Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

человек, которому надо на север. Часть 3.


-3-
Наступившее утро оказывается сереньким и туманным. Проснувшись, СВ не спешит вставать, а, лежа в кровати, размышляет о Данииле и о том, в какую историю он может вляпаться. Конечно же, на границе его не отметят. Как житель зоны А он имеет право два часа пребывать там неотмеченным… Но дело не в этом. Дело совсем в другом. Почему, почему, черт возьми, он обязан помогать Даниилу? Почему брат так уверен в этом? Потому что он – младший? Потому что он – неудачник? Защищать защитника? СВ невольно усмехается этому каламбуру. Но почти тотчас же опять суровеет. Они начинали с одинаковыми козырями – окончили один и тот же юридический факультет с естественной разницей в четыре года. Оба стали адвокатами. Каждый год десятки молодых людей становятся такими же адвокатами. Естественно, что не все везет. Значит, надо работать, надо ставить перед собой цели и добиваться их! Он с самого начала распланировал свою жизнь, много работал и добился успеха. Конечно, ему помогло и то, что он выбрал правильное направление. Так что же мешало Даниилу сделать то же самое?

Кстати, и сестра не ошиблась, взявшись на фармацевтику. Ее фирма процветает. «Эффи» - марка известная. Она крепко стоит на ногах.

Он вспоминает сообщения, которые присылала ему сестра. Почему-то она считала своей непременной обязанностью поддерживать родственные связи… «У Дани опять неприятности. Процесс по делу «Новомета» пройдет без него». Неприятности… А у кого их нет? За хорошего клиента надо бороться, надо показывать свои силы, брать те дела, в которых уверен. Да, пусть сперва это мелочевка, ну так это только начало. Главное – создать репутацию того, кто всегда выигрывает. А уж после этого клиенты и деньги потекут рекой…

СВ внезапно прислушивается. Ну так и есть – шумит вода. Значит, брат уже встал и надо поспешить. Он поднимается, совершает утренний туалет и отправляется на кухню. Однако там он с удивлением видит не только Даниила, но и Анну («Этой-то что не спится?»). Брат стоит около тостера и наблюдает за булками. Анна жарит на сковородке яйца вместе с беконом. На брате его брюки и его рубашка. («Так. Это он сам похозяйничал у меня в гардеробе или нет?»)

- Доброе утро, соня, - Как всегда, мимолетный поцелуй в щеку, точнее клевок куда-то рядом. – А мы с твоим приятелем готовим завтрак. Прости, но я решила его немного приодеть. Надеюсь, ты не против? Пиво будешь?

СВ отрицательно качает головой. Его начинает коробить. Похоже, что Анна не успокоилась. Интересно, выпил ли Даниил. По его виду ничего не скажешь. А вот Анна, похоже, уже хлебнула. Болтает без умолку.

- Вы знаете, сегодня мы сами хозяйствуем. Прислуга – выходная. Но мы люди простые, мы и сами себе завтрак сделаем. В конце концов, люди тоже имеют право на отдых.

Даниил смотрит на Анну:

- У вашей прислуги есть выходные?

- Конечно. Для тех, кто работает по дому.

- А я слышал…

- Разумеется, те, кто работает по дому – все из зоны А. А как же иначе! А этиЭти вон там, на полях…

Анна неопределенно машет рукой в сторону окна. И продолжает:

- Но мы и о них заботимся. Они работают в воскресенье только по желанию. Мы же не можем запретить людям поработать, если они хотят. Каждый работник, устраиваясь к нам, обязательно подписывает добровольное согласие на работу в воскресенье. И вы знаете, муж даже добился разрешения, чтобы некоторые из них, особо нужные для хозяйства, ночевали у нас в имении! Ведь так долго каждый день проходить такую мучительную проверку. Мы построили для них дома. Конечно, с видеонаблюдением. И даже построили для них церковь!

Анна умолкает, как бы давая возможность собеседнику оценить всю глубину благодеяния и выразить свое восхищение. Она ждет реакции, но ее почему-то нет. Удивленно помолчав секунду-другую, она продолжает:

- Но как с ними трудно! Особенно с женщинами. Чуть обучишь ее, чуть она войдет в ритм – бац, нате вам, она беременна! Приходиться прощаться, искать нового работника. Честное слово, они плодятся как кролики! Если так пойдет, то скоро они заполонят всю свою зону, а потом полезут к нам! И куда только смотрит правительство! Наши министры озабочены только одним – стабильностью и цифрами своих отчетов! Я уже говорила мужу, что пора ставить вопрос о контроле над рождаемостью в зоне Б!

Анна на миг умолкает и вдруг воцаряется нехорошая тишина. СВ становится не по себе. Он с ужасом ждет, что Даниил сейчас взорвется. Но тот держит себя в руках и, делая вид, что поглощен стряпней, дипломатически выходит из положения:

- Простите, но я увлекся вашей яичницей и не совсем внимательно слушал вас. Ваше блюдо очаровательно вкусно.

- Вам нравится? – Анна расцветает. – Заметьте, и яйца, и свинина – все свое. Кофе?
Они пьют кофе, причем Анна тут же предлагает Даниилу сливок, естественно, своего производства. СВ чувствует себя погано. Странно, но он уже давно перестал обращать внимание на поведение жены, с кем она и когда – ему все равно. Почему же теперь ему противно наблюдать, как Анна явно заигрывает с братом? Может быть оттого, что это брат или оттого, что это происходит на его глазах?...

Они с братом никогда не делили девушек. Ну почти никогда. Разве что та рыжая Оля из колледжа. Она потом говорила, что пошла на свидание из любопытства – мол, захотелось их сравнить. И еще Мария… Но тут он себя резко одергивает. Не хватало с утра напиваться.

- Имейте в виду, - Анна улыбается своей, как она считает, загадочной улыбкой. – Ваш визит сюда очень удачен. Сегодня вечером у нас соберется небольшое общество. Так, друзья. Отметим небольшое событие. Только что мне сообщили, что наше «Белогорье» имеет все шансы стать «Хозяйством года». И я приглашаю вас разделить эту радость.

Она, конечно же, врет. СВ отлично это знает. Они никогда не участвуют в таких конкурсах. Анна считает, что это напрасная трата времени и денег. Но ей, явно нужен повод. Повод, чтобы похвастаться новым… Ему на ум приходит грубое слово, но он сдерживает себя. Ладно, пусть будет повод просто показать Даниила знакомым.

Даниил опять церемонно кланяется.

- Почту за честь.

Завтрак закончен. Анна складывает посуду в моечную машину. Даниил поднимается и достает сигарету.

- Курите здесь.

- Благодарю вас, но я привык курить на воздухе.

СВ тоже поднимается.

- Составлю-ка я компанию нашему гостю.

Они выходят на террасу, кольцом окружающую дом. Даниил закуривает.

- Анна значительно моложе тебя. Лет на десять?

- На восемь.

- Она богата?

- Да.

- Хозяйство принадлежит ей?

- Да.

Черт возьми, почему он должен отвечать? В конце концов, кто тут хозяин? А Даниил не унимается:

- А кем был ее первый муж?

- Это тебе Эффи рассказала?

- Она сказала, что ты женат на вдове.

- Ее первым мужем был старик Григорьев. Это он сделал хозяйство таким, каким ты его видишь. Наверное, поэтому он так быстро поседел и его стали звать старик Григорьев, хотя лет ему было совсем немного.

- Ты его знал?

- Я вел его дела, как юрист. Это был удачный контракт.

- Понятно… - тянет Даниил.

СВ неожиданно взрывается.

- Слушай, Даня! Я построил свою жизнь и карьеру! Пришлось потрудиться, но я ни о чем не жалею! Считаю, что я все делал правильно! Понятно! Конечно, я не идеал, но я никогда не нарушал и не буду нарушать законы и правила! Я считаю себя порядочным человеком. Понятно!

- А… - опять тянет брат.

Это дико бесит СВ. Если бы брат что-нибудь возразил, то он нашел бы слова. Но попробуй найти серьезные аргументы против такого «А…»? Как можно спорить с тем, кто не хочет спорить?

Они возвращаются в холл, где неожиданно сталкиваются с Анной. Та одета для верховой езды – сапоги, бриджи, жокейская шапочка, в руке стек.

- Подождите, Петр, - останавливает она их. - Вы знаете, у меня такое ощущение, будто я вас где-то уже видела. Мы с вами не могли раньше встречаться?

Брат отрицательно качает головой.

- Вряд ли. Я был далеко отсюда и здесь впервые.

- М-да? Но все-таки… Вы определенно напоминаете мне кого-то.

СВ в который раз вздрагивает. Иногда Анна доказывает, что у нее есть ум и что старик Григорьев не ошибся в выборе. Неужели она заметила их фамильное сходство? Четыре года возрастной разницы и пятнадцать лет врозь – неужели мы все равно похожи?

Анна делает неопределенную гримасу и объявляет:

- Я на конюшню. Прокачусь. А вы, Петр, будьте как дома. Не скучайте. Дорогой, кстати, покажи ему наше хозяйство.

Она хлопает входной дверью. СВ вопросительно смотрит на брата.

- Может и в самом деле посмотрим?

Он говорит это, внутренне ощущая, что сам смеется над нелепостью такого предложения. Но Даниил серьезен.

- Нет. Не хочу, чтобы меня кто-нибудь опознал.

СВ опять смеется внутри себя. Что и говорить, ситуация комичная. Защитник боится тех, кого он защищает? Ну-ну.

- Ну тогда, запомни на всякий случай. Мы с тобой посетили молочню, пасеку, птичник и скотный двор. Все замечательно, скотный двор великолепен. Коровам созданы все условия. Сразу видно настоящих хозяев. На молочне мы пробовали молоко. Такого ты не пил никогда. Ты уверен, что «Белогорье» легко выиграет конкурс. Запомнил?

Брат утвердительно кивает головой.

- А вообще-то чего будешь делать? – СВ спрашивает скорее по инерции. В сущности, ему нет никакого дела до того, как будет убивать время этот беглый защитник трудящихся. Даниил задумчиво потирает лоб.

- Говорят, у вас есть речка. И очень теплая. Схожу. Искупаюсь. Может в последний раз. Говорят, что там, на севере, настоящих рек-то уже не осталось. Так что надо бы запомнить ощущения. А помнишь, как мы с тобой сидели под водой на спор?

СВ кивает. Такое вряд ли забудешь. Глупая мальчишеская фанаберия, боязнь прослыть слабаком. Они поспорили кто дольше просидит под водой и никому не хотелось уступать. Поспорили так внезапно, что даже не могли отложить спор, чтоб пойти на речку вдвоем и нырнули прямо на глазах у няни. Кстати, это их и спасло. Обеспокоенная слишком долгим нырянием, та подняла тревогу. Ну конечно же, потом, когда их вытащили, виноватым оказался он. Почему не отговорил, почему согласился?

- У тебя есть плавки?

- Нет. Но я надеюсь, что ты мне их одолжишь. Когда-то мы были с тобой одинакового размера. А с тех пор я даже похудел. Кстати, одолжи заодно и полотенце.

Вот как! Он уже распоряжается его вещами! И СВ почему-то не может возразить ему.

- Хорошо. Одолжу. Пойдем в гардеробную.

Внезапно его охватывает какое-то омерзение. Что он говорит? Может он просто хочет спровадить куда-нибудь хоть на время непрошенного гостя?

В гардеробной СВ некоторое время роется в белье, потом вытаскивает плавки. Не бог весть что, но у Даниила глаз, видимо, наметанный. Он сразу видит, что это серьезная вещь.

- Ого. «Пембертон энд Кокс»? Долларов восемьсот?

- Шестьсот. Куплены по акции.

Тем же многозначительным взглядом Даниил разглядывает роскошное махровое полотенце. СВ почему-то вспоминается его ночная поездка туда, вниз по склону и убогие, дешевые полотенца в том «человейнике»… Скорей бы он ушел!

- Подожди. Не нести же тебе все в руках.

СВ морщит лоб в раздумье, потом направляется к шкафу и достает оттуда спортивную сумку.

- Вот. Положи все сюда. Может захватишь бутерброды, пиво?

- А это мысль! Не беспокойся, я знаю, где кухня.

Видали! Он уже и на кухне распоряжается! Почему СВ не может ничего ему сказать?

Даниил складывает вещи в сумку, вскидывает ее на плечо и выходит. СВ дергает щекой. Внезапно ему приходит в голову одна мысль, и он отправляется в кабинет. Надо порыться по базам данных.

Через некоторое время СВ задумчиво сидит перед сенсорной стеной. Профессиональная карьера брата вырисовывается перед ним с полной ясностью. Профессиональная карьера? Вернее, отсутствие таковой! Ладно, вначале все как у всех. Мелкие долги, мелкие разводы, кражи велосипедов, подпольный алкоголь, споры с таможней… Но потом, потом…Он, СВ, готовясь к процессу, просиживал в офисе (хотя какой там офис – жалкая комнатенка на двадцать метров, где и секретаршу не посадишь) по двадцать часов! Но зато и результат был соответствующий! А Даниил?... Раз проигранное дело, два… А разве у него, СВ не было неудач? Были! Но в этом он винил только себя! И больше никого! А Даниил, кажется, из тех, кто в своих неудачах винит весь свет, но только не себя… М-да, похоже, он озлобился и возомнил себя мстителем. Благородным рыцарем в сверкающих доспехах? СВ снова передвигает статьи по экрану. Ты смотри, как только он берется за дела о зарплатах и трудовых спорах, у него получается. Он выигрывает. Случайность? Может быть. Если это один раз. А два, три? Тут уж любой поверит в свое призвание.

Однако почему Даниил вышел из системы? А если… СВ чувствует, что еще немного и он ухватит суть дела, размотает клубок. Но что-то ускользает от него, ему никак не удается додумать мысль… Вдруг он снова вздрагивает и хлопает себя по лбу. Что же это он?! Сидит и размышляет о брате, в то время как давно пора «принимать парад» - объезжать хозяйство для принятия докладов о том, что все хорошо.
СВ быстро переодевается. Клетчатая рубашка, джинсы, твидовый пиджак, ковбойские сапоги – сейчас он рачительный хозяин, вникающий во все тонкости. Потом он спускается в гараж и заводит джип. Конечно, дороги у него отличные, но зачем лишний раз подчеркивать свое положение? Он человек простой, не любит церемоний. Он даже остановится пообедать на молочне.








Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 29.06.2020 Игорь Чудиновских
Свидетельство о публикации: izba-2020-2841755

Метки: братья, будущее, рабочие,
Рубрика произведения: Проза -> Другое


















1