Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Смертельная Жатва. Седьмая глава


Смертельная Жатва. Седьмая глава
Аурика бежала через лес подальше от дома, так как ей и сказали. Её сердце быстро билось, но не от напряжения, а от страха, боязни того, что она может уже никогда не увидеть Павла снова; страх, от того, что этот человек будет делать с ним. Она запнулась о сломанные ветки и опавшую листву, не видя, куда бежит в темноте. Луна лишь чуть-чуть светила сквозь ветви и листья деревьев над ней. Она не помнила, чтобы вчера было так же темно и тихо.

Прошлой ночью она слышала сверчков и лягушек, они были всегда рядом, но не слишком громко.

- Помогите! – закричала она, рыдая. – Кто-нибудь помогите!

Она замедлилась, переходя на шаг, и продолжила в течение десяти минут непрерывно звать на помощь, надеясь, что её услышат. Их лагерь наверное был очень далеко. Ведь это место может быть где угодно. Она помнила только нападение у реки, и то, что проснулась после этого в клетке. Она была без сознания, когда её привезли сюда. Дом мог быть где угодно.

- Кто-нибудь, пожалуйста, помогите мне!

Кто-то казалось, услышал её, и она остановилась. Но потом опять пошла. Кто-то выкрикнул её имя?

- Эй? – она робко двинулась вперёд.

Голос послышался из-за кустов, что были впереди. – Аурика!

- Тина?

- О, Боже мой, Аурика! – громко проговорила Тина, выходя из кустов к подруге. Её платье порвалось и путалось у неё под ногами. Если бы Аурика не узнала её, то подумала бы, что это призрак.

Пространство между подругами сократилось, и вскоре они сомкнули друг друга в крепких объятиях. Аурика вцепилась в Тину, а та в ответ крепче обняла подругу.

- Тина! Что ты здесь делаешь? – спросила она.

- Аурик, я так рада, что ты в порядке! Я здесь уже несколько часов, - она отодвинулась от подруги. – Который час?

Ужас на лице Тины был пугающим. Она была среди сумасшедшей, дикой природы. – Я думаю, почти полночь, - ответила Аурика.

- У нас нет времени, Аурик. Он будет здесь в ближайшее время. Он придёт за мной. Пойдём, - Тина задыхалась, утягивая Аурику всё глубже в лес.

- Мы должны попасть в город и найти полицейский участок. Он убил Стёпку!

- Я знаю, - сказала Тина со вздохом. Она остановилась и обернулась, схватив Аурику за плечи. – Ты мне веришь?

- Да, - сказала Аурика без колебаний. – Зачем тебе это?

- Потому что я собираюсь сказать тебе, что-то ненормальное, но ты должна верить мне, хорошо?

- Я верю тебе, Тина. Скажи мне!

Тина сделала глубокий вздох, пытаясь успокоить бешено бьющееся сердце. Слова получатся смешными, если она не успокоится. – Я расскажу тебе всё, пока мы идём. Когда я проснулась вечером, то отправилась искать вас. Я долго шла, пока не дошла до его дома. Он попросил остаться на ночь...

- Почему?

- Потому что он убийца. Он собирается убить нас, если мы не найдём помощь, хотя я не уверена, что кто-то сможет помочь нам, - Тина подавила сомнения и продолжила свою историю, пытаясь найти нужные слова, прежде чем вновь начать говорить. – Потом, я проснулась утром, и он попросил провести с ним день. Я была глупа, но я рада, что согласилась. По крайней мере, я узнала, где вы. Это не первый его раз.

- Что ты имеешь в виду? – спросила Аурика.

- Он причина того, что многие люди пропали без вести. Я просто знаю это.

- Как ты всё это узнала?

- Потому что он показал мне свою библиотеку. Там были человеческие головы! Пальцы рук, ног и стони прядей волос. Всё в его доме принадлежит жертвам. Он так сказал мне... в том числе и это платье.

- Почему ты в нём?

Тина покачала головой и отодвинула ветку на их пути. Веточки и камушки кололи её ноги, но сейчас боль её меньше всего волновала. – Он дал мне его надеть к обеду. Он хотел, чтобы я его одела.

Ноги Аурики уходили в землю. – Помедленнее, пожалуйста. Я думаю, что мы уже достаточно далеко, и он нас не поймает.

- Ты не понимаешь, Аурика. Он найдёт нас, - следующие слова, вырвавшиеся из её рта, были гораздо ужасней. Как она могла произнести это слово? Что ответит ей Аурика? – Он не человек, - всё, что она смогла сказать.

- Не человек? Тина, что ты имеешь в виду?

- Я думаю, что он вампир.

- Вампиры не... - Аурика попыталась закрыть на это глаза, но Тина прервала её.

- Не существуют, я знаю. Но что, если они есть? Что делать, если вампиры реальны? Что если он один из них? Ты должна мне доверять, Аурика. То, как он двигался и говорил, его зубы и глаза, и то, как его лицо изменилось, когда он отпустил меня пару часов назад. Всё это говорит, что он не человек. Не говоря уже о том, что он может читать мысли.

- Ты меня пугаешь, - проговорила Аурика.

- Мне очень жаль, но ты должна это знать. Он может читать твои мысли. Он сказал мне, о чём я думала ранее, когда мы были за столом. Он рассказал мне всё, о чём я думала, пока была там. Понимаешь, всё, Аурик.

- Так если он... вампир, что нам делать?

Тина успокоилась, ведь Аурика больше не задавала вопросов о том, что она знала или как это звучит. Аурика всегда скептически относилась ко всему паранормальному и загадочному. – Ты права, нам нужно попасть в полицию, но есть проблема. Ты помнишь, большую кирпичную стену, что мы видели вчера? К которой нас отвёл Стёпка?

- Да, - сказала Аурика.

- Ты была права, это стена. Она предназначена, чтобы удерживать. Он отпускает нас, и говорит бежать как можно дальше от дома, но мы не можем уйти далеко, нам мешает стена. Это его гарантия того, что мы не уйдём далеко, но мы обыграем его в собственной игре.

- Эта стена высотой в пятнадцать футов. Мы никогда не перелезем через неё!

- Мы нет, то ты, - сказала Тина и повернулась к подруге. – Я осматривала эту стену около часа, пытаясь понять, как перелезть через неё. В какой-то стороне есть дерево рядом с ней, но ветвь слишком высоко расположена для меня, но если ты встанешь на мои плечи, ты сможешь до неё дотянуться и взобраться на верхнюю часть стены, а потом спрыгнуть с другой стороны.

- Нет! Тина, я не могу! – запротестовала Аурика, качая головой.

- Да, ты можешь! У меня нет обуви, и я в этом платье! Я могу ждать тебя здесь, пока ты идёшь за помощью. У тебя есть ключи от машины?

- Да, но я не могу оставить тебя! И не буду! Я уже была вынуждена покинуть Дашу. Я не могу оставить и тебя!

- Ты должна! Не беспокойся обо мне! Пойдём вперёд! Мы должны спешить! – сказала Тина приглушённым голосом.

Они по-прежнему были около стены. Она казалась больше, чем вчера, хоть это было и невозможно. Аурика была уверена, что не сможет спуститься вниз не получив пару травм. Возможно, боли будут ужасными, но она старалась не думать об этом. Она закрыла глаза на этой мысли, чтобы сосредоточиться на задаче. Это был вопрос жизни и смерти. Если она и её друзья хотят жить, она должна сделать это.

Тина слегка согнулась в коленях, так, чтобы Аурика смогла залезть ей на плечи. – Скорей, - прошептала она решительно. – Он может появиться здесь в любой момент! Используй мои ноги, чтобы забраться на мои плечи и подними себя на дерево. Ты должна подняться на несколько веток, это важно. Просто помни, что по таким же деревьям мы лазали в школе. Эти ничем не отличаются.

Аурика кивнула и начала делать то, что сказала Тина. Когда она была на плечах Тины, то потянулась и схватила первую ветку, до которой можно дотянуться на расстоянии вытянутой руки. Она подтянула себя наверх, используя ноги как рычаг, чтобы залезть на ветку целиком. – Я сделала это, - объявила она торжествующим шёпотом.

- Хорошо! Теперь двигайся дальше, а я буду здесь всё время.

- Хорошо, - сказала Аурика дрожащим голосом, который потихоньку переходил в истерику со слезами, заглушая её доверие. Она заставляла себя подниматься всё выше и выше, пока не смогла увидеть верх стены. Её тело протестовало против каждого шага, но адреналин толкал её двигаться только вперёд.

Лунный свет осветил квадратную вершину, но там было что-то ещё совершенно другое. Тени встали из-за стены. Это была странная безызвестность, но она не могла быть уверена на таком расстоянии, но чем больше она смотрела, тем всё очевиднее становилось.

Её сердце сжалось от этого зрелища. На поверхности было что-то, чего они не видели. Крошечные зубцы, находились на верхушке стены. Они были невысокими, а достаточно короткими, чтобы их было не видно. Если бы она прыгнула наверх, то получила бы серьёзные травмы.

Они бы пробились сквозь резиновые подошвы её ботинок и разрезали бы её тело.

- Тина! – отчаянно прошептала она.

- Что?

- Острые шипы торчат из стены наверху. Если я попробую забраться, они поранят меня.

- Чёрт, - прошипела Тина.

Аурика появилась на нижней ветке через минуту. Когда Тина помогла ей спуститься на землю, надежда исчезла.

- Что нам делать? – спросила Аурика.

- Я не знаю.

- Можем ли мы спрятаться?

Тина пожала плечами: - Я не знаю. Мы должны преодолеть стену.

- А можно как-то не через верх? Может, мы сможем её обойти?

- Он умнее этого. Он не оставил бы хоть одну часть стены уязвимой.

- Я так боюсь, - прошептала Аурика. – Мы должны спрятаться. Должны попробовать.

Тина дотянулась до руки Аурики и взялась за неё. Они снова начали идти, неуверенные в правильности направление или того, куда они в конечном счёте придут, но Тина знала, что где бы они не были в лесу или как далеко они бы ушли от дома, он всё равно их найдёт. Это был лишь вопрос времени, и оно было роскошью, которой у них не было.

Вдали от тревог и трудностей, он шагнул в ночь. Воздух вокруг него был насыщен затерявшимися ароматами, но они не были теми, что он искал. Он глотнул воздух, выпивая его с жадностью, чтобы почувствовать аромат. Он был богат июньской жимолостью, что свисала с лозы вдоль стены недалеко от его поместья и апельсинами, которые висели на деревьях рядом с его домом.

Человеческие ароматы уже испарились, унесённые ветром, но они остались на траве и деревьях. Он сошёл с каменной лестницы, закрыв за собой дверь, и положив ключ в карман своих чёрных брюк. Подошвы его обуви беззвучно касались бетонных плит, пока он шёл по саду.

Он представлял себе, что чувствовали его жертвы, пока шли по лужайке, эмоции, которые они испытывали и то, как их тела реагировали на тепло. Он опустился на траву на четвереньки и начал вдыхать запах земли. Его глаза засверкали, когда он учуял запах добычи – свежие следы, которые вели в лес.

Тогда он сдался.

Он освободил свой разум, чтобы охотиться, и его тело отреагировало на изменения. Его зрачки расширились, приспосабливаясь к ночи. Его губы раздвинулись, показывая клыки, готовые погрузиться в плоть новой жертвы.

Ничего теперь не могло удержать его рот от крови, которая могла вылечить огонь, опаляющий его горло. Он ещё раз вздохнул, запах задержался в его груди, прося найти его.

Он поднялся с земли, и немедленно помчался к деревьям. Его руки двигались по бокам, помогая разгоняться.

Он запрыгнул на препятствие, взлетая футов на двадцать.

Затем с силой спрыгнул с дерева, оставляя ветви на вершинах покачиваться. Дикий, звериный рык вырвался из его пасти, когда он побежал быстрее, чувствуя себя живее, чем обычно.

Две жертвы ждали его в ночи, и одна из них станет его добычей.

- Ты слышишь? – спросила Тина, останавливаясь на полпути.

Дыхание Аурики сбилось. – Слышишь, что?

Тина припасла крепкую, большую палку несколько минут назад. Она снова прислушалась, но ничего кроме тишины не услышала. Ни сверчков, ни лягушек, ни ночных птиц. Она двигалась вперёд в ночи, держа своё оружие двумя руками. Если что-то пришло за ней, она была готова нанести удар.

Она поворачивалась в каждом направлении, в поисках движения, но ничего не двигалось.

Всплеск в темноте, зацепил её взгляд.

Тишина.

- Тина? – прошептала Аурика, тишина стала ещё напряжённей.

Быстрое движение сбило Аурику с ног и она упала на землю рядом с ними. Он обернул руки вокруг её шеи и поставил девушку на ноги, чтобы она могла посмотреть в его глаза.

Он сжал руки вокруг её горла, закрывая доступ к кислороду. Её лицо неестественно исказилось, когда она попыталась продохнуть.

- Ты кровоточишь, - сказал он ей грубо.

Тина повернулась: - Отпусти её!

Валера посмотрел на неё. Она почти видела красный оттенок в его глазах, прямые черты лица, показывающие улыбку. – Нет.

Она ударила его острым концом палки в туловище. Её цель была убить, но она не была уверена, в состоянии ли она это сделать.

Валерка схватил конец палки и вытащил её. Он откинул палку и резко вонзил кончики пальцев в её горло.

- Жди своей очереди, - сказал он напротив её губ и специально откинул её на землю.

Он взял тело Аурики, притягивая к своему, когда положил руки ей на талию, и схватил за волосы, оттягивая их вниз. Он приблизил нос к месту чуть ниже уха, и глубоко вдохнул. Она начала извиваться ещё сильней, когда почувствовала вибрацию его груди. Низкий рык, а затем дикое дыхание коснулось её уха. Он спустился и позволил своему языку путешествовать по её шее. Он медленно проводил им по шее, оставляя сильно жгущий след.

Её сердце гулко билось в груди, и пульс на её шее отбивал тот же ритм. Она была горячей, напряжённой и сладкой. – Готова, - тихо прошептал Валера напротив её кожи.

Это было в тот момент, когда всё изменилось. Мир вокруг неё, казалось, ярко вспыхнул, когда жгучая боль пронзила её шею. Звёзды стали ярче, верхушки деревьев острее, пока монстр наслаждался новым поражением, которое он создал. Его объятия становились всё сильнее, крадя воздух из её тела, пока он крепко держал её. Её руки хватались за его плечи и спину, он был всё ещё там.

Она чувствовала острую потребность закричать, как будто это был правильный поступок. Крик может отпугнуть его, но руки на её теле мешали ей. Крик наполнил её уши, когда она почувствовала, что ускользает из леса.

Тина кричала на него, когда его когтистые ногти вцепились в талию Аурики, рот открылся, когда он приблизился и порвал её кожу. Он вонзил клыки в её шею. Он вонзал их всё глубже с каждым разом, расширяя раны.

Камни и ветки вжимались в ноги Тины, пока она пыталась оттолкнуть вампира. Ненависть двигала её вперёд, она хотела оторвать его руки от тела своей подруги, но он боролся с ней. Он вытянул руку и сжал вокруг её горла. Она изо всех сил пыталась убрать её.

Он откинул кровавый труп на землю, прежде чем приняться за новую жертву, припечатав её к дереву. Тина ахнула, это действие выбило воздух из её лёгких. Его мокрые, красные губы были в дюймах от её лица, и его дыхание попадало прямо ей в рот.

Он приблизился к её лицу, передавая кровь Аурики со своих губ на щёки и её губы. Он размазал её по её губам и окунул её рот в горькую, медную жидкость.

Она попыталась вырваться из его рук, крутя головой. Ей удалось освободить руку, и она потянуло его за длинные, гладкие пряди волос. Он только рассмеялся, и повернул голову, следуя за её движениями.

Ему нравилось то чувство, когда его тянут за волосы.

Она выплюнула кровь её подруги ему в лицо, и он опять засмеялся. Его губы открылись в хищной улыбке, которая сверкала красным в свете луны.

Если у неё и были сомнения в душе, что он человек, то сейчас они исчезли. Это существо не такое, как она. Вопль ужаса, поднимающийся в груди Тины, был прерван сильными руками Валерки. Он крепко держал её, прижимая к дереву так, что она не могла бороться.

- Теперь ты знаешь, - она знала, что он подразумевал. Его острый язык порхал по её щеке, покрытой полоской, красного цвета. Звериное рычание слетело с его губ, когда он почувствовал сладость её кожи. – Ты приятна на вкус.

«Отпусти меня», - были мысли Тины. Она не могла говорить, потому что его рука сомкнулась на её горле.

- И почему я должен сделать это?

«Это не равный бой».

Валера усмехнулся: - С вампиром... бой никогда не будет равным.

«Ты боишься проиграть, если будешь играть честно?».

Он ударил её затылком о кору дерева и с силой сдавил горло. – Я никогда не проиграю в своей игре.

«Тогда сделай бой честным, если ты ничего не теряешь... и опусти меня на землю!».

Её предложение заинтересовало его.

Валерка ослабил хватку, и она резко упала на землю. Она вцепилась в шею, кашля и вдыхая воздух.

- Что ты предлагаешь? – спросил он.

Сквозь слёзы и больное горло она проговорила. – Я никогда не смогу убежать от тебя, и мне не помогут те высокие каблуки, в которых ты отправил меня сюда.

«...Я едва могу в них ходить...».

- Почему ты хочешь отсрочить неизбежное?

- Ты боишься, - закашляла Тина.

Валера заскрипел зубами. Как это ничего не значащее существо смело говорить, что он боялся. Чего он боялся?

- Ты делаешь большую ошибку, - сказал он. – Ты считаешь, это мудро – играть с вампиром?

- Нет, - выпрямилась Тина. – Но адски забавно.

Он обдумывал её предложение с мгновение, ища в мыслях что-то, но ничего не нашёл. Только желание оттянуть время, в честной борьбе и задержать смерть. Она хотела время.

- Я согласен с твоим предложением. Так или иначе, я насытился на ночь. Тебе нужна обувь?

«Мои ботинки...»

- И вода, - добавила Тина. Её глаза нашли тело Аурики, но она быстро отвернулась.

- Тогда ты это получишь, - Валерка снова к ней подошёл, удерживая всё около того же дерева. – Но я хочу, чтобы ты знала, что, когда я найду тебя завтра вечером, ты будешь медленно истекать кровью. У меня есть специальная комната, для тех, кто хочет придержать смерть, и я знаю, ты будешь там, - прошипел он. – Я буду купать в твоей крови, и плевать на твой прах.

Он плюнул своей слюной богатой ядом в её лицо. Она быстро вытерла яд, зная, что ожог на её коже не естественен.

- Я люблю хороший бой, и ты сделаешь всё интересным, не так ли? Завтра, - прошептал он. – Я буду наслаждаться твоими поисками завтра.

Он отошёл от неё, и взял обмякшее тело, перебросив его через плечо. Она хотела забрать его, но бороться было бесполезно... Прежде чем исчезнуть в ночи он повернулся к Тине в последний раз. – Ты можешь забрать свои вещи на опушке леса в два часа.

Он ушёл, исчезнув в ночи.

Колени Тины подогнулись. Она упала на землю в лесу в куче ткани, криков и слёз.

Она плакала.

Она плакала по Аурике.

Она плакала из-за безнадёжной ситуации.

Она плакала и за себя. Это был конец её жизни. Она чувствовала это. Как она могла выжить, если на неё охотится вампир?

Она не знала, что ответить, да и не могла.

Он был хищником, созданным для охоты. Он чувствовал запах крови на расстоянии, он обладал ночным зрением. Она должна была стать призраком или чем-то ещё, не таким съедобным.

У неё перехватило дыхание в груди. Призрак... ей придётся стать призраком.

Она должна была переиграть вампира в его собственной игре. Она не могла обогнать его, но могла перехитрить.

План начал формироваться в её голове. Она обдумала его позади леса и перестала думать о нём, когда пошла в сторону дома, в пункт назначения. Она напевала мелодию в своей голове, думая о песне одной из любимейших групп, в то время как шёпот слетал с её губ. Последние моменты с Аурикой проскользнули в её ум, но она не прогнала их. Она должна думать о чём угодно, кроме плана. Завтра всё произойдёт.

Валера бросил тело Аурики рядом с диваном, на котором был Павел. Он не готов был видеть Аурику такой. Отверстия в шее, кровь на одежде и бледное лицо, всё это заставило его вырываться из клейкой ленты и кричать в липкий барьер на его лице. Он проклинал Валерку, который был в состоянии услышать его громкий крик мысленно.

Слова Пашки были перемешаны с беспокойным гневом и ненавистью, которые только вызвали улыбку у Валеры, его забавляла реакция некогда спокойного человека.

Валерка снял свой окровавленный жакет и отбросил его на другое кресло, он позаботился о себе и засучил рукав своими красными пальцами. Истерика Паши поутихла, и он молча лежал в кресле, опустошённый от горя.

Валера начал подворачивать другой рукав. - Когда у тебя есть бесконечное количество времени, то ты начинаешь интересоваться, как устроен мир. Ты начинаешь размышлять о жизни и смерти, рае и аде. Когда я был моложе, я заботился о своих жертвах, - сказал он с издёвкой. – Я хочу сказать, по правде заботился о них и их душах. Я каким-то образом убедил себя в том, что то, что я делал, было неправильным. Веришь или нет.

Он сел напротив Паши, и расстегнул верхнюю пуговицу на своей рубашке. Пашка смотрел на него внимательно, пытаясь определить, что будет делать этот человек.

Валера наклонился вперёд в кресле, опёршись локтями на колени. – Я могу рассказать тебе по секрету то, чего не говорил никому? Я чувствую, что могу доверять тебе, ведь ты не расскажешь это друзьям. Видишь ли, раньше я убивался, когда забирал чью-то жизнь, а потом лежал в темноте несколько дней после вкушениях тела, думая, что это поможет мне и утешит. Итак, я спросил у священника, что я должен делать, когда чувствую горе, и знаешь, что он мне сказал?

Валерка ждал подтверждения Пашки в том, что тот слушал его, и продолжил, когда он отрицательно покачал головой.

- Он сказал мне, что горе – это часть человека, - Валера мрачно усмехнулся. – Что это часть человека - горевать и чувствовать сожаление, правда, это не относится ко мне... человеческие черты и всё такое. Конечно, мой отец был идиотом. Он был ужасным отцом и ещё худшим священником. Он назвал меня демоном, когда я показался ему после обращения. Я почти ожидал, что он скажет мне, что прощает меня, что это часть Божьего замысла. Я ненавидел его всё равно, и вскоре убил его. Он планировал сжечь меня на костре.

- После этого я много изучал и исследовал, чтобы понять свой взгляд на то, чем я был и что я сделал. Я наткнулся на интересные факты о горе, хочешь я поделюсь ими с тобой?

Павел не мог ответить. Он перевёл свой взгляд на пол, слёзы текли по его щекам и серебристой ленте, но мысли его были с Аурикой.

- Думаю, что поделюсь ими с тобой, потому что... - Валера улыбнулся. – У меня есть ощущение, что тебе это пригодится. Я сейчас вернусь, - он хлопнул Пашу по колену и быстро вышел из комнаты. Он вернулся через несколько минут с большим подносом, на котором стояло фондю. Его руки и лицо были всё ещё покрыты кровью.

Пашка посмотрел на поднос в его руках, пока Валерка ставил его на стол между креслами. – Еда лучшее лекарство от горя, - объяснил Валера, когда начал всё раскладывать. – Ты никогда не замечал, что люди, как правило, едят, когда расстроены. Это как автоматический механизм?! Это заставляет их чувствовать себя лучше, как будто это поможет решить их проблемы.

Он сел в кресло и снова убрал волосы с лица, разглаживая их по голове. – Я хочу помочь тебе погоревать, Паш, потому что я действительно понимаю тебя.

Валера протянул руку и схватился за край клейкой ленты на губах Пашки и оторвал его.

- Чёрт подери! – выкрикнул Паша. – Ты чёртов псих!

- Это не очень приятно, - отметил Валерка, складывая и отбрасывая ленту на пол.

- Пошёл ты.

- Я пытаюсь помочь тебе, а ты выплёвываешь мне это в лицо.

- Если ты собираешься убить меня, то покончи с этим поскорей.

- У нас будет достаточно времени для этого, Пашенька. Впереди вся ночь.

Валера взял нож с серебряного подноса, и Павел вздрогнул, пытаясь отодвинуться.

Вампир резко улыбнулся. – Скажи, Пашечка, ты когда-нибудь изучал людоедство?

- Что?

- Я думаю, ты не слышал этот термин раньше, но уверяю тебя, ты знаешь, о чём я говорю. Ты видел, индейцев Вари из Амазонских тропических лесов, они глобально боролись с трауром по любимым. Они буквально съедали их горе.

- Съедали их горе?

- Да, Паша. Они считали, что это высшая форма чести и сострадания, они жарили своих мертвецов и ели их. У меня точно не хватит терпения для медленного обжига, но горячее масло должно тоже подойти.

Нож блестел в тусклом свете, когда он протянул руку к Аурике, и отрезал кусок плоти от её голени. Он держал свободной рукой капающую плоть и ловил тёмно-красные капли. Его глаза расширились при виде сока, и он не удержался и облизал свою руку, когда положил кусок на серебреный поднос.

Пашка подавился и чуть не разрыдался от развернувшегося перед ним действа. Его желудок отчаянно сжался, когда Валерка воткнул вилку в кусок мяса и опустил его в кипящее масло на дне кастрюли с фондю.

- Открой рот, - сказал Валера с усмешкой, когда поднял горячее, приготовленное в масле мясо.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 29.06.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2841806

Рубрика произведения: Проза -> Мистика


















1