Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

ЖНЕЦ


ЖНЕЦ
Кровосос осторожно крался к одинокому сталкеру, обычно его охота удавалась на все сто процентов. Опыт подсказывал кровососу, что надо быть осторожным, сталкеры уже стреляли в него и приятного мало в этом. Кровосос подобрался достаточно близко, уже можно и кинуться, и выпить всё из этого сталкера. Но тут в воздухе мелькнула коса и голова кровососа упала на землю.
- Ты кто? - произнёс сталкер, ещё плохо соображая, что произошло.
- Жнец, - только и сказал незнакомец, а потом повернулся и молча ушёл, неся косу на плече.
Странная фигура в чёрном плаще скрылась среди деревьев, а ошеломлённый сталкер так и стоял возле трупа кровососа, пока здравый смысл не вернулся в его голову. Уже вернувшись в Бар, он рассказал свою историю.
- Повезло тебе, Жнец не всем показывается, - категорически заявил Бармен.
- А кто он такой, Жнец этот? – удивлённо спросил сталкер, - Дух Зоны?
- Легенда, а вот история его долгая и необычная, - начал Бармен.
Сегодня народу немного и водочка под истории идёт веселее. К тому же порой и Бармену хочется потрепаться, живой же человек.
*****
- Ты решил сена заготовить? – знакомый сталкер увидел, как кузнец по кличке Ртуть ковал косу.
- Бродяга попался странный, отнёс я его к Болотному Доктору, вот ему и делаю оружие, - из кузнеца лишнего не вытащить.
А началось всё тогда, когда кузнец шёл домой, выковав очередной нож. Под кустом лежал парень типичной колхозной внешности, в «кирзачах» и ватнике. Этот ватник и спас его, когда псевдопёс, сбил его с ног и попробовал убить. Ножом парень и убил псевдопса, пока он рвал на нём ватник, пытаясь добраться до свежего мяса.
- Рисковый ты, с одним ножом в Зоне, - кузнец уже принёс странного человека к Болотному Доктору.
- Так нет же ничего, да я и не умею стрелять.
- А что ты умеешь? – кузнец смотрел на парня и думал, чем помочь ему
Денег кузнецу давно не нужно особенно, даже ножи делает, чтобы порадовать своих чем-нибудь, да и общения хоть немного. А так жил он в тихом месте и никого там, кроме семьи, не видел.
- Сено умею косить, поросёнка или телёнка забить могу, избу срубить, - рассказывал парень о себе.
- А чего не хватало тогда, топора или косы? – кузнец уже думал, чего сделать парню.
- Да без разницы, косой голову бы снёс, а топором отрубил. – делился парень. - Только какие тут звери, я и не знаю.
- Звери разные, большие и маленькие. Собаки, крысы, тушканчики, которые с зайца размером. А ещё снорки и изломы, да и кровососы есть, кабаны и плоти. Хватает зверья, так что сделаю я тебе и топор, и косу, только боевую. – Кузнец уже решил, и если топор не вызвал вопросов, то косу он решил сделать особенную. Топор он сделал за пару часов, не особо и сложная работа, а вот с косой пришлось повозиться. Сначала кузнец сделал дамасскую сталь, а потом уже и косу выковал, да не простую, а настоящий меч на древке, на обратном конце которого поместил небольшой наконечник. Обоюдоострое лезвие имело развитое ребро жёсткости, хотя в целом вышло довольно лёгким и прочным, даже пятка косы была выполнена в виде лезвия, а крепление к древку намного прочнее обычной литовки.
- Принимай оружие! – кузнец улыбался во всю свою физиономию. – Что неясно будет, спрашивай.
И если топор не вызвал особых вопросов, обыкновенный «бородатый» топор, то коса получилась сплошным вопросом.
- А это зачем? – спрашивал парень, показывая на наконечник на конце древка.
- Это если кто сзади подкрадётся, - пояснял кузнец, не ломай голову, в бою оно само получится.
- А это для чего? – пятка тоже вызвала вопросы.
- А это чтобы лишних замахов не делать, сам поймёшь, я покажу немного.
Кузнец взял косу и показал, да так, что парень и рот открыл. Впрочем, и сам он обращался с косой по-крестьянски уверенно, показав своё умни на траве и на ветках над головой. Когда с мальчишки машешь косой, то всё получается привычно.
- Теперь по уходу: вытирай тряпкой и мой от крови сразу после боя, кровь сильно портит сталь, а остальное как с обычной косой. Лезвие обоюдоострое для усиления возможностей, потом поймёшь в бою, а теперь надо проверить на собаках.
Парень и проверил, у слепых псов отлетали головы и ноги, косил парень очень хорошо.
- Что я тебе должен? – спросил он у кузнеца.
- Две улыбки, а если честно, то не жадничай и людям помогай. Мне просто интересно было новое оружие ковать. Живи в Зоне и не обижай её, она хорошая.
Пожал кузнец руку парню, посмотрел в глаза пристально, да и ушёл к себе домой. А парень в тот же день и кличку получил, за его косу его и прозвали Жнецом. Так и появился в Зоне сталкер Жнец
Отмычкой он своё сразу отходил, потому сразу от Болотного Доктора в новички попал. Преимущество обоюдоострого лезвия он понял быстро, если лезвие втыкалось в плоть, то надавив на древко, оно и извлекалось не тяжело, прорезая широкую рану. Мелкий оселок ему раздобыл Бармен и Жнец постоянно поддерживал косу очень острой.
- Лихо ты с ними, - похвалил напарник в первой же ходке, когда жнец «выкосил» стайку собак.
- С детства кошу, - прокомментировал Жнец.
Топор он носил с собой, но в битвах его не использовал, оценив удобство косы для сражений с мутантами. Снорки лишались рук и голов, уже не представляя опасности. А встреча с кровососом показала и удобство острого наконечника на древке. Когда кровосос схватил его сзади, Жнец ткнул им в лицо кровососа и тот отшатнулся на секунду, что и решило его судьбу. Взмах косы покончил с опасным мутантом. Так и ходил странный сталкер Жнец по Зоне, но однажды всё изменилось. Выстрелы впереди указывали на бой с бандитами, сталкеры схлестнулись видно с мародёрами. Помочь бродягам, дело святое и Жнец поспешил туда. Сталкер с отмычкой отбивались от небольшой банды. Сталкер, уже тяжело раненый, уколол промедол и продолжал отстреливаться, а отмычка перевязывала его раны, иногда стреляя из обреза. Жнец обошёл аккуратно стороной и снёс голову одному из бандитов. За шумом боя его и не заметили. А Жнец продолжал потихоньку подкрадываться и «косить» бандитов. Но вот с бандой покончено и Жнец решил подойти к бродягам.
- Поздорову, бродяги, живые? – издалека спросил он.
- Я живая, а напарник непонятно, - отозвался женский голос.
Всё стало понятно с первого взгляда, не жилец сталкер, видно сильное внутреннее кровотечение. Сталкера уже основательно знобило и артефактов, чтобы ему помочь, не было.
- Иди с ним, - простонал сталкер. - Брат, возьми ПДА, там всё, да брось, отъезжаю я, «душа» спасла бы, но где её взять.
Так и ушёл тихо человек в мир иной. Отмычка ревела в голос, но помочь уже ничем не могла. Успокоившись, она решила похоронить сталкера.
- Не принято это в Зоне, чтобы не поднялся потом зомбаком, - сказал девушке Жнец. – В «жарку» кидают, чтобы и следа не осталось.
Но отмычка настояла, пришлось рыть могилу и тут топор очень пригодился. Сверху натаскали камней, что давало надежду, что покойник не вылезет из могилы при очередном выбросе. Отмычка читала молитву, а Жнец как-то пропустил это мимо ушей, наблюдая за обстановкой.
- Патронов у него много осталось? – спросил Жнец, когда всё закончилось.
- Рожок неполный, да я и стреляю не очень, потому и с обрезом, - отмычка простая душой, да и красотой особой не отличалась.
- Оставь тогда вон на дереве, на могилу не клади, а так может кому пригодится.
Рюкзак сталкера оставили на месте, только пустые контейнеры забрали, нечего им пропадать, зато «Абакан» прикрыли, чтобы дождь не заливал оружие. Только флягу положили на могилу, хлебнув по разочку на помин души. Зато бандитов распотрошили по полной, патроны отмычке, обрезы и «Кедр» в другой рюкзак, да и финки туда же, нечего в Зоне валяться оружию.
- Сдашь Сидоровичу, я отведу тебя на Кордон, - Жнец посмотрел на отмычку, - звать-то тебя как?
- Клавдия, - скромно потупилась отмычка.
- Давно с ним ходишь?
- Первая ходка, учил всему, обещал до хлебных мест довести… не дошли, - вздохнула Клава.
- Тогда пошли на Кордон, сдашь их барахло и для начала хватит. – Жнец поднялся и пошёл. – Так близко не иди, я косой машу широко.
- Странное у тебя оружие, - заметила Клава.
- Каким умею, стреляю я плохо, да и зачем шуметь. – Жнец не любил шум, в тишине слышно лучше, а слух для сталкера не последнее чувство. - Возьми топор, дрова-то рубить доводилось?
- Доводилось и деревья рубить тоже, - Клава без лишних сложностей.
- Вот и руби, если что, - так и дойдём.
Так и дошли, даже артефактов немного подняли, плёвые, а всё же деньги. Сидорович оружие принял и отмычке хватило на дешёвенький комбинезон.
- Вот так и ходи, - улыбнулся Жнец, - обрез есть, патроны тоже. Найдётся правильный бродяга и будешь с ним ходить.
- А ты неправильный? – Клавдия с надеждой посмотрела на Жнеца.
- Вроде того, не стреляю и пить не люблю, разве правильные так поступают? – усмехнулся Жнец.
- А мне нравится, - смутилась Клава, - ты хороший.
- Так со мной стрелять не получится, я этого не люблю, - отговаривался Жнец.
- Не нравится, значит не буду, ты только скажи.
- Ладно, спи, утром посмотрим.
Жнец сидел у костра и изучал ПДА погибшего бродяги. Странные пометки и записи, сделанные понятными только для хозяина, заинтересовали его. Раз уж оставил бродяга наследство, то надо посмотреть, что там находится. Эти мысли и сморили Жнеца, и он заснул, засунув ПДА за пазуху. А утром ушёл Жнец к ближайшему месту, отмеченному на ПДА покойного. Только не прошёл он и километра, как Клава догнала его.
- Ты чего?
- С тобой буду, - решительно заявила она.
- Тогда топор держи и близко не подходи, но иди след в след., - Жнец вручил ей топор.
Так и пошли, а собаки не заставили себя ждать. Стая большая и голодная, впрочем, в Зоне они всегда голодные. Жнец закрутился с косой и мясо с кровью полетело в разные стороны. Клаве тоже довелось топором помахать, отбиваясь от тех, кто решил полакомиться ею. Выкосив больше половины стаи, Жнец добился того, что собаки разбежались.
- Ты целая?
- Целая, но устала, ответила Клавдия, - тяжеловат топор.
- Ну пошли, отойдём, да отдохнём, тут оставаться нельзя, - Жнец прав, на свежее мясо набегут желающие.
Только косу свою обмыл из бутылки и насухо вытер чистой тряпкой. Отошли с километр и устроили привал.
- Тяжеловат для тебя топор? – Жнец посмотрел на Клавдию. – Вот заработаем и поговорим с кузнецом, а пока отдыхай. Ты молодец, не испугалась.
- Не успела, а так боязно теперь, - скромно потупила глазки Клавдия.
- Потом бояться и не грех, главное, в бою не струсить.
Они поели и запили энергетиком тушёнку, отдохнули немного, да и пошли дальше. Место оказалось схроном. Делают такие тайники сталкеры в Зоне. Мало ли что может приключиться, оружие сломается или еще чего.
- Отсюда нам ничего не надо, так что пошли дальше, - решил Жнец и они пошли к следующей метке.
Снорки выпрыгнули из-за развалин какого-то здания и кинулись на Клавдию. Та взвизгнула от испуга, но топор не выпустила из рук. Первого же снорка она огрела по голове, а тут и Жнец подоспел, и снова кровавая карусель завертелась.
- Опасное место, - вздохнула Клава, когда битва закончилась.
Рука болела, за которую успел ухватиться снорк. Всё-таки силы в них немерено.
- На ранена?
- Да нет, но рука болит, как клещами схватил.
- Показывай, не поцарапал ли.
Но комбинезон казался целым, и только большой синяк напоминал о встрече со снорками. Вторая метка тоже обозначала схрон, да такой, что еле поняли, где он. Кирпичи на месте развалин валялись грудой и только парочка лежала так, что стало ясно, их специально так положили. Разгребли кучу кирпичей и нашли люк, а внутри не просто схрон, но и кладовая «на чёрный день» с артефактами и оружием и запасами тушёнки и энергетика. Хозяин был запасливым сталкером, вот и собрал на случай большого невезения.
- А вот и «душа», не пригодилась только своему хозяину, - вздохнул Жнец.
Сразу стало понятно, что прежний хозяин и не собирался уходить из Зоны надолго.
- Оставим всё так, только «душу» лучше с собой таскать и не сдавать барыге, - решил Жнец.
Ближе было в Бар, потому и пошли туда, пора и отдохнуть, повоевали сегодня достаточно. Стаю тушканчиков Жнец выкосил знатно, Клаве и помогать не пришлось, а тут и пост «Долга» уже показался. Артефактов нашли немного, так что всё равно в плюсе, Жнецу на патроны тратиться не нужно, да и Клава не стреляла вовсе. Кузнец трудился в кузнице, видно заказал кто-то хороший нож.
- Поздорову, Ртуть! – Жнец обрадовался встрече.
- А ты уже отмычку водишь? Как коса, нравится? – кузнец не отвлекался, просто положил заготовку в горн и смотрел за нагревом.
- Нравится с каждым днём всё больше, - улыбнулся Жнец.
- Со всем разобрался?
- Ага, удобно всё оказалось, даже кровососа убил, ты всё продумал. Спасибо тебе, Ртуть.
- Да на здоровье, топор отмычке отдал?
- Не стрелять же ей, только тяжеловат он для неё, для мужика больше подходит.
- Ну коли будете вместе ходить, придумаю чего повеселее.
С тем и расстались, кузнецу ковать время, а им и поесть не помешает. В Баре всё по-прежнему, бродяги пропивают заработанное, «нуклиды выводят», хотя пить надо вино красное и перед ходкой, а так и толку нет. Жнец с Клавой кушали степенно, по-крестьянски, как заведено в деревнях.
- У Жнеца уже отмычка появилась? – какой-то бродяга подсел к Бармену.
- Ученик вроде, ты не мешай им, видишь, оба крестьяне они друг другу подходят, - у Бармена глаз намётанный.
А Жнец с Клавдией поели, да и пошли отдыхать, никакие стриптизы их не интересовали.
- Завтра снова пойдём проверять точки на карте, надо же знать, что нам бродяга оставил в наследство. – Жнец решил совместить ходку и знакомство с «наследством» погибшего сталкера.
Ещё не рассвело, а Жнец уже с Клавой шли по Зоне, сказалась крестьянская привычка вставать до зари. Перед выходом их остановил кузнец.
- Срежь палку метровой длины, да покрепче, лучше мутировавшую, можешь прямо в кузнице оставить, я потом ей сделаю лёгкое оружие.
Попрощались и ушли в ходку. А Зона всегда разная, вчера была ласковая, а сегодня уже совсем по-другому. Снорки вылезли, как будто из гнезда, свежие и совершенно безбашенные. Жнец крушил их без жалости, а они как будто и не замечали ничего. Пока всех не уложили, ни один не отстал. Клава даже присела от усталости.
- Думала, разорвут, руки уже не держат ничего, - вздохнула она.
- Отойти надо подальше, там и отдых устроим, давай топор сюда, Жнец засунул топор в рюкзак и помог Клаве идти. – Тут уже недалеко осталось.
Дошли до отмеченного места, а там и нет ничего вовсе, вроде совсем ровное место, чего это бродяга знак тут поставил?
- Пошли к следующему, я отдохнула хорошо, - они и поели и энергетика выпили, сил прибавилось.
А следующий оказался схроном, снова удобным, хотя и не сильно укомплектованным, но с «огненным шаром» внутри. Они уже собрались идти дальше, но пришло сообщение о внеочередном выбросе. Пришлось пережидать его в этом схроне, а после выброса Клава предложила вернуться на прежнее место.
- Чего-то же он пометил его надо проверить, - убеждала она Жнеца и убедила.
На пустом месте лежал «компас» дорогой и редкий артефакт. Так вот чего пометил бродяга, видно после выброса тут появляются редкие артефакты. Уже неплохо, погибшего бродягу помянули добрым словом. Они успели побывать ещё в двух точках и в одной нашли «ночную звезду», следующий же оказался снова схроном, довольно простым, но с обрезами и патронами к ним. Толковый бродяга жил в Зоне, впрочем, с такими местами и хабаром можно и не сдавать обрезу барыгам, а устроить себе «запасной аэродром». Так и вернулись, собрав по пути ещё немного артефактов подешевле.
- Хорошо сходили, - Бармен уже подсчитывал в уме навар, записав на счёт солидную прибавку Жнецу и Клаве.
Жнец поделил деньги пополам, ходили вместе и Клава рубила топором мутантов, которые пытались обойти его сзади. А вскоре и кузнец появился на территории Бара.
- Погуляйте пока, у меня заказ, катану сделать, а потом сделаю ей оружие, - сообщал он Жнецу и ушёл разжигать горн.
- Пошли ещё проверим кое-что, - жнец посмотрел на Клаву, а та и не возражала, они неплохо отдохнули в схроне перед выбросом, да и сейчас уже набрались сил.
- А спать в Зоне будем? – только и спросила она.
- Если там снова схрон, то в нём, а если артефакты, то найдём место, где переночевать. – Жнец начал любить Зону, как родную, что-то в ней было такое, что тянуло его к ней, нравилось жить в этой среде, враждебной людям, но с особым, малопонятным очарованием.
Так и ушли, дрались много, но и артефакт стоил того. «пламя», это почти «душа». Ценный и исцеляющий множество ран и болезней.
- Спать-то где будем? – спросила Клава. = В Зоне боязно, ну как химера или псевдогигант, мы с ними и не справимся.
- А пошли, тут ещё точка есть, успеем дотемна, - Жнец заглянул в ПДА погибшего сталкера и пошёл к новому месту.
- Здравствуйте, люди добрые, нет ли у вас чего покушать? – одинокий старик, с горбом и однорукий, внушал доверие.
- Стой там, где стоишь, - мгновенно отреагировал Жнец, - вас, изломов, издалека видно, только рыпнись и без головы останешься.
- Ты чего? – не поняла Клава, - инвалид же старый.
- И ты стой, это излом и руки у него две, только он вторую прячет. – Жнец встречался с изломами уже ещё отмычкой будучи, когда сталкер погиб при стычке с таким «инвалидом».
- Да мне бы поесть чего, - излом на самом деле голодал посл5тние дни, - тут контролёр ошивался, поел всю живность, а потом псевдогигант прописался. Ну, этого я быстренько извёл, они же тупые. Может консервы какой оставите и хлебушка?
- Оставим, только ты так и стой, - Жнец не убивал без причины никого.
Клава достала из рюкзака пару банок тушёнки и отрезала полбулки хлеба с молчаливого согласия Жнеца. Так и ушли, оставив излома на месте, а тот поднял консервы и поковылял к лесочку.
- Ты им не верь, - учил Жнец Клаву, - прикинутся такими жалобными, а потом как накинутся, у него рука такая, что химеру может убить.
- А с виду такой жалобный старичок, - вздохнула Клава.
- Это он глаза отводит, а на самом деле зверь быстрый и беспощадный. Он, когда нападает, то даже в облике меняется. А хуже всего девочки однорукие, это изломы, только молодые, те совсем безбашенные, - Жнец учил Клаву без дураков.
Так и дошли до схрона, странного и немного жуткого. Схрон оказался в старом склепе возле разрушенной церкви.
- Жутковато тут, - поёжилась Клава, - зомби из гробов не полезут?
Но всё оказалось проще, после полуночи их разбудили странные звуки. Призраки давно умерших, это не свеженькие зомби, они не имеют плоти. Обошлось шумом и вознёй, а ещё призраки искали выпивку, но у Жнеца её не было вовсе, так что обиженные призраки удалились.
- Теперь понятно, что за пометка тут, - прежний хозяин пометил место тремя буквами «ПНП», - я так понимаю, это «призраков не поить», представляю, что они вытворяют, когда напьются.
Утром вернулись в Бар и тут кузнец показал им новое оружие для Клавдии. Оружие напоминало карликовые косы на коротких древках. Лезвия были выполнены весьма искусно, обоюдоострые и прочные.
- Трудно сказать, кама это японская или клевец, - пояснил кузнец, - скорее что-то среднее. Если в кости застрянет, то руку вот сюда и выдёргивай с поворотом, - учил он Клавдию, - а так можно и как серпом и просто вгонять в тело, смотри по ситуации, основное покажу сейчас.
Кузнец-то сам большой мастер со всяким оружием обращаться, поговаривали, что со своими ятаганами он АЭС штурмовал, но Клавдию малость обучил основному. Денег снова взял немного, это ножи у него дорогие, поскольку это скорее пижонство, никто ножами и не воюет в Зоне… почти никто.
- Вот спасибо, порадовал, - Клава расчувствовалась и даже поцеловала кузнеца в щёку.
Обрез она так и носила, но давно уже не стреляла из него, Жнец не любил стрельбы. Новое оружие показало себя с самой лучшей стороны и топор снова оказался в рюкзаке. Перебить позвоночник мутанту, или раскроить череп, да и рваные раны оставляло новое оружие такие, что мутант долго не мучился. И вот однажды они попали в такую переделку, из которой еле выбрались. А началось всё с большой стаи собак, с которой разделались, но устали так, что из сил выбились изрядно. Не успели толком отдохнуть, как пришлось биться со стаей тушканчиков, это только называется так, а на деле это мутанты, размером с зайца, с острыми зубами и прыгающие на задних ногах так, что могут и на голову запрыгнуть. Повезло, что стая оказалась небольшой.
- Не могу больше, - созналась Клава, - отдохнуть бы хоть немного.
- Да я сам еле стою, руки-ноги трясутся, - сознался Жнец, - пошли, привал найдём.
Только схрона нигде не оказалось, пришлось отдыхать на открытом месте, кое-как смыв с себя кровь мутантов. Развалины какой-то будки или сторожки не давали защиты, но хоть что-то. Только запили энергетиком тушёнку, как вдалеке земля всколыхнулась. Живое море текло в их сторону. Крысы, эти твари порой бегут непонятно зачем, оставляя за собой только обглоданные скелеты.
- Твои сзади! - кинул Жнец, - убегать нам некуда.
Клава поняла и так, и битва закипела. Жнец косил яростно, как будто море остановить пытался, а Клава била тех, кто собирался их обойти. Руки уже тряслись, но угроза страшной гибели придавала сил, быть съеденными заживо крысами они совсем не хотели. В какой-то момент время будто остановилось. Клавдия била крыс, наблюдая, как их товарки поедают своих убитых. И вдруг всё стихло, крысы побежали дальше, даже не доев толком своих товарищей. Жнец и Клава стояли посреди этого побоища, прижавшись друг к другу. Уже в Баре они мылись под душем вместе, смывая кровь со снаряги, с оружия и со своих тел. Потом они посмотрели друг на друга долгим взглядом и ушли в комнату, взяв ключи у Бармена. Тела их слились воедино в долгой и крепкой, любви. Не той пылкой и поверхностной, которой грешат зачастую горожане, а такой прочной, какая бывает навек, пока смерть не разлучит.
- Вот так и стали они мужем и женой, - продолжил Бармен рассказ, - счастливые жили, насколько можно вообще быть счастливыми. А после Клавдия родила мальчишечку, ладного, да только слепого. Вроде в Зоне слепому не жить, но Зона наделила другими качествами. А потом и беда пришла.
Военные устроили рейд по Зоне, ловить сталкеров. Бандиты-то все попрятались, а вольные бродяги, кто в ходке был, тех и ловили. Жнец как раз в Баре в это время находился, хабар сдавал. Жить-то надо на что-то, а Клавдия с малышом дома остались, вот на них военные и набрели. Что одна женщина сделает с вооружёнными людьми, так и забрали её, да и повезли со всеми к Периметру. Клавдии-то что, а малец снаружи не жилец, да только военные никого не слушали. Жнец как узнал о том, так всё бросив побежал вдогонку. Уж как он дошёл, а может Зона хранила, только догнал их перед самым Кордоном. Битва получилась жестокая, но скорая, как ты косой не маши, а от пули не отмахнёшься, но Жнец махал своей косой, пока силы не оставили его. Пленники разбежались, Клавдия с ребёнком тоже, а вот Жнец так и остался лежать на земле. Военные уехали, а Клавдия вернулась к телу мужа. Рыдала страшно, да только что поделаешь теперь.
- Жизнь вернуть я не могу, - услышала Клавдия и подняла глаза.
Женщина стояла рядом, вся белая и в белом, босая, стоит и смотрит на Клавдию.
- Жизнь не верну, но и умереть не дам, только среди живых ему не место. Но о тебе заботиться будет и видеться с ним сможешь, тебе решать. – Сказала так и замолчала.
- Делай, что можешь, - прошептала Клавдия.
И тут всё затянуло туманом, да не простым, а фиолетовым, а когда туман рассеялся, Жнец поднялся.
- Что со мной и кто я? – произнёс он удивлённо.
- Муж ты мой, отец сыночка нашего, а зовут тебя Жнец, в зоне ты, - Клавдия пыталась напомнить Жнецу, кто он.
Так толком и не вспомнил, но пошёл следом за ними, положив свою косу на плечо.
*****
- Вот так и бродит теперь по Зоне Жнец, ни живой и ни мёртвый. – Бармен замолчал и стал протирать стаканы, чтоб отвлечься от рассказа.
- А Клава с сыном как же? – спросил какой-то бродяга.
- А что Клава, живая она, да и сынок их живой, хотя, чего только там не было в их жизни, но это уже не для ваших ушей. - Бармен обвёл всех взглядом, - выпить не желаете?
Бродяги с радостью продолжили «выводить нуклиды», обсуждая услышанное.
*****
- Сынок наш как там? – Клавдия уже немолода, но Жнец всё равно приходит к ней каждую ночь.
- Живой он и здоровый, яйцеголовых водил к Полю Чудес, теперь вот с Кордона ведёт кого-то. Девушка с ним, странная, но вроде добрая. – Жнец сидел в склепе и призраки постеснялись сегодня появляться, да и не любят они тепла, а «огненный шар» с некоторых пор обосновался в склепе, Клавдия уже немолода и тепло ей не помешает.
- Так ничего кушать и не станешь? – она смотрела на мужа, как смотрят деревенские бабы, с такой пронзительной любовью в глазах, о которой словами не рассказать.
- Нет, не ем я вовсе с тех пор, - лицо Жнеца ничего не выражало, но посмотрев на Клавдию, он вдруг улыбнулся.
Молодой призрак высунулся посмотреть, что же будет дальше, но получил затрещину от матери и скрылся в гробу, нечего подглядывать за чужой любовью.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 19.08.2020 виктор малютин
Свидетельство о публикации: izba-2020-2877910

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика


















1