Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Волна Страсти


Волна Страсти
Первый прыжок:

- Готов?

- Да.

- На старт!

Валера поднял руки над головой. Он стоял на краю площадки спиной к бассейну и чувствовал, что сердце вот-вот вырвется из груди. Адреналин, струящийся по венам, приглушал боль в спине, которая не давала уснуть половину ночи. Закрыв глаза, Валерка постарался не думать о том, что сейчас на него смотрит весь мир.

Просто ещё один день в бассейне.

- Готов? – снова спросил Сергей.

Пятки свешивались с вышки в десяти метрах над водной поверхностью. Они заняли одинаковые исходные позиции. В груди горел страх, и один единственный вопрос – что, если?.. - никак не получалось выбросить из головы.

Я делал это тысячу раз, это больше не повторитcя. Это была лишь случайность.

- Да!

- Раз, два, три – марш!

Валера согнул колени и оттолкнулся от платформы, быстро выпрямляя ноги и наклоняя туловище, сгруппировался. Они с Серёгой оторвались от вышки одновременно, он сложил ладони над головой, за оставшееся время полёта успел выпрямиться и с минимальным всплеском вошёл в воду. Тело напряглось, как струна вплоть до посиневших больных пальцев на ногах.

Погрузившись, он вынырнул и вслед за Серёжкой поплыл к бортику. Выбрался, поспешил к душу, встроенному в кафельную стену позади вышки. Боль в носках приглушалась бешеными эмоциями. Получилось!

Вот он, его первый прыжок на Олимпиаде-2016 года в Рио-де-Жанейро.

И такое ощущение, что довольно неплохой, если ориентироваться на гром аплодисментов. Валерка мимолётно кивнул Серёже, тот дёрнул подбородком, коротко изогнув в ответ полные губы, и протянул ладонь для дружеского удара.

Валерка с закрытыми глазами шагнул из-под тёплой воды. Повернувшись, задел плечом Серёженьку и почувствовал, как по спине пробежала мелкая рожь. Отчаянно хотелось обнять, каждой клеточкой ощутить могучее тело, прижаться губами...

Вот уж новость.

С печальной усмешкой Валера открыл глаза и покинул душевую.

Это Олимпийские игры. Соберись!

Впереди ещё пять финальных прыжков.

Пять дней назад:

- Дам сотню, если расскажешь, о чём задумался. Могу, конечно, и тысячу, но, боюсь, больше, чем на сотню ты не надумал.

Сергей отвёл глаза от окна автобуса, и отстранённый взгляд исчез под маской улыбки.

- Да так, ни о чём. А ты разве не с пловцами в конце салона разместился?

- Не-а, они слишком шумные ребята. – Валера уселся рядом с напарником, слегка задев того бедром – автобус немного занесло на повороте. Наверняка Серёга хотел побыть один, как обычно, но Валерке не терпелось поделиться с ним своими эмоциями. Вообще-то, Серёжа не упоминал, что любит одиночество, но они встречались вне бассейна только один единственный раз, когда ездили на соревнования. – Если я мешаю, то могу уйти.

- Нет, конечно, нет. Просто мне иногда слишком трудно отключиться.

- Но подразумевается, что должно быть весело. Давай начнём переживать после церемонии открытия.

- Да, тем более переживать-то не о чем. – Сергей пожал плечами. – Мы сделаем всё возможное, и будь что будет.

Валера подавил вспышку раздражения. Он знал, что их надежды довольно призрачны, но хотелось, чтобы Серёжка хоть немного верил в их пару.

- По-моему, всё же есть шанс взойти на пьедестал. На тренировках же у нас хорошо получалось. Так ведь?

- Да, как я сказал, сделаем всё возможное, - Серёга кивнул, глядя из-за стекла на ликующую толпу.

- Ты к такому, наверное, уже привык?

- Да ты что! – На этот раз его улыбка показалась довольно искренней. – Это моя вторая олимпиада, но привыкнуть к такому невозможно.

На языке вертелся вопрос. Почему Серёжа часто кажется таким печальным, как минуту назад, когда думает, что Валерка на него не смотрит? Конечно, вряд ли Серёженька вообще задумывается, что его просто магнитом тянет на того посмотреть. Валера знал, что его безответное обожание безнадёжно, но ничего не мог с собой поделать.

- Серёж...

- Ё-ё-ё! – Мишка заревел и подскочил из конца автобуса, где шумно гоготали его коллеги-пловцы. Никто бы не посмел нарушить режим и напиться перед соревнованиями, но сама атмосфера игр поднимала кураж до небес.

- Давай, Миш! – Валерка поднял руку и дал пять. – Я думал, что вы пропускаете церемонию. У вас же завтра выступления.

- Только у спинистов, а у остальных, слава Богу, только через пару дней. Ни за что на свете не пропустил бы. – Он указал на людей на улице. – Посмотрите на этих горячих цыпочек! – Он подмигнул. - Вас двоих быстренько подберут в деревне. Клянусь, вы оба, как близнецы. Уверены, что вы не родственники?

- Уверены, - ответил Валера. Они слышали такие разговоры уже тысячу раз, с тех пор как шесть месяцев назад тренеры поставили их в пару.

- Я вообще с трудом вас различаю.

- Это потому что ты идиот, Миша, – беззлобно заметила с переднего сиденья Наталия. – Знаешь, сколько пловцов нужно, чтобы вкрутить лампочку?

Мишка заржал:

- Сколько?

Наталия пожала плечами:

- Никто не знает. Их всё время убивает током.

Партнёрша Наталии Оксана тоже хихикнула, и следом смех подхватил весь автобус. Миша отмахнулся:

- Да вы, прыгуны, такие же мокрые, как мы, пловцы.

- Только у нас хватает ума вытереться полотенцем перед тем, как хвататься за лампочку. - Наталия подмигнула и вернулась к подруге, они затараторили о чём-то по-девчачьи.

Приятели позвали Мишку обратно в компанию; проехав через центр Рио, они приближались к олимпийскому стадиону. Улицы кишели людьми, многие вырядились в сине-жёлтые одежды и размахивали бразильскими флагами. Чем ближе автобус подъезжал к арене, тем сильнее колотилось сердце Валерика - сейчас он выйдет на церемонию открытия Игр в составе национальной команды Российской Федерации.

- Не знаю, почему так нервничаю. – Он глубоко вздохнул.

- Наверное, потому что тебя увидят миллионы людей во всём мире? – Сергей провёл ладонью по эбеновым волосам и надел красную кепку. – Все нервничают. Но это самое интересное. – Он кивнул в сторону раздвижного купола, открытого этим сумасшедшим вечером. – Смотри, мы уже на месте.

Валерка тоже нахлобучил бейсболку на короткие светлые волосы. Водники вышли из автобуса и присоединились к остальной команде в глубине стадиона, где уже скоро должен был начаться парад открытия.

Сборная России – выходила в последних рядах, и некоторые команды из других государств уже прошли свой круг. Автобусы подъезжали, всё больше спортсменов заполняло пространство. Шум и восторженные выкрики гудели в воздухе.

Одетые в одинаковую форму Валерий и Сергей действительно могли сойти за братьев. Оба под метр девяносто – прыгуны в воду обычно не такие высокие, - они словно родились для того, чтобы выступать в парном разряде. У Серёги плечи чуть шире, но в остальном напарники казались идентичными – телосложением, строением мускулатуры, даже наклоном и стойкой. У обоих на щеках во время улыбки появлялись ямочки. Единственное существенное отличие – цвет глаз: Валера - голубоглазый, а Серёжа – зеленоглазый.

Но Серёжка очень редко улыбался, и Валерка опять задумался, что же того постоянно беспокоит? Их партнёрство стало для всех полной неожиданностью. Валера старался изо всех сил, но понимал, что ему никогда не занять место Василия. Именно его Серёга, скорее всего, хотел видеть своим партнёром на Олимпиаде.

Миниатюрная Наталия подтолкнула Валерку локтем и усмехнулась:

- Можешь поверить, что мы действительно здесь, что у нас получилось!

Моментально выкинув из головы мысли о Серёжке, Валерка сжал плечи Наталии. Прежде чем получить вызов в Москву, они вместе три года тренировались в Санкт-Петербурге. В свои двадцать лет оба оказались самыми молодыми членами команды. Его радовала мысль, что на этих играх Наталия вместе с ним.

Она нахмурилась, заправила локон за ухо, спросила, понизив голос:

- Что случилось? – И, не дожидаясь ответа, подняла брови. – Дай угадаю – три попытки, первые две не в счёт.

- Натка!

Улыбнувшись, Наталия покачала головой и прошептала:

- Не волнуйся, твой секрет умрёт со мной.

Валера знал, что это правда, и поцеловал её в щёку. Тут волонтёры объявили пятиминутную готовность, и спортсменов выстроили в колонны с ветеранами и знаменосцами во главе. Когда объявили Россию, по стадиону волнами разнёсся оглушительный рёв. В тот момент, стоя рядом с Серёгой, Валера почувствовал небывалую гордость. Пришлось сжать кулаки, чтобы не потянуться и не схватить его ладонь.

Когда передние колонны прошли по пандусу, Валерка глубоко вздохнул и тихонько коснулся руки Серёжи. И хотя на обоих были надеты форменные красные ветровки с длинными рукавами, Валера мог поклясться, что ощутил разряд в месте соприкосновения.

- Спасибо.

Сергей удивлённо моргнул:

- За что?

За то, что ты самый умный, добрый и сексуальный мужчина на свете. Пусть даже я ни капли тебе не нравлюсь.

- Не знаю. За всё. Я так рад, что сейчас здесь с тобой.

На лице Серёжи промелькнуло непонятное выражение.

- Я тоже.

Пока они шли, Валерке очень хотелось в это верить, хотя и понимал, что тот сказал так только из вежливости. Они продвигались по стадиону, толпа гудела и приветливо скандировала, передавая через тёплый ночной воздух свои любовь и обожание. Валера усмехнулся и махнул, специально прижавшись к Серёжке, словно от толчка.

Второй прыжок:

Болельщики аплодировали высоким оценкам китайцев, но Валера глубоко вдохнул-выдохнул и мысленно отгородился от криков и хлопков. Они с Серёжкой стояли на вышке, высоко подняв головы и выпрямив спины в ожидании команды. Тело болело, но Валерка отключился и от боли. Это олимпиада, он должен сосредоточиться. Разумное над бренным.

Услышав сигнал, Сергей дал отмашку, и они прошли к краю платформы, повернулись спиной, опёрлись на носки.

- Готов?

- Да.

Послышалась следующая команда:

- На старт.

Валера развёл руки на уровне плеч.

- Готов?

Он сосредоточился на дыхании:

- Да.

- Раз, два, три – марш!

Они подпрыгнули вверх, подтянули ноги, согнулись, дотрагиваясь до носков и, выпрямившись в струнку, вошли в воду. Тренеры свистели, трибуны гудели и кричали. На этот раз они отправились к ближней горячей ванне. Валерка пытался притвориться, что ему нет никакого дела до оценок, которые им выставят.

Когда высветились одни девятки - как за технику, так и за синхронность, - он выдохнул. Мексиканцы – ближайшие соперники - пошли на второй прыжок. Краем глаза Валера посмотрел на табло – на данный момент они занимали третье место – после фаворитов, китайцев и американцев, но мексиканцы запросто могли их обойти.

В ванну залез ещё один спортсмен, и Валера подвинулся, толкнув под водой Серёжу ногой, их бёдра соприкоснулись. Когда тот не отпрянул, даже не пошевелился, сердце Валерки ёкнуло. Толпа вновь закричала, он осторожно бросил взгляд на табло.

3. Грей Сергей / Русик Валерий

Они остались на третьей строчке.

Впереди четыре прыжка.

Четыре дня назад:

- Грей и Русик! – Служащая у кафедры в небольшом зале, где обычно проходили пресс-конференции, назвала их фамилии.

Валерка посмотрел на сидящего рядом Серёжу.

- Ты действительно хочешь, чтобы я тянул? Уверен?

- Иди, - Серёжка подставил для удара кулак.

Сделав глубокий вдох, Валера подошёл к барабану, без всякой необходимости закатал рукав рубашки, опустил туда руку. Подавив желание потрогать каждую бумажку в поисках идеальной, он схватил первую попавшуюся, вытащил и передал служащей.

- Семь, - объявила та.

По залу пронеслись жидкие вежливые аплодисменты, Валерка вернулся на место.

- Нормально?

Серёга улыбнулся:

- Нормально. Выступают восемь пар, мы не первые и не последние. Хороший жребий.

После жеребьёвки следовала встреча с прессой.

Всех членов российской сборной учили, как общаться с журналистами, но Валера надеялся, что большую часть беседы проведёт Сергей. Они заняли места, подошёл первый репортёр.

Дама улыбнулась накрашенными губами:

- Сергей, приятно с вами вновь встретиться, Валера, рада познакомиться.

Серёга механически улыбнулся:

- Привет, Тамара. Мы тоже очень рады.

Тамара начала без заходов:

- Сергей, вы с Василием в прошлый раз четыре года назад в Лондоне не попали на пьедестал, но считались претендентами на золотые медали здесь, в Бразилии. Вы планируете давать показания на слушаниях по делу Василия в октябре?

Валерка нервно глянул на напарника. Им вовсе ни к чему, чтобы СМИ опять вытащили на свет божий неприятные подробности дела Васьки и вывели Серёгу из равновесия. Но тот, как обычно, ответил совершенно спокойно со стоическим видом:

- Если вызовут. Но сейчас я сосредоточен на Играх и делаю всё возможное, чтобы помочь сборной России.

- Вы с Василием прыгали в паре много лет. Чувствуете ли вы сейчас, когда выступаете с Валерой, гнёт подозрений на свой счёт?

Валерка тут же выпалил:

- Антидопинговый комитет не имеет к нему никаких претензий – Сергей успешно прошёл все тесты. Если вы думаете...

Тут вмешалась одна из функционеров команды. С натянутой улыбкой она положила ладонь на плечо Валеры и что-то зашептала, наклоняясь к Тамаре. Та кивнула и повернулась к Валерке:

- Как чувствует себя человек, в двадцать лет попавший на олимпиаду?

Сделав вдох, Валера заставил себя остыть и улыбнуться:

- Удивительно. Я очень рад здесь, в Рио-де-Жанейро, представлять мою страну, тем более, я потомственный спортсмен. Вся моя семья ковала золотые медали для сборной СССР.

- Выступление так далеко от дома – это дополнительный груз?

Вот уж, мать твою, точно!

- Вовсе нет. Мы получаем столько любви и поддержки от друзей, семьи, от всей страны. А груз – он обычно внутри, в голове.

- Конечно, вы высоко замахнулись. И это всего на третьем году выступлений на мировом уровне. Ещё бы вам не нервничать.

Валерка не дрогнул и продолжил улыбаться.

- Я сделаю всё возможное.

Он прекрасно знал, каким разочарованием для Серёжи и тренерской команды станет, если из-за него они не возьмут медаль.

- Наверняка вы можете рассчитывать на помощь опытного партнёра. Сергей, а каково в двадцать семь ощущать себя ветераном?

Тот усмехнулся:

- Очень приятно. Я говорю от имени Валеры и от всех членов команды – мы с нетерпением ждём соревнований.

Тамара указала на цепочку на его шее:

- Можно поинтересоваться, что это за медальон? Вы не снимаете его даже в бассейне.

Сергей послушно достал маленькую серебряную подвеску из-под футболки:

- Это медаль Святого Себастьяна, мне когда-то давно подарили родители. Он покровительствует солдатам и спортсменам. Иногда спортсмены чувствуют себя, как настоящие бойцы.

Тамара кивнула своему фотографу, чтобы тот сделал снимок. Затем с серьёзным видом обратилась к Валерке:

- Вы нервничаете, прыгая с вышки после того страшного несчастного случая с Андреа Мей на ЧМ в США? Десять метров – это очень высоко, и, как показал инцидент в Нэшвилле, малейший просчёт может привести к катастрофическим последствиям.

В его голове промелькнули картины падающей в воду Андреа, кровь на бортике бассейна, парамедики, склонившиеся над телом. Валера не хотел смотреть страшный ролик в интернете, но любопытство взяло над ним верх.

Он собрался и механически затараторил:

- Всем нам известен риск. Несчастный случай может произойти где угодно и в бассейне, увы, тоже. Мы здесь для того, чтобы выполнять свою работу и не зацикливаться на страхе. Каждый из нас желает Андреа скорейшего выздоровления и восстановления. Она – сильная спортсменка, поэтому я уверен, что мы её ещё увидим на следующих играх.

Когда Серёга присоединился к его пожеланиям, он попытался стереть стоящий перед глазами образ падающей Андреа. Валерка видел замедленный повтор – её подход выглядел совершенно нормально, но в прыжке она не достаточно далеко отошла от вышки и ударилась головой, выполняя сальто. Он неделю анализировал каждое её движение, пока не понял, что делает себе только хуже.

- Сергей, вы так же выступаете в одиночном разряде. На предварительных состязаниях вы заняли первое место, а Валера – четвёртое. Между вами есть соперничество?

- Вовсе нет, - Валерка не кривил душой. - В моём лице Сергей получит самого преданного болельщика.

Тамара наклонилась с заговорщицким видом:

- Я просто обязана задать ещё один вопрос, наши читательницы постоянно интересуются. С вас ни разу во время прыжков не сползали эти ваши малюсенькие плавки?

Все добродушно рассмеялись, и Валера ответил:

- Хотите - верьте, хотите – нет, но они просто как приклеенные на нас сидят.

- А вы не ощущаете себя практически голыми? Конечно, вам есть, что показать, но всё же...

Серёга отрезал:

- Спасибо, Тамара, но мы уже привыкли и вовсе об этом не задумываемся.

- Ещё один вопрос. Вы пользуетесь воском? Выглядит так, словно вы полностью депилированы.

Оба вынужденно улыбнулись, но Валера всё же покраснел. Конечно они избавлялись от волос, чтобы облегчить вход в воду, но депиляция гениталий – это вовсе не та тема, о которой хотелось бы поведать миру.

Время Тамары вышло, и к ним подошли следующие репортёры с не менее идиотскими вопросами. Когда всё закончилось, он с облегчением посмотрел на часы.

- Поедешь со мной на ланч с родителями?

- Не хочу вам мешать. Пойду, попытаюсь провести время с пользой и наверстать упущенное. Увидимся на тренировке после обеда.

Валерка испытал укол разочарования, хотя соскучился по родителям – они не виделись с марта месяца. Всё указывало на то, что Серёжа по-прежнему дистанцируется и не хочет подпускать его ближе.

- А когда прилетает твоя семья?

- За день до выступлений. А этот, как его там, идёт с тобой?

Валера нахмурился:

- Кто?

Серёжка не поднимал глаз от экрана смартфона.

- Ты знаешь. Толька, что ли?

Валерка рассмеялся:

- Толя? Нет, конечно. Я его уже сто лет не видел.

- Да? А я думал, вы встречаетесь. – Серёга, похоже, смутился.

- Встречались. Аж целых пять минут. Он приятный парень и всё такое, но у кого есть на это время?

Сергей сухо рассмеялся:

- Ага, кому ты рассказываешь...

Отмахнулся и ушёл.

Валера пробирался к автобусной остановке, чтобы попасть в центр города, и думал над их разговором. Удивительно, но Серёжа помнил про Толика. Они сошлись в баре на одной из редких вечеринок по случаю дня рождения ещё одного прыгуна. Пообжимались в туалете, но Валерка не планировал продолжать знакомство. Он приятно удивился, когда тот появился в душевой бассейна, они сладко провели время, а потом отправились на ужин, но тем же вечером он мягко намекнул Толе, что у них ничего не выйдет.

Конечно, Валера разрывался между тренировками и занятиями на факультете журналистики в университете в Петербурге, но правда заключалась в том, что единственный человек, которого Валерка хотел – это Сергей. В самый первый момент, когда до него дотронулся в душевой Толька, Валерка представил, что это Серёга. И, конечно, именно о его упругой заднице он фантазировал, когда дрочил по ночам. Казалось каким-то издевательством, что они день за днём проводят вместе, мокрые и практически голые, но отношения не заходят дальше приятельских.

Валера ходил на пару свиданий, но постоянного парня у него никогда не было. Он даже встречался с девушкой в восьмом классе, но уже тогда понимал, что гей, и его родители догадывались. Он рассмеялся над самим собой. До подружки тоже дошло, когда она заметила, что он пускает слюни на постер с мальчиками из «Monkey».

А Сергей, похоже, вообще ни с кем не встречался. Валерка знал наверняка, что тот гей, но Серёга держал свою личную жизнь под семью печатями. Даже в закрытом мирке водников, где все про всех всё знают, про него не ходило никаких сплетен. Единственный скандал, в который он оказался вовлечён, – история с Василием.

Устроившись среди других спортсменов в автобусе, Валера покачал головой и решил для разнообразия выкинуть невесёлые думы из головы. Он же собирается обедать с родителями, а не мечтать о Серёжке.

И у него получилось. Целых десять минут. Какое достижение!

Третий прыжок:

С каждым шагом к краю платформы ладони всё сильнее покалывало, чтобы отвлечься, Валерка сосредоточился на дыхании. Как и всех остальных первые два прыжка не представляли большой проблемы. Обычный коэффициент сложности в таких случаях – 2.0. А вот с третьего прыжка уже начиналась серьёзная конкуренция, и нормой считался коэффициент 3.0.

В голове ещё раз промелькнули слова тренеров – всего лишь ещё один день в бассейне. Вспомни, чему тебя учили.

Когда они поднялись на самый верх, на мгновение Валеру охватила паника, и он постарался припомнить тысячи успешных прыжков, которые совершил за свою карьеру.

Но тут же неожиданно перед глазами открылась картина случая, произошедшего с ним в двенадцать лет. На юниорских соревнованиях он неудачно сиганул в бассейн с трамплина и припечатался лбом. За ним в тот момент с трибуны наблюдали бабушка с дедом, они до смерти перепугались.

Хватит!

Они приготовились и заняли позицию для прыжка – сальто вперёд в три с половиной оборота. Слава Богу – он сейчас не один, с ним Серёжа. Валерка постарался выровнять дыхание, чтобы попасть в такт с напарником. Это хоть как-то успокаивало.

- Раз, два, три, марш!

Он оттолкнулся от края, набирая хорошую высоту, сгруппировался, притягивая колени к груди и совершая прямое вращение. По его ощущениям вход в воду получился абсолютно чистым.

Они с Серёжкой ударили по рукам и отправились в горячую ванну. Даже прилив адреналина не заглушил боль. Валера вздрогнул.

- Пальцы? – пробормотал Серёжа, погружаясь в тёплую воду.

- Немного болят, но не стоит беспокоится.

- Спина?

- Да то же самое.

- Ты справишься. – Серёга быстро сжал его колено.

Господи, как хотелось прижаться, обнять, и чтобы эти сильные руки... Сосредоточься! Он улыбнулся и кивнул, вспомнив о тысячах болельщиков, которые следили за ними ото всюду.

Он сможет. И он сделает.

Осталось три прыжка.

Три дня назад:

Валерка вздохнул, перевернулся на другой бок и проклял себя за то, что не купил беруши.

Уже перевалило за полночь, но в олимпийской деревне вовсю кипела жизнь. Сквозь жужжание кондиционера слышались обрывки смеха и низкий бум сабвуфера.

Если собрать тысячи молодых здоровых людей вместе, то практический каждый вечер становится похож на вечеринку по поводу мальчишника. Народ гудел слева, справа и по центру. Игры продолжались, спортсмены завершали состязания, деревня превращалась в афтерпати. Предыдущие ночи Валерик спал крепко, но теперь по разным причинам, чем сильнее старался отключиться, тем быстрее от него бежал сон.

Валера перевернулся на спину и расправил простыни. Рука неосознанно скользнула в боксёры. Обычно, когда он не мог заснуть, помогала дрочка. Взгляд застыл на Серёже. Тот крепко спал, растянувшись на животе и приоткрыв пухлые губы. Во сне он выглядел таким умиротворённым – даже грустные морщины между бровей разгладились.

Вездесущее вожделение хлынуло в вены; даже не успев опомниться, Валерка лизнул ладонь и погладил себя. Имей он хоть каплю порядочности, сразу же бы встал и пошёл в ванную, но как только рука прикоснулась к члену, Валера уже не мог отвести глаз от Серёжки.

Простыня сбилась вниз, боксёры сползли, немного оголяя бледный изгиб ягодицы Серёжи. Сквозь опущенные жалюзи пробивался яркий свет фонарей на аллее. Валерка легко мог рассмотреть россыпь веснушек, покрывающих широкие плечи и крепкие бицепсы.

Укрывшись, Валера снял трусы и согнул ноги в коленях. Он легко поглаживал член и, скручивая, сжимал соски, пока они не затвердели. Откинувшись на подушку, он наблюдал за спящим Серёгой, зная, что это неправильно, но не в силах остановиться. Представил, каков на вкус поцелуй Серёжи, как движется его язык у Валерки во рту. Так редко подворачивался случай смотреть на любимого не отрываясь. В фантазиях Валерик упивался прикосновениями его губ, всё быстрее работая кулаком; возбуждение с каждой минутой подталкивало к краю.

Он облизал пальцы и толкнулся в анус, прикусив губы, чтобы не закричать. Это член Серёжи входит в него, раскрывает, наполняет. Валерка застонал, протолкнув в себя второй палец, и тут же затаил дыхание, не отводя глаз от Сергея. Но тот даже не шелохнулся.

Валера горел без смазки, но чтобы встать и пойти в ванную за лосьоном, придётся оторвать взор от Серёжки. Член болезненно напрягся и потёк, колени раскинулись шире, рука двигалась резче. Все мысли вмиг вылетели из головы, а тело затопило удовольствием.

А что, если Серёга проснётся? Это же неправильно. Но, может, ему тоже захочется? Может, он позволит взять в рот его член, а потом накроет, войдёт, грубо оттрахает, заполнит, сделает своим...

Валерка вздрогнул, когда его накрыл оргазм, выстреливая семенем на живот и грудь. Выдохнул в беззвучном крике блаженства. Дыхание перехватило, ноги съехали пятками по простыне. Как только он опомнился, кожу защипало чувство вины. Да что же это с ним? Серёженька никогда не ответит на его чувства, зачем ему это? Валера – всего лишь мальчишка, который того и гляди подведёт всю команду. Да в добавок ещё и извращенец. Наверняка Василий никогда не дрочил на спящего напарника.

Покачав головой, подобрал трусы и на цыпочках отправился в ванную. Вернувшись через несколько минут, застыл в дверях. На него смотрел Сергей.

- Прости, я тебя разбудил. – Валерка с трудом сглотнул.

Тот потёр глаза и кивнул в сторону стены.

- Не ты. Кто бы мог подумать, что английские конкурщики, выпив, сами превращаются в животных?

Сердце так громко колотилось, а в ушах шумела кровь, что Валера с трудом сосредоточился на новом «тампа-тампа», гремевшем из соседней комнаты. Он выдавил улыбку, радуясь, что всё же нацепил бельё.

- Уверен, украинские штангисты, которые поселились через коридор, найдут, что сказать. У них же завтра выступления.

Как бы в ответ на его реплику, раздался стук, и в холле послышались голоса.

- Да-а-а, - прошептал Серёга, - не хотел бы я, чтобы они разозлились на меня. Ты вчера видел шею того парня? Она больше, чем моя голова.

Они усмехнулись. Когда наступила тишина, Валерка улёгся на кровать.

- Надеюсь, веселье закончилось. Но я завтра всё равно сбегаю в аптеку и куплю беруши. И для тебя захвачу парочку.

- Спасибо. Обычно я сплю, как убитый. Надеюсь, по крайней мере, я не храпел или чего похуже. После того раза на чемпионате мира я бы не удивился, если бы ты потребовал собственную комнату.

- Да не заморачивайся, ты же просто замёрз. – Его кольнула неприятная мысль. – Может, ты сам хочешь поселиться отдельно?

- Нет, всё нормально. – Сергей потянулся и перевернулся на другой бок. – Спокойной ночи. Или утра.

- Спокойной ночи. А то придёт серенький волчок и укусит за бочок. – Валера покраснел, осознав, что автоматически выдал присказку, которую ему на ночь повторяла мама.

Серёга сонно улыбнулся:

- Пожалуйста, быстро постучи по дереву.

Стукнув костяшками по столу между кроватями, Валера откинулся на спину. Чувство вины рассеялось, и он за минуту погрузился в сон, представляя улыбающегося Серёжу.

Четвёртый прыжок:

Дыши.

Валерка чувствовал пульсирующее в воздухе и в своих венах нервное напряжение толпы, словно нечто живое. Они с Серёжкой стояли на вышке, готовясь выполнить прыжок – сальто в четыре с половиной оборота с разбега. Занимая третью строчку, претендовать на бронзу было реально, хотя мексиканцы приблизились к ним вплотную.

- Готов?

- Да.

- На старт. Раз, два, три.

Они приподнялись на пальцы. Валера проигнорировал укол боли.

- Марш.

После разбега следовало начинать крутить сальто, оторвавшись от платформы на два фута.

Валерка обхватил прижатые к груди колени, перевернулся на высоте и вытянулся, выпрямляя многострадальные ноги. Вход в воду получился под небольшим углом. Выплывая, Валера пытался унять сердцебиение. Однако аплодисменты звучали довольно громко – может, всё не так уж и ужасно? Под свист тренеров он сжал губы и вздохнул с облегчением - всё ещё третьи.

Он окунулся в горячую ванну, осторожно откинувшись на бортик уступа для сидения. Серёжа положил руку на плечо и слегка сжал. На мгновение для Валерика перестал существовать весь мир – только это прикосновение. Пальцы немного задержались на влажной коже, и он подался вперёд, стремясь продлить контакт.

- Ещё два, - прошептал Сергей.

Два дня назад:

- Да, это самое лучшее, что вы могли показать! – Слава хлопнул по бортику бассейна. – У вас получилось!

Они вылезли из воды. Когда Серёга подставил для удара кулак, Валерка начал успокаиваться. Прыжок действительно вышел великолепно, но, похоже, Сергей не разделял уверенности Славки.

- Ладно, сейчас – в душ и возвращайтесь в деревню. Встретимся утром. Настраивайтесь на медаль. – Слава отвесил обоим по сердечному шлепку по спине.

Поздний вечер – они попали в самую последнюю смену. В олимпийском бассейне проходили соревнования, поэтому сегодня спортсмены тренировались в местном.

В душевой, кроме них, никого не было. Валера покрутил кран, регулируя температуру.

- Чёрт, удачная вышла тренировка. Думаю, мы всё же имеем шансы на медаль.

Серёжка стоял рядом, включив воду и закрыв глаза.

- Посмотрим.

Валерка резко выдохнул сквозь стиснутые зубы.

- Ладно, забей. Ничего у нас не получится.

Сергей моргнул:

- Что, что не так?

Валера тщательно намылил голову:

- Ничего.

- Валера! – Серёга посмотрел на него, сдвинув брови. Но во взгляде не было злости. Он просто ждал.

Смыв шампунь, Валерка выдохнул:

- Знаю, ты бы предпочёл другого напарника. Не меня. С Васей вы дважды побеждали на чемпионатах мира, а у меня нет такого опыта, я выступал на серьёзных соревнованиях только однажды. Я работаю как сволочь уже полгода, чтобы наша команда добилась успеха, но устал ощущать себя неудачником, приносящим лишь разочарование.

Серёжа вытаращился, разинув рот:

- Разочарование?

Валера пожал плечами:

- Признайся, ты не веришь, что мы сможем завоевать медали. Если бы с тобой прыгал Васёк...

- Васька – лжец и мошенник! – выплюнул Сергей, подойдя ближе и пристально глядя ему в глаза. – Я задницу рвал, тщетно пытаясь угнаться за его формой в прошлом сезоне. Он только и мог говорить про победу, про то, что мне нужно поднажать и дотянуться до его уровня, и предложил новые «витамины», которые сам принимал.

В этот момент Валерка возненавидел Васю с новой силой.

- Вот сукин сын!

- Да, он хотел втянуть меня в свои махинации. – Серёжка провёл ладонью по волосам и вздохнул. - Я думал, Вася мне друг, а он накачивался стероидами. Не хотелось верить, но подспудно я обо всём догадывался. Вот именно поэтому я не дотронулся до его таблеток. Господи, Валер, ты и понятия не имеешь, как я рад, что ты не Васька.

- Я... - Валера замотал головой. – Так почему ты мне не сказал?

- Я доверял Васе, а он меня предал. Я поклялся, что больше такого никогда не случится. Мне казалось, что лучше просто прийти в бассейн и сделать свою работу без каких-либо отношений.

- Так значит, я тебя не разочаровал?

- Нет, - Серёга шагнул ещё ближе, его глаза умоляли. – Далеко не разочаровал. Мне не хотелось на тебя давить. Думаю, у нас есть шансы на медаль, если мы приложим все силы, но ведь на тренировках обычно намного легче, чем когда на тебя смотрит весь мир и ты понятия не имеешь, что может произойти через секунду. Одна единственная промашка – и всё, такая сильная конкуренция. Так просто потерять самообладание. А ты упорно трудился и добился хороших результатов. Ты... - он замолк и отступил.

- Что? – Валерка схватил его за запястье. Прикосновение отдалось по всему телу электрическим разрядом.

- Я не хотел сближаться, хотел удержаться в чисто профессиональных отношениях. Иначе... Это неправильно. Ты слишком молод, и я не должен... мы не должны. – Он облизнул губы. – Так ведь?

Дрожащей рукой Валера рванул Серёжу к себе, и они, широко разомкнув губы и встретившись языками, крепко поцеловались. Застонав, тот припечатал Валерку к мокрой кафельной стене. В душевой, полной пара от горячих струй, они отчаянно тёрлись друг о друга, не в силах прервать поцелуй.

В голове помутилось, Валерик стиснул ягодицы Серёжки и прижал его к себе. Парой коротких движений опустил плавки, высвобождая члены.

Серёжа всё же отпрянул, обхватил ладонью оба их ствола, притирая вместе, толкаясь бёдрами.

Как только громкий стон эхом отразился от плитки, Валерка прикусил язык в надежде, что в раздевалке никого нет, что никто их не услышит. Сергей прислонился к нему лбом, свободной рукой поддразнивая соски и продолжая двигать кулаком.

Мошонка Валеры уже наполнилась и заныла. Так не хотелось, чтобы всё закончилось слишком быстро. Он перехватил запястье Серёжки:

- Я сейчас...

Но тот высвободился и продолжил сжимать яички, потом мокрыми пальцами заскользил вокруг ануса. Валерка ахнул, его член начал пульсировать.

- Покажи мне, как ты кончаешь, - прошептал Сергей.

Ему не пришлось просить дважды. Тихо вскрикнув, Валера пролился ему в ладонь и забрызгал грудь, содрогаясь от блаженства. Пока Серёжа его выдаивал, по телу под глухие стоны разливались волны сладострастия.

- Ты такой красивый. – Серёжка прижался губами к покрасневшей щеке. – Я так давно этого хотел.

Казалось, что пелена оргазма, подобно плотному пару, затуманила разум Валерика. Но он стряхнул её с себя, вывернулся из тесных объятий Серёжки и опустился на колени.

- И ты тоже? Я каждый день представлял, каков на вкус твой член.

Судорожно кивнув, Серёга тяжело задышал и запустил пальцы в короткие волосы Валеры. Приспущенные плавки всё ещё плотно облегали бёдра, Валерка их сдёрнул. Он много раз видел Серёжку голым в раздевалке, да и в бассейне плавки мало что скрывали, но сейчас всё было по-другому.

Налитой, чуть изогнувшийся ствол Серёжи казался невероятно длинным и толстым. Валера поцеловал кончик, провёл языком вдоль щели, вырывая у того протяжный стон. Валерка облизывал, сосал, поклонялся члену любимого, заглатывал глубже, втягивая щёки. Хотелось, чтобы это продолжалось как можно дольше, поэтому он откинул голову, ухмыляясь в ответ на разочарованный и раздражённый возглас Серёги. Провёл ладонями вдоль гладких мускулистых бёдер, дотронулся до тяжёлой мошонки и поиграл с ней, перекатывая пальцами яички.

- Господи, Вал... - Сергей погладил его мокрые волосы.

Валера потянулся, чтобы прикоснуться к анусу Серёжи, но этого показалось недостаточно. Он, бывало, фантазировал, но никогда раньше не делал римминг. Страшась потерять решимость и самообладание, он быстро развернул Серёгу лицом к стене, раздвинул ягодицы и опалил горячим дыханием открывшуюся расщелину.

Тот громко простонал, шире расставил ноги и толкнулся задницей ближе.

- Чёрт. Да, пожалуйста!

Сделав глубокий вдох, Валерка заскользил языком вокруг сжатого кольца мышц. Он приник к нему, стараясь раскрыть его губами, проникая внутрь через узкое отверстие. Серёжа дрожал, громкие, резкие вскрики разносились по всей душевой, и Валера почувствовал, как вновь оживает его плоть.

Больше всего на свете он желал встать и засадить Серёге, трахнуть, пролиться глубоко в нём, а потом опуститься на колени, прислониться ладонями к стене, и пусть Серёжка сделает с ним то же самое. Но у них не было презервативов и, чёрт побери, кому-то всё же рано или поздно придётся бежать в аптеку.

Неохотно оставляя раскрасневшийся блестящий зад, Валера развернул Серёжу и быстро заглотил плоть, плотно обхватив губами. Буквально через мгновение тот дёрнул его за волосы и выстрелил семенем в глотку. С закрытыми глазами и приоткрытым ртом Серёжка выглядел просто божественно. Валерка проглотил сперму, вылизав член досуха.

Серёга сполз по стене и рухнул на пол развратной громадиной, широко раскидывая колени и прижимая между ними к себе Валеру, провёл пальцем вдоль его припухшей нижней губы, а затем притянул для поцелуя, мягко скользнул по нёбу языком и вздохнул. Они прервались и прижались лбами.

- Мне всё ещё не верится, что это не сон, который вот-вот закончится.

Серёжа потёрся носом, и лёгкая улыбка – настоящая улыбка – осветила его лицо.

- Я думал... Господи, я идиот. Я думал, что всё бы разрушил, если бы ты узнал, как сильно я тебя хочу. После Васи я решил никого не подпускать близко. А потом появился ты.

Валера не смог удержаться от вопроса:

- Вы с Васей?..

Неожиданный смех отразился от кафеля:

- Чёрт, нет! Васька – самый натуральный натурал. Просто я думал, что он мне друг, доверял ему. И не хотел повторять такую ошибку. А потом, конечно же, в тебя влюбился. По уши.

- Неужели? – Валерка усмехнулся и снова его поцеловал. – Расскажи-ка поподробнее. Каждую мелочь. Потому что я-то влюбился в тебя с самого первого совместного прыжка.

- Грей и Русик! – раздался громкий мужской голос. – Бассейн закрывается. Вас ждёт машина.

Подавив смешок, они вскочили на ноги и хором откликнулись:

- Идём!

И всё же не смогли удержаться и расхохотались. Серёга потянулся за очередным поцелуем:

- Действительно, близнецы.

Валерке безумно хотелось наплевать на весь мир и остаться с ним в душевой. Но разве можно!

- Надо идти.

- Да, – прошептал Сергей и повернул вентиль. – Лучше пойдём. Не думаю, что будет здорово, если нас застукают и выгонят с олимпиады за трах в общественном месте.

Валерка усмехнулся:

- Представляю газетные заголовки. «Сан» вдоволь повеселится.

- Грязную парочку прыгунов пнули под зад коленом.

Они рассмеялись, ещё раз поцеловались и завернули в раздевалку.

Пятый прыжок:

Пятки выходили за край опоры и висели в воздухе. Валера поднял руки. Сальто в два с половиной оборота спиной прогнувшись - один из самых любимых его прыжков. Даже сейчас, когда пальцы онемели от боли, он чувствовал себя довольно уверенно.

- На старт. – По команде Сергея они развели руки, поднятые на уровень плеч. – Готов?

- Да.

- Раз, два, три – марш!

Согнув колени и взмахнув руками, Валерка оторвался от платформы, скрутил корпус, переворачиваясь в пространстве, раскрылся, плотно сомкнув ноги. Он чувствовал, что вошёл в воду абсолютно чисто. Болельщики, казалось, полностью с этим согласны.

Когда он упёрся ладонями в бортик, вылезая из бассейна, спину прострелила адская боль. Но сзади его тут же сильной рукой поддержал Серёга.

- Я в порядке. - Вымученная улыбка больше походила на оскал.

Пока они медленно брели к ванне, тот постоянно поддерживал его под руку. Валерка опустился в горячую воду, ожидая, когда же измученное тело расслабится. Зрители захлопали, и он посмотрел на оценки.

3. Грей Сергей / Русик Валерий

Китайцы по-прежнему оккупировали первое место и были уже вне досягаемости, а вот с американцами, занимавшими вторую строчку, разрыв составлял всего полбалла. Валера сделал глубокий вдох, пытаясь прикинуть, какие максимальные оценки с учётом коэффициента сложности они могут получить в следующей попытке. Но мысль о ещё одном прыжке заставила желудок болезненно сжаться.

- Не имеет значения.

Валерка моргнул и уточнил у напарника:

- Что?

- Не имеет значение, какое место мы займём. – Серёжа наклонился и сжал его руку. – До тех пор, пока мы вместе не закончим. Никаких разочарований.

Ещё один прыжок. Единственная проблема заключалась в том, что Валера не представлял, как сможет его выполнить.

Один день назад:

- Ещё раз, – выкрикнул Слава с бортика. – Валер, по-прежнему небрежная группировка. Серёж, слишком быстро раскрываешься на излёте. Да что сегодня с вами обоими?

Пока Славка совещался с тренерским штабом, они виновато переглянулись и отправились обратно вверх по лестнице на вышку. И хотя они выполнили прыжок намного лучше, чем большинство действующих спортсменов, Валера знал, что тренеры правы. До выступления оставалось двадцать четыре часа, и за это время им следовало собраться.

Это он виноват – не стоило ему распускать язык и признаваться в своих чувствах. Если бы не вчерашний разговор, никакого секса между ними не случилось бы.

Ровно через тридцать секунд после того, как закрылась дверь в их комнате в деревне, Валерка и Серёжка, обнимаясь и целуясь сорвали друг с друга одежду, а потом... Они заставили себя заснуть в разных кроватях, чтобы хоть немного отдохнуть, но даже сейчас, стоя на вышке, Валера с трудом боролся с желанием прикоснуться к Серёже.

С одной стороны, у него кружилась голова от счастья. Он всё ещё не мог поверить, что это реально, что Сергей тоже его хочет. С другой стороны, не стоит отвлекаться от состязаний. Они забрались на платформу, Валера тихо сказал:

- Ладно, с этой минуты до конца выступлений думаем только о деле. Даже когда мы наедине. Нам нельзя упустить шанс, когда цель так близка.

Серёга кивнул и протянул руку:

- Идёт.

Валерка привычным жестом хлопнул его по ладони. Теперь самое время сосредоточиться. Это Олимпиада, всё остальное может подождать. По сигналу они подошли к краю вышки. Лицом вперёд, на носки – Валера выполнял команды Сергея; они одновременно прыгнули; обратный кувырок...

Пальцы горели, дыхание остановилось. Он не мог понять, где вода. Тело разгруппировалось и вышло из повиновения. Его точно охватило пламя... Господи, где же вода?

Одеревеневший Валерка упал в бассейн и ударился о водную поверхность спиной. Его охватила агония, он погружался, понимая, что нужно срочно начать двигаться, но ни рукой, ни ногой пошевелить не мог. В глазах потемнело, сознание отключилось.

Сильные руки выталкивали вверх, он пытался открыть глаза. В воде рядом находились Слава и другие тренеры, Валера постарался сосредоточиться на их словах, но ничего не получалось. Что произошло?

- Серёж, отпусти, мы его держим, - орал Славка.

Руки, удерживающие его – руки Серёги, - напряглись. Валерка закрыл глаза и прижался к любимому. С ним Сергей, всё будет хорошо. Потом его вытащили из воды, вокруг стало больше голосов, больше прикосновений и рук, и туман перед глазами начал рассеиваться. Проморгавшись, Валера понял, что лежит на бортике бассейна. Спина и пальцы пульсируют болью. А в глаза светят фонариком.

Во время осмотра парамедиком Валерка постоянно ощущал, как его держат за руку. Он знал, что это Серёжа, и сжимал ладонь на сколько хватало сил.

- Я в порядке. – Он сам еле расслышал собственные слова.

Господи, что же он наделал? В конце концов разрушил всё, за что они боролись, не оставив не единого шанса.

Серёжка склонился над ним – лицо бледное, глаза блестят.

- Всё нормально, я здесь, с тобой.

Валерке надели шейный корсет и положили на ортопедическую каталку. Пока они ждали машину скорой помощи, Серёжа ни разу не отпустил его руку, только коротко поспорил со Славкой, утверждая, что поедет с Валерой. Наконец, они согласились встретиться в больнице.

Автомобиль мчался под громкое завывание сирены, Валерка попытался улыбнуться:

- Они не могли бы приглушить звук? У меня что-то голова раскалывается.

- Нужны беруши, да? – дрожащие губы Серёги никак не могли сложиться в улыбку. Он сильнее сжал руку Валерика и поцеловал в его лоб.

В больнице вокруг Валеры сразу же засуетилась толпа врачей. Ему сделали кучу тестов и анализов. Сергей в конце концов отпустил его, он услышал, как тот орёт за дверью рентгенкабинета, что ему плевать, что на нём одни только плавки.

Когда Валера увидел его снова, Серёга уже надел форму – футболку, штаны и резиновые шлёпки. Непричёсанные волосы высохли и торчали в разные стороны. Он никогда не выглядел так великолепно. Валерка усмехнулся, когда увидел, как Слава и Серёжа заходят в приёмный покой.

- Похоже, Славка выиграл сегодня битву.

Тот покачал головой и нахмурился:

- Пришлось приложить усилия. Как ты себя чувствуешь, сынок?

Как будто свалился с десяти метров на асфальт.

- Я в порядке. Всё хорошо. Правда, доктор?

Врач улыбнулась, задёргивая за спиной занавеску.

- Вам очень повезло, Валерий. Ни одной сломанной кости, если не считать мизинца на правой ноге, но он сам зарастёт. Множественные ушибы. Спина будет сильно болеть где-то с неделю или, может, дольше. Вы задели бетонную платформу пальцами ног, поэтому они тоже будут болеть. Я бы порекомендовала отдыхать и лежать с поднятыми ногами, но, боюсь, вы всё равно не послушаете.

- Я могу продолжить соревнования? – Валерка боялся поверить в такое везение.

Врач постучала ручкой по планшету с историей болезни.

- Это вам решать. Будет очень больно, но КТ головы и шеи чистые. Медицинских противопоказаний нет. Если вы в состоянии продолжить, то берёте ответственность на себя. Существует риск повторной травмы.

- Нет, со мной всё будет хорошо. – Валере хотелось рассмеяться, но в спину тут же вступило. – Я продолжу.

- Валер, всё в порядке. – Сергей стоял, засунув руки в карманы, и, как обычно, хмурился. – Посмотрим, как ты будешь себя чувствовать завтра.

Врач подписала рецепт:

- Шестьсот миллиграмм ибупрофена трижды в день. – И улыбнулась. – Удачи, Валер, мы все за вас болеем.

- Спасибо, доктор, - кивнул ей Слава. – Валер, мы вернёмся к этому вопросу утром. Пойду вызову перевозку.

Как только Славка ушёл, к Валере подскочил Серёга. Он откинул ему волосы со лба и прошептал:

- Я не хочу, чтобы ты себя мучил. Нам вовсе ни к чему продолжать соревнования.

- Да к чёрту это твоё «ни к чему»! Я в порядке. Не знаю, как это произошло. Всё казалось нормальным, а потом я расфокусировался, потерял ориентировку. Прости.

- Не извиняйся. Это я виноват. Мы оба отвлеклись.

- Я в порядке, Серёжа. Мы просто продолжим, что начали. Только дело, пока идут игры. У меня получится. – Болело всё и везде, но Валера улыбнулся и повторил: - У меня получится.

- Хорошо. Только дело. – Сергей наклонился, нежно поцеловал в щёку, затем отпрянул и провёл кончиком пальцев по его губе. – Начиная с этой минуты.

Шестой прыжок:

- Вперёд.

Пульс громыхал в висках, дыхание сбилось.

Ты делал это тысячи раз, ничего не изменилось. Всего лишь ещё один день в бассейне. Но паника не оставляла, отгоняя своими крыльями все остальные эмоции и доводы рассудка. Валера стоял на изготовке, на этот раз в прямой позиции. Им предстояла попытка с обратным сальто в три с половиной оборота. Он прерывисто дышал, в голове мелькали образы и эмоции вчерашней тренировки, когда всё вышло из-под контроля.

Сергей застыл рядом, чего-то ожидая, словно почувствовав неладное. Через несколько ударов сердца поинтересовался:

- Готов?

Валерка с трудом вздохнул:

- Да.

Они подняли руки и развели на уровне плеч. Валера пожалел, что даже на мгновение не может коснуться Серёгу пальцами.

- Готов?

- Да. – Святая правда. Его ноздри раздувались, он может, он хочет.

- Раз, два, три – марш!

Согнув ноги, Валерка прыгнул с платформы как можно выше, подкручивая обратное сальто с прижатыми к груди коленями, и вовремя раскрылся перед входом. Он врезался в воду абсолютно вертикально.

У меня получилось! У нас получилось! – Душу объяли облегчение, а затем гордость.

Болельщики повскакивали с мест, ликуя и аплодируя, российская сборная кричала от радости.

Подплывая к бортику, Валера увидел Наталию и Оксану. Обе забрались на лавки и размахивали национальным флагом. Сзади приблизился Серёжа и обнял, прижимая к себе. Горячее дыхание опалило ухо:

- Я люблю тебя.

Он помог выбраться из бассейна, подтолкнув вверх. Валерка развернулся и поднялся на руках. На бортике их захватил шквал поздравлений, шлепков, объятий.

Вдруг аплодисменты резко усилились, болельщики заревели. Безумный гул децибел пронзил тело как молния. Бросив взгляд на табло, Валера схватил Серёжку за руку.

2. Грей Сергей / Русик Валерий

- Серебро! – Заорал Слава и тут же закашлялся. – Серебро!

Пока Валерку тискали и обнимали, мексиканцы на вышке ждали, когда толпа угомонится. Четвёртый прыжок они запороли, поэтому эта попытка уже ни на что не влияла.

- Мы завоевали серебро, - твердил Валера, как будто стараясь убедить самого себя. Последний раз оказался практически идеальным – за синхронность большинство судей выставили 9.5.

Искристые зелёные глаза освещались улыбкой. Серёжа опять его обнял и приподнял над полом:

- Спасибо!

Валера помахал родителям на трибунах, всё ещё не веря, что это не сон. В оцепенении он проследовал за Сергеем под тёплый душ.

Он – призёр Олимпиады. Они – призёры Олимпиады. Они опять улыбнулись и крепко обнялись, и плевать, кто что подумает.

Во время награждения Валерка не чувствовал ни капли боли.

Эпилог:

Он потянулся и открыл глаза. Спина ныла, мышцы свело судорогой, но воспоминания о вчерашнем дне притупили боль. Судя по солнечным лучам, уже перевалило за полдень. Валера уже не помнил, когда спал так долго. Не нужно вскакивать и бежать на тренировку – удивительно. На следующей неделе у Серёги начинаются соревнования одиночников, но хотя бы сегодня у них есть один свободный день.

Моргнув, он уставился на Серёжу, который сидел на своей кровати у окна. Он откинулся на спинку и смотрел в окно. На нём была только адидасовская майка да медаль Святого Себастьяна болталась на цепочке. Подбородок темнился щетиной, волосы торчали вихрами. Валерка невольно улыбнулся.

Всю ночь они провели в постели Валеры, сначала тихонько и мягко целуясь и обнимаясь, но потом быстро забыли об осторожности. На секунду Валерка испугался, что снова увидит на лице любимого прежнюю печаль.

- Ты же знаешь – я тоже тебя люблю. – Голос спросонья звучал скрипуче.

Серёга повернулся, на щеках заиграли ямочки:

- Знаю. Просто сразу поверить не мог. Как ты себя чувствуешь?

- Нормально. Болит всё. Скоро пройдёт.

Валера чуть не вздрогнул, пытаясь подняться с постели. Взгляд Серёжки застыл, глаза потемнели, он не мог отвести глаз от голого Валерика. На столе между кроватями лежали медали. Прежде, чем надеть, Валера погладил и подержал в руках. Серебро приятно холодило грудь.

- Хорошо смотришься. – Серёжа облизнул губы.

- Да? – Валерка провёл рукой по торсу, животу, обхватил утренний стояк. – Нравится? - Серёжа кивнул. – Тогда иди сюда. - Валера встал на колени на кровати, протянул руку и погладил Серёжку по ягодице. – Готов?

Тот усмехнулся:

- Да.

- На старт! – Валерка рванул его майку вверх, и Серёжа поднял руки.

Они поцеловались, так и не успев досчитать до трёх.

Давай не будем спорить понапрасну.
Сегодня день безумием горит.
Тебе и мне к закату станет ясно –
Кто в этой гонке смертник-фаворит.

Оставим всё за гранью и за тенью,
Забудем пыл и вычурность балов.
И замер мир. Неверие, смятение -
И мы без тел, без горечи, без слов,

Не держит нас ни прошлое, ни крылья,
Почти мираж - убитая мечта.
И даже сны покрыты серой пылью,
И лижет пламя краешки холста.

Давай не будем спорить понапрасну.
В последний раз с тобою говорим.
Признай, мой друг: давно нам стало ясно.
Заката ждали. В нём и догорим.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 14
© 30.06.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2842425

Рубрика произведения: Проза -> Любовная литература


















1