Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Смертельная Жатва. Первая глава после пролога


Смертельная Жатва. Первая глава после пролога
За три дня до событий:

Тина вздрогнула от свежего утреннего воздуха, и прижала колени так близко к груди, как могла в ограниченном пространстве застёгнутого спального мешка. Её глаза медленно открылись, чтобы осмотреть окрестности. Короче говоря, она забыла, где она или кто лежит в соседней палатке; алкоголь по-прежнему затуманивал её разум. Она моргнула один раз, второй, и, наконец, воспоминания о вчерашнем дне возвратились к ней.

Поджаренный зефир и пиво.

Чувствовалось тепло огня и запах горящих дров; прохладный горный воздух заставил её укутаться в куртку и сильнее прижаться к Диме.

Теплота его тела, когда он энергично потирал её руки вверх и вниз по всей длине, создавало трение, которое препятствовало её дрожи и вселяло неприличные мысли.

И когда Димка помог ей добраться до палатки и улечься в спальный мешок, она вспомнила, как провела по его волосам прежде, чем он отодвинулся.

Она успокоилась, поняв, что смущающие моменты не вторглись в её мысли. Может быть, она не выставляла себя дурой, как обычно это делала под воздействием алкоголя.

Через расстояние, в другой палатке началась жизнь. Аурика вышла и потянулась к небу, вытягивая свои пальчики, пробуждая своё тело утренним воздухом. От костра, который вчера вечером согревал их теплом, осталось только куча тлеющих угольков.

Тина появилась несколько минут спустя, запахивая свою куртку, и шагая к костру, чтобы осмотреть его.

- Похоже, нам понадобиться больше дров, - сказала она.

- Да, но для этого и нужны парни, - сказала Аурика.

Тина усмехнулась, и, встав с корточек, убрала руку от потухающего огня и запихнула её обратно в карман.

– Что мы будем делать сегодня?

Аурика задумалась на минуту. Не так уж и много чего можно было поделать посреди этой глуши, если не направляться в город. Но уход и ходьба вдалеке потребует от них сбора всех вещей. Сомнительно, что кому-то придёт в голову, так далеко уйти в лес, и было ещё меньше шансов, что они набредут обратно на свой лагерь. Лучше перестраховаться, чем потом жалеть. Это был её девиз.

- Я не знаю, - сказала она. – Не так много чего, чем можно заняться.

- Мы это не обдумали, не так ли? – сказала Тина с усмешкой.

- Всё нормально. Мы найдём что-нибудь. Может быть, мы можем отправиться в поход?

- Я не против похода, если все остальные хотят.

- Как думаешь, вещи будут в порядке? – спросила Аурика, выразив своё беспокойство.

- Должны быть в порядке. Мы будет находиться недалеко, и уйдём не надолго.
Через час после сбора нужного количества дров для огня, Степан сделал кофе в чайничке на костре, который попросил захватить Дарья. После того как гуща осела на дно кружки, он выпил кофе с такой поспешностью, что ему оставалось только желать ещё, и спрашивать остальных, что будет на завтрак.

- Почему бы тебе не поймать нам что-нибудь? – пошутила Даша, потягивая последнее кофе.

- Я захватил ружьё, - Стёпа пожал плечами.

Тина опустила плечи и стрельнула в него взглядом: - Ты привёз ружьё?

- Да, - сказал Стёпка так, как будто это было что-то само собой разумеющееся.

- Почему? – спросила Тина.

- Никогда не знаешь, что может произойти, пока находишься здесь. Кто знает, может мы могли бы увидеть хорошего оленя или что-то ещё.

Дмитрий рассмеялся. – И где ты собираешься поставить этого оленя? На капоте Аурики?

- Или в твоём грузовике.

- Ага, как же! Ну, я собираюсь скоро уезжать, так что желаю удачи!

Тина опустила голову: - Так скоро, да?

- Да, к сожалению. Мне нужно сделать несколько дел, когда я приеду домой, и завтра рано утром мне уже надо на работу, поэтому нужно и поспать. У меня не получилось выспаться прошлой ночью.

- Я храпела, да?

Смешок слетел с его губ: - Нет, ты почти не издавала звуков.

- Это хорошо, - сказала она и подарила ему короткую улыбку.

Через несколько часов после разговора, Тина нашла Диму сворачивающего спальный мешок и убирающего вещи в свой грузовик. Она знала, что это не его решение уйти, но она не могла не сердится на его решение уйти так скоро после их приезда.

- Ты уже должен уехать? – спросила она, когда он закрыл пассажирскую дверь. Даже она могла услышать гнев после её слов.

- Это не то, что я хочу. Но, Тина, я должен.

- Ты понимаешь, что делаешь меня пятым колесом, не так ли?

Димка улыбнулся: - Да, я сожалею об этом. Но, когда ты вернёшься, я сделаю что-нибудь для тебя.

Это оживило её внимание: - Да? И что ты собираешься сделать для меня?

- Я не знаю. Я куплю тебе обед или что-нибудь ещё. Договорились?

Тина кивнула: - Договорились.

Она попала в объятия лучшего друга. От него пахло немного алкоголем и землёй. Но в основном, от него пахло знакомо и утешительно. Это был запах, который она будет всегда помнить, аромат, который она никогда не хотела забыть.

Она положила свои руки ему на спину и сжала так сильно, как могла, надеясь показать отображение её бессмертной любви к нему, и сказать ему, что будет скучать, как только он отвернулся.

Последнее что сказал Димон Тине перед тем как уехал, было его обычное: - Будь осторожна.

- Я всегда осторожна, - ответила она, наблюдая, как он уезжает, и смотрела до тех пор, пока не могла больше видеть блеск его грузовика в раннем дневном солнце.

- Ребят, я думаю, пришло время вернуться назад! Мои ноги убивают меня, и они почти горят, - сказал Павел, еле дыша.

- Оу, ну давай, Паша, - умоляла Тина.

Он резко сел на землю и опустил голову: - Нет, думаю я всё.

- Мы почти у цели, парень, - сказал Степан, проходя мимо своего уставшего друга.

- А куда мы собственно идём? – спросила Дарья, вырвав длинную палку и воткнув её в землю, проверив её на твёрдость. Она оставила её себе, не выкинув в сторону, как она делала с другими найденными ею палками.

- Здесь есть такое место, которое я видел, когда был маленьким, - сказал Стёпа, двигаясь дальше. – Я хочу увидеть, есть ли оно ещё там.

- Что за место? – спросила Даша.

- Это кирпичная стена, бесконечно длинная.

Дашка закатила глаза. – Это звучит как-то преувеличенно.

- Стёп, это было когда? Десять лет назад? – спросила Тина, помогая Пашке вставать с лесной травы.

- Давайте! Мы почти у цели, я это чувствую!

Они неуклонно шли за Степаном сквозь переплетающиеся лабиринты деревьев, солнце было их единственной надеждой. Ещё через несколько минут ходьбы Стёпка перед ними вскрикнул и побежал к цели в нескольких ярдах от него. Тина могла видеть начало цели, потому что она простиралась вместо деревьев, почти скрывая всё от тёплых лучей солнца. Это была высокая и бесконечная стена.

Видя это, Стёпа почти получил припадок от возбуждения, а когда Тина вошла в прохладную тень, падающей от чудовищной кирпичной стены, её охватили другие чувства. Не было слов, которые она могла бы использовать, чтобы описать, какие непростые чувства испытывала она, но это чувство её сильно ударило и сокрушило. Она утонула в страхе и не вынырнула из него, даже когда отошла в сторону.

Она стояла на солнце, вдали от своих друзей, и размышляла о том, почему она так себя чувствует. И ничего не приходило ей на ум.

- Как вы думаете что это? – спросил Павел, положив руку на кирпичи, как будто он никогда раньше не видел этого материала.

- Это стена, Пашка, - сказала Дарья.

- Я не знаю, парень. Но она стоит здесь уже очень долго. Правда я не помнил, что она была такой высокой, - Степан отступил от неё и посмотрел наверх. – Наверное, они очень сильно беспокоятся о том, чтобы ничего оттуда не смогли унести.

- Или чтобы туда никто не смог попасть, - предположила Аурика. – Это может быть оборонительной стеной.

- Ребят, может, уже пойдём? Я нехорошо себя чувствую. Я думаю, что хочу пойти и прилечь, - сказала Тина, держась за живот для большей театральности.

- Да, мы уже можем идти. В любом случае, я проголодался, - сказал Стёпка. Затем он достал свой пистолет из рюкзака и потёр им лоб. – Может быть, мы найдём что-то на ужин на обратном пути.

Тина закатила глаза и быстро покачала головой: - Я не буду есть то, что ты подстрелишь, Стёпа.

- Почему нет? – спросил он, когда они пошли обратно в лагерь.

- Первое, потому что ещё не сезон охоты и это незаконно, и второе, охота – это неправильно, - возразила она.

- Как это охотиться неправильно? – размышлял Степан с улыбкой.

- Я знаю, что человек твоего уровня интеллекта не поймёт сложную гамму эмоций, которые встречаются у разных видов, но веришь ты или нет, но и у животных есть чувства, - выдвинула теорию Тина, пока шла через лес, гнев вскипал внутри неё.

- Тина, у животных нет эмоций, ладно? Они глупые.

- Они не глупые, Стёпка. Они чувствуют и страх и боль, так же как и ты, и я. Это научный факт! Как бы ты себя чувствовал, если какое-нибудь животное неожиданно выскочило и пристрелило тебя?

Степан насмехался. – Это нонсенс! Как это пробралось тебе в голову? Тина, вернись в реальность. Мир состоит из двух классов: охотники и добыча. Бог, когда нас делал, был чертовски уверен, что мы охотники. Вот почему у нас есть оружие, а у животных нет, - он сделал паузу, пока переступал большое бревно, которое лежало на его пути. – Кроме того, я что-то не вижу, чтобы ты не ела мяса... ты, очевидно, не слишком уж и волнуешься об этом.

Тина повернулась к нему лицом, не в силах больше сдерживать свой гнев. – Мой папа заказывает мясо у мясника, который проявляет особую заботу, убивая их. Они не страдают, как я уверена, страдают животные, в которых ты отправляешь пули. Я слышала, как точен твой выстрел.

Тина слышала рассказ о поездках Стёпки на охоту, и как он намеренно выстреливал в животных, раня их, и снова стреляя в них, когда приближался к ним. Стёпа был не самым умным или самым хорошим человеком, которого она когда-либо знала, и это было очевидно, но неясно, как ей удалось общаться так тесно с ним, после окончания школы. У них нет ничего общего, кроме любви к прогулкам и Даши. Если бы не её лучшая подруга, она бы давно от него отделалась.

Стёпа был удивлён её взглядом на этот вопрос, в то время как все остальные опустили свои глаза вниз на землю и пытались игнорировать неловкий момент между этими двумя, перешагивая через заваленный лес. Не сойтись во взглядах не было необычным для этих двоих.

- Твой аргумент слаб, Тина, - сказал он почти в дюйме от её лица, а затем прошёл мимо. – Итак, это означает, что ты никогда не убьёшь животное, чтобы выжить?

Тина задумалась об этом на минуту, обыгрывая варианты голове. Сделала бы она это? Могла бы она убить, чтобы выжить?

– Я не уверена, что смогу заставить себя нажать на спусковой крючок, - сказала она и последовала за ним в лагерь, ни один из них не продолжил эту тему.

Вернувшись в безопасные палатки, они начали обсуждать вопросы насчёт ужина. Хоть Аурика и настаивала на разогреве консервов на огне, у Степана была другая идея. Он сказал Пашке пойти с ним, и что они скоро вернутся. Аурика с Дашкой возились вокруг огня, а Тина, утверждая, что она по-прежнему плохо себя чувствует, заползла обратно в палатку, застёгивая её изнутри.

Она легла на свой спальный мешок и начала смотреть в пространство, которое кричало ей со всех сторон маленького пространства. Она протянула руку и погладила голый пластик, где когда-то был Дима, понимая, что она и не догадывалась о том, как ей сильно будет не хватать его, но она знала, что увидеть его, когда вернётся.

Сон поглотил её, и она заснула с его лицом перед глазами.

Тем временем в большом ручье, который протекал недалеко от лагеря, Степан и Павел искали любой признак рыбы. Паша был не в восторге от этого занятия, в отличие от Стёпы.

- Парень... мы не можем поесть бобы или что-нибудь в этом духе? Я очень устал стоять здесь, - сказала Пашка, стоя с загнутыми штанами до колен, его босые ноги были в воде, камни и песок были под ними.

- Нет! – вдруг сказал Стёпка, наклоняясь и размахивая руками в воде. – У нас будет рыба! И тогда Тина возьмёт свои слова обратно, когда будет есть то, что мы поймали.

- Успокойся. Гордость – это опасная штука, мой друг, - независимо от своей точки зрения по этому вопросу, Павел продолжал наблюдать за водой, ища признаки движения, кроме течения.

- Мне всё равно. У... нас... будет рыба! – он сжал руки под поверхностью. – Чёрт, я думал, что видел одну.

- Ты понимаешь, что это ручей, не так ли? Думаю, единственная здесь рыба это мальки, которых можно использовать как наживку для того, чтобы поймать большую рыбу

- Тогда мы будем есть рыбные палочки, - с энтузиазмом сказал Степан.

- Твой друг прав, ты знаешь об этом? – незнакомый голос пронзил их разговор.

Стёпа и Пашка встали и обернулись, обнаружив владельца голоса. Их взгляд задержался на мужчине, сидящем на большом камне. Его голова была обращена к воде, когда он наклонился и позволил пальцам дотронуться до ручья.

- Здесь только мелкая рыба. Я всё время использую её, чтобы поймать крупную добычу, - сказал мужчина.

- Откуда, блять, ты пришёл? – спросил Стёпка, поднимая брови.

- Я сожалею, - сказал незнакомец. – Я не хотел пугать вас. – Он не поднимал головы, отвернувшись от них, и дотрагиваясь пальцами до поверхности воды.

- Вы этого не сделали. Я спросил вас, откуда вы пришли.

- Мой дом недалеко отсюда, - сказал он. – На самом деле, вы на моей земле.

Рот Пашки приобрёл форму буквы «О», когда понял ошибку. – Ох, сожалеем! Мы не знали, что находимся на вашей территории.

- Это вполне нормально. Мне очень нравятся компании. Как вы понимаете, я вижу не так уж и много людей здесь, если не выезжаю в город.

- Знаете, это грубо не предупреждать, что ты находишься за спиной кого-то, - Степан думал о пистолете, лежащем на берегу ручья в сумке, которую он принёс для улова.

Незнакомец казалось, улыбнулся чему-то, но это была скрытая и осторожная улыбка. – Я был здесь ещё до того, как ты шагнул ногой в воду. Вы просто не заметили меня.

- Нет, я не видел, что кто-то там сидит, - настаивал Стёпа, чувствуя страх от присутствия этого мужчины.

Незнакомец снова улыбнулся. – Я не говорил, что сидел здесь. Я просто сказал, что я был здесь, и вы не заметили меня. Это не означает, что я сидел на этом камне.

- Да, без разницы, - сказал Стёпка, выйдя на берег к своей обуви.

- Можно узнать ваши имена? – спросил мужчина уже стоя.

Его действия шокировали Пашу, и он пару раз резко вздохнул. Он чувствовал, что у него нет выбора, кроме как представить их, ведь они на его собственности. – Я Паша, а это Стёпа.

Степан быстро повернулся к Павлу с широко раскрытыми глазами, полными отвращения. Он прошипел сквозь крепко стиснутые зубы: – Пашка!

- Кто ты? – спросил Павел.

Мужчина поднял голову и встретился с ними взглядом. Этот взгляд заставил двух парней отступить назад, увеличивая расстояние между ними.

- Я Валерий Русик, - сказал он, и рубиновые радужки его глаз блеснули голодом.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 2
© 28.06.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2840868

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1