Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Секс-плёнка


Секс-плёнка
Денис:

- С Днём Рождения!

Раздались крики, как только я открыл дверь в свою крошечную квартиру. Я застонал, когда увидел Эдуарда, Романа и Артёма выскакивающих из-за моего дивана и других предметов мебели.

- Мальчишки, вы не должны были этого делать, - сказал я совершенно серьёзно. Я всегда ненавидел день своего рождения и сегодня – не исключение. Но с сегодняшнего дня, я уже не подросток. Теперь я был двадцатилетним студентом в колледже и готовился стать журналистом. После этого я осмотрел свою преобразованную квартиру и вздохнул. Я должен был догадаться, что Эдик будет стараться изо всех сил. Везде была мишура и несколько подарков на столе. Торт стоял на кухне, свечи воткнуты в мягкую глазурь. Во всей моей квартире находилось что-то голубое – голубые свечи, голубые салфетки и тарелки, голубые цветы и вообще всё голубое! Нет, я конечно гей, причём довольно женственный, хоть и не манерный и исключительный пассив, но это уже перебор.

- Тебе наконец-то двадцать! – взволнованно проговорил Рома. – Только подумай, как долго мы этого ждали?

Я рассмеялся.

- Я ничего не могу поделать с тем, что я моложе вас на несколько месяцев. И почему моя квартира выглядит, как будто её облили ярко-голубой краской?

- Время для подарков! – сказал Артём, после того, как Ромка проигнорировал мой вопрос. – Чур я первый!

Я вздохнул.

- А я думал, что торт идёт перед подарками.

- Не отлынивай. А теперь разворачивай, - игриво приказал Эдик. – Мой последний!

Рома заставил меня сесть на диван, и в нетерпении уселся рядом. Тяжело вздохнув, я взял подарок Тёмы в руки. Я должен хотя бы попытаться казаться взволнованным, в конце-то концов, ведь они купили подарки и украсили мою квартиру. И это было меньшее, что я мог сделать. Я начал разворачивать подарок.

- Эй, Денис, ну давай же! – призвал меня Эдик. – Клянусь, я никогда не видел, что хоть кто-нибудь разворачивал подарок. Просто сорви эту чёртову обёртку!

Я игриво показал ему язык и продолжил очень тщательно открывать подарок, снимая подарочную упаковку так, чтобы бумага не порвалась. Он вздохнул.

- Спасибо, Тёмка, - искренне сказал я, честно обрадовавшись его подарку. Это были миленькие тёмно-синие джоки, какие обычно носят модели. Я даже не хочу задумываться, сколько это стоит.

- Джоки прекрасны, спасибо! - я крепко его обнял, и перешёл к подарку Ромки.

- Они оба от меня, - Рома начал подталкивать две коробки в красочной упаковке. Его озорная улыбка, подсказала мне, что они не будут такими невинными, как подарок Тёмы. Я внезапно испугался открывать тот подарок в красной упаковке. Я знаю, что буду сожалеть, как только открою. Я быстро, но аккуратно развернул подарок.

Я с любопытством рассматривал его. Он был в форме цилиндра и сделан из пластика. Ширина где-то около двух дюймов, а длина примерно шесть или семь.

- Я, конечно же, купил новый, - объяснил Ромка. – Но вытащил его из коробки, чтобы ты не смог вернуть.

Ещё бы я знал, что это, кисло подумал я. И повернул его в руках, всё ещё пытаясь выяснить что это. Внезапно он начал вибрировать. Я закричал и выронил его, как будто он был горячим утюгом. Он приземлился прямо мне на колени, и я быстро его стряхнул.

Эдик и Ромка расхохотались, а Артём застенчиво похихикал. Я уставился на них.

- Ну, правда, Денис, - сказал Эдик, наклонившись, чтобы поднять эту штуку. – Это же всего лишь вибратор.

- Я просто думал, что ты захочешь... избавиться от неудовлетворённости, – лукаво добавил Рома. – Поскольку у тебя нет для этого парня.

- Знаешь, это было очень внимательно с его стороны, - сказал Тёмка. О нет, и он тоже! Все мои друзья более развиты в этом вопросе?! - Ты будешь удивлён тем, какое удовольствие можно получить с помощью анального вибратора.

- Вау! Тёмыч! – развеселился Ромка, игриво толкая его в бок.

- Боже! - пробормотал я, пряча лицо в руках, потому что оно явно было ярко-красным от смущения. Конечно, это был просто ад.

- Не забудь о моём втором подарке!

Я стиснул зубы и осторожно открыл другой подарок Ромы, надеясь, что это будет не другой вибратор... или ещё хуже. Но это оказалась всего лишь баночка с надписью «Гель для очистки ‘игрушек’». Я покраснел ещё больше. Я уверен, что никогда не стану нормального цвета, а так и останусь с розовым оттенком.

Потом я с любопытством посмотрел на Эдика.

– А где твой подарок? - выпалил я. И почувствовал себя виноватым. Что если у него не было денег, чтобы купить мне что-нибудь? Хотя это была глупая мысль, потому что Эдик был самым богатым человеком, которого я знаю – он тратил деньги также легко, как и дышал. А что если у него не было времени...

Валера:

Ранее этим же днём:

- У тебя сегодня в десять вечеринка по случаю дня рождения, ты должен быть полицейским, - сказал Ян.

Я кивнул. Значит, они хотят, чтобы пришёл полицейский и арестовал именинника... или именинницу. Я вздрогнул, от последней мысли. У меня были свои правила: никогда и ничего с несовершеннолетними и никакого контакта с женщинами. Ян был моим начальником вот уже три года, и всегда отлично исполнял свои обязанности.

- Только представление? – спросил я, ища свой костюм полицейского. – И ничего потом?

- А потом будешь ты с Денисом в течение двадцати дней. Я уже проверил его – ничего. Он чист, как белый лист.

- Сколько?

- Двадцать тысяч евро.

Я поднял бровь.

- Это немного дёшево, не думаешь?

- Я думаю, тебе понравится этот парень, - с усмешкой ответил он. – Парнишка дал его фото. Вот. Он протянул мне маленькую фотографию. Я взял, просто чтобы глянуть на фото, но глаза мои задержались на пареньке. На фотографии ему было около девятнадцати. Видна была только голова, поэтому тело я не увидел. Соглашусь, он был красив. Широко распахнутые шоколадные глаза смеялись над фотографом, а губы растянулись в улыбке. У него были длинные коричневые волосы, которые обрамляли его лицо.

- «Парнишка»? - повторил я его слова.

- Его звали Эдик, вроде бы, - он сунул руку в карман, и вытащил конверт. – Я забрал свою часть денег, а вот оплата за твою предстоящую работу. Он заплатил за двадцать дней рая Дениса.

Я заглянул в конверт и подсчитал, что там двадцать тысяч евро. Ян улыбнулся:

- Это двадцатилетие парня.

Мы как обычно были в моей квартире, обсуждали предстоящее задание. Я посмотрел на свои часы. Через полчаса я должен быть там. Сегодня была первая ночь из двадцати. Первая ночь моего служения Денису.

Ян оставил меня, чтобы я мог самостоятельно подготовиться. Я намазал маслом грудь и руки, и надел стринги, прежде чем влезть в униформу. Она была настоящей. Когда я вышел на работу - как её называю – я начал уделять особое внимание к деталям, это помогает заработать больших чаевых. Я уехал на белом автомобиле, который Ян позволяет мне брать для таких случаев. Я держал адрес в левой руке, а правой рулил и через каждые несколько блоков зданий опускал глаза на бумажку. Сегодня вечером Санкт-Петербург был особенно переполнен, и я свернул несколько раз, чтобы избежать столкновения с пьяными водителями.

Я включил сирену, только когда свернул на нужную улицу, не желая рисковать и быть пойманным полицейскими, пока буду себя выдавать за офицера. Я остановился на стоянке возле дома и отключил сирену. Ян один раз сказал, что сирены улучшают контакт. Я вылез из машины и положил руку на кобуру оружия на своей талии. Мне показалось, что кто-то двигался на балконе третьего этажа, но я проигнорировал это. Это здание, одно из тех старых домов, где не было домофонов.

Прежде чем я постучал в дверь, я сделал глубокий вздох, готовя себя. За это короткое время, я услышал голос парней по ту сторону двери.

- Ты заказал мне стриптизёра на день рождения? – вскрикнул парнишка. – Эдик!

- Он будет здесь с минуты на минуту, так что готовься, – сказал другой. – Тебе понравится, не беспокойся.

- Эдик как ты мог так со мной поступить?

Этот парень должно быть Денис, подумал я с улыбкой. Он не кажется тем геем, который любит видеть перед собой голого мужчину. Будет интересно посмотреть, что же из этого получится.

Я надеюсь, дверь не заперта... или может быть, лучше надеяться на то, что она была заперта, тогда мой вход был бы более впечатляющим. Но я тут же отогнал эту мысль. Если бы она была заперта, то я сломал бы дверь ногой, и мне пришлось бы платить за ущерб. Вытаскивая пистолет из кобуры, я повернул ручки и открыл дверь.

- Все легли лицом вниз, - прокричал я. – Это полиция, всем на пол!

Я увидел четырёх юношей упавших на землю, и закрывшие головы руками, пытаясь защитить себя. Как будто я не мог выстрелить в них из этого пустого пистолета или надеть наручники. Я держал пистолет наготове.

Один паренёк поднял голову, чтобы посмотреть на меня.

- Я сказал голову вниз! - приказал я.

Я взглянул на журнальный столик, там лежал вибратор, вынутый из упаковки и рядом скомканная обёрточная бумага. Так у какого парня день рождение?

- Где Денис? – спросил я своим самым сладким голосом.

- Это он! - блондин указал на брюнета, который был под дрожащими руками.

- Заткнись Ромка! - вскрикнул он.

Я нежно схватил его за волосы и поднял голову вверх.

- Встань и делай, как я говорю, - его расширившиеся испуганные глаза смотрели в мои, и я был поражён их глубиной. Он попытался встать, но споткнулся и упал на мою грудь. Он покраснел, и я улыбнулся ему. - Нападение на офицера, - начал я, пододвигая его к жёсткому стулу в углу, - это серьёзное преступление, Денис. Я боюсь, что я буду вынужден взять вас под стражу.

Я передвинул стул на середину комнаты, и он сел на него. Его руки вцепились в дерево изо всех сил.

- Я собираюсь наказать вас, чтобы научить хорошим манерам.

- Юху! Денис! - закричали вокруг парни, отвечая на мои поддразнивания. Возбуждённые хихиканья и крики оглушили комнату.

- Эдик, я убью тебя! - прорычал он.

Я подошёл сзади к нему и плотно застегнул наручники на его запястьях.

- Никто не спасёт тебя, - сказал я низким, почти рычащим голосом. – Ты полностью в моей власти, и я буду делать с тобой всё что захочу.

Хор криков и свистов вспыхнул за Денисом. Я провёл стволом своего оружия по внутренней части его бедра. И смотрел, как он задрожал, когда я прижал его и провёл по шву его джинсов между ног.

Денис:

Эдик умрёт после сегодняшнего вечера.

Но, о Боже, он самый сексуальный и горячий парень, которого я когда-либо видел. Я чувствовал холодный металл пистолета через свои джинсы и боксёры, когда он нажал на мой пах. Он покрутил пушку в руке, как известный ковбой с дикого Запада, а потом положил её в кобуру. Двигаясь, он включил музыку, которая была у него на Айподе, который был подключён к динамикам.

Он протянул руку и ослабил свой галстук, медленно опуская его вниз. Моё дыхание было сбившимся, как будто я пробежал пятимильный спринт. Он набросил тёмно-синий галстук вокруг моих плеч, спускаясь вниз, чтобы прикоснутся к моей груди. Хотя это было всего лишь прикосновение, я почувствовал тепло его ладоней через свою рубашку и майку. Я ахнул от удивления и попытался побороть свои чувства.

Друзья вокруг меня безумно вскрикивали.

Довольный реакцией полученной от меня, он отошёл немного в сторону, он быстро расстегнул рубашку, показывая свои крепкие плечи и накаченный пресс.

Я чуть не упал в обморок.

Крики моих друзей были почти оглушительными. Я не мог отвести свои бесстыжие глаза от созерцания этих крепких мышц. Почему тут вдруг стало так жарко?

Он наклонился ко мне, и я уже понял, что мой стояк виден невооружённым глазом и из головки моего члена начинает просачиваться вязкая жидкость делая ткань моих боксёров мокрой. Как этот незнакомец мог заставить меня чувствовать себя настолько возбуждённым? Он связал мои плечи галстуком, держа концы в своих руках, и медленно начал опускать его пока они не оказались около моих бёдер. Он потянул галстук, приподнимая мои бёдра на встречу к своим, а потом прижался ими так, что я почувствовал его. Я застонал и прикусил губу.

- Ты плохой мальчик, Денис, - он промурлыкал мне в ухо голосом, насквозь пропитанным сексом. – И я тот человек, который накажет тебя. И накажу так, как захочу. Ты будешь молить о пощаде, когда я буду рядом.

- Боже! - сорвалось с моих губ, прежде чем, я успел одуматься.

- Юхуууууууу! - прозвучало вокруг меня, сопровождаясь возбуждённым смехом.

- Если ты будешь хорошо вести себя, то я отпущу тебя. Но после того, как накажу. Понял?

- Д-д-да, - заикаясь, очень тихо и испуганно произнёс я. И подёргал ещё раз свои руки скованные наручниками. Я был пойман в ловушку этим человеком, который собирался со мной что-то сделать. Моё сердце ёкнуло.

- Да, что? - его голос был полон власти.

- Да, С-С-сэр! - крикнул я, немного подрагивая.

Он улыбнулся:

- Хороший Денис. У меня такое ощущение, что ты будешь очень... чувственным арестантом.

То как он это сказал, заставило мои ноги стать ватными, а в животе закружится рою бабочек. Эдик и Рома выкрикивали в знак поддержки меня и стриптизёра напротив. Я был ярко-красным от смущения, а также возбуждения. И ненавидел себя в этот момент. Я больной! Как я мог позволить этому... стриптизёру... заставить меня чувствовать себя настолько возбуждённым?

Он медленно снял полицейскую фуражку, которая была на его голове и надел на меня, легко задевая мою щёку, посылая тем самым покалывания прямо в пах. Его руки поиграли с вырезом на моей рубашке, прежде чем опуститься ниже. Я ахнул и стал сопротивляться.

- Нет никакого смысла бороться, - он промурлыкал мне в ухо. – Ты сейчас мой.

Он снял пояс с пушкой, который был на его талии, бережно положив его рядом с моим стулом. Я следил за каждым его движением, неспособный отвести взгляд. Затем он выпрямился и очень медленно расстегнул пуговицу, а потом и молнию на тёмно-синих брюках. Я смотрел на его пальцы, медленно расстёгивающие молнию, и показывая слегка смазанную кожу.

Я задыхался сидя на стуле. Моя грудь вздымалась, но я старался скрыть это, начиная глубоко дышать, чтобы успокоиться. Крики друзей усилились, когда он медленно начал опускать брюки. Я заметил, что у него не было ни ботинок, ни носков. Когда он успел их снять?

Он быстро вышел из них и я рад, что он не срывал их, как некоторые стриптизёры. Я всегда думал, что это было слишком... по-блядски.

Как только брюки покинули его тело, крики почти оглушили меня. Я думал, что потерял сознание на мгновение, потом я начал потеть. Это не очень хорошо. Мой разум перестал работать, когда я посмотрел на него, совершенно голого, за исключением крошечной чёрной ткани. Боже мой, я могу сказать, просто взглянув на него, что у него он был больше обычного. Он бросил свои брюки в сторону, и я увидел, как Артём поймал их.

Я не могу винить его, я сделал бы тоже самое, если бы не был в наручниках!

Его губы скривились в немного опасную полуулыбку, когда он посмотрел на меня, наслаждаясь тем, как я извиваюсь. Моё сбивчивое дыхание стало ещё более очевидным, пока он разглядывал меня. Он повернулся и подошёл к правой стороне моего стула. Он двигался, как грациозный кот, с властью и изяществом. Немного двигая плечами и бёдрами, соблазняя, и заставляя меня становиться твёрдым.

Глядя мне в глаза, он пробежался руками вниз по своей груди. Я был бессилен и не мог остановить его, но я продолжал бороться с этим чёртовым стулом. Я ещё не решил, собираюсь ли убить Эдика или расцеловать, когда это закончится. Когда он подошёл ко мне сзади, и я не мог больше его видеть.

И от этого моё сердце начало биться быстрее. Ожидание было ещё хуже, потому что я не мог его видеть. Я чувствовал его ласковые пальцы, отодвигающие мои волосы назад, а потом скользящие вдоль моей шеи. Его губы коснулись кожи, чуть ниже моего уха, я ахнул, а потом застонал.

- Я знал, что ты непослушный мальчик, - сексуально прошептал он мне на ухо, так что только я услышал. – Я люблю плохих мальчиков.

Все рациональные мысли покинули мою голову. Я должен был вспомнить, как дышать. Где-то глубоко внутри себя, я хотел сказать ему, что я не плохой мальчик. Я был умненьким мальчиком, который сидел на первых партах и получал хорошие оценки. Я был мальчиком, который никогда не попадал в неприятности или вёл себя глупо.

Но затем он подошёл с левой стороны стула, и я снова смог его видеть. И эти крошечные стринги едва прикрывающие его член.

Боже мой, он был возбуждён.

На этот раз я уверен, что упал в обморок.

Он забрался на стул поверх меня, удерживая свой вес на своих ногах. Ромка и Эдик уже во всю кричали. Также я слышал и Тёму.

- Денис! – кричали они. – Вау!

Он улыбнулся мне, пока я пытался отодвинуться. Он встал на колени, так, чтобы я видел его лицо. Боже, я чувствовал его запах. Чёрт, от него и, правда, пахло греховно. Он прижал к моему животу свой возбуждённый член, который уже почти вылезал из стринг. И затем он начал двигаться верх и вниз по моему животу, задевая мою рубашку. Его руки играли с обнажённым участком моей кожи на спине чуть выше края джинс. Я закусил губы, чтобы не застонать.

- Эдик помоги! - прокричал я, когда он положил руку на мою промежность.

- Я уже говорил тебе ранее и скажу снова, - проворчал он. - Ты мой и я буду делать то, что захочу. И тебе это понравится маленький мистер твёрдость, - он улыбнулся моему шокированному выражению лица. – Да, я чувствую, какой ты сейчас твёрдый, и там будет целый ураган, после того, как я всё сделаю.

- Боже мой! - мои глаза закатились, когда он прижался к моей груди, его руки пробежали по внутренней стороне моих бёдер, иногда задевая особое место.

- Ты мой пленник, Денис, - прошипел он мне на ухо, снова прижимаясь ко мне. На этот раз у меня вырвался стон. Всё моё тело стало похоже на желе. Он продолжал свои движения в такт музыке, медленно и эротично.

Его губы прижались к моим, двигаясь по новому, совсем иначе. Он поглощал мои стоны и даже дотронулся до меня языком. Его руки грубо схватили мою задницу и сжали её, прежде чем он отстранился. Я всё никак не мог отдышаться после такого долгого поцелуя.

Он прошёлся вниз по моему телу, и поцеловал грудь через рубашку. Раз или два я почувствовал теплоту его языка, приглушённую рубашкой. Он выдохнул горячий воздух около моей груди и между ног. Я удивлённо взвизгнул и дёрнул наручниками. Затем он лизнул джинсы между моих ног.

- Боже! - кричал я, чувствуя огонь, который лился из меня. Он продолжал целовать мою ногу, и внутреннюю часть бёдер, а затем вернулся наверх.

- Он тебе не поможет. Ты мой и я должен тебя наказать, - сказал он, притягивая меня для глубокого поцелуя в губы. От криков уже начали болеть уши. Он обхватил моё лицо руками, а его голая задница оказалась на моих коленях. Его язык задевал мой. И я ответил ему, не в состоянии ничего сделать, пусть всем управляет моё тело. Я был уверен, что был ярко-красным.

- Попробуй меня, Денис, - приказал он. – Попробуй меня, где угодно.

Он посмотрел мне в глаза. Я заметил, что они были ярко-ярко голубыми. Они не были похожи на те, что я видел раньше.

- Ч-ч-что? - я заикался, как идиот.

Он улыбнулся мне:

- Попробуй меня.

Было совершенно ясно, что он имел в виду, но я не мог заставить себя, что-либо сделать. Я неподвижно застыл на этом стуле.

Он медленно придвинул мою голову ближе к своей груди. Нерешительно, я наклонился вперёд и слегка лизнул её немного ниже его соска.

- Вааааааааау! - послышалось отовсюду.

Я покраснел и отодвинулся. Но чёрт, он был таким вкусным. Интересно, чем он намазал своё тело, прежде чем пришёл сюда, потому, что вкуснее этого я ещё ничего не пробовал.

- Я смотрю, за маской этого невинного ангела всё-таки прячется дьяволёнок, - промурлыкал он, улыбаясь.

Я покраснел ещё больше и посмотрел вниз. Он заставил меня снова стонать, когда подул горячим воздухом в выпуклость на моих джинсах. Сейчас я тяжело дышал, и вяло откинулся на спинку стула.

Спустя некоторое время, он решил, что с меня уже достаточно. Он подарил мне самый провокационный и чувственный приватный танец, который я когда-либо видел. Я старался не думать о том, что это вообще был единственный приватный танец, который я видел. Я был настолько возбуждённым, словно мальчишка, достигший полового созревания. Но, чёрт, он был хорош!

После того, как он высвободил меня из тюрьмы, расстегнув наручники, я встал, пытаясь не падать с моими очень влажными боксёрами и ноющим стояком. Боже, это так неловко.

Эдик хихикнул и закричал мне:

- С Днём Рождения, Денис! – а я покраснел и крепко соединил ноги, чтобы не было видно мокрых пятен. - И угадай, что? - продолжил друг.

- Что? - сказал я, думая о том, что надо пойти снять возбуждение и переодеться.

- Это ещё не всё!

- Не всё? Что ты имеешь в виду? - сказал я, поглядывая на бога, стоящего рядом.

- Денис – это Валера, - сказал Рома, представляя мне невероятно сексуального, человека рядом со мной. – Я помогал Эдику с этим планом. Ты не рад?

- Я... я... мне нужно отойти на секунду, - пробормотал я, поворачиваясь, чтобы уйти.

- Ты всё ещё не узнал, что является второй частью подарка! - сказал Артём.

Не дождавшись ответа, Валера шагнул ко мне и прижал к своему телу. Он одел обратно свои штаны, но был всё ещё без рубашки. Я буквально растаял в его руках.

- Теперь я твоя игрушка, - сказал он мне на ухо, голосом мягче, даже чем расплавленный шоколад. – За двадцать дней я заставлю тебя кончать так сильно, что они будут слышать твои крики экстаза ещё всю последующую неделю.

Мои колени подогнулись, но он сразу поймал меня.

- О... мой... Бог... - ахнул я.

- Эти ближайшие двадцать дней, я буду принадлежать тебе. Твоя личная сексуальная игрушка.

- Мне надо переодеться, - справился я.

Я хотел дать себе пощёчину. Я только что признался, что был возбуждённым – и это в присутствии моих друзей! Я услышал их смех, но попытался проигнорировать.

Было ли это серьёзно? Он будет моим в течение двадцати дней? Он должно быть пошутил. Почему этот Бог хочет меня касаться почти три недели?

- Тогда я полагаю, что выполнил свою работу, - улыбаясь, сказал он. – Я всегда держу свои обещания.

Двадцать дней? Боже это будет... рай! Я ущипнул себя, чтобы убедиться, что я не сплю, и это не была одна из моих фантазий. Валера будет моей сексуальной игрушкой почти три недели.

Я вдруг почувствовал, что мои джинсы стали ещё более натянутыми.

Слишком поздно...
А душа на коленях молила остаться.
Слишком быстро...
Мне за правдой твоей не успеть, не угнаться.

Свою веру...
Я под ноги твои безрассудно, бросаю.
И в бреду...
От палящего зноя в груди, умираю.

Делать выбор...
Не пристойно для война, для ангела Света.
Острой гранью...
Я сражён, позабыв о скрижалях завета.

Исцелится...
От порезов, от этих уже невозможно.
Обжигает...
И зовёт вожделением, тайное ложе.

Лишь немного...
До последней черты, до конца, дальше бездна.
Я б остался...
Но уже не найти без тебя мне здесь места.

Ты кричал мне...
Что дороже тебе иллюзорное счастье.
Разрывая...
Моё сердце на мелкие, жалкие части.

Я вдохнул...
Полной грудью, соблазна отравленный пепел.
Шаг... Ещё...
Лишь застонет, прощаясь, над пропастью ветер.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 54
© 04.08.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2867119

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1