Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Сосновое море 2020 г.


СОСНОВОЕ МОРЕ

2020 г.

Небо кочует на наших плечах…

* * *
Подруга Севера, озябла яблонька.
Летело облако оторопелое.

А речка Куземка такая длинная,
и соловьиная над нею музыка,

такая тихая, такая нежная.
А сердце тикает. А сердце тикает.

* * *
В палатке дремал на вершине холма,
и бился комар о прозрачную сетку.
Но ты позвонила: — Медведюшко, ветку
сосновую мне привези! — Ну, она
не целый же лес… — Привези всё равно…
Комар успокоился, сосны молчали,
и сердце, скорбя, обратилось к печали,
и было ему тяжело и темно.
И тут я подумал: «А может быть, мы
живём для того, чтобы трудно дышалось!»
Услышал я: ветер, как тать с лошадьми,
промчался, а небо, фиал тишины,
светилось, и ветка
бесстрашно
качалась.

* * *
Где хлеба и неба хватает на всех,
над Лугой сижу на холме, и далёко-
далёко видать. Сопрягается верх
и низ — троецветная гнётся дорога.

Шагни! И тотчас навсегда растворит
сосновое море и тишь голубая.
Недаром же я, утомлённый старик,
хожу, головой облака задевая.

Как хочется жить! Как сияние звёзд
и солнечный свет побуждают молиться!
Скажи, человек — это всё-таки птица?
Скажи, эта радуга — всё-таки мост?
А время, как слово
бессмертное,
длится…

* * *
Трещат перевитые сучья —
огонь танцует хип-хоп.
— Шушара, косточка щучья,
а хочешь в Европу?.. — Стоп!
Зачем же в Европу? Едем
на край сибирской зимы!
С таким медведём… медведем
не страшно… Поели мы
солёный супчик из пачки,
залезли в палатку: — У-у,
два тёплых мешка для спячки!
А рядом в синем лесу
осины скрипят, умирая,
и мы засыпаем — рука
в руке… А там от края до края
во вселенной
ни огонька.

* * *
Камешек брошу — пойдут круги,
словно прошёл по воде святой.
Слышь, ни болотников, ни слеги —
нимб ослепительно золотой.

Вот бы и мне босиком ступать
по непролазной седой тайге.
Я не святой — да и что ж, плевать —
компас надёжный зато в руке.

Серую утку спугну, как зверь,
и полетит, озерцо чертя.
Жизнь — это штука такая, верь:
тысячеокая
широта.

* * *
В палатке фонарик найдёшь на ощупь.
Холодно. Август. Не спится ночью.
Напишешь: «Видели Млечный Путь»,
отложишь ручку и смотришь, чуть
откинув полог, на звёзды. Ногу
ощупав, думаешь: «Слава богу,
суставы целы и кости». Мы
так трудно, горестно рождены
людей возлюбить и ответить волку,
суровы, как сталь, но подобны шёлку,
пригодны для счастья и для войны.

* * *
Идёшь по дороге и молишься: «Отче наш...».
И ноги болят, и хочется пить. А сверху
сияет звезда, и думаешь: «Как не дашь
за всё человеку хотя бы любовь, утеху
красивую всё-таки. Не говоря о тех,
кто, да, из поэзии делает физкультуру».
Шагаешь. Светает. И вдруг разбирает смех —
вот было же как-то: Михалычу-балагуру
сказали: — Да брось ты старуху свою! — Эх ты,
чего захотел! — отвечал деревенский Будда.
Шагаешь и молишься: «Господи, красоты
пошли мне в избытке! А можно добавить чудо!»

Шагаешь. Светает. Туман серебрит кусты,
и золото сосен, как письмена Талмуда.

* * *
…смотреть на лес, где звери пробегают,
и заново давать им имена.
Н. Сивохина

Сон бежит, звериный, чуткий,
и грибами пахнет тело.
Дождь и дождь вторые сутки,
всё в палатке отсырело.

Застегну мешок повыше
и лежу, читаю Брэма*.
Лес подрагивает, дышит,
ночь ломает об колено.

Он уснул бы тоже сладко,
да промокли ноги сосен.
Слышно: ёжик плачет — лапка
заболела. Скоро осень.

*Альфред-Эдмунд Брэм «Жизнь животных».

* * *
Сколько было счастья? До фига,
и ещё тележка небольшая!
Но звенит над полем пустельга,
ягодное лето провожая.

Запах человечьего жилья
на губах останется, и сердце
тихо отзывается: моя!
Жёнушка, ну как ещё согреться?

Ветерком сосновым, грозовым,
разлохматит волосы, и даже
«пазик» подберёт — за лобовым
маленький чертёнок чёрный пляшет.

Ох, как мы зверёнышу сродни
жаждой неги, той же грубой мукой!
Только бы ещё повременить
с этой окончательной
разлукой…
08.09.2020

* * *
На ясный огонь, моя радость…
Б. Окуджава

И вот свечерело. Осенние звёзды зажглись.
Мы чай заварили, добавили корень аира.
— О чём ты задумался? — Я? Да вот просто про жись.
Ведь можно пешком обойти, понимаешь, полмира,
и мир не заметить. А здесь… ну, гляди, сапоги
увязнут в болоте, и белых семьёй огорошит
сосновое гулкое море и озеро дикое Лоша.
И всей нашей мудрости, глупой, земной, вопреки,
брусника на кровь глухариную — чуешь? — похожа.

И ясный огонь котелок обнимает. Но, чу,
в сырой темноте закричала бессонная птица.
А небо светилось, так словно затеплил седую свечу
святитель в созвездии Лиры, где тайное Нечто клубится.

* * *
Листва облетает, желтеет орляк,
опятами пахнет. — Серёжик, приляг, —
ты мне говоришь. — Ну немного
давай отдохни… А дорога
уходит куда-то за дальний лесок.
Мы термос достали и хлеба кусок,
и ты улыбнулась: — А правда,
мы странные люди?
— Так надо!..

Ну вот, закусили, и снова скрипит
коляска, и снова цветные грибы
стоят, как цыгане хмельные,
у самой дороги. Иные
совсем, как тарелки. И мы по земле
идём, как весёлые люди во мгле,
как некие боги
земные.

* * *
О, не бойся печали! Она — средоточие жизни,
исцеляющий корень, сладимая горечь земли.
За излукой желтеют изорьские влажные пожни,
золотым забросало глубокие две колеи.

Я в зелёной палатке лежу на сосновом обрыве —
высоко-высоко облака, словно тающий парусный флот.
Хорошо мне внизу, одинокой задумчивой рыбе,
что на этих глубинах тревожную песню поёт.

Допишу эти строчки, раздую костёр понемногу,
заварю веронику, целебную шлемник-траву,
и подумаю: «Что же, однажды лицом на дорогу
лягу прахом во прах, а пока я люблю, я люблю и живу».

* * *
Золото листьев и сосен медь —
здесь проходил молодой медведь,
голоден, весел, задирист, грозен.
Что же ты, соня, так любишь осень:
алой брусники костёр во мху,
возле болота сестру-ольху
и на берёзе зловещий вырост?
Глухонемая грибная сырость
в сердце проникнет, под куртку, за
пазуху. Чёрная полоса
жизни кончается, не начавшись.
Выйдешь к дороге из тёмной чащи
и, на лосиную вшу сердясь,
месишь ногами
святую
грязь.

* * *
Опять у палатки стоит запоздалая осень
в почти человеческих, горьких, внезапных слезах,
и хвойное братство могучих дорических сосен
уносит меня на зелёных своих парусах.

О, музыка ветра! О, вереска лёгкие волны!
О, ранние сумерки — залежи звёздной трухи!
А там, у костра, непостижный таится, огромный,
невидимый кто-то
и робко
диктует стихи.

* * *
Где ветер-зверюга вчера бушевал,
там сосны вповалку лежат.
А я выживаю — всегда выживал —
сушу отсыревший бушлат.

Святая прилипла болотная грязь
к нелепым его рукавам.
А знаешь, какая же странная связь
меж Тут и космическим Там!

Чу, ветер поёт в обнажённых корнях!
Чу, ёжик заплакал в лесу!
Но держится мир на хороших парнях:
тебя-то я точно спасу.

Я даже готов за тебя умереть —
мне хочется небо обнять.
Как яростно точит сосновую медь
янтарное сердце огня!

* * *
Шагал я и думал: «О, сколько листвы намело!
Сокровища гибнут — а жаль — под подошвой ботинка».
И вдруг… Боже мой… заблестело, сошлось, повело,
ударило в сердце, как резкая сталь поединка.

Казалось, я робкую птицу в ладонях несу,
целую, шепчу: — Потерпи, и меня увяданье горюнит…
И было так тихо, как только бывает в лесу
у края болота,
холодной
зимы накануне.






Рейтинг работы: 14
Количество отзывов: 2
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 90
© 19.07.2020г. Сергей Николаев (Аствацатуров)
Свидетельство о публикации: izba-2020-2855894

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов


Осенний сон       23.02.2021   09:43:02
Отзыв:   положительный
Благодать и умиротворение! Счастье в простом и каждодневном. Сосновое море - и моё окружение тоже. Нравится. Спасибо. С уважением...
Валерий Таиров       20.10.2020   18:03:20
Отзыв:   положительный
Понравились строки про сосновое море. Сосны - замечательные деревья...

Рис. свой

Удачи Вам и вдохновения!)))


















1