Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Часть 3. Таинственный обед (Глава 1)



Перемещение детектива заняло несколько месяцев и наконец-то свершилось.
Что ждет Винсента Когнитова в новом мире, полном неизведанных опасностей?
Нежданные союзники? Враги, которые являют собой куда большее зло, чем предыдущие? 
Каков следующий шаг агента? Что же он предпримет, чтобы вернуться в Выку-сити и, собравшись с силами, одолеть недругов? 

События истории происходят в стиле "retro-future" и включают в себя некоторые РПГ-элементы (что, несомненно, будет интересно читателю и особенно придется по вкусу любителям данного жанра компьютерных игр). 
 
Все события и персонажи являются вымышленными. Любые совпадения с реальностью случайны.

------------------------------------------------------------------

                                                          Таинственный обед


– Слушай сюда! – неизвестный рыцарь рвал и метал внутри темной каморки, обставленной светившимися пузырьками и необычной аппаратурой. – Мой недалекий родственник сейчас в опасности!
– Чего ты от меня хочешь? – пятился назад владелец помещения, выставив руки перед собой.
– Всего! – рыцарь достал из ножен фамильный меч. – Открывай портал!
– Погоди! – хозяин замельтешил вокруг воина. – Но у нас как бы реализм, а не фэнтези!
– Мне плевать! Делай, что говорю.
«Маг» тяжело вздохнул:
– Ладно. Есть у меня одно средство… Только змеевик найду…
«Волшебник» покопался в углу и, нащупав искомый предмет, торжественно сказал рыцарю:
– Под столом пять ведер браги. Доставай и наливай в большую бочку!
Когда аппарат был готов к использованию, а жидкость отправлена в главный сосуд, хозяин сказал:
– Все, жди до завтрашнего утра! Можешь спать здесь.
– Хорошо! Я заплачу тебе едой.
«Маг» подпрыгнул от хорошей новости:
– Ты взял закуску? Тогда все пройдет просто идеально!

***

Винсент, как обычно, ничего не понимал. Он не мог определить точное местонахождение себя. Но одно оказалось верным: это больше не нищий Выку-сити, привычный противогазным стеклам детектива.
Атмосфера нового мира оказалась намного мрачнее. Солнца не было видно: черные тучи заслонили небо до самого горизонта. Растительность являла собой жалкое зрелище, скупое на разнообразие. А деревья явно нуждались в обработке службой ЖКХ.
Они были высокими и кривыми, на их потемневших ветвях болтались мертвецы, заботливо привязанные веревками самого низкого качества.
«Красиво», – подумал Когнитов, глядя на то великолепие уныния и депрессии. В глубине души главный герой завидовал повешенным, потому что тоже так хотел. Сыщик предполагал: все проходившие мимо люди лицезрели бы его самого. Во всей красе раскачивавшегося порывистым ветром. На него обращали бы внимание, в котором так сильно нуждался агент.
Подобные мечты поднимали его настрой, заставляя отпустить с миром утерянный холодильник.
Наконец, когда положительные эмоции переполнили его существо, детектив остановил внимание на готическом замке с тянувшимися вверх заостренными башнями.
Эта крепость, состоявшая из самых устойчивых и серых городских камней, возвышалась над всеми остальными постройками в виде убогих хижин, всевозможных торговых лавок и флигелей.
– Хочу туда! – агент решил идти именно в замок. Не имело смысла то, что последний располагался отнюдь не близко. И переставлять ноги нужно было не один час.
Решение детектива оказалось таковым из-за предчувствия, что высокие стены мрачной крепости скрывали еду.
Он же намеревался это узнать.
Когнитов бодро спустился с небольшого склона и побрел в заданном направлении. По вытоптанной кем-то тропе.
Все прошло бы гладко, но только не в том месте и не в то время.
Присутствие внезапного гостя из будущего не осталось без внимания самой природы: подул сильный ветер; старые деревья, прогнившие до основания, зашумели: трупы на их ветвях стали раскачиваться сильнее.
После отреагировали не только неодушевленные предметы (кроме мертвецов, которые по правилам русского языка есть существа, наполненные душой), но и живые люди. То есть один живой человек.
На пути Винсента встал мрачный всадник. Грозным голосом он спросил:
– Кто такой?
Агент молчал.
Но тишину вмиг прервало отчаянное урчание в желудке детектива. Последний схватился за живот и с мольбой в голосе обратился к незнакомцу:
–Есть еда?
Всадник тупо посмотрел на главного героя. Он не соображал, к чему был задан этот вопрос.
Пока новый персонаж находился в глубоких размышлениях, за ним выросли еще несколько подобных ему всадников.
Прибавление в виде союзников придало последнему решимости ответить:
– Еды нет. Но есть виселица. Пойдем, тебя повесят.
– На главной площади? – уточнил Винсент.
– На главной площади, – кивнул главный двум помощникам, спустившимся с коней.
– Меня увидят? – дальше расспрашивал Винсент, пока его руки накрепко завязывали.
– Еще бы! – усмехнулся предводитель и бросил своим: – отвезите в замок. Сегодня же с ним разберемся.

***

– Ух ты! – бесконечно впечатлялся Винсент окружению, находясь в связанном состоянии в повозке под пристальным наблюдением жителей средневековогогорода. Ему очень нравилось то, что он наблюдал через стекла противогаза: грязные улочки с покосившимися хижинами производили на него хорошее впечатление. Детективу все это было близким, даже родным, потому что в реальности он жил в точно таких же условиях. Он жил в сарае.
Даже несмотря на разницу в не одно столетие, внешний вид большинства объектов напоминал привычный Выку-сити. Отличия заключались лишь в отсутствии некоторых зданий, куда Винсент не мог позволить себе войти за неимением денег: это платная библиотека с разлагавшимися и рассыпавшимися книгами; главный и единственный кинотеатр «Филем», в котором зрителям предлагались просмотры кинолент, снятых в Выку-сити на старые кнопочные мобильники; поликлиника, где необходимо было платить вопреки бесплатному здравоохранению; всевозможные магазины, торговые центры и прочее.
Кроме того, на протяжении всего пути по размытой дождями главной дороге с обеих сторон героев сопровождали те же прогнившие старые деревья. На которых кто-то да был повешен.
– Много украшений! Тут праздник? – с некоторым азартом поинтересовался он у того же главного в конном отряде. Однако с Когнитовым никто не хотел разговаривать.
А он хотел.
Транспортировка нового человека подошла к концу спустя несколько часов после его задержания. Она немного затянулась по причине того, что воины хотели есть. Из-за чего те останавливались у худших таверн по пути к замку.
Всадники поступали жестоко: они употребляли пищу при детективе. Последнему не оставалось ничего, кроме как глотать слюни. Ведь он тоже хотел. Хотел есть еду.
Винсент опомнился, когда тележка вновь остановилась, но не у таверны, а внутри замка. На главной площади, где уже была подготовлена лучшая виселица из крепкого дерева. Она ждала его. Она ждала Когнитова.
А он ее.
– Ура! – радостно воскликнул агент, когда ему на шею набросили петлю. Винсент не мог дождаться, когда случится приговор, и ерзал на табуретке. Из-за чего та ходила из стороны в сторону.
Столпившиеся зеваки жаждали зрелища в виде повешения непривычного им человека. В противогазе и все прочем.
На казни должен был присутствовать правитель замка и, следовательно, города. По причине ожидания последнего казнить Когнитова никто не спешил. А Винсент спешил.
Наконец, он не выдержал и самостоятельно спрыгнул с деревянной подставки.
Городской люд замер. Они заметили: детектив не сумел свернуть шею и потому должен был страдать. И умирать медленно.
Однако тот не смог: Винсент всего лишь раскачивался, как маятник, напоминая недавних висельников. Была одна огромная проблема: Когнитов оказался живее всех мертвых.
Петля нисколько не препятствовала прохождению воздуха по дыхательным путям агента. Совсем наоборот.
Когда народ понял, что сыщик не в состоянии испустить дух самостоятельно, начал возмущаться: «Добейте его! Нам надоело на это смотреть!»
К счастью (или нет) появился тот самый рыцарь, заставивший придворного «Мага» открыть портал и впустить детектива в свой город. Воин говорил следующее:
– Знаешь ли ты, кто я?
Когнитов молчал, ему было не до того. Он пытался умереть.
– Возможно, ты тот, о ком говорилось в утреннем предсказании! Итак, есть только один способ!..
Толпы бестолковых людей смиренно расступились, пропустив повелителя к объекту всеобщего внимания. Рыцарь приближался.
Наконец, он сказал:
– Я лучший!
Эта фраза являлась коронной и не предполагала ответа со стороны оппонента. Но то, чем отпарировал Когнитов, повергло рыцаря в шок:
– Я лучше!
На мгновенье окружение потеряло дар речи. Потеряло настолько, что не было ничего, кроме потрескивавшей от массы тела агента веревки.
– Это он! – сказал воин. – Снимите! Ему нужно жить, чтобы спасти нас… Ведь он мой потомок!
– Он умирает! – крикнул слуга, убравший петлю с шеи гостя. – Нужна еда!
– Нет! – вмешался «Волшебник». – Вода!
– Несите его в деревянную пристройку! Я дам воды и поговорю с ним… – заключил воин.

***

– Слушай же мою историю… Внимай мне!
– Не хочу, – Когнитов отвернулся к стене и тут же захрапел. Однако рыцаря это ничуть не смутило, и он продолжил говорить:
– Можешь ли ты предположить, как я пришел к этому? Как стал главным? Что мне пришлось прожить?..
Винсент почесался во сне.
– Правильно, не можешь. Я поведаю тебе то, чего не знает никто. Кроме моего рода.
Давным-давно, лет пять назад, когда правителем города был мой отец (ныне покойный), из самой глубокой чащик нам пришли страшные люди. На их лицах была отвратительная раскраска, что пугала нас больше любой проказы. Она была разноцветной и предвещала недоброе.
Те люди называли себя «ЛГБТ-партией». И неспроста.
Спустя три дня они отравили разум моего отца. Последний начал склонять каждого подчиненного на сторону ЛГБТ. Обычно он не оставлял выбора. Если кто-то не соглашался – ему грозила смертная казнь, а его труп был бы отдан на растерзание «Партии».
В один прекрасный день правитель дошел до меня… Он поставил своего сына на колени и задал излюбленный вопрос: «Ты готов?».
Так как я являлся единственным его наследником, он не мог лишить меня жизни. Иначе род Когнитовых исчез бы с лица города.
Отец терпеливо ждал. А я молчал. Тогда он не сдержался и бросил мне: «Если откажешься – я не стану убивать свое порождение. Я сделаю хуже: отрекусь от тебя. Вышлю за границы города и не позволю вернуться, чтобы занять трон!»
Его оскорбления не задели мой дух. Я осознавал: правитель не отдает себе отчета в сказанном. Разум его парализован ужасным бичом – «ЛГБТ-партией»…
В тот момент я принял решение и ответил:
– Прости, отец! Но я остаюсь натуралом!
Наполненный желанием уничтожить врага, с того времени я поклялся: рано или поздно вернусь сюда с единомышленниками, чтобы восстановить порядок. Как и вышло через две недели.
В день Великой Битвы нам пришлось драться. Как никогда в жизни. Разноцветные рыцарские доспехи недругов, отливавшие радугой, слепили нам глаза. Каждый из нас сражался вслепую, иногда нанося урон союзникам. Враги смеялись над нами и били плетками, что были у них вместо мечей и копий. Но наша вера оставалась непоколебимой. К обеду мы полностью разгромили их разноцветную армию…
Казалось, все кончилось. Зараза была истреблена, ведь никто не смог уйти от справедливой длани Бога, что всегда вел нас за собой.
Но… случилось недоброе: прямо перед моим прибытием в покои отец скончался. От сифилиса.
Трон оказался зараженным. Я мог бы занять его, но очень скоро бы поплатился за столь безрассудный поступок. А наследников у меня нет до сих пор. Я последний в средневековом роду.
Но твое присутствие прибавляет во мне уверенности, что когда-нибудь кто-нибудь женится на мне. Потому что я хорош.
– Я лучше! – автоматически сказал Винсент, пребывая во сне.
– Ну ладно, допустим, – рыцарь подводил к концу рассказ. – Я хочу попросить тебя. Попросить помочь мне избавиться от проклятия моего рода. Что было наложено последним из числа «ЛГБТ-партии» незадолго до его скорой гибели. Это в твоих же интересах. Если откажешься – то не сможешь существовать, потому что некому будет дать тебе жизнь. Род Когнитовых падет в забвение, его будут воспевать в песнях и упоминать в легендах…
Воин посмотрел на луну, не менявшуюся тысячи лет. Он понимал, что она все видела и знает как прошлое, так и будущее.
– Сниму ли я заклятие? – вопрошающе посмотрел он на светившийся объект.
Но луна молчала. Ей было все равно.

***

– Винсент, вставай! – рыцарь бешено тряс детектива посреди ночи.
– Что?! – Когнитов нехотя открыл глаза.
– Они идут! – ужасающе промолвил прародитель главного героя, озираясь по сторонам.
– Кто? – спросил агент, нехотя поднимаясь с нагретого места.
Воин приник к земляному полу. И простоял в таком положении с минуту. Внимательно прислушиваясь, как кроты прокапывали себе норы. И пытаясь уловить, не приближаются ли недруги.
Наконец он оторвался от песка:
– Перебита почти вся стража…
– Хорошо!
– Нет, плохо. Нужно торопиться! По моему приказу выжившие собрались в замке! Идем, скорее! Пока…
За их спинами распахнулась дверь, обдав обоих холодом ночи.
– Назад! – рыцарь выхватил меч. – Винсент, защищайся!
Из черного прямоугольника кривой двери постепенно вырисовывалась зловещая фигура. Неизвестный беспорядочно складывал ладони, перекрещивая пальцы. Словно он пытался прочесть заклинание. Или потому что был идиотом.
Когда детектив обзавелся факелом и осветил вошедшего, то понял: перед ними стоял не кто иной, как анимешник.
– Винсент, он один из них! Прекрати его страдания! Не дай подойти слишком близко, иначе можно заразиться!
– Ладно, – Когнитов стремительно бросился к врагу и сбил его с ног.
Пока враг лежал на земле, главному герою удалось детально рассмотреть неприятеля. Лицо последнего выглядело нездоровым: запавшие глаза, заострившийся нос, бледная кожа и выступавшие скулы, – все симптомы кричали агенту о том, что с этим человеком что-то не так.
– Он болен аниме, – пояснил рыцарь. – Лечения от недуга нет…
– Ясно, – автоматически бросил детектив и выронил из рук пылавший факел.
Анимешник закричал и стал кататься по земле. Он не переставал комбинировать пальцы даже тогда, когда некоторые из них обуглились и отвалились. Возможно, больной возлагал надежды на то, что осталось от его почерневших кистей.
Однако какое бы заклинание анимешник не пытался вызвать – он не смог. А два героя покинули флигель, в котором пахло жареным мясом.
Когда оба вышли на улицу, воин продолжал объяснять:
– Ты столкнулся с новообращенным. Он еще неопытен и не умеет колдовать. Самые опасные те, которые способны становиться невидимыми… А повешенные, которых ты наблюдал по пути в замок – есть те самые анимешники. Мы вычислили их до того, как им удалось разнести аниме…
От флигеля до главного входа в мрачный замок было недалеко. Когда рыцарь дотронулся до заветной двери – его отбросило мощным энергетическим импульсом на несколько метров.
– Какого хрена? – стремительно вскочил тот на ноги, недоумевающе глядя на недалекого потомка.
Винсент даже не собирался проделывать аналогичное действие, чтобы испытать действие чудесного барьера на себе.
Оба тупо смотрели друг на друга, недоумевая, что же делать. Из состояния ступора их вывели неизвестные стоны за одним из старых домов.
Сэр Когнитов предположил сначала, что кого-то насилуют. Подобные противоправные действия часто свершались в готическом ХП-сити. Это придавало городу дополнительную зловещую атмосферу. К тому же все жители настолько привыкли к подобным актам правонарушений, что им было все равно.
Однако рыцарь, взвесив все «за» и «против», понял: тут что-то не так. «Нет, обычно все не так!» – сказал он самому себе, заглянув за угол жилища, откуда и исходили мучительные звуки.
Как же он удивился, когда обнаружил в канаве своего верного друга и советника – придворного «мага» Дамага.
«Чародей», перебрав с собственным волшебным зельем, не мог подняться. Он остро нуждался в помощи.
– Откуда ты здесь? – спросил воин, поднимая союзника, у которого из руки выпала стеклянная бутыль.
– Сэр! Как я рад вас видеть… Я отварил много снадобий и хотел принести их в замок…
Тут его вырвало прямо на рыцаря.
Желудочный сок Дамага, смешанный с чистым спиртом, попал в отверстия доспехов. Сэр Когнитов ощутил, что ему стало чуть мокрее обычного. Но приближенного он все равно поддерживал.
– Кисло, – заметил «чародей». – Так вот! Я не смог их доставить и остался здесь…
– Это к лучшему, – успокаивал рыцарь. – Потому что эти скоты поставили барьер, не пускающий нас внутрь. И, думаю, не выпускающий наружу…
– Как? Как это случилось? – тут же отрезвел Дамаг.
Пока он лежал в канаве, у замка случилось внезапное нападение анимешников на людей. Последние не были готовы и пали в неравном бою. А выжившие заперлись в замке в ожидании предводителя, который не успел вернуться до наложения анимешного щита.
Обо всем этом поведал воин.
– А как же иные входы? – выпучил глаза «волшебник».
– Все перекрыто… я лично отдал такое распоряжение, чтобы невидимые враги не прокрались в крепость с черного входа. Опрометчивый поступок…
– Нда, – «маг» задумчиво почесал затылок.
– Кто это? – вдруг спросил Винсент, указывая в сторону.
Все трое мигом приблизились к обнаруженному персонажу.
Им оказался недобитый анимешник. Его ноги были повреждены во время нападения. Следовательно, он не мог передвигаться.
Сэр Когнитов не стал церемониться и наступил тому ногой на горло:
– Что вы сделали? Говори, тварь, и, возможно, я сохраню тебе смерть!
– Мне нечего скрывать, – усмехнулся анимешник. – Вы не помешаете нашим планам… Даже если я что-то скажу – вы проиграете!
Рыцарь надавил сильнее:
– Не беси меня!
– Хорошо! Слушай. Барьер, который не пропускает вас в замок, будет существовать до тех пор, пока жив дракон…
– Что? – взбесился Дамаг. – Какой дракон?
– Дракон… созданный нашим кланом… он в пещере, что к северу отсюда…
– Идти по тропинке? – спросил сэр Когнитов.
– Не то слово!
– Спасибо, – воин раздавил ногой горло анимешнику, чтобы тот никогда больше не прочел ни одного заклинания. – Сжечь его! Будь проклято аниме!
Винсент поджег то, что когда-то, до заражения аниме, было человеком. И имело хоть какой-то интеллект.
Ведь аниме поражало именно то, что нужно: головной мозг.
Безвозвратно.
Они двинулись в путь. Двинулись по тропинке. Одержимые жаждой мести.

***

– Спасайтесь! – крикнул трем спутникам неизвестный. – Он забрал всех!!! ВСЕХ!!!
Человек, бешено размахивавший руками, сломя голову побежал в направлении, противоположному шествию главных лиц. И вот тот скрылся за горизонтом.
Видимо, это был житель деревни, подвергнувшейся атаке искомого дракона.
Каждый осознавал данный факт. Но Винсенту все было безразлично. Он хотел есть и спать. К тому же его нагрузили зельями: большой мешок со стеклянными сосудами болтался на спине детектива.
Но зачем нужны были снадобья? Рыцарь и «маг» знали ответ, но все еще не объяснили агенту. Чуть позже Когнитов поймет.
Или нет.
Ведь от этих стеклянных бутылей зависело слишком многое…
– Без паники! – воодушевил сэр Когнитов. – Мы не в фэнтезийном мире! Фокусами нас не запугать.
– Конечно, – подтвердил «чародей», разглядывая хижины брошенного поселения, к которому они приблизились практически вплотную. – Почти пришли…
– Можно было бы обойти, – пояснил воин, – но тут протекает река… а ход только через деревню…
– Другого способа совсем нет? – боязливо поинтересовался Дамаг.
– Может, и есть. Но пока найдем – аниме захватит весь замок… нельзя терять ни минуты… Дай выпить!
Он потянулся к мешку на спине Когнитова, чтобы достать очередное снадобье.
Нельзя было терять бдительность и расслабляться. Но иначе никак. И все, кроме Винсента, осознавали, что к чему.
Когда Дамаг попросил разрешения разделить с ним чудесное зелье, рыцарь злобно посмотрел на него, сказав:
– Мое!
Так сэр Когнитов, через несколько глотков доведенный до нужной кондиции, шел в первых рядах в вымершем селе. За ним следовал испуганный «чародей». Он опасливо озирался, ожидая внезапного нападения. Покосившиеся мрачные домики, глядевшие на героев своими мертвыми окошками и распахнутыми дверьми, производили на Дамага неподдельный ужас.
Где-то что-то поскрипывало и похрустывало. А кто-то словно долбил чем-то острым о доски.
Винсент же был совершенно равнодушен к происходящему. Он, как тень, брел в конце группы.
В абсолютной тишине слух главных героев сильно обострился: бряцание доспехов и стук бутылок остро отдавались в голове придворного «мага». Он боялся так, как никогда в жизни. Но, не желая рассердить повелителя, беспрекословно следовал за ним.
Когда рыцарь допил очередной сосуд, то потребовал еще.
– Хватит! – пытался было вмешаться Дамаг. – Сейчас не время!
– Но я хочу! – с угрозой заявил воин.
От него несло перегаром.
– Если тебе противно… я уединюсь! – с этими словами он, обзаведясь новой бутылкой, пошел в один из домов. – Объявляю привал!
– Нет уж! Я лучше останусь на улице! – гневно прошептал Дамаг, наблюдая за модельной походкой повелителя. Последний чудом вошел в распахнутую дверь.
Итак, пока Винсент и «чародей» снаружи дома устраивались под навесом, сэр Когнитов уселся за крестьянский стол.
Он с довольным видом откупорил бутылку, предвкушая, как почти чистый спирт окажется внутри него и здорово отдастся в голове. Ему нравилось.
Воин нашел новое увлечение в жизни.
Рыцарь поднес было сосуд к забралу. Но тут – заскрипели половицы.
Сэр Когнитов приостановил процессию, всем корпусом повернувшись в сторону подозрительного звука. Он положил пробку, тем самым освободив руку и опустив ее на рукоять фамильного меча.
Подождав с минуту и решив, что тревога являлась ложной, снова сел в удобное положение.
И когда он повторно приблизил к себе зеленую бутылку, из-за плеча донеслось:
– Я все вижу!
Воин вскочил, опрокинув стол и выронив драгоценное зелье. Обернувшись, сэр Когнитов не увидел никого. Но обнаружил, что из-за активации инстинкта самосохранения ему срочно понадобилось в туалет.
Он стрелой вылетел из дома и под удивленные взгляды союзников побежал внутрь двора той же хижины.
Там находился заветный туалет. Деревянный и вонючий, со всех сторон поросший плющом и сорной травой.
Эта покосившая и почти сгнившая постройка выглядела внушительно. Если бы в ней не воняло, то там вполне можно было бы жить.
Но голову рыцаря не занимали настолько глубокие рассуждения: он хотел стать легче на пару килограммов.
Как только он, затворив двери, кое-как сняв необходимую часть брони, присел, то мысленно настроился на процесс духовного очищения.
Все могло бы быть здорово. Если бы воин не ощутил, как снизу его что-то укололо.
– Сука! – вскрикнул он, когда из той самой зловонной дыры повторилось: «Я все вижу!».
Рыцарь не смог долго бежать и закончил начатое у забора.
Сделав все правильно, он подтерся какой-то травой. Когда было поздно, до него дошло: это оказалась крапива.
Взвыв от боли, нанесенной злым сорняком, рыцарь занялся поиском чего-то более подходящего.
Он искал, пока с другой стороны забора кто-то заботливо не протянул ему старые тряпки.
– На! – рука в перчатке держала необходимое.
– Спасибо! – сэр Когнитов мигом сделал то, что задумывал. Как только он поднялся, то в отверстии между досками высунулся большой клюв.
– Я все вижу! – в третий раз произнес незнакомец.
После этой фразы таинственный клюв исчез.
Ошарашенный рыцарь вернулся к своим и дословно рассказал о пережитом.
– Черт! – ответил Дамаг, засуетившись. – Я говорил, это было плохой идеей! Нужно уходить!
– Только вперед, к цели! – настаивал воин, пытаясь сохранить трезвость мышления. Потому как предыдущие события ослабили действие снадобья. – Привал окончен!
Они двинулись дальше.
Сэр Когнитов держал меч наготове и чувствовал себя прекрасно. Ему мешало только покалывание в области ягодиц.
Из-за крапивы.
Теперь деревня не казалась настолько покинутой: кто-то говорил, что все видит. Это не могло не настораживать.
А неприветливые хижины вместе с затянувшимся небом прибавляли атмосферы.
Внезапно загорелась одна из построек.
Пламя мигом охватило здание и сразу же перекинулось на соседние.
Спутники оказались окружены огнем. Им нужно было найти выход, чтобы не задохнуться и не умереть.
В это самое время раздался злобный хохот – откуда ни возьмись нарисовалась человеческая тень. Она сказала:
– Вы прошли туториал?
– Что? – Дамаг спрятался за спиной рыцаря.
– То есть обучение, – дополнил неизвестный.
Воин быстро схватил горсть земли и швырнул в лицо человеку, вставшему у них на пути.
– Не-е-т! – закричал тот. – Я все не вижу!
Тогда-то сэр Когнитов узнал нарушителя своего спокойствия. Это был санитар в птичьей маске и балахоне. Он намеренно поджег деревню, в которой, по его собственным предположениям, разразилась эпидемия аниме. Возможно, он поступил бы также с главными героями. Однако врач следил за ними и вовремя осознал: у них еще имелся интеллект.
Не все было потеряно.
Но рыцарь вышел из себя и не мог мыслить трезво. Он с легкостью расправился бы с клювоголовым, если бы ему не стало плохо.
Сэр Когнитов подвернул ногу и упал лицом в песок.
– Что с ним? – опомнившись, подбежал доктор. – Он умирает?
– Да! – хаотично перебирая мысли, сказал Дамаг. – Ему нужна закуска…
– У меня есть еда! На! – Поушн покопался в своей сумке и нашел хлеб, который тут же запихнул в отверстия забрала.
– Я тоже хочу! – возмутился детектив.
– Винсент, – «маг» повернулся к нему. – Пойми: твоя судьба напрямую зависит от того, будет ли он закусывать. Дело в том, что портал в ваш мир открыт до тех пор, пока сэр Когнитов пьет зелье. А чтобы быть способным держать меч в руках, он должен есть… Ведь повелитель может создать проход всего раз за свою жизнь. Если портал закроется – ты останешься тут навсегда…
– Не хочу!
– Тогда не препятствуй.
– Ладно. А потом… дашь еды?
– Конечно! И воды!
Рыцарь очнулся.
– Ты кто? – спросил он у клюва, назойливо лезшего в лицо.
– Поушн, – ответил Поушн.
– Зачем ты следил за мной?
– Я пытался выяснить, есть ли в вас аниме. Результаты отрицательные.
– Пошли с нами! – предложил чародей. – Вместе у нас больше шансов одолеть зло.
– Да! – поднялся воин, отряхнувшись и указав рукой в нужном им направлении. – Мы идем туда…
– Это смерть! – ужаснулся санитар. – Он забрал всех, кого я хотел сжечь…
– Мы должны спасти город и снять заклятие, чтобы я смог занять стул отца!
– Хорошо, – сказал Поушн, взглянув на Винсента, тащившегося с мешком склянок позади, – го.
Спустя несколько минут шествия рыцарь остановился.
Обернувшись к отряду, тот торжественно заявил:
– У меня возникла идея!
– А у меня нет, – равнодушно ответил детектив. Он хотел идти дальше, но его остановил «чародей».
Последний шел впереди Винсента и преградил тому путь. «Маг» спросил воина:
– Да? В ней есть смысл?
– Не то слово! В общем… нас четверо. Нужно поделиться на классы. Я буду рыцарем! Он, – сэр Когнитов указал на чумного доктора, – хиллером…
– Ура! – почему-то обрадовался клювоголовый.
– Ты, – адресовал он приближенному лицу, – магом!
«Чародей» запротестовал:
– Подожди, мы же не в фэнтези!
– Да. И что? – недоумевал рыцарь.
– У нас нет магии. Только реализм! И я ненавижу фэнтези!
– Тише, – воин положил руку на плечо поверенному. – Смотри мне в глаза!
На самом деле, закрытый шлем рыцаря был настолько закрытым, насколько это было возможно. Никто никогда не видел его глаз. Даже он сам. Как Винсент родился в противогазе, так и сэр Когнитов – в шлеме.
«Маг» тупо уставился в две горизонтальные полосы металлического забрала. И не видел в них ничего, кроме бесконечной пустоты.
– Я тоже его ненавижу, как и все здесь собравшиеся. Но ты должен принять новое классовое звание. Ведь так читателям будет интереснее следить за процессом…
– Так только тупее! – верно подметил врач.
– Да! – подчеркнул рыцарь. – Это нам и нужно!
– Ладно, убедили, – сдался «маг». Он единственный из четырех в полной мере понимал, что происходит бред. Потому что эволюционно мозг достался только ему. И все же, снова смирившись с происходящим, посмотрел на Когнитова, спросив: – А это тогда кто?
Рыцарь задумался.
– По классике жанра…он должен быть вором или лучником. Но он ничего не умеет, а оставшиеся звания разобраны… У тебя даже нет дома! Твой класс – никто.
– Так, секунду, – после мгновения глубочайшего анализа вмешался «волшебник», – каким образом я буду колдовать?
– Возьмешь палку и будешь делать вид, что это посох. Начнешь произносишь заклинания алкогольной школы… они будут подбадривать нас и дезориентировать врагов…
– Как же я? – поинтересовался доктор.
– Ты будешь пытаться вернуть им человеческое обличие. Если не получится – у тебя есть острый инструмент… Сможешь наносить до двадцати единиц физического урона.
– И закалить огнем! – начал понимать суть санитар.
– Верно, стихийный урон не менее важен… Плюс критический удар в спину и лечение нас.
– Да, понял! – Поушн придумал свою стратегию ведения боя.
– Я же положусь на чисто физический урон в размере до ста единиц! С наибольшей сопротивляемостью к атакам любого рода. Из-за доспехов.
Сэр Когнитов снова что-то прикинул и спустя несколько секунд дал союзникам очередной совет:
– Я прокачаю силу и выносливость. Врач – ловкость и скрытность. Маг вложится в интеллект…
– А мне? – наконец подал голос агент.
– Тебе? Ты же никто! Тебе ничего не нужно. Отдай очки улучшения нам…
– Да! – недовольно крикнул врач. – Отдай! Мне не хватает двух единиц до владения ножом!
– Боже, – «волшебник» невольно приложил руку к лицу. – Ну и маразм…
– Как! – удивился воин. – Ты только сейчас это понял?
Рыцарь внимательно осмотрел каждого участника мини-отряда:
– В этом вся суть!

***

Наконец, группа из четырех человек достигла так называемого «Проклятого леса». Про него рассказывали страшные вещи. Например, что каждое воскресенье в нем что-то светится. И что смельчаки, отправившиеся в чащу, чтобы найти источник свечения, не возвращались.
Кто-то утверждал, будто слышал игру музыкантов. Их назвали «лесными» и ассоциировали с нечистой силой, которая заманивала путников в места, из которых невозможно выбраться…
Рыцарь рассказывал детективу, что давным-давно из леса вышли представители ЛГБТ-партии. Что они принесли городу множество неприятностей и на две недели погрузили ХП-сити во мрак.
Поэтому данная территория считалась колыбелью зла.
Неудивительно, что анимешники выбрали пещеру в самом центре леса. Потому как никто бы не отважился проникнуть туда и положить конец безумию. Никто, кроме четырех отважных героев, распределившихся на классы.
Они шли, настороженные (кроме Винсента), внимательно всматриваясь в каждое дерево. Ни один из вековых стволов не внушал доверия и словно таил в себе опасность. А раскидистые кроны были огромными, из-за чего под ними даже при свете дня царил сумрак.
Дамаг временами пригибался к земле в попытках уловить, не идет ли кто-то за ними. Не выжидает ли какая-нибудь ведьма. Не притаились ли за кустом анимешники…
Почти мертвую тишину нарушил Поушн:
– Стой!
Все замерли.
– Ты же маг первого уровня? – спросил он чародея, у которого душа ушла в пятки.
– Да, – выдохнул тот.
– Тебе нужно прокачаться! Возьми вон ту палку!
У ног волшебника лежала кривая ветка.
– Ладно…
– Теперь урон – сто двадцать единиц в секунду! Все, идем дальше.
На этом переговоры закончились. Однако новая беседа не заставила себя долго ждать: четверка наткнулась на указатель.
Он казался предельно странным: на двух табличках, прибитых к вертикальной оси, были выцарапаны японские символы. Обе смотрели в ту сторону, куда двигался отряд. И что могло значить то или иное – никто не знал.
Доктор первым произнес следующее:
– Путь опасен. Мы не знаем, что может быть впереди!
– Еще бы, – невесело кивнул Дамаг.
– Чтобы не потерять прогресс, нужно засэйвиться!
– Как это сделать? – поинтересовался вечно пьяный сэр Когнитов.
– Надо поспать!
– Яза! – сказал рыцарь, приземлившись на мягкий мох под деревом. – Объявляю привал!

***

Путешествие не могло продолжаться вечно, а времени на сон практически не было. Через несколько часов все снова были в строю.
Последним пришел в сознание Когнитов.
Его разбудил врач:
– Вы поспали пять часов и чувствуете себя отдохнувшим!
Агент отмахнулся от назойливого клюва, который так и лез ему в лицо.
– Автосохранение… Пожалуйста, не выключайте питание…
– Заткнись! – оборвал его воин. – Тут кто-то есть!
Действительно, там, куда смотрел указатель, происходила оживленная беседа. Это было не слишком близко, но в тишине голоса слышались крайне отчетливо.
Четверо, скрываясь за растительностью и прилегая к земле, вплотную подкрались к месту разговора.
Главные действующие лица слились с окружением, став полностью невидимыми. И они все увидели…
Увидели небольшое круглое пространство, свободное от деревьев и окруженное валунами. В центре стоял круглый каменный стол, а за ним сидели рыцари в количестве пяти штук. Последние представились друг другу как: сэр Ёзный, сэр Дитый, сэр Гей, сэр Ца, сэр Ебряный.
Главным определенно был сэр Ца. Чтобы навести порядок и показать союзником, кто главный – рыцарь ударил железным кулаком по каменной столешнице. Когда все притихли, он, поднявшись, выждал некоторое время.
Оставшиеся воины пытливо смотрели на него, выжидая, что же скажет предводитель.
Последний грозно и с расстановкой спросил:
– Что будем смотреть?
«Неужели! – подумал сэр Когнитов, пригубив заветное снадобье. – Кто-то этим занимается?»
Валуны, упомянутые ранее, имели прямоугольную форму: каждый из них старательно вытесывался чьими-то руками.
Камни таили в себе магию аниме. Как по мановению волшебной палочки – самый большой засветился голубым.
– Так вот… откуда свет! – шепнул маг повелителю. – Каждое воскресенье они смотрят аниме!
Главный взял в руку небольшой камень и, вопросительно глядя на товарищей по интересам, начал тыкать в него пальцем. Из-за чего изображения на камнях сменяли друг друга.
– Может, «Сайдо и крик Небес»? – обратился к своим сэр Ца.
– Скучно! – ответили ему.
– Тогда… «Песнь Кичиро»?
– Видели! – начинали скучать рыцари. – Дальше!
– А как насчет «Ито плюс Мураками»?
Сидевшие за столом подчиненные взбунтовались:
– Какого хрена мы смотрим одно и то же?! Где новое аниме?!
Сэр Ца вытащил меч:
– Молчать! Смотрите то, что дают!
– Подождите! – восторженно крикнул один. – Вот же новая серия из «Песнь Кичиро»!
– Ничего себе! – рыцари дружно переглянулись, настраиваясь на просмотр.
Они не подозревали, что мини-отряд был готов к их последующей нейтрализации. Главные герои выжидали, когда враждебные воины максимально расслабятся, чтобы воспользоваться их беспечностью и нанести внезапный удар.
– О, нет! – крикнул один из них. – Они убили Микайо!
– За что? – остальные ненавистно проклинали сериал за смерть очередного широкоглазого и плохо нарисованного персонажа.
Просмотр прекратил возглас враждебного рыцаря, заприметившего кого-то из числа четверки:
– Какого?!
Их союзник, сэр Гей, подвергся нападению первым: окровавленный нож торчал из его груди.
Анимешный воин лишь вскрикнул, но не более. Он проиграл.
Рыцари обомлели. Они пришли в себя только тогда, когда Поушн, стоя за противником, положил клюв тому на плечо:
– Крит в спину!
Недруги вскочили с насиженных мест. Каждый из них был готов драться насмерть, чтобы посмотреть аниме.
Итак, теперь битва была честной: четыре на четыре. Все боролись… как могли.
В пылу сражения сэр Когнитов, оттолкнув соперника, оторопел: прямо перед ним Винсента разрубили надвое.
Рыцарь выронил бутылку. Он понял: его род закончился на детективе и канул в небытие.
Он стоял опустошенный и совершенно безразличный ко всему. Спустя несколько секунд воин заметил, что количество врагов так же, как и союзников, увеличилось вдвое.
– Ну ладно, – начал было радоваться он.
Однако неимоверный всплеск положительных эмоций вырвался из него тогда, когда сэр Когнитов обнаружил: отныне он владеет двумя мечами. А на земле лежат две бутылки.
– Ты перебрал! У тебя двоится в глазах! – зло усмехнулся сэр Ца. – Сдавайся!
– Не-а! – ответил рыцарь и продолжил дуэль.
У других из странствующей группы дела складывались иначе: Дамаг залез на дерево и напрочь отказывался спускаться, чтобы принять вызов сэра Ебряного. Последний уговаривал чародея подраться, не до конца осознавая, что в том не было смысла.
Винсенту же драться было нечем, и он искал что-то, чем можно было защититься. Его внимание привлек щит, принадлежавший одному из вражеских рыцарей и располагавшийся под каменным столом.
Когнитов принял удар врага. Тот пришелся на щит, из-за чего агент выронил найденный предмет.
– Эй! – крикнул ему врач, уклоняясь от своего оппонента. – У тебя не хватает статов! Возьми в две руки!
Совет пришелся как нельзя кстати. Таким образом Винсенту удалось отбить натиск, повалить недруга на землю и добить щитом.
Наконец, стоит сказать про Поушна: тот умудрился вымотать соперника и ликвидировать при помощи ножа.
Когда санитар вытер клинок о траву, то встал на одно колено, не в силах подняться. Он крикнул приближенным:
– Нет! Мало ХП!
– Вылечись! – отозвался Дамаг с дерева.
– Нельзя! Хиллеры не могут помогать себе! Если умру – все на чекпойнт!
– Что? – спросил рыцарь. – Тебя ранили?
– Нет, просто это сюжетный твист. Нужно вернуться!
– Каким образом? – задал вопрос рыцарь, совместно с Винсентом и Дамагом разобравшись со всеми рыцарями и пленив главного – сэра Ца.
– Дойти пешком! Прогресс сохранится!

***

Выполнив требование врача, отряд стал допрашивать сэра Ца. Тот рассказал им все, не скрывая ни одной подробности:
– Одна табличка на указателе была направлена сюда, чтобы союзники могли найти круглый стол! А вторая – как раз на пещеру… Но неужели вы думаете, что все так просто?
– Разве нет? – решил уточнить Дамаг.
– Разумеется, нет! Помимо вас были те, кто пытался убить дракона. Ни у кого не получилось. И вы не сможете! Вам даже указали дорогу, чтобы скорее вас уничтожить!
– Посмотрим! – завершил разговор сэр Когнитов, добив враждебно настроенного рыцаря.
Неподалеку от круглого стола были кусты. За ними – вход в пещеру.
Все, кроме Винсента, направились в глубины на разведку. Когнитова же оставили снаружи с бесценными снадобьями, как дозорного на случай внезапного нападения.
Или потому, что он был не нужен.
Трое двигались с максимальной осторожностью в кромешной тьме, держась за стены пещеры. Они неуверенно переставляли ноги, опасаясь неровностей на полу. И внезапных криков при падении, которые привлекли бы внимание обитателя пещеры, похитившего жителей ближайшей деревни…
Наконец, в каменном туннеле посветлело – путники на шаг приблизились к цели. Это светился семью цветами радуги их ужаснейший враг – ЛГБТ-дракон.
Однако тогда было рано нападать. И они это поняли.
Поняли, потому как, выглянув из-за валуна на враждебный объект, шокированный рыцарь обратился к союзникам:
– Боже! – Быть такого не может…
– Что опять? – спросил Дамаг.
Сэр Когнитов, тяжело дыша и поглядывая на ЛГБТ-дракона из-за укрытия, сказал:
– По-моему, я влюбился…
Все охренели. Поушн покрутил пальцем у виска:
– Дебил!
– Стой, – вмешался маг, – ты закусывал?
– Ага…
– Слышали: он закусывал! Что же делать? – схватился за голову чародей.
– Вот-вот! – подхватил доктор. – Мы не можем запороть сюжетку!
– Не можем… – печально произнес Дамаг, с надежной глядя на врача. Потому что волшебник знал: санитар хорошо разбирается в игровых квестах. И сможет найти альтернативное решение, чтобы обойти скрипты для сохранения персонажей невредимыми.
– Знаю! – вскочил Поушн. – Мы отправимся к NPC, который обнулит его статы! И рыцарь вложится в интеллект…
– Чтобы противостоять любви к ЛГБТ-дракону?
– Да!
Чародей затормошил повелителя: – Го!
Воин лишь томно вздохнул в ответ:
– Ну ок.

***

Поиск нужного лица завершился. Спустя несколько минут блужданий по лесу путники наткнулись на ветхий дом. Последний был обитаем, раз из трубы выходил дым. Но внутри было темно.
Там могла жила ведьма. Или кто-то в подобном роде, кто навредил бы героям.
Но выбирать не приходилось. Ради восстановления мира в ХП-сити они готовы были на все и отворили дверь.
В полумраке хижины, где были развешены всевозможные амулеты, на ковре сидел шаман. Судя по всему, он медитировал. Не отвлекаясь на шум, созданный незваными гостями, тот спокойно спросил:
– Вы пришли, чтобы изменить статы?
Рыцарь задумался:
– Откуда тебе знать?
– Я вижу будущее и знаю, что нужно сделать для победы… Садитесь и слушайте.
Четыре героя приземлились на пол.
– Ваши уровни недостаточно высоки, чтобы одолеть финального босса… Я улучшу показатели, но и этого будет мало…
– Как же быть? – удрученно произнес рыцарь.
– Во-первых, как я и сказал, усилю вас. Во-вторых, сниму проклятие с воина. И – самое важное – третье…
Дамаг перебил:
– Что третье?
– Вам нужны музыканты!
Тут Винсент вспомнил тех, которые отправились с ним в Средневековье. Именно они разбудили его тогда, когда открылся спасительный портал. В гараже.
Шаман закрыл глаза, чтобы сказать, где их можно найти:
– Они отправились… в «тур по лесу».
– «Тур по лесу»? – прищурился сэр Когнитов.
– Да. Сегодня у них запланирован концерт для… муравейника. Вы должны успеть!
– Чего же мы ждем? – вскочил чародей.
– Стой! – колдун поднял руку. – Этот путь только для одного… Вас четверо – нужно выбрать персонажа…
– Им будет Винсент, потому что у него нулевой уровень и ему ничего не нужно улучшать! – перебил Поушн.
Шаман обернулся, пристально всматриваясь в противогаз детектива:
– Иди!
– Подождите! – вмешался рыцарь. – Каким образом он уговорит их помочь нам?
– Найдется способ, – сказал Дамаг.
– Да! – добавил Поушн. – Ты взял дополнительный квест на время!

***

Никто не сказал Винсенту, куда идти. Детектив двигался в случайном направлении до тех пор, пока ему не надоело.
Он присел под деревом, понимая бессмысленность своего задания.
Агент хотел есть. В поисках пропитания он жадно всматривался в каждый куст в надежде, что где-то что-то выросло.
Но ничего не выросло.
Детектив задумался: если ничего не было – значит кто-то все съел. Следовательно – анализировал Когнитов – музыканты были рядом.
И не ошибся: до него донеслись звуки пауэр-метала из глубин лесной чащи. Винсент находился не достаточно близко, чтобы различать слова. Но, выбрав истинный путь, агент настигал музыкантов. Его уши уже различали текст новой песни, которую группа «Свободный эльф» играла для обитателей леса.
– Всем спасибо! – пятеро кланялись большому муравейнику. Один из них взял палку и выцарапал на ней автограф, после чего вонзил в дом муравьев на память. – Нам пора двигаться дальше, было приятно иметь с вами дело…
– Эй! – окликнул появившийся из кустов Когнитов.
– Что? – Рэ вопросительно уставился в знакомый противогаз. – А, это ты!
– Да, я, – подтвердил Винсент.
– У нас тур, время не ждет. Мы хотим петь и играть, но уделим тебе пару минут.
В тот момент Винсент испытывал трудности: нужно было говорить. И не просто говорить, а убедить группу последовать за ним. Чтобы положить конец аниме и тирании ЛГБТ-дракона.
– Пошли! – выстрелил он единственным словом, тут же заинтриговав музыкантов.
– Куда? – вразнобой стали спрашивать пять человек.
– Петь!
Участники группы «Свободный эльф», собрав инструменты, украденные у местных бардов, устремились за агентом, который забыл дорогу обратно.
Однако низшие силы не оставили его, и очень скоро они были у шамана. Последний успел перераспределить навыки Поушна, Дамага и сэра Когнитова. Они были готовы драться во имя добра.
Сражаться до предпоследнего.

***

– Папа, все уже началось?! – спросил сын у отца.
– Да, сынок… – ответил глава семейства. Он старался сдержать слезы, будучи не в состоянии помочь своему ребенку, так как был отделен от него стальными прутьями.
Беспокойные слова сына в очередной раз раздались эхом в пещере: – Почему я ничего не чувствую?
– Чш-ш-ш, спокойно. Это не имеет значения… Скоро все закончится, и ты пойдешь домой…
– А когда тебя отпустят?
– Надеюсь… сегодня вечером.
– Хорошо, постарайся успеть к ужину.
– Господи, – не сдержался отец. – Будь проклято аниме! Будь проклят ЛГБТ-дракон!
Тут же громовым голосом раздалось:
– КАК ТЫ ПОСМЕЛ ПРОИЗНЕСТИ ЭТИ СЛОВА? ТЫ НЕ УЙДЕШЬ ЖИВЫМ! УМРИ, ЖАЛКИЙ КРЕСТЬЯНИН!
Дракон приготовился разорвать обидчика на части.
Но его остановила внезапная фраза: «Для вас играет группа «Свободный эльф»!»
– ЧТО ЗА БРЕД? – в недоумении остановился повелитель пещеры. – КАКОЙ ЭЛЬФ?
Солист Ре представил песню, которая еще нигде не звучала и не записывалась. Она называлась «Грянет гном».
Текст имел следующее содержание:
«Последний гном покинул дом!
Последний дом покинул гном!
Пошел он в лес,
В противовес
Летел дракооооооон!!!»
Вокальная партия поражала слух ЛГБТ-дракона и всех плененных им людей, находившихся в одной большой камере.
Ситуацию подкрепляли остроумный текст с глубоким сюжетом, наполненным философией гномов о вечных странствиях и богатстве.
– НЕ-Е-Е-ЕТ! – Зарычал дракон. – НЕНАВИЖУ ПАУЭР! НЕНАВИЖУ ГНОМОВ!
«О-о-о-о-о-о-о-о-о, летел ДРАКОООООООН!!!!»
– ВЫ ВСЕ УМРЕТЕ!
Из-за укрытия вышел рыцарь:
– Не-а.
– А ТЫ КТО? – повернулся к нему дракон. – ДЕВСТВЕННИК?
К своему ужасу, сэр Когнитов потерял врага из виду: ЛГБТ-дракон был плоским. Увидеть его можно было только в профиль.
– Эй! – с другой стороны возник Поушн. – Я сожгу тебя, разносчик аниме!
– ЕЩЕ ОДИН? – обратился ЛГБТ-дракон уже к санитару, позволив воину обнаружить себя и действовать.
Пока недруг отвлекся на доктора, рыцарь успел поговорить с запертыми жителями деревни.
– Вы не сможете одолеть в равном поединке! – объясняли воину. – Найдите кнопку и выключите проектор…
– Опасайтесь его! Он двумерен…
– Ему нравятся девственники!
– Берегите рот!!!
– Хорошо, спасибо, – ответил рыцарь.
– Мы за вас! Спасите всех! – полушепотом говорили рыцарю напоследок. Он подал условный сигнал Когнитову и Дамагу, чтобы они максимально дезориентировали ЛГБТ-дракона.
– А вот и я! – вышел на сцену чародей, молниеносно переключив внимание главного врага на себя.
– ОПЯТЬ? – тот был ошарашен.
Дракон предполагал, что случился какой-то праздник: к нему в пещеру никогда не забредало столько девственников.
Сэр Когнитов продолжал ощупывать пол и стены в поисках заветной кнопки, время от времени поглядывая на цель номер один. ЛГБТ-дракон, как уже говорилось, был плоским и чересчур разноцветным. Он сочетал в себе все цвета радуги и был единственным источником света в пещере.
Пока рыцарь занимался важным делом, заключенные поведали ему то, что услышали от анимешников, которые были союзниками обитателя каменных стен.
Давным-давно здесь состоялась оргия драконов разных цветов. После истребления всех собратьев и сосестер, дракон (будучи тогда объемным) поклялся отомстить. Но для осуществления цели ему требовались единомышленники. Поэтому он похищал жителей разных городов и обращал в свою веру. Действуя опосредованно, он не выдавал свое местонахождение. Исторически его правление длилось ровно две недели, пока розовые войска не были разгромлены сэром Когнитовым и его верной свитой неподалеку от замка.
С тех пор ЛГБТ-дракон скрылся в пещере и более не объявлялся. Пока его не обнаружили непонятно откуда взявшиеся анимешники и не заключили с ним союз. В результате которого в обмен на распоряжение любителями японских мультфильмов дракон должен был… принять их веру.
И стать плоским.
Его заключили в проектор. Последний отображал его, будучи включенным, в независимости от того, где находился ЛГБТ-дракон. Будь он в пещере или в любом ином месте.
Поэтому никто не знал, как убить главу зла.
Сэр Когнитов в очередной раз услышал от запертых людей: ЛГБТ-дракон являлся чем-то наподобие катализатора проклятия, недавно наложенного на трон правителя замка.
Если он умрет – рыцарь сможет занять место отца и достойно править в ХП-сити.
Ну и, наконец, снимется барьер, установленный анимешниками в крепости. Тогда четверо воссоединятся с союзниками, выжившими в неравном бою.
«За двумя девственниками погонишься – ни одного не поймаешь», – между тем подумал дракон. Он не знал, как ему поступить. Кого выбрать. Потому что Поушн, Винсент и Дамаг крутились вокруг него, нанося урон и не давая возможности опомниться. Только была проблема: сколько бы трое не причиняли физический ущерб – все было тщетно. ЛГБТ-дракону было все равно.
Время шло. Рыцарь находился в поисках необходимого фатального для врага объекта, а его компаньоны понемногу выдыхались.
Первым из сил выбился Поушн.
Он, замахнувшись кинжалом, резко остановился и опустил руку.
Волшебник бросил на того удивленный взгляд:
– Ты чего?
– Кончилась стамина, надо передохнуть…
Дракон воспользовался моментом.
– АГА! – схватил он плоской рукой санитара. – ХОТЬ ТЫ И ДЕВСТВЕННИК, НО Я УБЬЮ ТЕБЯ СЕЙЧАС!
– Нет! – Волшебник бил посохом дракона. – Мои заклинания не работают!
– Ничего не работает… – Поушн пытался вырваться из лап недруга, размахивая факелом. – У него иммунитет к огню!
Тогда все могло кончится. И шаман в лесу это знал.
Положение выровняли музыканты: они вовремя дезориентировали ЛГБТ-дракона. Группа «Свободный эльф» снова добралась до припева своей песни: «О-о-о-о-о-о-о-о, летел ДРАКО-О-О-О-ОН!!!»
Ударная волна качественного звука прошлась по всей площади двумерного создания. Дракон уронил доктора и схватился за плоскую голову: «ХВАТИТ! ЗАТКНИТЕСЬ!!!»
Ре уже собирался презентовать новую песню под названием «Муравей леса», однако воин бросил своим из другого конца пещеры:
– Все кончено!
И дернул заветный рычаг.
Так бесславно исчез ЛГБТ-дракон, а в пещере стало темно. Почти темно.
Все, что мог, освещал факелом Поушн. Он поджег палку Дамага, служившую тому посохом.
В итоге стало в два раза светлее.

***

Крестьяне были свободны.
Отец и сын наконец-то воссоединились и пошли домой, а четверка вернулась в разблокированный замок.
Сэр Когнитов без опаски уселся на стул и был таков.
ЛГБТ-дракон – едва ли не божество анимешников – был повержен. Дух заклинателей, использовавших пальцы и никому непонятные японские звуки, значительно упал.
Сэр Когнитов, Дамаг, Поушн и Винсент нанесли непоправимый ущерб заклятым врагам, портившим жизнь гражданам ХП-сити. Однако действовать надо было и сейчас. Идти до победного, пока враг не собрался с новыми силами и не нанес второй внезапный удар. Который мог бы стать печальным исходом для всех тех, кто сумел сохранить интеллект.

***

– Ты помог мне стать правителем города, – сказал сэр Когнитов Винсенту, про которого все забыли. Которому забыли дать еды. И воды. – А я помогу тебе!
– Портал все еще открыт, – напомнил Дамаг.
Врата, соединявшие ХП-сити и Выку-сити, находились в том самом подвале, откуда началась история.
Единственной проблемой было то, что всех, кто отправится в будущее, наверняка разбросает по городу так же, как случилось с Винсентом и музыкантами при перемещении в этот мир.
Осознание данного факта никого не расстраивало, и первыми отправились обратно в будущее музыканты.
Им очень понравилась благодарная публика в лесу. Поэтому они захватили с собой последний муравейник, которому презентовали новый альбом.
Как только группа «Свободный эльф» скрылась за пеленой магического портала, в него отправился Дамаг, затем Когнитов.
Агент почти шагнул в переход. Но его приостановил рыцарь.
Воин, схватив детектива за руку, сказал следующее:
– Прости нас всех за то, что тебе пришлось быть второстепенным лицом в этой истории. Очень скоро ты вернешь себе главенствующую роль…
Винсент тупо посмотрел на него:
– Хорошо.
И пошел вслед за чародеем.
За ним отправился в путь сэр Когнитов.
Поушн был последним. Он сказал:
– Вторая глава выйдет во второй половине этого лета. Приобретайте в ближайших киосках…
И остановился.
Возможно, он хотел договорить что-то типа «Недорого» и тому подобное, но кто-то ему помешал.
– Чего ты ждешь? – спросил рыцарь.
– Мне кажется, – объяснил санитар. – Моя игра окончена…
– Как?
– Вот так, – Поушн показал на зубья вил, появившиеся из его груди. – Крит в спину…
Детектив ушел не слишком далеко, и из портала донеслись его слова: «Ты был не лучшим из нас!»
– Да, – подумал рыцарь, – ты слишком надоел читателям, и от тебя решили избавиться… прощай! Ты проиграл.
– Умер по сюжетке, – напоследок проронил доктор, после чего потерял сознание от кровопотери, вызванной аниме-вилами. Последнее означало лишь одно: либо анимешники затаились в замке и появились в нужный момент, либо случилось повторное нападение…
Все герои осознавали случившееся, но пути назад не было. Некогда было бороться с вновь объявившимся неприятелем, потому как зло обитало не только в ХП-сити. Но и в Выку-сити. Современный город остро нуждался в защитниках, потому что милиция ничего не могла.
Сэр Когнитов дал обещание потомку во что бы то ни стало разобраться с неприятелем и положить конец тирании рэпа в будущем.

***

Итак, потеряв одного персонажа по квесту, они продолжили миссию…






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 30.06.2020 Даций де Гра
Свидетельство о публикации: izba-2020-2842813

Рубрика произведения: Проза -> Сатира


















1