Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Колченог


В чулане - как правило, по ночам - вещи позволяли себе расслабиться и пообщаться. 
Задумчиво скрипели лыжи, лыжные ботинки и их неразлучные спутницы - лыжные палки; к этой компании иногда присоединялся и велосипед, который, если он был в хорошем расположении духа, мелодично позвякивал своим звонком или мигал фарой; меланхолично шелестели прочитанные книги, низко гудели свернутые трубкой плакаты; керамические плитки изредка шептались друг с другом, делясь новостями и терпеливо дожидаясь того часа, когда их, наконец, извлекут из чулана; деловито постукивали инструменты в слесарном наборе: они прислушивались к вескому мнению молотка и замечаниям вертлявых отверток. Короче говоря, народ в чулане отнюдь не безмолвствовал.

Единственный и, пожалуй, самый старый обитатель чулана - облезлый стул, одна из ножек которого была сломана (по этой причине вещи прозвали его Колченогом) никогда не принимал участия в общем разговоре. Вещи считали его заносчивым, старомодным и даже выжившим из ума существом. Некоторые делали вид, что не замечают его не лишенной изящества фигуры, для других он был частью иного, чуть ли не параллельного мира. А ведь он многое мог рассказать, ибо знал такое...

Как всякий старик, он довольно хорошо помнил события своей бурной молодости. Колченог видел себя твердо стоящим на ногах в ряду своих сверстников, поставленных в прекрасной, отделанной золотом и мрамором зале. На его расшитом камзоле играли солнечные блики, а вечерами таинственный свет люстр придавал ему особую значительность и импозантность.

В годины потрясений, войн и переворотов он с замиранием сердца следил за пробегавшими мимо него людьми; некоторым из его собратьев тогда не повезло - люди бросались ими, больно пинали ногами, рубили саблями и - страшно сказать - сжигали! К Колченогу судьба была, впрочем, милостива. Его несколько раз реставрировали, перетягивали и лакировали, так что он снова, моложавый и стройный, занимал приличное место во дворце, где складывалась его карьера.

Между прочим, он мог бы поведать историкам немало интересного насчет того, как на самом деле творится история, ибо часто оказывался в курсе событий, определявших ее ход. В его присутствии заключались секретные соглашения и обсуждались тайные сделки, плелись хитроумные интриги и составлялись ужасные заговоры, от брутальности которых едва не лопалась его роскошная обивка. Правда, гораздо чаще он становился свидетелем скучнейших обсуждений и совещаний и вместе со своим седоком ерзал от утомления и боролся со сном.

Зато как он любил концерты и балы! Сколько прелестниц доверяли ему свои небесные зады, которые он, затаив дыхание, с упоением поддерживал. А то, о чем шептались эти прелестницы, заставляло его густо краснеть или становиться мертвенно бледным. Впрочем, под платьями прелестниц его краска и бледность не бросались в глаза. Довелось ему послужить и в будуарах, где на него иной раз бесцеремонно набрасывали одежду, чаще нижнее белье, сквозь которое, в неверном свете свечей или луны, он имел несчастье наблюдать любовные игры многих людей, от заурядных до выдающихся, включая важных государственных деятелей, жрецов науки и блюстителей нравственности.

Ему импонировало, когда на него садились военные, они были тяжелы, но передавали Колченогу ощущение непоколебимой уверенности и силы.

Кого он не любил, так это полных людей. От них он в итоге и пострадал. В один несчастный день, когда Колченог предвкушал услышать чарующие звуки скрипок и виолончелей, на него уселся пожилой, тучный господин. Колченогу стало не до музыки: скрипя сердце, он терпел седалище тяжелого мучителя, проклиная его манеру ерзать на стуле. Наконец, Колченог не выдержал, левая задняя ножка его предательски подломилась и толстяк рухнул наземь, напугав, а затем и рассмешив всех сидевших вокруг.

Но Колченогу было не до смеха. Ему не дали дослушать Моцарта. Лакеи отнесли его в какую-то грязную комнату, где пахло лаком и стружками и где ему отняли часть ноги.

Что было дальше, он помнил смутно. Карьера его завершилась. Несколько раз он видел себя в каких-то больших и пыльных помещениях. Потом его вынесли из дворца, и одно время он валялся под открытым небом, страдая от палящего солнца. Пришлось хлебнуть ему и дождя со снегом. В итоге он сильно постарел, осунулся, потерял свой лоск. Его камзол порвался, спинка ссутулилась, ноги не хотели держать сидение.

Колченог перестал понимать жизнь. Она казалась ему одновременно и чересчур сложной, и бессмысленно жестокой. Как и когда он попал в чулан, Колченог не помнил - апатия овладела им. Однако однообразное существование в темном помещении постепенно умиротворило его. При этом разговоры вещей представлялись ему либо глупыми, либо непонятными. Он замкнулся и время от времени вспоминал минувшие дни. Колченогу всё чаще казалось, будто жизнь его уже завершена, а происходящее в чулане - это загробные сны.

В лучшем случае его ждал очередной ремонт и помещение в музей, в худшем - ближайшая свалка.





Рейтинг работы: 15
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 373
© 03.02.2011 Алексей Алексеев
Свидетельство о публикации: izba-2011-284740

Рубрика произведения: Проза -> Сказка


Наталья Котомина       09.03.2016   13:10:07
Отзыв:   положительный
Благодарю, очень интересно, Алексей!
Успехов вам!
Заходите на мою страницу!


ОЛЯ       06.10.2014   16:13:26
Отзыв:   положительный
ЖАЛКО КАК...
Колченог перестал понимать жизнь. Она казалась ему одновременно и чересчур сложной, и бессмысленно жестокой. Как и когда он попал в чулан, Колченог не помнил - апатия овладела им. Однако однообразное существование в темном помещении постепенно умиротворило его. При этом разговоры вещей представлялись ему либо глупыми, либо непонятными. Он замкнулся и время от времени вспоминал минувшие дни. Колченогу всё чаще казалось, будто жизнь его уже завершена, а происходящее в чулане - это загробные сны.

В лучшем случае его ждал очередной ремонт и помещение в музей, в худшем - ближайшая свалка.

СПАСИБО..ДО СЛЕЗ..
















1