Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Страшные тайны


...Зима, это был холодный, февральский день, в котором горе превосходило своим
холодным дыханием, холодный февральский ветер. День был бледен, кружились
редкие снежинки, большее их число спешило по земле позёмкой. Три овдовевших
женщины возвращались с кладбища домой: одна решилась сына, другая мужа,
третья решилась отца который хоть, и был ей отчимом, но всё же, час полнил своей
печалью всех троих.
...За ними верхом на коне, дополняя грустный момент, горестного дня, медленно
ехал, их добрый сосед по поместью Сергей. Он помог им с похоронами, до времени
ушедшего: мужа, отца, сына. И был позван в дом женщинами на поминки.
...Обе старшие женщины были изрядно пьяны. Сосед Сергей успокаивал их, всё
время подливал им вина. Вскоре старшая из них, мать покойного Жанна Алексеевна,
удалилась почивать. Она не была старухой, она была ещё очень красивой женщиной,
в свои сорок четыре года, она была стройна, и всё ещё прекрасна. Добрый сосед
Сергей, продолжил активно утешать вдову, подливая ей вина в бокал. Вдову звали
Анабель, она тоже была ещё нечего, в свои тридцать с плюсом лет, она имела роскошную
фигуру, что лишь, едва слегка была полна.
...Младшая из них, девица восемнадцати лет, Анжелика, вино пила тайком. Так,
как ей всё ещё словно дитю, которому нет двадцати одного года, вина не наливали.
Она утащила со стола целую открытую бутылку, крепкого вина, спряталась в комнате
своей матери в шкафу. И пила втайне, одна, никто не видел её радостных слёз.
... Дверь комнаты открылась, в комнату зашла Анабель, ей помогал идти добрый
сосед Сергей. Анжелика, что пила вино в шкафу, притаилась, и осторожно посмотрела
в замочную скважину бельевого шкафа. Добрый сосед Сергей, раздевал её пьяную,
невменяемую мать. Которая была пьяна настолько, что позволяла себе отвечать
на его поцелуи. Когда он раздел её догола, он провёл медленно, по её обнаженному
телу своею рукой: туда, вниз, к её вожделенному месту.
... Анабель ещё шире раздвинула свои ноги, став ему ещё доступней, желая того,
чтобы он овладел ей. Из её тела неожиданно вырвался первый стон, когда он коснулся
её своею рукой, между её ног. Его пальцы вошли в неё, он ввёл в неё сразу: ни один
пальчик, а два. Анабель устремилась навстречу наслаждению, желая его.
...Вторая рука Сергея, и его уста, ласкали и целовали, её вздымающияся груди,
вскоре Анабель застонала. Испытав наслаждения, она тут же уснула, решенная
каких-либо сил: моральных и физических. Недовольным таким развитием событий
Сергей, всё же залез на неё, и вошёл в неё, уже в спящею. Надеясь, что она
проснётся, и вернётся, и продолжит ласки, но Анабель спала. Разозлившись на это,
он всё же слез с неё, лаская сам себя, над её прекрасным лицом, касаясь своим
членом её безответных губ. Издав непонятные звуки, он кончил ей на лицо, его семя
обильно залило её лицо: её неподвижные губы, закрытые глаза, румяные от хмеля
щеки.
...Сергей оделся, и вышел из комнаты в которой осталась спать пьяная, обнаженная
Анабель.
... Анжелика выбралась из шкафа, подойдя к матери, к кровати на которой она
спала, Достав свой белый платок, который Анжелика всегда носила с собой, она
осторожно вытерла им, лицо спящей матери: её губы, её щеки, её глазки. Вернув её
лицу достоинство, она укрыла обнаженную мать одеялом.
- Спокойной ночи мамочка: - сказала Анжелика, и поспешила из комнаты. - Куда же
ушёл добрый сосед Сергей?
... Анжелика не ошиблась, добрый сосед Сергей, уже утешал её безутешную бабулю,
которая потеряла уже давно своего мужа, а на днях потеряла ещё, и сына. Сергей
щедро подливал в её бокал вина, роняя к ней так много своих комплиментов. Хваля
её прекрасную фигуру.
- Так много горя, в ваши всего сорок четыре года, ведь вы Жанна Алексеевна,
ещё так хороши, - сказав это, добрый сосед Сергей, присел с ней рядом, коснувшись
своим взором во глубь её души. Его комплименты, звучали всё нежней, он словно
хмель весь тёк в уши её. Момент располагал, и руки Жанны Алексеевны упали,
точней одна её рука, приветливо коснулась, вдруг его. И на колени ему уютно
прилегла. Сергей взял её руку осторожно, своей рукой, и подвёл руку её к месту
торчащему вверх в своих брюках. Затем провёл он нежно, её рукой по скрытой в
брюках мощи. Продемонстрировав ей: свою твердость, свою крепость.
... И вот уже Жанна Алексеевна, сама, рукой своей ведёт по этой скрытой в брюках
его мощи, затем она освобождает из брюк мощь эту, как птенца. Взяв его в руку,
она ощущает: эту твердость, эту крепость. Но, тут Сергей вдруг неожиданно встаёт,
вся эта мощь оказывается перед ней, у её лица, у её дрожащих возбуждением губ.
- Не надо бабушка, - обронила в шёпот Анжелика, она подглядывала тайно с верхней
комнаты за ними. В себе самой скривив лик, и плюнув в шепот - Фу, какая гадость.
... А, бабушка, Жанна Алексеевна язычком своим ведёт по этой мощи, всё это
целует. Затем она снимает все свои одежды быстро, ложится, раскинув свои ноги. Рукой
своей проводит между своих ног. Сергей её призыв поспешно исполняет. Твердую мощь
свою он внутрь её ведёт. Он вводит в неё, всю мощь, как штык в врага вонзая. Но,
тут минута подлинно другая: к другу другу их стремится тел жаждущая прыть!
... Жанна Алексеевна всё чаще стонет, дышит. И прижимает плоть Сергея к себе: всё
крепче, всё сильней. Ей не до горя, так бывает у людей, это одна уже из радостных ночей.
Уж раз второй стремится она кончить: целуя шею Сергея, целуя плечи Сергея, и его
уста. О, как приятна мощь его пронзает её глубь. Уж близок неба электрический поток.
Она кончает.
... Добрый сосед Сергей одевается, И уходит в гостевую комнату, что перед кухней, и
там ложится спать он на диван. Анжелика, спешит за ним, она мечтает отомстить его
вероломной природе!
...Анжелика раздевшись догола, одев на себя прозрачную ночную рубашку, сквозь
которую легко проглядывалась её обнаженная плоть. Затем она словно сонная,
спешит мимо Сергея на кухню, словно нечаянна споткнувшись, она падает на диван, на
котором лежит добрый сосед Сергей. Она падает, всем своим юным телом на него,
на миг нежно прижимаясь к нему, своей грудью. Так, чтобы он почувствовал мягкость
её груди. Но, практически тут же она вскакивает с него, и убегает в свою комнату.
Сергей пытается её схватить, но безуспешно, в его руках остаётся, только её
прозрачная одежда. Голая Анжелика, мелькнув в лунных лучах тенью, быстро
скрывается в дверях своей комнаты.
...Сергей встал, и пошёл за ней, к его удивлению дверь в комнату Анжелики,
оказалась незапертой, хоть в её дверях торчал ключ. Он зашёл в её комнату, закрыв
за собой дверь на ключ. Он подошёл к кровати на которой лежала, под одеялом
Анжелика, и сел на кровать.
- Это твоё ? - спросил Анжелику, Сергей нежно шепотом, протянув ей ночную рубашку.
- Да, - ответила, словно очень смущаясь Анжелика, высунув свою голову из под одеяла.
- Может наденешь, тогда? - сказал ей, хитрый Сергей, зная, что на девушке нет нечего
из одежды.
- Давай, - сказала Анжелика, высунув руку из под одеяла, - Отвернись.
- Хорошо, я не буду вовсе смотреть, я закрою глаза, - сказал девушке Сергей.
... Анжелика откинула с себя одеяло, и хотела одеть на себя эту ночную рубашку.
Но, Сергей тут же обнял её. Он крепко прижался своим лицом, к её мягкой груди,
и стал нежно целовать её сосочки, его поцелуи спускались всё ниже к влажному
месту между её ног, к её святыни. Но, она сжала, свела крепко свои ноги, не
пуская его уста к себе между ног.
- Подожди, - сказала ему Анжелика, - Давай выпьем, вот выпей.
... Она налила ему в бокал вина, и он его выпил, она налила ему ещё один бокал вина, он
выпил, и его. Анжелика убрала в сторону пустой бокал, легла, согнув ногу в колене. Взору
Сергея стала вновь видна, её им вожделенная обитель. Согнутое ей колено, не дозволяло
ему, лечь на неё. Он мог лишь смотреть на неё, или! Он выбрал или, его уста устремились
к её лону, его голова уютно устроилась между её ног. Его язычок, его поцелуи легко
пробежали по её святая святых. Не давая девушке придти в себя, Сергей снова решил
воспользоваться пальчиками, его пальчик проник в её бархатное лоно. Проникая в неё,
и вылезая из неё к лунному свету вновь и вновь. После он продолжил ласкать девушку,
один лишь своим пальчиком. Его взор любовался ей, он смотрел на неё, он видел, как её
эмоции, меняют её лик. Словно тончайшие волны, внутри у девушки бежали приятные
чувства. Ещё чуть-чуть, и она кончит. Неожиданно, словно нечто: невесомое, властное, и
огромное, приблизилось к ней. И она обронила в ночь свои стоны.
...Сергей решил, не давать ей передышки, Он лёг на девушку, и ввёл в неё свою
восставшую мощь. Её юное тело, сводило его с ума, на мгновение ему показалось, что
он растворяется в ней, но потом он вновь окреп. Чувствуя, свою мощь! Ещё чуть-чуть,
и она кончит второй раз. Он собрался с силами, и ускорился, стоны Анжелики заполнили
ночь. Сжав в своих руках простынь девушка кончила. Сергей продолжил вонзать в неё
свою мощь, еще минуту другую, затем он достал его, и поспешил к её лицу.
- Убери это, - сказала Анжелика, увидев у своего лица, стояк, она встала с кровати,
обернувшись в одеяло, - Всё конец, как-нибудь сам дальше, понял, без меня.
- Ну помоги мне, хоть своей ручкой, - взмолился Сергей к ней.
- Хорошо, - сказала Анжелика, - Только ручкой, нечего другого. Но, тогда сначала ты
выпьешь ещё вина.
... Анжелика наливает ему полный бокал вина, садится на кровать рядом Сергеем, и поит
его из своих рук, вином. Затем она берёт, бутылку в которой ещё оставалось вино, и
принуждает Сергея, выпить остатки вина в бутылке. Сергей допивает все, не обратив
внимание на странный, горький вкус остатков. Рука Анжелики после исполняет обещанное.
...Итак сев рядом с Сергеем, ухватив крепко его начало, своей рукой, Анжелика
рассказывает ему, свои страшные тайны.
- Когда мне было лет тринадцать, моя мать, растившая меня одна, наконец-то вышла
замуж, вся в белом платье. Как я была рада за неё, тогда. Муж ей достался молодой,
её моложе намного лет, ей тогда было тридцать лет, а ему всего двадцать два года.
Недолго счастливы мы были. Однажды, когда я ночевала у его родителей родных. Его
отец которому, тогда было лет пятьдесят, почти шестьдесят. В спальню мою пришёл,
и разговор такой завёл: что не родные мы, что кровь нас не роднит. Нёс прочею
подобную фигню. Меня при этом гладя по головке, и лапая руками, щекоча. И говорит
мне глупой той: открой свой ротик, а глаза свои закрой. Ну, я дурёха, глазки, и закрыла,
рот открыв. Ты догадался, да, какую мерзость в рот он мне засунул? И выплюнув всё
это. Кричу я: Бабушка! Он говорит мне: кричишь ты детка зря, снотворного ей дал я
в питье большую дозу. Зажав рукой своей мне после крепко рот, он своим пальцем
между ног моих, безжалостно, мне девственность мою извлёк.
- А, - вскричал Сергей, Анжелика надломила, свернула в гневе его член, своей рукой
словно желала его вырвать. Он отполз от неё, смотря, в её глаза полные слёз.
- А, дальше, - Анжелика продолжила свой страшный рассказ, смотря на испуганное
лицо Сергея, - Дальше, он подмял меня, как котёнка под себя, прыть подчинив мою
себе, он овладел мной, словно взрослой женщиной. Закончив дело, после уходя, он
говорит мне: не говори об этом никому, не скажешь если, я тебе тогда пони куплю. А, я
ему в ответ, тогда сказала: всем расскажу кого только не встречу. И бабушку пойду,
и разбужу, и всё ей, всё, всё ей расскажу! И всем всё расскажу. Он так испуган был,
что бросил сам коньки. Схватился за сердечко, и обмяк. А, дальше похороны, муки
совести, ведь умер он из-за меня. Как же страдала, от этой тайны сильно я! И эту тайну,
устав одна стеречь, решила я в час печальный, отчему открыть. Не матери же мне, об
этом говорить. Он говорил: что мы друзья, что мы по возрасту близки. И я ему открылась,
что же после? Как только он остался со мной, без матери дома один. Пришёл ко мне он
в ночь, в мою кровать. И сразу же без спроса обнимать, и сразу же меж ног ко мне полез
руками, и не только ими! Хотела я сначала всё матери сказать, но пожалела её счастье,
ни его. Хоть, он не раз ещё мною владел, но я молчала мать свою жалея. Но, недавно
купил он дом у моря, и мне сказал он: я брошу твою мать, уедим далеко туда, где нас
люди не знают. Где плохо о нас молва не заболтает. Я поняла, тогда в себе: такое,
как он зло, жить недостойно! И умереть ему время пришло. Я, яд купила, тогда у
торгашей. Ему в питьё его, я, яд подсыпала, в вино. И умер он, вина того испив. До
лета им желанного, немного не дожив. Он мертв, и зла его уж нет, он злое не свершит,
он маму не предаст мою, грех ни какой в нём более уже не согрешит. Всё скажут
вдруг о нём: он добрый человек, и имя его грязью не испачкает наш век.
- А! Помогите, - кричит Сергей, он понял, что Анжелика его отравила. Но, ему уже не
хватает воздуха, и крик не выходит. Он пытается позвать всё же на помощь. Встаёт с
кровати, но тут же падает, он бледнеет и хрипит. Он понимает, что умирает, он видит
равнодушное лицо Анжелики, её холодный взгляд, её легкую улыбку, её торжество
момента. В последний раз он пытается встать, но падает. Анжелика быстро вскакивает,
затем она садится рядом с ним, встав на свои колени, зависнув остальным своим
телом над ним, она крепко прижимает его к полу своими руками, и смотрит в его
умирающие глаза.
- Тебя запомнят все, добрым человеком, Сергеем соседом добрым, славным - Анжелика
шепчет умирающему Сергею свои странные клятвы, смотря, как в его глазах тускнеет
цвет жизни. И вот он закрывает свои глаза, словно не желает больше смотреть на неё.
Она нагибается над ним, к его уху, и тихо шепчет ему, последние слова, - Добрый сосед
Сергей, не переживай, всё зло твоё, в тебе теперь уже мертво!

 
P/S - Все рисунки взяты из интернета практически случайно.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 93
© 28.06.2020 Хочкез Траховский
Свидетельство о публикации: izba-2020-2840801

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1