Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Смертельная Жатва. Третья глава


Смертельная Жатва. Третья глава
За два дня до событий:

Он был прав. Её волосы, лежащие на лёгкой ткани, были безумно красивы. Они подходили к её фарфоровой коже. Он задумался, что он почувствует, если проведёт пальцем по ней. Будет ли она такая же гладкая? Если да, то как долго он сможет продержаться, дотрагиваясь до её кожи, прежде чем прокусит её и прольёт кровь?

Он сделал шаг; это был шёпот. Он вздрогнул. Он не мог. Он решил охотиться на неё. Решение пришло к нему ранее, когда он ходил возле не горящего камина в своих покоях. Он раздумывал убить её, пока она будет спать, но это будет легко. Слишком легко. Он бросил это занятие уже давно, когда лёгкое прикосновение человеческой плоти уже не волновало его.

Он сделал ещё один шаг; убеждая себя, что он хочет поближе посмотреть на человека, который лежал в его постели в позаимствованной одежде; человек, который улыбнулся ему, глядя в его глаза. Человек, который, казалось, не боится и неразумно доверчив.

Он сделал ещё шаг. Слишком давно это было, чтобы кто-то показывал что-то другое, кроме ужаса. А девушка разве не подумала о смерти, когда увидела его?

Ещё один шаг. Может быть, истинный ужас был ей не известен. Здесь могли быть объяснения тому, почему его глаза красные, и он вспомнил её попытки придумать их в её голове. Но, ни в одной из них не было ничего сверхъестественного.

Его бедро тихо задело кровать. Он снова хотел прикоснуться к ней, чтобы почувствовать её кожу под своими пальцами. Но прикоснуться к ней, значит убить её, но он готов взять на себя этот риск. Он потянулся к её вытянутой руке, остужая холодным пожаром её плоть. Знать, что он может выпить её сейчас, было мучительно. Он слышал её слабый, но уверенный ритм тела. Оно играло красивую каденцию, призывая его, напевая ему, подсказывая убить.

Он убрал руку, хоть жажда и была огромной, и прожигала каждую вену, которая была заключена в его мёртвом теле. Пламя в горле протестовало, всё его существо вело войну с его разумом; войну, которую проигрывало его тело. Валера был уверен в своём решении. Она сбежит от него сегодня в бесконечную тьму, где скрыта ложная надежда. Лес скроет её на некоторое время, пока её ошибки не станут наиболее ужасными.

Его глаза закатились в блаженстве при мысли нахождения её во тьме. – Какие прекрасные тайны ты расскажешь мне, Тина? – его голос был тише шёпота, дыхание призрака.

Он наклонился, чтобы поближе полюбоваться её лицом. Она благоухала после душа. Он вдохнул её запах, знакомясь с ранимой девушкой. Он почти чувствовал её тепло, и на мгновение подумал, что это смешно.

Очень мягко он убрал прядь волос, которая упала ей на лицо. Её волосы были как лёгкий шёлк. Было так легко обернуть их вокруг его руки и стащить её с кровати. Он мог бы погрузиться в её локоны, и поглощать её энергию, её жизнь. Он взял небольшой волос между большим и указательным пальцем, и погладил его. Шёлковый.

Он приблизил его к своему лицу, и прошептал, спрашивая самого себя. – Что мне стоит взять на память о тебе?

Чтобы это ни было, её частичка будет принадлежать ему.

Навсегда.

Тина потянулась, когда рассвет пробрался в её комнату и забрался на кровать, где она спала. Она размяла пальцы ног, чтобы сесть и осмотреться.

На короткий момент она подумала, что её детская мечта стать принцессой сбылась. Спальня была больше, чем все три комнаты в доме отца вместе взятые. Всё пространство было завалено безделушками, статуями, предметами искусства, вазами и элегантной мебелью. Особенно выделялся украшенный витиеватыми узорами элегантный туалетный столик с мягким стульчиком в комплекте.

Тина спустила ноги на пол и прошла по комнате, чтобы поближе его рассмотреть. Он оказался старинным, но в отличном качестве.

- Похоже, он викторианский, - тихо сказала она себе, когда провела рукой по дереву. Её пальцы коснулись краёв цветочных узоров, которые обрамляли обвальное зеркало. Белая трикотажная сетчатая ткань покрывала бежевую старинную вещь от жителей дома.

Старинные расчёски, щётки и заколки, были аккуратно разложены, как будто ожидая, что ими сейчас воспользуются. Она коснулась всех семейных реликвий, которые лежали перед ней. Старинные флаконы духов всё ещё с содержимым внутри стояли в углу. Эта часть очаровала Тину больше всего. Она подняла их, чтобы рассмотреть вещи, пойманные в ловушку времени. Снимая стеклянную затычку, она сжала помпу и аромат выпорхнул из своей стеклянной тюрьмы.

Цветочные духи другой эпохи донеслись до неё. Они были ошеломляющими, но она улыбнулась и развеяла их махом руки. Она села на стул, чтобы изучить всё дальше, и даже провела гребнем по своим спутанным волосам, пока смотрела в зеркало.

Когда она была маленькой, то хотела туалетный столик. Именно такой как у красивых женщин в фильмах, которые сидели за ними и пользовались дорогой косметикой. В её детском уме, она представляла себя принцессой, и это было величественное определение тому, как быть женщиной. Она часто представляла, как будет сидеть за одним из таких столиков и планировать: что она оденет, и заколет ли она свои кудри на макушке?

Она улыбнулась своему воспоминанию и собрала свои пышные волосы в неряшливый хвост, позволяя нескольким прядям, своим натуральным кудрям, упасть на лицо. Она покрутила головой в разные стороны, то поджимая губы, то снова улыбаясь.

«Как я уложу свои волосы?» - подумала она.

Её мысли витали где-то далеко, где-то в тёмной и глубокой пропасти, между сумасшествием и надеждой. Она подумала, что не прочь просыпаться так каждое утро.

А затем была следующая мысль. «В этом доме».

И ещё. «Рядом с кем-то».

Она рассмеялась над собой и своими смешными фантазиями, позволяя волосам упасть обратно на её плечи.

Конечно, она подразумевала Валерку. Его глаза были неестественного оттенка, но это могло быть из-за генетической ошибки.

В нём есть и другие выдающиеся качества.

Она вспомнила, как он сидел за роялем, когда она пришла вчера вечером. Его внешний вид был поразительным. Она даже осмелилась подумать, что он был своего рода красивым. Даже его голос прошёл сквозь неё, и запомнился опасным, но бесспорно сексуальным. Ощущение его холодной руки на её, или как он наклонился к ней, пока говорил, всё это пробуждало провокационные мысли. Не говоря уже о том, что он был джентльменом. Она закрыла глаза.

Она не могла спорить с собой или с его притягательной привлекательностью.

Стук разорвал тишину в комнате, и голос оторвал её от ненадлежащих размышлений.

- Тина, вы уже встали?

Она встала и быстро отошла от столика. – Да!

Дверь открылась, и вошёл Валера, а за ним Исмаэль с большим серебряным подносом.

- Что это? – спросила Тина, пока Исми ставил его на скамью в конце кровати.

- Завтрак, - сказал Валерка. Он указал на многообразие еды на тарелках. – Свежая клубника, яйца, рогалики с различными приправами, так как мы не уверены, что вам нравится, и свежевыжатый апельсиновый сок.

Рот Тины открылся. Она возбуждённо выдохнула. – Вау.

- Что-то случилось, Тина? – спросил Валера, улыбаясь. Ему не нужно было это спрашивать.

- Вы действительно знаете, как ухаживать за своими гостями. Мне, возможно, надо остаться здесь, - она засмеялась.

Валерка продолжал улыбаться, и махнул рукой Исми, сигнализируя ему уходить. Он подчинился. Валера присел на край кровати и пригладил смятую ткань.

- Ну, ещё я пришёл сюда, чтобы поговорить с вами.

Сердце Тины подпрыгнуло и опустилось. Если бы оно не было в клетке, она бы его никогда не поймала.

- О чём? – спросила она.

Валерка переводил свои кровавые глаза с постели на неё, и снова на постель. Это зрелище, точно заставит дать согласие. – Проведите день со мной. Вы, может, заметили, что я редко принимаю гостей, но мне нравятся хорошие компании. Здесь постоянно только присутствие Исмаэля.

Должно было возникнуть колебание по поводу приглашения, но его не возникло: - Конечно.

Её рот открылся, а глаза расширились. Она подошла к нему, уменьшая расстояние между ними, как вдруг вспомнила, зачем она здесь. – Вы ничего не слышали о моих друзьях?

Валера вдохнул, пуская воздух в свои мёртвые лёгкие, он вдохнул её вкус. Её мысли были о потерянных друзьях, но её тело хотело совсем другого. Его. Это было понятно. Он чувствовал её запах.

- Боюсь, что нет.

- Может Аурика или Даша звонили мне, - сказала она, начиная паниковать.

Она отошла к противоположной части кровати и энергично начала искать сотовый телефон. Она искала под кроватью, вокруг стола, в штанах, и когда не нашла, то подняла руки в воздух. – Моего телефона нет.

- Жаль, - сказал Валерка, вставая с кровати.

- Могу я у вас одолжить телефон?

- Мой дом ваш дом. Не стесняйтесь брать всё, что вам необходимо.

- Спасибо, - она взяла трубку, а потом бросила её. – Чёрт!

- Что-нибудь случилось? – спросил Валерка.

Тина вздохнула и запустила обе руки в волосы. – Да. Я не знаю их номера. У меня они всегда были в списке контактов. Я никогда не набирала их. Я знала номер Аурики, прежде чем она его сменила...

- Может вы оставили телефон внизу и забыли об этом?

Она покачала головой. – Нет, я так не думаю.

Валера подошёл к ней и взял за руку, и повёл к скамье, где стоял завтрак. Она села и тяжело вздохнула, её захватило чувство вины, неопределимое желание расплакаться.

«Это моя вина».

Валерка опустился перед ней на колени и нежно взял за руку. – Тина, это может показаться неортодоксальным, учитывая то, что вы меня совсем не знаете, но это не ваша вина. Это чувство вины и безнадёжности – естественная человеческая эмоция в таких ситуациях. Но я уверен, что они где-то сейчас все вместе. Не волнуйтесь, они вернуться.

Она боролась со слезами, пока говорила. Был ли он прав? – Вы так думаете?

- Я это знаю, - он ложно улыбнулся, но Тина не смогла заметить разницу. Он сжал её руку и встал. – Теперь я прошу вас поесть, освежиться, а потом спуститься ко мне вниз, когда будете готовы. А я пока поищу ваш телефон и подожду вас. Может быть, вы его забыли в зале.

- Благодарю вас, Валера. Я даже не могу выразить, как много для меня значит ваша доброта прямо сейчас.

Он открыл дверь, но повернулся. – Не думайте об этом, - он вышел за дверь, но поймал себя на мысли, что забыл отправить ей последний гвоздь для её гроба. – Я решил взять на себя смелость записать номер отделения полиция для вас. Он на подносе. Вы можете позвонить им в ближайшее время.

Прежде чем она успела ответить, Валерка закрыл дверь. Он пошёл в свою библиотеку, расположенную на первом этаже, и раскрошил мобильный телефон Тины в своём кармане.

Это произошло незадолго до того, как Тина приняла совет Валеры позвонить в полицию. Она провела почти десять минут, подавая заявление человеку на другом конце трубки. Она объяснила ситуацию, и где она находится. Он в свою очередь сказал ей, что они сделают всё возможное.

Она сразу почувствовала облегчение от его слов и повесила трубку довольная своим решением. Но это ощущение не продлилось долго. Она по-прежнему должна была объяснить всю ситуацию отцу. Она провела ещё двадцать минут, расхаживая по комнате, разговаривая сама с собой – вырабатывая мужество, чтобы снова взять телефон.

Это никогда не помогало. Она боялась этого звонка. Никакое количество самовнушений не помогало.

- Покончи с этим Тина. Просто возьми телефон и позвони.

Её руки дрожали, когда она взяла трубку и поднесла её к уху.

Тишина.

Ни гудка.

- Что за чёрт? Он только что работал.

Она нажала на кнопку ещё несколько раз, но сигнала не было. – Блять, - она отбросила телефон. Это было тонкой линией между проклятьем и счастьем.

- По-крайней мере я не буду иметь с этим дело прямо сейчас, - пробормотала она, пока перебирала ящик, чтобы найти, что надеть сегодня.

Тина провела позднее утро и начало второй половины дня с Валеркой. Она слушала его игру на пианино, и говорила, но ничего о нём не узнала. Он стал осторожным, когда она затронула тему его детства, его игра на пианино стала громче, и он потерялся в музыке.

Исмаэль был под рукой и предлагал Тине поесть, но она отказывалась, но каждый раз улыбалась ему, когда он подходил к ней. Было редким случаем, что она испытывала так много эмоций по отношению к такому большому мужчине, но она по-прежнему чувствовала жалость к нему и была расстроена, что они не могли общаться, кроме простых кивков и жестов. Было слишком очевидно, что ему нравилась её компания, об этом говорили появляющиеся ямочки на его щеках и блеск его карих глаз. Он слишком хорошо знал силу улыбки, и много времени прошло с тех пор, как он видел такую красивую улыбку как у неё.

Валера тщательно следил за их обменом через его большой, чёрный инструмент, в то же время, распрямляя свои записи с композициями. Когда он закончил, он убрал пряди со своего лица и встал, и быстро пошёл к Исми. Он выдернул кувшин с водой из его руки и поставил его на журнальный столик перед Тиной. Он подтвердил ранний обед. Исмаэль заметил дикий блеск его глаз, но поражённо кивнул, опуская плечи и идя на кухню. Губы Валерки дёрнулись в усмешке, но он стёр её, прежде чем пойти к Тине, которая уютно свернулась на мягком кожаном диване.

Стакан, из которого она пила весь день был пустой. Это не ускользнуло от внимания Валеры.

- Не хотите ещё чаю?

- Нет, спасибо, - сказала Тина. – Я действительно должна уже идти.

Валерка сел рядом с ней на диван, наклоняясь над ней, но не слишком близко. – Останьтесь, - прошептал он.

Это движение испугало Тину, и она немного отодвинулась назад. – Валера, - выдохнула она. – Я должна вернуться в свой лагерь, вдруг они вернулись обратно.

- Ну, хотя бы пообедайте со мной? Исмаэль готовит прекрасный обед в вашу честь, - сказал он, заставляя остановиться. Он будет использовать её слабость – жалость - против неё самой. – Как бы он себя почувствовал, если бы узнал, что вы нарочно не пришли?

Её лицо засияло, и она выдохнула. – Я думаю, что могу остаться на обед. Я не хотела бы пропустить то, что он готовит. Утка прошлой ночью была очень вкусной.

Валера улыбнулся: - Я рад это слышать. В таком случае, у меня есть кое-что для вас. Пойдёмте.

Он подал ей руку, и они пошли вверх по тёмной лестнице. Тина пальцами погладила тёмную ткань его рубашки с длинными рукавами. Она могла бы поклясться, что это была та же рубашке, что была на нём за ужином накануне вечером, но это был его дом, так что она не поставила это под сомнение. Ей нравился материал под её пальцами, и то как он прижимался к его сильным рукам.

Плечи Валеры напряглись. Он знал её следующий вопрос. Её шаги, казалось, замедлились из-за мыслей.

- Как Исмаэль стал таким? Он родился с этим?

- Эта долгая история, - ответил он.

Тина улыбнулась: - У нас есть целый день. – «И вся ночь».

Ей понравилась эта идя.

- Вы согласитесь на историю во время обеда? У нас будет время.

- Я полагаю, да.

- Хорошо, потому что есть кое-что, что я хочу показать вам... Кое-что, что должно быть у вас.

- Должно быть? – спросила Тина, когда они вошли в комнату. Её рука выскользнула из его, пока она начала привыкать к новой обстановке. Комната была в два раза больше её сегодняшней спальни, но она была пуста, за исключением большой кровати с балдахином. Хоть она и была пыльной, своей красоты не теряла. Окна во всю стену по обе стороны от кровати были задрапированы тяжёлыми шторами, тёмный и светлый тона напольного деревянного покрытия соединялись вместе, создавая звёзды, заключённые в круги, в центре комнаты.

Валера пошёл дальше, к шкафу. Через минуту он вытащил большой и очень толстый мешок с одеждой.

Воспоминания посыпались в воображение Тины. «О, нет», - подумала она.

Она подарила Валерке робкую улыбку. – Что это?

- Вы не будете против торжественной одежды?

- Торжественная одежда? Платье? Я не знаю, Валер, я не так изящна на каблуках, - она улыбнулась, разрядив ситуацию. Не то, чтобы ей не нравились платья, на самом деле она их любила, но она так и не смогла освоить ходьбу на каблуках и иногда падала.

Валера знал это. Он слышал её внутренний бред сегодня утром, когда она проснулась, как довольная кошка на солнце. Было не трудно убедить её надеть платье. Он расстегнул мешок так, что платье выпало из него.

Оно буквально выплыло из своего пыльного заточения, на что глаза Тины расширились. Она вздохнула.

- Ого, ничего себе, - она протянула руку, чтобы рассмотреть его, но отступила, осторожно смотря на Валеру.

- Всё в порядке, - заверил он её.

Она дотронулась до него и удивилась текучести юбки и сверканию украшенного бисером лифа. Оно было поистине величественным, и ей тут же пришло в голову, что это было платье как у принцессы.

Валерка поклялся, что видел жемчужно-белое отражение ткани в её глазах.

- Что вы думаете? – спросил он. – Давайте приоденемся сегодня вечером.

Тина улыбнулась: - Валера... я...

Он отбросил платье на кровать и притянул её к себе, сжимая её руку, а вторую кладя на спину. Их тела соединились, соприкасаясь от груди до бёдер. От новой позиции у Тины закружилась голова, и из неё исчезли какие-либо мысли. А Валерику только сильнее захотелось пить. На мгновение он подумал убить её. Зачем переживать и беспокоиться по поводу того, чтобы наладить с ней отношения, если он всё равно выпьет её? Он мог бы покончить с ней прямо сейчас.

Идея завораживала.

Новая болезнь поразила его ум и завладела телом.

«Она хочет тебя», - вразумил он себя. – «Она хочет, чтобы ты подчинил её».

Она этого хотела. Он видел это в её глазах, слышал в её уме, и чувствовал в запахе кожи.

«Кровать здесь. Это то, как ты и задумывал. Возьми её сейчас и сделай это».

Он сделал шаг вперёд. Она сделала шаг назад.

Ещё один, и ещё, они двигались небрежно, не спеша, идя по полу в гладком танце. Её лицо было удивлённым. Она не могла поверить в то, что это происходило на самом деле. Она не думала, что умеет танцевать.

Он покрутил её, держа за руку, и привлёк обратно. Её ноги только чуть-чуть запутались.

- Смотри в мои глаза – никогда не смотри в пол, - сказал он.

Его тело горело от близости её крови.

- Вы танцуете со всеми своими гостями? – спросила Тина, когда встретилась с ним взглядом. Она дрожала под его прикосновениями, пока они продолжали двигаться.

- Я сказал вам, что у меня не бывает гостей. Но если бы были, то я ответил бы - нет.

Кровать была около их ног. Он подтолкнул её в нужном направлении.

- Валера? – она покраснела, когда тело Валерки прижалось к ней. Её волосы рассыпались по матрасу, и это было для него толчком. Настало время.

- Мы преодолели формальности, - он придвинулся к её лицу, задерживаясь в нескольких дюймах. По не воле у него выработался яд, и зубы заострились. Сейчас это было не в его власти. – Зови меня Валериком.

Взглянув на её лицо, он заметил, что оно уже не было нежным, с пониманием, а стало напуганным, со страхом. Она ахнула и попыталась бороться, выскользнув из-под него и подойдя к двери.

- Ты в порядке? – спросила она, несколько раз моргая, пытаясь сфокусировать взгляд. Может она это нафантазировала?

Он был выведен из гипнотического состояния её отсутствием и вопросом. «Это к лучшему. На неё нужно охотиться. Она ещё не созрела, не достаточно устала, не достаточно разогрелась».

Его вампирская природа исчезла прежде, чем он повернулся к ней. – Я в порядке. Приношу свои извинения.

Он взял платье и вывел Тину из комнаты, которая служила своему хозяину апартаментами. Как только они прошли по коридору и вошли в гостевую, он положил платье на кровать, оставил её в центре комнаты, и направился к двери.

- Я пошлю Исмаэля за вами, когда обед будет готов. В том ящике есть туфли. Вы должны найти здесь всё необходимое. Не откладывайте подготовку.

Он быстро повернул замок, закрыв за собой дверь.

Тина схватилась за грудь, слушая свой ускоренный пульс. Неужели она действительно только что видела то, что она думала, что видела? Она провела рукой по волосам и встряхнула их.

«Это твоё воображение. Остынь».

Она потёрла глаза ладонями и вздохнула. Она думала о Дашке, Аурике, Паше и Стёпке, пока открывала сундук и искала обувь внутри. Она спрашивала себя, где они, что делают. Более того, она надеялась, что с ними всё было в порядке.

Слёзы потекли из её глаз, когда она нашла пару белых туфель и закрыла сундук.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 28.06.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2840873

Рубрика произведения: Проза -> Ужасы


















1