Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Пробуждение


  Сегодня ко мне в гости пришёл лес. Я проснулась утром и увидела мягкий мох на потолке, стенах и дверцах шкафа. У кровати вместо тумбочки стоял пенёк с густой копной поросли, в тенистом углу расположился папоротник, а посреди комнаты благоухал белыми цветами пышный куст.
  Я сбросила одеяло, спугнув дремавшего на нём лисёнка, и спрыгнула с кровати. Ноги утонули в сбрызнутой росой траве. Я отодвинула шторы — за ночь они стали длинными плетями какого-то растения — и распахнула окно, чтобы впустить в комнату солнце. Всё в ней встрепенулось, зашевелилось и зажужжало. К окну подлетел ветер и нежно погладил по голове, чтобы выгнать из моей памяти остатки сна — единственного, что беспокоило меня этим утром. С каждым разом ветру требовалось всё больше усилий, чтобы избавить меня от мрачных ночных воспоминаний. Раньше я не видела снов — или совсем не помнила их. Потом начала просыпаться с тяжёлым чувством, как будто что-то страшное происходило со мной, пока я спала. Это ощущение быстро рассеивалось, стоило мне встретиться с очередным гостем, пробравшимся в дом ночью. Через какое-то время я начала вспоминать обрывки фраз, маячащие в полутьме фигуры, леденящий страх и полную неподвижность — во сне я ничего не контролировала, даже своё тело. Я была лишь беспомощным наблюдателем чего-то тягостного и гнетущего.
  В эту ночь мне снились слёзы. Кто-то плакал навзрыд, захлебывался и подвывал. Мое сердце разрывалась от сочувствия, но я ничего не могла сделать...

  Пугающие воспоминания потихоньку рассеивались. Я перелезла через низкий подоконник — нагретую лучами корягу — и в предвкушении лесного завтрака потянулась к крупным ягодам черники. Пригоршнями закидывала их в рот, не обращая внимания на фиолетовые руки и губы, жмурилась от удовольствия. Когда кустики под моим окном заметно опустели, я оставила черничник в покое и побежала в ванную. Там приветливо шумел лесной водопад с неглубоким прудиком у подножия. Я бросила рубашку на ветку, услужливо протянутую деревом, подставила тело звонким струям. Я чувствовала себя прекрасно: лес давал мне спокойствие и внутреннюю тишину. Вот бы он приходил почаще.
  А недавно меня разбудило море. Кровать превратилась в золотую полоску мягкого песка, на которую размеренно набегал ласковый прибой. Подоконник стал рифом — волны перепрыгивали через него и устремлялись к горизонту. Прямо за окном плескались дельфины, пускали фонтаны киты, всплывали огромные черепахи и носились стаи рыб. Я старалась впитать этот день без остатка, так волшебно было всё, что окружало меня.
  Ещё однажды ко мне приходил дождь. Сумасшедший весенний ливень. Срывался прямо с потолка, где собрались ватные тучки, барабанил по полу, распевал свои песни, скакал по лужам. Ковёр превратился в болотце, деревянная мебель потемнела, отовсюду начали выглядывать зелёные ростки. Я танцевала вместе с дождём, собирала в ладони его капли, а под вечер, когда он поутих, забралась в сухой шкаф с книгой и чашкой горячего чая. Через пару часов я сладко уснула в своём укрытии под колыбельную дождя.
  За ночь солнце прибрало за шаловливым гостем, и на смену дождю пришёл яблоневый сад. Каких только сортов там не было — кислые, сладкие, большущие и совсем крохотные яблоки... У меня давно так сильно не болел живот, как вечером того дня, но я ни о чём не жалею!

  Лес оставил мне на память шишки, жёлуди, листья самых разных форм. Всё это я бережно сложила в шкатулку, где уже хранились яблочные косточки, ракушки, камешки и засушенные цветы, чтобы обязательно показать лесу, когда он придёт в следующий раз.
— Спокойной ночи, лес, — сказала я, укутываясь в одеяло. В траве убаюкивающе застрекотали кузнечики, из куста с белыми цветами полились соловьиные трели, мимо кровати деловито прошуршал ёжик. Я засыпала, а вокруг меня была простая и красивая жизнь. И я подумала: уж сегодня-то мне точно приснится самый приятный сон!

***

  Темнота. Гулкая, душная тишина. На фоне болезненно серого прямоугольника окна выделяется тёмная фигура, сгорбившаяся и уронившая голову на стол. Мне становится страшно в этом замкнутом пространстве. Мне нечем дышать, мою голову словно сдавливает огромное, безжалостное существо, кажется, она вот-вот разорвётся. Я пытаюсь позвать единственного человека, которого вижу здесь. Надеюсь, что он очнется и заговорит со мной, но мой голос почему-то бесконечно слаб и еле слышен. Внезапно меня прошибает холодный пот от мысли: что если этот человек мертв? Что если сейчас я разбужу мертвеца, и он заговорит со мной замогильным голосом? Как только эта мысль возникает в моей голове, фигура у окна начинает шевелиться. Её голова медленно отрывается от стола, я в ужасе зажмуриваюсь и просыпаюсь.

***

  Сегодня в мой любимый дом осторожно втиснулись горы. От самого потолка по обросшим зеленью камням побежал резвый горный ручей. Подоконник стал утесом, поднявшимся высоко над раскинувшейся у подножия гор равниной. У меня захватило дух, когда я свесилась с него. Я испугалась, но этот страх был совсем не тем, что мне пришлось испытать во сне, и я была даже рада ему. За спиной послышался цокот копыт — возле моей кровати, с любопытством глядя на меня, стояла горная козочка. Я протянула к ней руку — она доверчиво подошла и ткнулась мягким носиком мне в ладонь.
  Внезапно раздался крик, тут же подхваченный эхом. Козочка вздрогнула, сорвалась с места и бросилась в окно. Я вскрикнула и кинулась к краю утёса, боясь увидеть внизу разбившуюся козочку, но вдруг заметила узкую тропинку. Она вела туда, где вместо крыши моего дома взмывали к небу горные вершины. Козочка пробежала по тропке всего несколько метров и теперь выглядывала из-за большого камня, нервно поводя ушками. И тут испугавший её — да и меня, признаться, тоже — звук разадлся вновь. Становясь всё громче, какой-то голос повторял раз за разом одно и то же слово, от которого по моей спине побежали мурашки. Этим словом было моё имя.

  Сперва мне захотелось убежать за козочкой вверх по тропинке, затеряться среди камней, затаиться, пока этот кошмар не прекратится. Но я вдруг почувствовала, что обладатель странного голоса, кем бы он ни был, не желает мне зла. Голос, казалось, принадлежал уставшему, отчаявшемуся человеку, давно заблудившемуся в горах, но ещё не потерявшему надежду на чудесную встречу со спасителем. Но откуда такой путник мог знать моё имя?
  Мне опять стало жутко, и я взглянула туда, где всё ещё стояла, словно поджидая меня, моя недавняя гостья. Я подумала, что если пойти за ней, то странный голос смолкнет и больше не потревожит меня. Из-за него я ощущала себя где-то на грани сна, мне хотелось поскорее вырваться в реальность и навсегда остаться в ней. Я осторожно шагнула на тропинку и подумала: “Надо успеть уйти, пока горы не превратились во что-нибудь ещё. Интересно, упаду ли я, когда это случится?” Козочка одобряюще заблеяла — обрадовалась, что я иду за ней.
  И тут сзади донесся усталый вздох, от которого у меня сжалось сердце. Я остановилась и снова услышала свое имя. А за ним — тихое-тихое, как будто даже не сказанное, а проплаканное “пожалуйста…” Тогда я сдалась, бросила козочке извиняющийся взгляд, как будто была в чем-то перед ней виновата, вернулась в комнату и прислушалась. Голоса больше не было слышно. Я набралась смелости и негромко спросила:
— Ты еще здесь?
После недолгой паузы оживший голос радостно воскликнул:
— Конечно, я здесь, моя милая!
Когда-то давно меня, кажется, называли так, но кто и когда — я вспомнить не могла. Как бы там ни было, от этих слов всё ещё таившийся в моей душе страх постепенно начал рассеиваться. Я осторожно выглянула в другую комнату — в ней было пусто.
— Где ты? — спросила я, оглядывая стены. Я не хотела спрашивать, кто со мной разговаривает — чувствовала, что легко отвечу на этот вопрос сама, как только увижу собеседника.
— Рядом с тобой и очень по тебе скучаю, — продрожал голос, и эта дрожь снова резанула по сердцу, как будто плакал кто-то очень дорогой мне.
Я продолжала переходить из комнаты в комнату, пейзаж становился все пустыннее. И вот, в очередной раз открыв дверь, я еле сдержала крик: передо мной были серые стены, проём окна и человеческая фигура у стола — та самая, что привиделась мне сегодня во сне. Я смотрела на неё широко распахнутыми глазами, а она приближалась ко мне. Но с каждым её шагом мне становилось всё спокойнее. Это точно не был мертвец: от моего загадочного собеседника исходили живое тепло и любовь. Я чувствовала себя рядом с ним так, словно опять проснулась на лесной поляне или в объятиях моря.
— Кто ты? — не сдержалась и прошептала я, мысленно коря себя. Знала, что этим вопросом делаю больно кому-то очень важному. Я должна была попытаться вспомнить сама...
  Фигура приблизилась ко мне вплотную, и я отчётливо разглядела до сих пор скрывавшееся в тени лицо. Это было лицо прекрасной, но измученной женщины. Её губы дрожали, а в глазах стояли слёзы.
— Это же я, доченька, — проговорила она, и в ту же секунду рыдания заставили её замолчать. Но она собралась с силами, набрала воздуха в грудь и выдохнула еле слышно:
— Пожалуйста, возвращайся.

И тут я вспомнила своё падение, внезапную боль, мелькание ламп в коридорах, склонённые надо мной лица в масках. Увидела больничную палату, плачущую маму у кровати, любимый город за окном… и поняла, что впервые за много дней по-настоящему проснулась.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
© 04.08.2020 Екатерина Рин
Свидетельство о публикации: izba-2020-2866979

Метки: сны, реальность, сон, сюрреализм, природа, страх, загадки,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1