое платье сводило с ума их противников, когда капитан гордо стояла на палубе, иногда держа в руках дамский зонтик. Даже у самых закоренелых мерзавцев что-то шевелилось в душе при виде капитана.
- Капитан, ветер усиливается, а мы облегчили балласт, - Боцман Пит немного беспокоился.
- Крен ещё невелик, но мы можем спустить пушки в трюм. Посмотрим, может успеем заделать пролом прежде, чем ветер станет опасным, капитан смотрела в глаза боцману.
- Не успеем, - категорично заявил боцман, - плотники не могут работать на таком крене, а пробоина слишком низко.
- Надо чем-то заделать пробоину снаружи, так будет меньше воды поступать.
- У нас будет всего минут пять, за это время не забить и пары десятков гвоздей.
- Но пару досок можно же прибить, вот и приготовьтесь, а чем заткнуть пробоину, я найду. – капитан скрылась в своей каюте и вскоре показалась с матрасом в руках. – Вот, прибейте на пробоину, и мы дойдём.
- Такое могли придумать только вы, наш капитан, но в порту нас засмеют, - боцман знал, что говорил.
Порыв ветра положил судно так сильно, что матросы даже перепугались немного, но плотник успел накрыть пробоину и прибить пару досок, зажав матрас на пробоине. А потом ветер стих.
- А теперь все пушки в трюм, крепить по штормовому! Шевелитесь, черти морские! – полетел громкий голос капитана, и матросы забегали, как крысы.
Пушки скрывались одна за другой в трюме, где их привязывали, чтобы те не сместились при качке. Половина пушек уже находилась в трюме, когда налетел шторм. Если бы бриг нёс полную парусность, его бы уложило парусами на воду, но с такими смешными парусами просто накренило и отпустило. Помпы не просто справлялись теперь с течью, но стали активно осушать трюм. Остатки парусов стали похожи на вымпелы, но гамаки из толстой парусины выдержали. Бриг, казалось, вздохнул полной грудью и полетел, правда, на штурвале пришлось висеть, но боцман вовремя помог капитану. А утром покалеченный бриг уже входил в порт на Багамах.
- Пираты напали, - такой ответ не вызвал подозрения у портового служащего.
Бриг стал в док, и команда приступила к ремонту борта, откачав всю воду. Мачту заказали, а пока, заделав пробоину новой обшивкой и просмолив борт, команда была отпущена в портовые кабаки.
- Ну, капитан, ну хватит, - боцман стоял радом, а Абигейл ревела в углу своей каюты, все опасности держали её в руках, но сейчас всё позади, и она ревела в голос.
При команде и в море это была железная леди, смело глядящая в лицо смерти. Но сейчас, когда все опасности отступили, она ревела не стесняясь, твёрдо зная, что никто во всём мире не узнает о её слезах, ведь боцман Пит не скажет ни одной живой душе.
- Абигейл, девочка, поплачь, пока никого нет рядом, - Пит обнял её, как свою дочку, а Абигейл прижалась к нему и плакала, уткнувшись в широкую грудь.
- Ничего, всё позади, капитан. Вот привезут новую мачту, пошьём паруса и снова в море, мы успели к сроку. Вам надо привести себя в порядок, скоро встреча с купцом.
- Да, Пит, не говори никому об этом, - Абигейл пошла умываться и переодеваться, ведь с купцом нужно говорить явно не в белом свадебном платье.
- Капитан, я ходил по морям с десятком смелых капитанов, и вот что я вам скажу. После такой переделки все они напивались в хлам. Вам нечего стесняться, это только нервы и ничего больше, - Пит улыбался по-отечески.
Мачту привезли на следующее утро, к тому времени бриг уже стоял под погрузкой. Бочки грузили в трюм, предварительно выудив оттуда все пушки, а боцман выуживал из кабаков подгулявших членов экипажа.
- Морские черти, брам-рей вам в глотку! Привести себя в порядок, утром выходим в море, чтоб вас акулы сожрали! – неслось над палубой, и матросы обливали друг друга забортной водой, чтобы скорее снять последствия основательно пьянки. Работы хватало вполне. Надо установить новую мачту, поднять реи, поставить паруса и новый такелаж. Трудились допоздна, но к полуночи бриг уже был как новенький.
- Всем по три глотка рому и спать! – голос капитана звучал так, что сердце каждого матроса радостно билось. - Пит подежурим вдвоём до рассвета, - уже тихо добавила капитан.
- Подежурим, мы же в порту, спите пока, вы же ранняя пташка.
Абигейл давно переоделась в мужское, с купцами разговаривать женщине не просто, а её низкое контральто не выдавало в ней женщину, хотя многие догадывались по фигуре, но разговаривали вполне серьёзно, порой уступая на очень выгодных условиях. Любое судно найдёт свой груз, это уголь и чай возили большие парусники, солонину и прочие крупные грузы, но кофе, пряности и ткани можно доверить и маленькому судну. Да ещё партию кубинского рома для колоний прихватили по пути в Гаване. Во время ремонта почистили от ракушек корпус и бриг весело бежал по морю.
- Капитан, а куда мы набрали столько ткани? – спросил боцман Пит.
- Догадайся сам, просто в следующий раз нам не надо будет привязывать гамаки и простыни на реи.
В порту и правда, вволю обсуждали смешную оснастку покалеченного брига, особенно странные «лиселя» с кружевами по краю. Но все смешки сразу утихли, когда команда завалила в портовый кабак. Ссориться с «морскими чертями» себе дороже, а подвыпившие матросы рассказали, что с ними приключилось.
- Вы бы подштанники ещё развесили, - заметил какой-то шутник.
- Бизани не было, а то на ней и висло бы наше бельё, - огромный ирландец «по-дружески» хлопнул шутника по спине и тот едва не упал без чувств.
В итоге все решили, что команда не даром зовётся Морскими Чертями и дружно включились в пьянку по случаю удачного возвращения в порт. И вот бриг летит по волнам, вдохнув полной грудью попутный ветер. Кто не ходил под парусом, тому не понять настоящую душу моря, когда парусник, как живой, вдыхает ветер полной грудью и летит вперёд к горизонту. Всё вокруг живое и всё живёт своею жизнью: ветер дует, море дышит, парусник резво бежит по волнам, а душа моряка радуется жизни. Солнце поднимается и уходит за горизонт, в небе альбатросы высматривают свою добычу. Редкие облака, как весёлые овечки пробегают по небу и исчезают вдали. Как будто в награду за прошлое плавание, море не спешит испытывать на прочность этих людей, доказавших, что они прочнее смерти. Так и плыли себе до порта назначения, только боцман, капитан и мистер О’Хири занимались шитьём парусов.
- Капитан, странные паруса мы шьём, - заметил О’Хири, - они больше подошли бы для шхуны.
Капитан ловко орудовала иглами и гардаманом, да и свайка с шилом словно родились вместе с нею.
- А мы и шьём паруса для шхуны, попробуем на острых курсах ставить такие паруса. А ты думал, зачем нам эти балки? Они не только грузить в трюм грузы, но и паруса на них можно поставить.
Капитан улыбнулась так обворожительно, что ирландец невольно улыбнулся в ответ.
- Человек за бортом! – разнеслось над морем.
На обломках парусника лежал без сознания британский моряк, судя по одежде.
- шлюпку на воду! Паруса на гитовы! – капитан быстро отдавала команды.
Матросам не надо повторять. Шлюпка висела на кормовых шлюпбалках, и опытные гребцы уже бежали, чтобы занять свои места. Шлюпка отвалила от борта и вёсла дружно ударили по воде.
- Живой! – крикнули со шлюпки, подобрав потерпевшего кораблекрушение.
Маленький плотик явно был сделан из обломков парусника. Человек видимо опытный моряк, поскольку плотик очень аккуратно перевязан фалом и даже подобие мачты имелось, на которой оказался привязанный кусок паруса с остатками воды внутри, видно набрал в дождь.
- Кок, давай твой чудо чай и свари бульон, другую еду ему пока нельзя, - капитан отдавала распоряжения.
Моряк от жажды не страдал, судя по запасам воду у мачты, но голод явно истощил его силы. Шлюпка подошла к корме и её подняли на шлюпбалках. Молодой моряк выглядел плачевно, но даже нашёл силы улыбнуться.
- Эдди! – капитан кинулась к спасённому. - Братишка!
- Златовласка, - прошептал парень и от избытка чувств потерял сознание.
- Кок, черти тебя дери, где твой чай? – капитан искала глазами кока, а то уже бежал со своим знаменитым чаем.
Что уж там заваривал кок, но его чай поднимал безнадёжных и придавал силы смертельно уставшим. Парень пришёл в себя через пять минут и даже обвёл всех осмысленным взором.
- Златовласка, так ты теперь моряк? – прошептал он.
- Да, братишка, я теперь капитан этого судна, а тебя какой чёрт понёс в море?
- Отец отправил меня с капитаном Бредшоу, чтобы я спас честь семьи. – спасённый говорил очень тихо, часто останавливаясь, чтобы глотнуть бульона с ложечки, которым Абигейл поила брата.
- Хватит, капитан сразу много нельзя, желудок испортится, - Пит знал, как выкармливать голодавших долгое время.
Разговор утомил парня, и он снова впал в забытье.
- Пусть поспит, - боцман Пит успокаивал капитана, - ему надо поспать, через пару часов ещё покормим, нормально есть он сможет только через неделю.
Спал Эдди долго, а проснувшись и поев бульона сообщил, что капитан Бредшоу выжил, его подобрал какой-то фрегат. В лодке капитан был один, но судя по крови на обшивке, кто-то был с ним ещё.
- Догадываюсь, это мерзавец мог убить своих людей, чтобы воды хватило ему, а мог и съесть кого-нибудь, - догадалась Абигейл.
Дальше Эдди поведал, что капитан Бредшоу заявился к отцу и потребовал денег за «предательство» Абигейл, а поскольку денег в семье не было, то он потребовал, чтобы малолетний шурин ушёл с ним в плавание и лично вздёрнул на рее «эту чертовку». Бредшоу командовал одним из каперов с которыми дрался бриг. Когда в трюме начались взрывы, Эдди прыгнул за борт, это его и спасло. Из обломков судов и остатков парусов, Эдди сделал плот, целую неделю он провёл в море без воды и еды, пробовал пить морскую, но стало так плохо, что от этой идеи пришлось отказаться. Только начавшийся дождь спас его от смерти, парень быстро сообразил сделать подобие мешка из парусины, а плотная ткань хорошо держала внутри воду. Но вот голод терзал неимоверно, за всё время удалось только раз поймать летучую рыбку и съесть её сырой.
- Больше никто не спасся? – поинтересовалась капитан.
- Я никого не встретил после гибели фрегатов. А капитан Бредшоу хотел вздёрнуть на рее всю вашу команду. – Эдди начал уже приходить в себя.
- Хватит, капитан, каждый раз будем добавлять по одной ложке, нельзя много сразу есть, лучше чаще кормить. – Боцман опытный в этом деле.
Эдди быстро поправлялся и уже на четвёртый день смог ходить по палубе, но кормили его пока ещё бульоном.
- Златовласка, а ты стала капитаном, да ещё таким отчаянным, - улыбался сестре юноша.
- Просто не хотелось болтаться на рее, да ещё этот мерзавец заставил бы тебя повесить свою сестрёнку, я очень рада, что мы пустили их на дно. – злость с новой силой всколыхнулась в душе, злость на судьбу и того негодяя, который столько боли принёс их семье.
- А родители думают, что ты погибла, - сознался Эдди.
- Я напишу им и тебя отправлю домой, но сначала разгрузимся, я же не пират, я честный моряк, просто теперь я Морской Чёрт.
- Знаешь, мне уже нравится море, - улыбнулся Эдди, - меня не укачивает вовсе, и тут так красиво.
- Ладно, сделаем из тебя настоящего моряка, Питу не привыкать из сухопутных крыс делать настоящих морских чертей.
Так и началось настоящее обучение нового моряка, но в порту капитан написала подробное письмо родителям, да и Эдди тоже черкнул несколько строчек, пусть не волнуются, живы их дети.
- Палубу драить надо тщательно, - внушала капитан новому юнге, - корабль, это твой дом, а дом должен быть в чистоте.
Палуба всегда требовала ухода, а порой её скоблили и даже заливали горячим варом щели, которые иногда появляются в древесине. Ещё надраить все медные и латунные детали, а уже потом можно и осваивать морскую науку. Навигацию Эдди схватывал налету, капитан или нет, а штурман будет хороший.
- Паруса по левому борту! - крик вахтенного заставил всех посмотреть на море.
Лёгкая на ходу бригантина летела пересекающимся курсом наперерез бригу.
- Они сигналят лечь в дрейф, - сообщил боцман, - что будем делать?
- Не узнаю судно, но это всё-таки скорее всего пираты, - капитан передала подзорную трубу боцману.
- Анри Тревиль по прозвищу Красавчик. Француз и пират, - сообщил Пит, видимо встречался с этим капитаном. – Он с претензией на благородство, но отчаянный боец.
- Тогда пойду переоденусь к бою, - Абигейл твёрдо решила драться. - Все по местам!
Но как только она показалась на палубе в своём белом платье и шляпке, держа в руках дамский зонтик, как с пиратского судна передали новый сигнал.
- Приветствую мисс Абигейл? Мы наслышаны о вас, предлагаю встретиться лично для переговоров, - переводил боцман Пит. – Кто его знает, не было бы ловушкой.
- Передайте ему, что в лодке кроме него только один матрос, и спустите шлюпку на воду. – прямо на платье Абигейл нацепила пояс со шпагой и пистолетом. – Пит, если это ловушка, потопите их не щадя никого. В моё отсутствие ты за старшего.
Абигейл ловко соскользнула в шлюпку по талям, и они вдвоём поплыли на встречу с французом.
- Приветствую вас, прекрасная мадемуазель, - начал Красавчик, едва стало возможно говорить не повышая голоса.
- Мадам, я была замужем, но теперь вдова. – поправила француза Абигейл.
Честно говоря, француз был чертовски хорош собой, полностью подтверждая своё прозвище, настоящий красавчик.
- У меня к вам предложение, мадам Абигейл.
- Морской Чёрт, так теперь меня зовут на море, - поправила Абигейл.
- Вам совсем не идёт такое прозвище, вы так прекрасны, - снова начал рассыпаться в дифирамбах Красавчик.
- Те, кто лежат на дне, с вами не согласятся, - всё ещё холодно заметила Абигейл.
- О, я наслышан о ваших подвигах, но неужели правда, что вы выиграли бой у двух фрегатов?
Француз, видимо, слышал об этом, просто настоящая французская галантность требовала поддерживать разговор.
- Раз на дне оказались они, а не мы, значит так и было, но откуда вы узнали?
- Открою маленький секрет, - улыбнулся Красавчик, - у вашего сражения был свидетель и это я.
- Неужели, а я не припомню, что кто-то ещё мог это видеть, - с сомнение произнесла Абигейл.
- Видимо, в пылу боя вы не заметили паруса на горизонте, но в подзорную трубу я видел всё. Честно признаюсь, я поражён, немногие способны на такое.
- Оставьте дифирамбы, вы же не за этим хотели видеть меня, да и на помощь вы нам не пришли.
- Я думал об этом, но вы справились и сами, а ваши паруса просто сразили меня наповал, особенно с кружевами по краю, - улыбнулся Красавчик.
- Будете насмехаться и с вами будет то же, что и с каперами. У нас просто не было выбора, или болтаться на рее или на дно, просто мы использовали свой шанс.
- Но это было впечатляюще, я потом разбирал этот бой с братьями по ремеслу и ни один не оставил вам ни одного шанса. Но вы как-то выкрутились.
- Просто утопили их, обычный бой, - Абигейл даже слегка порозовела, Красавчик ей явно нравился.
- Ого, для вас это обычный бой, а в порт на таких парусах вы всегда возвращаетесь? – француз улыбался во всю свою физиономию, понятно же, что это из ряда вон случай.
- Когда бизань цела, на ней развешиваем подштанники матросов, - за словом в карман Абигейл не полезет. – давайте оставим пустые слова, какое у вас было к нам предложение.
Нет, она не согласится ни делиться грузом, ни участвовать в пиратских набегах.
- Выходите за меня замуж, - неожиданно выдал Красавчик и даже стал на одно колено.
Молчание длилось долго, а потом Абигейл махнула матросу, и шлюпки стали расходиться.
- Вы не сказали мне ни да ни нет, - пытался продолжить беседу француз.
- Не сказала, - ответила Абигейл, - пока не сказала, - прошептала она тихо, но этого уже никто не услышал, кроме матроса, но тот грёб к бригу и не услышал, а может, ничего не понял.
Красавчик тоже вернулся на бригантину, там распустили парса и отвернули с курса брига, потом просигналили «салют в честь капитана» и ударили из всех стволов холостыми.
- Как переговоры? - боцман уже спешил на корму к шлюпке.
- Неплохо, - задумчиво произнесла Абигейл. – Пит, а что он за человек, этот Красавчик?
- Ну, он красавчик, - произнёс Пит, - а так пират отчаянный, но не жестокий, даже оставляет часть добычи, если экипаж не сопротивляется. Я с ним не плавал, но парни отзывались именно так.
Бриг набрал ход, и вода весело забурлила под форштевнем. Капитан стояла на палубе, а мыслями была очень далеко. Первый раз в её жизни с ней говорили, как с женщиной. Абигейл уже отвыкла от такого обращения. Она Морской Чёрт, железный капитан, о котором ходят легенды. Но француз чертовски хорош.
- Златовласка, что с тобой? – брат подошёл к сестрёнке и обнял её по-братски.
Абигейл вздрогнула, как давно её никто не обнимал, кроме отеческих объятий Пита. На миг она представил объятия француза и что-то дрогнуло в душе.
- Так что там тебе сказал это пират? – спросил с интересом Эдди.
- Позвал замуж, - улыбнулась Абигейл.
- Ого, а ты? – удивился брат.
- А я ничего не сказала, - вздохнула Абигейл.
- Ты согласилась? – не понял Эдди.
- Нет, я не согласилась и не отказалась, - Абигейл улыбнулась и обняла брата. – Время покажет.
*****
Ночь над морем, тишина и красота. Лёгкий ветерок не в силах разогнать волну, и бриг тихо плывёт, только под форштевнем журчит вода. Лунная дорожка едва выделяется среди светящегося планктона. Море никогда не спит, в нём всегда бурлит жизнь, даже ночью. Вот стайка летучих рыб вспорхнула над водой, спасаясь от хищника. Вон кальмары снуют в воде, суетятся. Вдруг как будто из пушки выстрелили совсем рядом с кораблём. Огромный скат манта, выпрыгнул из воды и так шлёпнул по ней, что звук разнёсся далеко над морем.
- Не спится, капитан? – Боцман Пит на вахте ему положено не спать.
- Такая красота вокруг, не могу спать, - Абигейл даже говорит вполголоса.
Мощный хлопок снова раздался рядом, снова скат решил побаловаться, нарушив тишину ночи.
- Морской дьявол играет, - пояснил боцман, - обычно они у дна плавают, но сегодня такая ночь.
- Ночка замечательная, - согласилась Абигейл.
- Вы всё думаете о французе? – Пит порой говорит так откровенно.
- Ах, Пит, я же женщина, - вздохнула Абигейл, - а как он говорил, со мной ещё никто так не говорил.
- Жизнь покажет, - заметил Пит, - но не станете же вы пиратом?
- Конечно нет, я честный моряк, ты прав, какое у нас будущее, если он пират. Видеться иногда в море, когда судьба сводит вместе?
Скоро её вахта, надо дать поспать своему наставнику.
- Ступай Пит, поспи, ночь ещё долго будет в своих правах, я постою у штурвала.
- Вахта есть вахта, капитан, это матросам можно спать. Им сейчас и дела нет, а я у штурвала.
- Я всё равно уже не засну, да ещё в такую ночь.
- Так погуляйте по палубе, ночь чертовски хороша.
Скат манта снова выпрыгнул из воды и шлёпнулся в воду с шумом и брызгами света.
- Что, тёзка, и тебе не спится? – улыбнулась Абигейл.
Красивое создание, этот морской дьявол, как будто летит в толще воды. Всё, что существует на свете, красиво, особенно в море, даже акулы. Грациозные машины для убийства, совершенные и прекрасные в своём убийственно совершенстве. Вдруг из морской глубины вынырнуло огромное чудище и так шлёпнуло по воде, что мурашки по телу побежали.
- Кашалот с кальмаром дерётся! – громко крикнул боцман. – Это надолго, теперь не поспать.
Оно и верно, шум стоял такой, что не только вахтенные уставились на сражение гигантов. Из трюма показались и другие матросы, которые с интересом наблюдали за битвой. Кашалот выгибал тело, шлёпая по воде огромной тушей гигантского кальмара, который оплёл щупальцами голову кашалота. Удары были такими мощными, что проснулись все. Позвоночные уже давно бы погибли от таких шлепков, но у кальмара как раз и не было позвоночника.
- Он не захлебнётся? – спросила Абигейл у боцмана.
- Нет, лёгкие кашалота не связаны с его глоткой, дышит он отверстием на спине.
Вот одно щупальце попало в пасть кашалота, и тот откусил его, проглотив сразу. Кальмар никак не отреагировал на откушенное щупальце, а вот удары о воду вводили его в заторможенное состояние.
- Кракен задушит кашалота, - моряки спорили об исходе битвы.
- Ещё ни разу кашалот не проигрывал битву, - отвечал ему другой спорщик. – Я ходил на китобойце, у кашалотов встречаются такие отметины, что страшно представить, каким должен был быть кальмар, но кашалот-то выжил после встречи с ним.
Несколько часов продолжалось это сражение. Порой кашалот нырял, но после выскакивал из воды и бил кальмара о воду.
- Всё, конец кашалоту, - кашалот занырнул и долго не показывался на поверхности.
Почти полчаса прошло с момента погружения кашалота и казалось, что битву он проиграл. Но тут-то кашалот и вынырнул так высоко, что казалось, сейчас он взлетит над водой, но подняв примерно половину тела, кашалот так ударил о воду кальмара, что тот и щупальца отпустил. Кашалот не стал ждать, перехватив удобнее тело кальмара и утянул его в глубину, захлопнув огромную пасть.
- С тебя ром, - удовлетворённо заключил тот, кто плавал на китобойном судне.
Оказывается, они успели поспорить, пока шла битва гигантов.
- Пит, море полно загадок, и я люблю его всё больше, - Абигейл смотрела на море восторженными глазами.
- Его нельзя не любить, - улыбнулся боцман, - море прекрасно и загадочно, оно завораживает и пугает, но даже тогда оно великолепно.
- А ты поэт, - улыбнулась Абигейл.
- Бросьте, капитан, я простой старый моряк, - Пит смутился на мгновение. – однако подошла ваша вахта. Принимайте штурвал, капитан.
Абигейл стала у штурвала, проверив курс, осмотрела паруса и послала матросов брасопить реи. Ветерок немного зашёл, пока они наблюдали морское сражение. Наведя порядок на палубе, Абигейл вновь вспомнила Красавчика, сведёт ли их судьба вновь, уж теперь она знала, что сказать ему.
*****
- Слева по курсу паруса! – крикнул вперёд смотрящий.
- Да ведь это судно Красавчика, - Пит передал подзорную трубу капитану.
- Крепко им досталось, - Абигейл рассматривала бригантину.
От парусов мало что осталось и судно основательно село на воду, да и пенный след за кормой говорил о наличии течи.
- Курс на бригантину! – скомандовала капитан и рулевой довернул штурвал.
Догнали бригантину примерно через час. Сразу бросилось в глаза, что бригантина выдержала серьёзный бой.
- Эй, на судне! Что случилось? – крикнул Пит, поскольку его голос был сильнее голоса Абигейл.
- Подрались с британским фрегатом! - крикнул в ответ Красавчик.
- Ну и как?
- Раз на дне не мы, значит они! – Красавчик не забыл слова Абигейл.
Стать борт в борт! – скомандовала капитан, и бриг выровнял скорость. – Примите швартовы!
Парусники сошлись и бригантину пришвартовали к борту брига. Потом распустили паруса и скорость возросла. Заодно и помпы с брига передали на бригантину и приступили к откачке воды.
- Приветствую вас, очаровательная Абигейл, - француз не упустил случая высказать комплимент даме.
- Давайте о деле, каковы ваши шансы? – Абигейл перевела разговор в деловую плоскость.
- С вашими помпами справимся, течь большая, но не слишком.
- Заделать нет возможности?
- Ремонт проводить сложно, но если откачаем больше воды, то сможем лучше оценить объём работ.
Вода начала убывать, и через несколько часов получилось осмотреть пробоину. Радости это не добавило, но Абигейл настояла на ремонте.
- Закройте пробоину, и вы дойдёте в порт, - настаивала она.
- Нет возможности настолько накренить судно, очаровательная Абигейл, - оправдывался Анри.
Но Абигейл было другого мнения на этот счёт.
- Убрать паруса! Лечь в дрейф! Эй, Мэтью, давай сюда! – позвала она своего плотника. – сможешь заделать изнутри эту течь?
Плотник подошёл к делу основательно, осмотрев пробоину, он заявил, что сможет это сделать, но только как в прошлый раз.
Абигейл убежала к себе в каюту и вернулась со своим матрасом.
- Делай, надо починить их, - Абигейл распоряжалась, как на своём судне, а Красавчик и не возражал.
Очень осторожно, отодвигая мешки и прикрывая пробоину, плотник прижимал её досками к обшивке. Матросы на помпах выбивались из сил, но постепенно течь стала меньше, и вода в трюме стала убывать.
- Ну, как успехи? – Абигейл снова спустилась в трюм бригантины.
- Дойдут даже на одной помпе, - отчитался плотник.
Впрочем, это стало очевидно вскоре. Вода в трюме ушла настолько, что стало видно всю заплатку. Она травила воду, но совсем немного.
- Теперь с парусами, почему на бизани один топсель? – Абигейл, как хорошая хозяйка выговаривала Красавчику.
- Книппель и картечь, одни лохмотья остались. – Анри как ребёнок перед матерью отчитывался перед Абигейл.
- Понятно, но прямых парусов не дам, ставьте что угодно.
Абигейл распорядилась, и матросы уже тащили большой гафельный парус для бизани.
- Я перед вами в неоплатном долгу, прекрасная Абигейл, - Красавчик галантно раскланялся.
- Потом сочтёмся долгами, - скромно ответила Абигейл и покинула судно француза.
Вскоре парусники разошлись своими курсами, бригантина теперь сама могла управиться со своими проблемами.
- Капитан, - помощник Красавчика посмотрел на своего капитана непонимающим взглядом, что это было?
- Моя невеста помогла нам выкрутиться из трудной ситуации, - улыбнулся француз.
- Вы помолвлены? – помощник удивился ещё больше.
- Пока нет, но мне кажется, что море уже обвенчало нас. Эй, парни, тащите гамаки, будем шить большой парус! – Француз улыбнулся своим мыслям, а его головорезы привыкли исполнять распоряжения капитана.
Но судьба не спешила сводить вместе два любящих сердца, и в следующий раз они встретили только через полгода.
Быстроходный капер решил, что маленький бриг ему не соперник. В полной уверенность в своей силе, официальный пират Её Величества погнался за бригом.
- Книппелями по рангоуту пли! – команды на фрегате исполнялись чётко и как только суда сблизились, по бригу ударили книппеля. Но тут из каюты появилась Абигейл в своём белом платье.
- Черти, все по местам, ядра к чёрту, сходимся борт в борт и на абордаж! Картечью по палубе беглый огонь! Паруса на гитовы!
Последнее имело целью сохранить паруса, ведь так сложнее попасть по парусу.
Бриг замедлил ход и почти остановился. Капер проскочил мимо, получив солидный заряд картечи по палубе, окрасившейся в красное не только из-за мундиров. Попытавшись развернуться для атаки, капер схлопотал ещё и бомбы, парочка из которых влетела в порты нижней палубы, ополовинив орудийные расчёты. Бриг же, умело маневрируя, ударил книппелями по рангоуту капера и солидно уменьшил его ход. В пылу сражения мало кто заметил, как с другой стороны к каперу летела бригантина. Стоило каперу немного замешкаться, как он попал под огонь с двух бортов.
- На абордаж! – скомандовал француз.
- На абордаж! – вторила ему Абигейл.
С двух бортов абордажные крючья уже впились в фальшборт капера, и отчаянные головорезы уже лезли на палубу. Картечь сильно выбила красные мундиры, поэтому сопротивление получилось не таким мощным, на которое можно было рассчитывать. Головорезы Красавчика постоянно в подобных битвах, да и морские черти Абигейл, не последние рубаки на морях.
- Приветствую вас, прекрасная Абигейл! - красавчик дрался с двумя офицерами.
- Осторожно! – Абигейл проткнула третьего соперника, решившего включиться в схватку.
- Благодарю, прек… слева! – предупредил француз и Абигейл отразила атаку матроса капера.
Схватка ещё продолжалась, а они уже закончили со своими соперниками и губы сами соединились в страстном поцелуе.
Захваченный капер стал свадебным подарком и в его каюте и соединились два любящих сердца, добавив к единению сердец и единство тел.
- И как мы будем жить дальше? Я не смогу бросить моих людей, к тому же мой брат проходит у нас обучение.
- Я тоже не могу оставить моих людей, меня просто не поймут.
- Значит редкие встречи в порту и в море?
- Значит так, ведь это море обвенчало нас.
Первый раз в жизни Абигейл ощутила от близости то чувство, которое испытывают настоящие влюблённые. Француз оказался прекрасным любовником, и Абигейл унеслась в новый для неё мир блаженства.
- Встретимся в Гаване, - они стояли на борту своих парусников, капер укомплектовали матросами с обоих судов, а вести его пришлось Питу.
Уже в порту, когда капер был продан и оба парусника стояли рядом, Красавчик подарил Абигейл дорогое кольцо с серьгами и колье.
- С кого снял? – хотела пошутить женщина, но француз сделал вид, что обиделся.
- Как ты могла такое подумать, я честно купил это у одного ювелира.
- Прости меня, обещаю больше не обсуждать твою работу, только постарайся не проливать лишней крови.
Поцелуй получился таким жарким, что извинения были приняты, а потом была настоящая свадьба, на которую собрался весь порт.
*****
Шотландия, старый замок почти совсем пришёл в негодность, а в оставшемся целым флигеле жила пожилая пара.
- Прочти мне снова письмо от дочери, - попросила пожилая женщина.
- Неужели мы когда-нибудь увидим их? – мужчина обнял супругу и раскрыл письмо.
У ворот развалин замка затрубил почтовый рог. Чтение пришлось отложить, что нужно почтальонам от них? У ворот стояла карета и солидно одетый человек распахнул дверь кареты.
- Вы супруги Мак ‘Милан? – спросил он.
- Да, это наше имение, мы тут живём с супругой с тех пор, как наш сын ушёл в море.
- У меня поручение, доставить вас в порт, собирайтесь.
Через полчаса карета уже тряслась по дороге в Глазго. Затем супруги поднялись на борт шхуны, и та взяла курс в открытое море. Странный человек мало что пояснил, кроме того, что их ждёт приятный сюрприз. На другой день в море шхуну встретили ещё два парусника и стали борт в борт.
- Отец, мама! – Абигейл радостно кинулась обнимать родителей.
- Доченька! - мать едва не лишилась чувств, но муж поддержал её, а с другой стороны шагнул красивый мужчина и поддержал женщину.
Матросы вынесли стул и женщину усадили на него.
- Матушка, не волнуйся так сильно, всё ведь хорошо. Просто мне лучше не ступать на британский берег, но у меня всё хорошо, я вышла замуж и у меня очаровательный сынишка.
- А Эдди он всегда дописывает насколько слов к твоим письмам, что с ним?
- Матушка, с ним всё хорошо, он капитан той шхуны, на которой вы прибыли на эту встречу. Просто мы решили не волновать вас с отцом сразу так сильно.
- А как же твой муж? – удивилась пожилая женщина.
- Он лежит на дне морском, оставив меня вдовой, вообще-то он был мерзавцем и садистом, так что судьба наказала его сама.
- Прости меня, девочка, что выдал тебя замуж за этого мерзавца, - склонил голову отец.
- Всё хорошо, без этого я бы никогда не стала моряком и капитаном, да и брат не стал бы опытным моряком.
Эдди вышел к родителям, а потом и сына представили бабушке и дедушке. Мальчик получился настоящим красавцем с золотыми, как и у матери, волосами.
Все обнимались и плакали, и снова радовались, а потом родители решили ехать в Новый Свет, чтобы чаще видеться со своей дочерью. Солидный мужчина, который привёз их в порт, оказался нотариусом и довольно выгодно продал всё, что осталось от их поместья. Море отнеслось ласково к пожилым людям и к берегам Америки они прибыли достаточно спокойно.
Небольшое поместье на берегу Атлантического океана, зелёная лужайка и деревья, дающие тень от южного солнца. От других поместий оно отличается удобной бухтой с причалом и полным отсутствием темнокожих рабов.
- Бабушка! Мама на горизонте! – бежит маленькая златокудрая девочка.
- Ты уверена, что это мама? – спрашивает бабушка сидя в глубоком кресле.
- Бабушка, ну как я могу перепутать, папа плавает на бригантине, а мама на бриге, а дядя Эдди на шхуне, это же так просто.
Паруса приближались и уже с веранды стало видно, что это бриг.
- Златовласка, - улыбка озарила морщинистое лицо.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 14
© 19.08.2020 виктор малютин
Свидетельство о публикации: izba-2020-2877912

Рубрика произведения: Проза -> Другое


















1