Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Николай Зиновьев в альманахе «Гражданинъ»


Николай Зиновьев в альманахе «Гражданинъ»
Зиновьев Николай Александрович родился на Кубани, в станице Кореновской (ныне г. Кореновск) в 1960 году. Учился в ПТУ, станкостроительном техникуме, на филфаке Кубанского государственного университета. Сменил несколько рабочих специальностей. В 1987 году вышла его первая книга стихов. Автор более 30 поэтических сборников, вышедших в разных городах России. Член Союза писателей России с 1993 года. Лауреат международных и всероссийских премий, в том числе Литературной премии имени Бунина и Большой Литературной премии России. Стихи публиковались в журналах "Наш современник", "Всерусский собор", "Дон", "Москва", "Роман-журнал XXI век", "Родная Кубань", "Волга—XXI век", "Казаки", "Сибирь", "Подъём" и других, а также в газетах "Завтра", "День литературы", "Российский писатель", "Литературная газета" и других.

* * *
В степи, покрытой пылью бренной,
Сидел и плакал человек.
А мимо шёл Творец Вселенной.
Остановившись, Он изрек:
“Я друг униженных и бедных,
Я всех убогих берегу,
Я знаю много слов заветных.
Я есмь твой Бог. Я всё могу.
Меня печалит вид твой грустный,
Какой нуждою ты тесним?”
И человек сказал: “Я - русский”,
И Бог заплакал вместе с ним.

ВРАГ НАРОДА

Боящийся шороха мыши,
Покорный всегда, как овца,
Считающий всех себя выше,
Забывший и мать, и отца,
Не ищущий истины-брода,
Прислуга на шумных пирах,
Носящий лишь званье «народа», -
Такого народа – я враг.



* * *
Бог ли всех нас позабыл?
Злой ли дух приветил?
Были силы – нету сил,
Брошены на ветер.
И друг другу стали мы
Словно псы цепные.
«Колокольчики мои, –
Я кричу навзрыд из тьмы, –
Цветики степные!»

* * *
Как ликует заграница
И от счастья воет воем,
Что мы встали на колени.
А мы встали на колени –
Помолиться перед боем.

СТАНСЫ

Я не сетую вовсе на небо,
Вспоминая прошедшие дни,
Но я всё-таки с женщиной не был, -
Попадались лишь бабы одни.

Пил я водку с отчаянной злобой,
Усмехался в тарелке карась.
И, любви не питая особой,
Мы в постель с ней ложились, как в грязь.

Не в себе ли искать мне причину?
Может, каждой под свет ночника
Тихо думалось: “Вот бы мужчину!
А судьба мне опять - мужика”.

* * *
Я гляжу на стожки, на болотину,
На курган у реки, на поскотину.
И сильнее, чем прадед и дед,
Я люблю свою малую родину...
Потому что большой уже нет.

* * *
Опять мы ищем виноватых.
И я кричу с толпою: "В ад их!
Четвертовать на колесе!"

Но видит Бог: мы все - разини;
И в том, что рыщет смерть в России,
Мы виноваты.
Все.

РОССИЯ

Под крики шайки оголтелой
Чужих и собственных Иуд,
Тебя босой, в рубахе белой
На место лобное ведут.

И старший сын указ читает,
А средний сын топор берет,
Лишь младший сын ревмя-ревет
И ничего не понимает...

***
Я не пахарь и не воин
У своей родной земли.
Я – поэт, мой ум раздвоен,
Словно жало у змеи.

Я поэт. Счастливой доли
Быть не может у меня.
Как нет запаха у соли,
Как нет вкуса у огня.

***
У карты бывшего Союза,
С обвальным грохотом в груди,
Стою. Не плачу, не молюсь я,
А просто нету сил уйти.
Я глажу горы, глажу реки,
Касаюсь пальцами морей.
Как будто закрываю веки
Несчастной Родине моей...


РУСЬ-ТРОЙКА

Сани быстры, кони бойки —
Дремлют в гривах их ветра.
Но, увы, к трактирной стойке
Пригвождён ямщик с утра.
Посидел он честь по чести —
Вышел в липкой темноте:
Тройка здесь, и Русь на месте,
Да фальшивые, не те.
Не заметил он подмены,
Не услышал хохотка,
И пошли тут перемены,
Русь пустили с молотка.
Что теперь искать причины?
Что искать следы беды?
Мало, что ли, чертовщины:
Водка, глупость, лень, жиды.

***
Да, я выбрал такую судьбу,
От которой не будет мне сладко.
На душе – на заплатке заплатка,
Как ворон на могучем дубу.

И все нехристи косятся зло,
И все черти плюются при этом.
Мне несладко. Но мне повезло,
Что родился я русским поэтом.

Слава Богу и маме поклон.
Повторяю я снова и снова:
"Да не сдастся вовеки в полон
Неподкупное русское слово!"


ВИДЕНИЕ

Солдат спускается с пригорка,
С семьёю встреча впереди.
Медаль "За взятие Нью-Йорка"
Я вижу на его груди.

Я вижу: дочка его Танька
На речку гонит двух гусей,
Где с башни натовскового танка
Сын Федька ловит карасей.


ЖЕЛЕЗНЫЙ ЗАНАВЕС

Рухнул занавес. И что же?
И решили господа:
Пропадать ему негоже.
Эй, подать его сюда!

Протащили по болотам -
Тяжеленный, паразит...
Между властью и народом
Он теперь у нас висит.


* * *
"Есть женщины в русских селеньях…"
Н.А. Некрасов

Вновь тешится ветер с ветлою.
Деревня стоит у ручья.
Прошлись по деревне с метлою
Чернобыль, сивуха, Чечня.

Вдов слезы остыли в соленьях,
Но в избах полно сквозняков.
Есть женщины в русских селеньях,
Но нету уже мужиков.

* * *
Не понимаю, что творится.
Во имя благостных идей
Ложь торжествует, блуд ярится:
Махнуть рукой, как говорится?
Но как же мне потом креститься
Рукой, махнувшей на людей?...

ПОБЕДА

Был День Победы взрывом счастья,
В нём гасла даже боль потерь.
Стучали радостно и часто
Сердца людские. А теперь?

Идут года, а с ними беды –
Как из прорвавшейся сумы.
И чем мы дальше от Победы,
Тем ближе к пораженью мы.

* * *
Однажды после пьянки
Проснёшься, сер и хмур.
В окно посмотришь: янки
На завтрак ловят кур.
Чужим гортанным смехом
Буравят тишину.
И тащат на потеху
В сарай твою жену.
Взлетают крик и перья,
Кровавится рассвет.
А у тебя с похмелья
Подняться силы нет.

МАТЬ

Там, где сквозь огнедышащий чад
Солнце на ночь в ущелье свалилось,
Сын погиб…. Чтоб до нянчить внучат,
Мать на время живой притворилась.

ПЕРЕД ВСТРЕЧЕЙ

На ветру дрожит осинка,
Хлещет веткой по глазам:
Не гляди, как гроб из цинка
Из Чечни летит в Рязань.

Но летит под небесами
Гроб и воет, и свистит.
А навстречу из Рязани
Материнский крик летит.

Сердце бьётся, время мчится.
Боже правый, сохрани,
Чтоб не видеть, что случится,
Когда встретятся они.


* * *
Солнце встало. Как и надо,
Голубеют небеса.
Похмелённая бригада
С матом лезет на леса.
А прораб, слюнявя чёлку,
Плотью чуя блудный гон,
Голоногую девчонку
Тащит в вахтовый вагон.
Истопник глядит и злится,
И от зависти томится, -
Тлеет «Прима» на губе…
А в котле смола курится…
Глянь, Господь, что тут творится!
Это строят храм Тебе.

* * *
Целый день как крест несу,
Думая невольно:
«Чем Россию я спасу?».
Вам смешно? Мне – больно.
Замирает даже дух
От тоски и страха…
На Руси любой треух –
Шапка Мономаха.

В ХРАМЕ

Ты просишь у Бога покоя,
И жаркой молитве вослед
Ты крестишься левой рукою,
Зажав в ней десантный берет.
И с ангельским ликом серьёзным,
Неправый свой крест сотворя,
Вздыхаешь. Под городом Грозным
Осталась десница твоя.
Осталась она не в граните,
Не в бронзе, а просто сгнила…
Стоишь, и твой ангел-хранитель
Стоит за спиной. Без крыла.

***
Меня учили: "Люди — братья,
И ты им верь всегда, везде".
Я вскинул руки для объятья —
И оказался на кресте.

Но я с тех пор об этом "чуде"
Стараюсь все-таки забыть.
Ведь как ни злы, ни лживы люди,
Мне больше некого любить.

***
Есть в мире Запад, есть Восток,
А между ними, как мессия,
На отведённый Богом срок
Распята ты, моя Россия.

Одна война не улеглась,
Уже другая ладит сети.
По братской пуле между глаз
Нас узнают на этом свете.

***
Я люблю эти старые хаты
С вечно ржавой пилой под стрехой.
Этот мох на крылечках горбатых —
Так и тянет прижаться щекой, —

Этих старых церквей полукружья
И калеку на грязном снегу.
До рыданий люблю, до удушья.
А за что, объяснить не могу.


***
А в глубинке моей
Нет ни гор, ни морей.
Только выгон с привязанной тёлкой.
Да древко камыша,
На котором душа,
Маясь, мечется сизой метёлкой.

Но случается вдруг —
Чувства светлые в круг,
Вопреки всем невзгодам и бедам,
Собираются все,
Как свет солнца в росе,
Как семья в старину за обедом...

РУССКИЙ
"Русский человек — православный человек"
Ф.М.Достоевский

Когда всё чуждое осилю
В душе, я в рост свой поднимусь
Не за Великую Россию —
Я встану за Святую Русь!

Кто в этом разницы не чует,
В том не пульсируют века,
Тот душу пусть свою врачует.
Не русский он ещё пока.

* * *
Первые сединки в волосах.
Тонкие чулки в такую стужу.
Брови словно нитки. А в глазах -
Ничего, похожего на душу.

И стоит, румянами горя,
“Сука привокзальная”, “Катюха”,
“Катька-полстакана”,
“Катька-шлюха”.
Катя... Одноклассница моя...


ВЕТЕР ПЕРЕМЕН
Светлой памяти Ю.П. Кузнецова

Сдул страну и не заметил,
Будто пыль стряхнул с колен,
Сильный ветер, злобный ветер,
Жуткий ветер перемен.

По развалинам порыскал
И поспать улёгся в ров;
Чем-то тёплым нас обрызгал
И солёным. Боже, кровь!..

Век грядущий дик и мрачен,
Как волчицы старой зев,
Но его мы одурачим,
Раньше срока умерев.

* * *
Я в нашей комнатке прохладной,
Проснувшись рано поутру,
Ступал на солнечные пятна
На голом крашеном полу.

Она спала, нагие груди
Укрыв распущенной косой,
А я, счастливый и босой,
В постель ей нёс пирог на блюде.

Спешил на кухню
ставить чайник...
Всё это вижу, как в кино.
Увы, мы встретились случайно.
Увы, расстались мы давно.

И жизнь, как прежде, непонятна.
И я, как нищий на балу.
Но эти солнечные пятна...
Но эти солнечные пятна
На голом крашеном полу!..


РУССКИЙ МЫСЛИТЕЛЬ ЗАОБЛАЧНОГО УРОВНЯ
АРСЕНИЙ КСЕШИНСКИЙ

Литературный альманах "Гражданинъ"
https://vk.com/topic-196126666_40460451

У поэта Николая Зиновьева значительное количество поклонников-ценителей его поэзии, но есть и такие, кто не понимает и не принимает его поэтическое искусство.
Одних читателей стихи Н.Зиновьева берут за душу сразу и больше не отпускают.Другие, как только видят хоть строчку из творчества поэта, начинают истерично протестовать, как будто из них вылезают обезумевшие бесы…
Тут дело не в мастерстве Николая Зиновьева, которое никем не ставится под сомнение. Всё дело в его философии! Вот её не могут принять противники поэта, точнее, не могут понять, ибо масштаб и высота этой философии, отраженной в стихах, не умещаются в их личное осмысление окружающего мира.
В каждом стихотворении Н.Зиновьева прослеживается вполне определенная
идея. Она может нам нравиться или нет, но она существует. Её ощущаешь, она сразу бросается в глаза. Говоря проще, многие современные пииты создают такие стихи, которые напоминают тёмные комнаты, где ничего нет, но слышны какие-то неясные звуки. Наверное, кому-то это приносит эстетическое удовлетворение. А вот стихи краснодарского самородка – это привлекающая внимание печальной красотой акварельная живопись, рядом с которой хочется постоять, всмотреться, вдуматься. И это не молчаливые картины, нет, – они кричат каждой клеткой своего тела. И обязательно: критический взгляд на современную жизнь, чья реальность
показывается без всяких прикрас.

Я гляжу на стожки, на болотину,
На курган у реки, на поскотину.
И сильнее, чем прадед и дед,
Я люблю свою малую родину...
Потому что большой уже нет.

Казалось бы, всё очень просто. Идея сразу понятна. И многие скажут, что они
точно так же думали. Однако почему-то эту мысль выразил именно Николай Зиновьев. Никто другой. И поэт даже не выразил эту идею, он её нарисовал несколькими простыми красками и легкими мазками кисти. Но вот что важно подчеркнуть:
одно дело рифмованными строчками нарисовать картину, совсем другое – оживить её, придать ей смысл и заставить её кричать о самом сокровенном.

У карты бывшего Союза,
С обвальным грохотом в груди,
Стою. Не плачу, не молюсь я,
А просто нету сил уйти.

Я глажу горы, глажу реки,
Касаюсь пальцами морей.
Как будто закрываю веки
Несчастной Родине моей...

Эти стихи продолжают повествование о потерянной Родине. И вот здесь можно четко увидеть один яркий художественный прием, который в своем творчестве. Да, он скуп на прямые художественные тропы,
однако мастер создает поэтичность всей картиной в целом, оживляя, казалось бы, прозаический текст одним движением фразы, в данном случае – развернутым сравнением, которое звучит в самом финале этих стихов.


Меня учили: «Люди — братья,
И ты им верь всегда, везде».
Я вскинул руки для объятья —
И оказался на кресте.
Но я с тех пор об этом «чуде»
Стараюсь все-таки забыть.
Ведь как ни злы, ни лживы люди,
Мне больше некого любить.

И вновь живая картина, и вновь утонченная работа над словом, и вновь критический всплеск мысли, и вновь неожиданный удар по Человеку, по его сущности, по его природе. И всё-таки со светлой краской примирения и прощения в конце стихотворения. Николай Зиновьев очень часто в стихах использует не просто неожиданный, но неожиданно парадоксальный финал. И этим усиливает воздействие на читателя, порой сразу приближая его к катарсису.
Вот, к примеру, стихи этой же направленности:

РОССИЯ

Под крики шайки оголтелой
Чужих и собственных Иуд,
Тебя босой, в рубахе белой
На место лобное ведут.
И старший сын указ читает,
А средний сын топор берет,
Лишь младший сын ревмя-ревет
И ничего не понимает...

Поэт не отталкивает от своего творчества современную политику, наоборот, он использует её для разоблачений и суда над власть имущими, бросая им в лицо страшную для них и для читателей правду. Это особенно ярко проявилось в «Цыганочке»:

Объясни им, шайке-сброду,
Что народ - не кучка тли.
Показать язык народу
Можно только из петли.

Однако и покорному народу поэт может резко сказать нелицеприятные слова, чтобы заставить думать над своей жизнью и долей, чтобы встряхнуть и поднять на протест.
Это видно по стихам ВРАГ НАРОДА:

Боящийся шороха мыши,
Покорный всегда, как овца,
Считающий всех себя выше,
Забывший и мать, и отца,
Не ищущий истины-брода,
Прислуга на шумных пирах,
Носящий лишь званье «народа», -
Такого народа – я враг.

Знаменитое стихотворение Н.Зиновьева «В степи, покрытой пылью бренной»
вызывает много споров и дискуссий. Особенно много критических стрел направлено на последние строки:

И человек сказал: “Я - русский”,
И Бог заплакал вместе с ним.

Однако о чем здесь можно спорить, не понятно. Это очевидный шедевр русской поэзии на переломе веков. Здесь сконцентрирована вся боль и горечь многострадального русского народа. И Бог знает об этом, ибо он посылает самые тяжкие испытания только своему самому любимому народу, как он сделал со своим земным сыном более двух тысяч лет назад. Поэт применяет в этих стихах такой сильнейший художественный прием, как обобщающая гипербола, быть может, более точно надо говорить здесь о мега-гиперболе! Гениальность этих стихов безусловна.

Иногда ради ослепительной идеи поэт не замечает где-то однообразных ритмических структур и некоторых упрощений в звукописи, к примеру, в стихах порой видится и слышится обедненная фонетика рифм (хотя, стоит признать, в стихах-идеях фоника не так уж и важна).

Главное же в поэзии Николая Зиновьева – это философия откровений, связанная с русским народом и русским человеком. В архитектуре стихов просматривается чёткая идея, словесная живопись, живая картина, неожиданный на грани парадокса поворот в финале. Для поэта характерно бережное использование художественных приемов, часто усиленных дополнительной энергией, таящейся в русском языке. Такое доступно только очень большому таланту и мастеру поэтического слова!

PS
Завершаю очерк стихами Н.Зиновьева, не вошедшими в данную подборку, чтобы дать читателю пищу для новых размышлений...

ВСТРЕЧА

Встретил в поле старушку в пальто,
Хоть и жаркая осень стояла.
«Всё не то, всё не то, всё не то», –
Как заклятье она бормотала.
И загадка внезапная, тусклая,
В душу мне, как слеза, заплыла:
«Ты, бабуль, не Поэзия ль Русская?»
Она горько сказала: «Была...»





Рейтинг работы: 4
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 35
© 01.08.2020 Геннадий Ростовский
Свидетельство о публикации: izba-2020-2865172

Рубрика произведения: Разное -> Литературная критика


Юрий Алексеенко       02.08.2020   07:49:31
Отзыв:   положительный
Стихи Зиновьева надо прочитать всем, они все превосходны, затягивают с головой.
















1