Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Появление СнЕжинки


Утренний солнечный лучик потихоньку подобрался к окошку одиноко стоящей на поляне избушке на курьих ножках. Заглянул, освещая полати…пусто… никого нет. Где хозяйка? Поиграть не с кем.
Появившееся на востоке солнце, прогоняя ночные сумерки и освещая землю, слегка улыбнулось, наблюдая за сбежавшим лучиком, погрозило ему и поманило к себе.
Погрустневший проказник, медленно поплелся к светилу, вливаясь в общий поток солнечного света.
Занимался новый день.
А где же хозяйка избушки?
Баба Яга, именно к ней в гости сбежал лучик, в это время занималась сбором трав.
Проснувшись ни свет ни заря, старушка кряхтя слезла с полатей и отправилась в лес к заветному омуту, собирая по пути целебные травы.
Всю ночь ворочалась бабка, сил не было никаких заснуть, так болели суставы, что решила она на заре искупаться в омуте.
С русалками поплескаться. Да и студенная вода принесет облегчение. Каждый лечится, как считает нужным, а бабуля боль свою ледяной водой усмирить решила. Проверенное средство. Чтобы прогулка по лесу с пользой была, прихватила она с собой корзинку да лопатку маленькую: корешков накопать да трав пособирать.
Идя по берегу реки, заметила какое – то шевеление в камышах. Глядь – девчонка маленькая на воде сидит. Именно, сидит, а не плывет или плескается, словно на скамеечке махонькой, да ногами болтыхает. ЧуднО.
Подошла бабка поближе:
-Это кто ж у нас такой маленький в реке объявился? Ты чья будешь?
-Не знаю, - безмятежно ответила малявка.
- А родители твои где? Что ж за ребенком не смотрят? – продолжала выспрашивать Яга.
-Не знаю…
-А чего ж ты знаешь то? – обеспокоилась бабуля.
-Всё, - с важностью ответила девочка.
-С тобой не соскучишься… Так ты одна здесь? – девчонка кивнула, - Ох-тии, - вздохнула бабка,- Давай руку. Пойдем со мной. Нельзя дитю одному по лесу шляться, того и гляди зверьё разорвет, али русалки в воду утащат.
-Меня? Не утащат. А вот с тобой, бабуля, я, пожалуй, пойду, - и девчонка пошлёпала к берегу по воде, как посуху.
Подивилась Яга, ничего не сказала и к омуту заветному не пошла – враз вся хворь пропала.
Сняла Яга платок с головы, укрыла им травы да коренья, что в корзинке были. Посадила сверху девчонку и поковыляла домой.
Поднимаясь по скрипучим ступенькам в свою избушку, Яга спросила:
-Ты хоть знаешь, кто я такая?
-Знаю, - улыбнулась девчушка, - Бабулечка – Ягулечка.
У Яги аж дыхание перехватило, так ласково её еще никто не называл, но держа марку, ответила:
-Это кто ж тебе такую чушь сказал? Я злая и страшная баба Яга. Вот сейчас возьму тебя и съем.
Девчонка улыбнулась:
-Толком не наешься, только в зубах застряну, а зубочистки у тебя нет.
-Ишь, какая шустрая, - усмехнулась Яга, сверкнув фарфоровыми зубами (цивилизация уже и в сказку проникла), - Действительно, все – то ты знаешь. Звать – то тебя как?
- А вот это как раз и проблема, не знаю, - печально ответила девочка, - Все, что было до того момента, как я в речке очутилась, словно стерто из памяти. Ничего не помню, но уверена, что имя у меня есть и оно красивое, только вот какое?
-Ладно, не печалься. Придумаем тебе имя не хуже прежнего. А там, глядишь, и память вернется.
-Не надо мне нового имени. Не хочу, - надула губы малышка, - Зови, как хочешь, на любое откликнусь.
Яга, пожав плечами, ничего не ответила. Решила с сестрицами насчет девчонки посоветоваться, может, помогут чем.
О старых бабках – ёжках много сказок написано, но не всё правда. Ведь сказано в них уже о пожилых женщинах. И никто не задумался, о том, что не сразу старой и злой старушка стала. А родилась на свет она маленькой девочкой и только жизнь и годы сделали из обычной девчонки злобную, сварливую бабку.
Глядя на малышку, Яга вспомнила свое детство. Заволокло слезами старческие глазки. Но жалеть себя, Яга не привыкла, за злобой скрыла свои чувства:
-Брысь из корзины! Я, старая, пожилая женщина, несу её, словно она ходить не умеет. Ещё издевается надо мной – имя, - говорит, - своё не знаю.
Съем я тебя всё – таки, съем! Подрастешь, и съем. Очень я маленьких детишек люблю – нежные они…
Словно мячик, выпрыгнув из корзины, девчонка занялась:
- Не говори глупости, карга старая. Никого ты еще не съела. Злой прикидываешься, а сама добрая. В глубине души…
-Так глубоко, что никому не видно, - окрысилась Яга.
- Что расшумелись? Никакого сна, покоя от вас нет, - приоткрыв один глаз, зевая, сказал черный кот, потягиваясь на печи.
-Баюн!? Настоящий? – ахнула девчонка.
- Опилками набитый… плюшевый, - обиделся кот.
Девчушка быстро вскарабкалась на печь, вцепилась в шкуру кота:
- Настоящий! Здорово!
-Ничего здорового, - отпихиваясь от малышки, сказал кот, - Отпусти… без шкуры от таких ласк остаться можно, - и продолжил, - Я, лично, тебя Непоседой звать буду. Остальные, пусть зовут, как хотят, – и спихнул девчонку с печки, - Спать не мешай.
-Ну вот, одно имя у тебя уже есть, - улыбнулась Яга.

-Ты пока здесь похозяйничай, а я к сестрицам схожу. О тебе поспрошаю. Может, знают чего, - спускаясь по ступенькам, сказала Яга.
-Не беспокойся, бабушка, я хозяйка хорошая. Везде порядок будет, – услышала в ответ.
К вечеру Яга возвратилась. Села на лавку, потянула носом:
-Был кто?
-Заезжих молодцов, Иванов - царевичей, также как и дураков, не было, - бодро отрапортовала девчонка.
Яга опять повела носом:
- Кто?
Девчушка замялась:
-Да, приходил здесь какой – то лохматый, заросший дядька, - взгляд старухи исподлобья требовал –« дальше»,- Выгнала я его. Нечего здесь всяким шляться, пока хозяйки дома нет.
-Батюшки, да ты никак самого Лешего прогнала. Хозяина здешних мест, - всплеснула руками Яга, - Нехорошо, девонька, нехорошо. А как обидится он, что делать будем? Ведь и из леса выселить может. Здесь никакой суд не властен. Да, что там суды, - махнула рукой старуха, - Ты хозяина из моей избушки выгнала. А вдруг по делу приходил?
-Прям, там, по делу… , - возмутилась малявка,- Чай погонять, да с тобой поболтать… Скучно ему. Будто работы в лесу мало.
-С хорошим хозяином и просто посидеть, поговорить можно, - сказала Яга, подходя к оконцу, - Эхххх… ведь по – молодости сватался он ко мне… отказала. Где ум – то был? – вздохнула, - Сейчас бы всё назад возвернуть… в сказке – то можно, но не сказка это уже будет, а быль. Вот, так – то, девонька.
Девчонка засопела носом:
-Откуда ж я знала, что это жених твой, хоть и бывший.
-А, что ты обо мне знаешь? – вздохнула Яга,- Ведь ни в одной сказке не сказано, что я съела кого – нибудь. На лопату саживала, в печь налаживала… а дальше? Вот, то – то и оно… Наветы всё это, ложь, сплетни. Потому и живу в лесу одна. Подальше от людской молвы.
-Бабушка, ну, я же не знала…
-Я тебя не виню… вся жизнь у меня такая… наперекосяк, - усмехнулась Яга, - Собирай на стол. Чай травяной пить будем, – и продолжила, - Кота можешь не будить. Пускай спит. Потом сметаной покормлю.
За столом Яга, прихлебывая из блюдца, сказала:
-Сестричек своих повидала, пообщалась. Неведомо им, кто ты такая. На обратном пути к русалкам заглянула. Может они чего знают. Ведь на речке я тебя нашла. Вполне возможно, что они к этому причастны. Не их это работа. Посерьёзнее кто – то тебя утащил. Зачем? Вопрос.
-Ягушка, ну не могла же я просто так появиться? Здесь тайна какая – то… да и не помню я ничего. Непросто это. Ооох, как не просто.
-Ладно, Ладушка, утро – вечера мудренее. Пора спать ложиться. Вот и второе имечко к тебе прилепилось, - молвила Яга, забираясь на полати.

Непослушный лучик опять сбежал к Яге от светила. Незаметно проник в избушку. Бабуля спит. Жалко будить. С котом поиграть? Он хоть и взрослый, серьезный Баюн, а за лучиком словно котёнок малый гоняется. Чу, а на печке рядом с котом девчушка махонькая спит. Интересно, кто такая? Вот и есть, чем развлечься. Лучик осторожно, чтобы никого не разбудить, стал рисовать на лице девчонки веснушки. Позолотил нос, слегка прошелся по волосам. Отступил, полюбовался своей работой и шустро ускользнул к Солнышку.
Наступал новый день. Яга кряхтя спустилась с полатей. Завтрак готовить . Малышка тоже проснулась. Потянулась. Осторожно, чтобы не разбудить кота, слезла с печки, села на лавку. Яга с ухватом в руках оглянулась, да так и замерла с открытым ртом. Когда шок прошел, выдохнула:
-Ух, ты, батюшки – светы, кто ж тебя так разукрасил – то? Лучик небось пробегал. Узнаю, его это проделки. Фулюган. Так девчонку видоизменить… Какая ты теперь Ладушка? Веснянка – вот ты кто.
Малышка быстро бросилась к зеркалу. На нее смотрела незнакомая веснушчатая, рыжеволосая девочка:
-Разберусь, я, бабуля, с этим шутником, - раздраженно проговорила она, - Сама разберусь, - присмотрелась, повертелась, - Вроде, ничего. Может так и лучше. Теперь меня никто не узнает. А то ведь, наверняка, ищут. Оххх, не с проста всё это… Хоть бы память вернулась.
-Не печалься. Всё вернется на круги своя. Быть иначе не может. Только время нужно.
-Чего опять шумите? Неймется вам. Никакого покоя нет. Хоть с квартиры съезжай, - недовольно проворчал с печи кот.
-Баюнка, ты лучше глянь, что с Ладушкой лучик сотворил, - отозвалась Яга.
Кот скосил зеленый глаз на малышку:
-Две непоседы встретились, - промурчал он, - Рыженькая. Неплохо. А то словно поганка бледная была.
-Я поганка? – завелась Ладушка, - Ты на себя посмотри. Толстый увалень. Что вдоль, что поперек. Разъелся на бабулиной сметане.
-Нам, котам, толстым быть положено. Мне же не мышей ловить, а сказки сказывать надо, - лениво проворчал Баюн.
-Не ссорьтесь. Слезай с печи. Завтракать будем, - примиряюще сказала Яга и продолжила, - Сядем рядком, да поговорим ладком. Что дальше делать будем?
- Чего думать? – наворачивая сметану, промурчал Баюн, - Все идет своим чередом. Непоседа здесь поживет. Чай не объест. Мы с тобой, Яга, по знакомым пошукаем, авось чего и разузнаем.
- Верно баешь. Будь по – твоему. Я сейчас к Лешему схожу. Хозяин леса. Должен знать, что в лесу творится. Хоть на речке я тебя нашла. Водяной там хозяйничает. Да речка – то по лесу течет. Заодно прощенья у Лешего попрошу за прием твой теплый вчерашний, - Веснянка глянула исподлобья, - Не серчай. Но старших уважать надо. Могла бы хоть чаем напоить, пока меня нет.
Малышка сердито засопела.
-Сопи, не сопи, а дело сделано – обидела хозяина. Он незлобивый, быстро отойдет.
Позавтракав, Яга с котом в лес отправились.
Осталась Непоседа в избушке одна. Посуду помыла, полы подмела, паутину смахнула. Скучно. У окна присела. Пяльцы взяла. Настроения нет вышивкой заниматься. Отложила. На крылечко вышла. На ступеньку присела. Глядь, а воздух на поляне волнами пошел. Лес вдаль отодвинулся, словно в дымке. Воронка странная из воздушных волн образовываться стала. Только чУдная воронка. Раструбом на избушку нацелена и втягивает её вместе с девчонкой в себя потихоньку.

Яга с Лешим чаи гоняли да беседу вели.
Рад хозяин леса, что старушка к нему в гости пожаловала. Ягод лесных, орехов, варенья на стол поставил, попотчевать подружку давнюю. Извинения Яги о девчонке с улыбкой принял:
-Да, не обиделся я на малышку. Чудная она. Нездешняя. Не нашенских сказок. Похоже из каких – то параллельных миров. Правда, откуда вот, не понял, но… Может, поэтому и имени у нее нет. Ведь без имени ни проклясть, ни наколдовать ничего нельзя.
Яга, прихлебывая чай, согласно кивала:
Ты у нас голова, все знаешь. Помоги девчонку к родителям отправить. Переживают, чай…
-Торопиться не надо. Не зря она здесь объявилась. От беды лихой, небось, подальше отправили. Да память стёрли. Неспроста всё это, Ягушка, оххх, неспроста… - сказав, задумался Леший.
Яга закручинилась.
К вечеру, так ничего и не придумав, решили Леший с Ягой к избушке пойти, да девчонку поспрошать, может, вспомнит чего.
Как хорошо в лесу. Птички поют. Воздух на травах лесных настоянный ароматом дышит. Живность какая – то в траве шуршит. Благодать. Идут давние друзья, беседуют. На поляну вышли. Глядь… нет бабкиной избушки. Поляна та самая. Скамейка, что под окном стояла – на месте. Колодец с «журавлем», береза, банька – всё есть. Избушки нет. Куда делась? Вроде, послушной была, без спроса никуда уйти не могла. ЧуднО.
Яга, увидев такое, так и осталась стоять с ртом раскрытым.
-Гхм, - промолвил Леший, - Вот и последствия появления девчушки. Вместе с избушкой забрали.
-Кто ж пакость такую сотворил? – словно очнулась Яга,- Ведь бездомная я теперь… бомжиха…
-Да, погодь. Не спеши. Придумаем что – нибудь. Девчонку выручать надо.
На поляну не спеша вышел кот. Остановился. Огляделся:
-Здесь избушка бабулина была…
-Видишь, нет её, - отозвался Леший.
-Ааааа…? Где ж я спать буду?
-Тебе только бы спать,- завелась Яга, - Лежебока. Девчонка пропала. Вот беда. А ночевать и в бане можно. Документы на избушку у меня есть. Остались. Припрятаны. Леший подтвердит пропажу. Новую отстроим. Где Ладушку искать? Вот вопрос.
Кот почесал лапой затылок, важно прошествовал к скамейке:
-Принца ждать будем. Должен же кто – то нам на помощь прийти.
-Ну – ну…, - промолвил Леший.
Утром вышла Яга к колодцу воды набрать. Глядь, на скамейке парень спит, курткой с головой укрывшись.
-Вставай. Не гостиница чай здесь, - затормошила бабка парня.
-Отстань, старая, голова трещит. Плохо мне, - отмахнулся парень.
Из бани на солнышко выполз кот:
-Вот и принц пожаловал. Как в сказке – принца заказывали?
-Чегой – то он на принца не похож. Да перегаром от него разит, что не продохнуть.
-Принцы, они разными бывают, - подходя поближе промурчал кот, - Главное – человек. Помощник.
Какой с него сейчас помощник? – поморщилась Яга, - Ему проспаться хорошенько надо. Потом разговоры вести.
-А чего ты, Ягушка, так спешишь? Сначала молодца в баньке попарь, накорми. А там и разговоры сказывай, - протянул Баюн.
-Твоя правда.

К вечеру баба Яга, принимая гостей, накрыла стол на поляне.
Кроме Лешего к ней пожаловали Кикимора, Бешеный Ежик, парочка русалок, Михайло Потапыч, дриада и маленькая фейка.
К приходу гостей распаренный парень в расшитой косоворотке уже сидел на лавке. Напротив уселся Баюн:
-Хорош, ничего не скажешь. Русский богатырь. И чуб курчавый, и глаза ясные, косая сажень в плечах… На царевича не похож, те более хлипкие. На дурака тоже…
- Ты, котяра, не заговаривайся. Враз в глаз схлопочешь. И не посмотрю, что кот говорящий. У меня не заржавеет. Что ещё за царевичи да дураки? – разошелся парень.
-Чего шумите? – подходя к столу с тарелками, спросила Яга.
-Да, вот, пытаюсь выяснить, кто у нас Ваня будет, - растягивая слова промурчал кот.
-Кто у вас Ваня будет, не знаю, - отрезал парень, - А меня Мишей кличут. Деревенские мы.
-И зачем ты, деревенский, к нам в лес пожаловал? – подходя к столу, спросил Леший.
- Посидели мы вчера с парнями за самогоночкой. Перебрал я, - буркнул Миша, - Чтоб маманя не ругалась, с утра в лес подался. Якобы за грибочками. Да и проветриться тоже надо было. А тут на поляне лавка стоит, - продолжил он, - Чего ж не прилечь? Да и худо мне было. Вы на меня не серчайте, пожалуйста. Не со зла. Никому хлопот не хотел доставить. Так получилось…
-Очень даже хорошо получилось, - рассаживаясь по бокам Михаила, пропели русалки.
Дриада, крутя в тонких пальцах вилку, бросила настороженный взгляд на нахалок.
-Фффуу, фффу, - засопел рядом с ней Бешеный Ежик,- Не обращай на них внимания. Что с мокрохвосток возьмешь?
-Ты, морда нахальная, в гостях. Нечего нас оскорблять, - в унисон возмутились подружки.
Вся взлохмаченная в каких – то отрепьях примчалась Кикимора. Плюхнулась на лавку:
-Об чем разговор?
-Самая любопытная. И все – то тебе знать надо,- рассмеялись русалки.
-А как же? Все вместе, в одном лесу живем. Помогать должны друг дружке. А не козни строить, как некоторые, - бросила она взгляд на подружек.
-Да, вот, Кики, беда у Яги, внучку украли, - профырчал Еж.
-Внучку? – изумилась болотная, - Да у неё детей отродясь не было, откуда внучка – то?
- Внучка? У неё, как и у Деда Мороза, в седьмом колене, приблудная, - отозвался Леший.
На лавку рядом с Кики присел Потапыч.
-Осторожнее, медведь, так и лавку развалить недолго,- возмутилась Кикимора.
-Сами позвали, сами же и недовольны, - проворчал Медведь.
-Не серчай, Мишенька, тебе я медку припасла, - пропела Яга, ставя на стол бочонок с медом, - Ты у нас в лесу после Лешего вторым хозяином будешь, может, посоветуешь чего бабке старой. С ног сбилась, что и думать не знаю. Не одолеть мне одной беду эту.
Маленькая Фейка, пролетая над столом, прозвенела, словно колокольчик:
-Не переживай. Для того все вместе и собрались, чтобы тебе помочь.
Долго сидели гости. Путного ничего на ум не приходило.
-Будь пропажа в наших сказках, выход найти можно было. Да, хоть по тому же клубочку внучку твою искать, - сказал Леший, - А тут не выход, тут вход нужен. Порталы какие – то устраивают в параллельные миры. Мы этим не пользуемся, у нас своих сказок хватает. Да и то, не в тот мир попадешь, что делать будешь?
-Почему бы не рискнуть?- спросил Ёж, - Я завсегда «за». И сам отправиться на помощь готов.
-Мы тебя вместе с Мишей отправим. Вдвоем, все веселее, - влез Баюн, - А ты, Михаил, что скажешь?
-Что тут говорить? Выручать ребенка надо. Одно дитё без родителей. Непорядок.
Только вот куда идти за девчонкой никто не знал. И, как попасть в этот мир загадочный тоже оставалось тайной.
Полная луна потихоньку поднималась на небосклон, зажглись первые звезды. Наступала ночь. И тут русалок, словно осенило:
-По зеркальному коридору пройти можно, - затарахтели они, - Там дорожка в другой мир есть. Но, страшно…
-Чего бояться, коли ребенок там один? Спасать его надо, - встряхнулся Миша, - Ну, что, Ёж, пойдешь со мной? – обратился он к Бешенному, - Тащите зеркала.
На поляне поставили два зеркала друг против друга.
В свете луны в них появился бесконечный коридор.
-Ну, что, пойдем, дружок, в неизведанное? – крепко взяв за лапу Бешенного, сказал Михаил.
Держась друг за друга, они шагнули в зеркало.

-Слушай, а чего тебя Бешенным кличут? Да и на ежа ты похож только внешне, размерами на кабана тянешь, и ходишь на задних лапах, - спросил Михаил ёжика, идя по коридору.
- Да… история, - зафырчал тот, - В этот лес я не так давно попал. Из другой сказки, так можно сказать. Не по своей воле здесь очутился. Но не об этом речь. Так вот, очутился я здесь, а своей территории нет. Отвоёвывать надо. Лесные – то все дружные, не захотели меня в свое царство сонное, паутиной поросшее пускать. Пришлось прыть свою показать. Даже Потапыч на разборки приходил. Посидели с ним, побеседовали. Нормальный мишка, всё понял. Сам с Лешаком обо мне поговорил. Дали мне прописку в этом лесу. На территорию я своё заклятье наложил, чтобы любопытным неповадно было. Русалки, дриады, фейки… ух, языкастые, заразы. С одной Кикиморой дружу. Ну и с Лешаком, конечно, да с косолапым в хороших отношениях. С Ягой почти не пересекаюсь, кота её слащавого не люблю, слишком нос свой любит совать, куда не следует. Ну, а Бешенным за разборки прозвали. Вот так и живу.
Сзади что – то грохнуло. Словно обвал какой случился.
-Не оглядывайся, - предупредил Ёж, - В другом измерении уже.
-И откуда ты всё знаешь?
-Сказочный я. Волшебный, - ответствовал Бешенный, - Потому и с тобой отправился, чтобы помочь. Думаю, не зря нам бабуля кроме еды в котомку еще всякой всячины положила. Всё пригодится. И букет цветов засушенный, и веник березовый, и землица родная в платочек завернутая, и бутылка с водой родниковой, и пустая бутылочка пробкой заткнутая. Воздух там родной томится. Да и девчонка – то не совсем малышка. Ей вместе с памятью и годы убавили, когда прятали от недругов. Тебе – то её, никогда не видевшему, и не признать. А у меня нюх. Хоть и изменят её, все – равно учую. Так что, Миша, не простая у нас задачка. Что впереди ждёт неведомо.
Долго в пути уже друзья наши, а коридор всё не кончается. И свернуть некуда. Ровная дорожка.
А в темной пещере забвения на большой глубине у малышки пытаются забрать остатки памяти.
Избушка бабкина у входа в пещеру стоит понурившись. Не уберегла девчонку. И сама неизвестно где очутилась. Стоит одну лапу поджавши, думает.
А в пещере темень. Только маленькие всполохи, словно звездочки или змейки скользящие по камню то появляются, то исчезают. Голоса приглушенные слышны, смех, стоны… завывание ветра при полном безветрии…холод… жуть…
Но девчонка не из пугливых, видать в разных переделках была. Устроилась в нише каменной и пытается остатки сознания сберечь. Ни в сон ни впасть, ни в буйство. Кулачки сжала, в голове мысль одна: «Где ж сила моя спряталась? Только с душой её забрать можно. Душа при мне. Только какая ее часть? А сила? На какой глубине она? Что не чувствую. Я всё должна преодолеть. Нельзя впадать в панику. Нельзя поддаться ворогам».
Жуткий холод начинает сковывать тело. Стынут руки, ноги, зуб на зуб не попадает. Платьишко летнее не спасает от стужи лютой…
Идут друзья по зеркальному коридору, глядь, свет дневной впереди забрезжился. Ходу прибавили. Добрались до выхода. Купол неба над ними зеленый. Три «солнца» оранжевых там, словно в волнах плавают. Под ногами трава голубая с хрусталиками росы. Жара.
-Похоже, Миша, мы с тобой прибыли в место заветное, - промолвил Ёж.

-Хоть отличия и есть, но чем – то на наш мир похоже, - вдыхая полной грудью, проговорил Михаил.
-Погоди радоваться, Мишенька. Вдруг всё это просто мОрок, обман? - осадил его Еж.
-Какой еще обман? Что – то я тебя, Бешенный, не понимаю. Говори толком.
-Как тебе объяснить? – вздохнул Ежик,- Вот идешь ты сейчас по траве, хоть и синяя она, но трава. А на деле, возможно, ничего этого нет. Прочитали информацию у нас в голове, и создали подобное… Воздух, правда, подделать невозможно… Но, вдруг нас в какой – то пузырь воздушный заключили? Кто знает? Носом чую… Не всё так гладко, как кажется. Вот дойдем до горизонта… Глядь… А там нет ничего… Ладно, - встряхнулся он, - будем принимать действительность такой, какая она есть. Наклонись – ка, посмотри, на такой жаре росы быть не должно…
Михаил склонился, посмотрел внимательно и… Рассмеялся:
-Верно, говоришь, колючий. Не роса это вовсе, а стекляшки, словно хрусталь разбитый… Интересно, какие нас здесь еще чудеса ждут?
-Поживем, увидим, - услышал в ответ.
И пошли наши приятели дальше.
А избушка у пещеры стоит печальная. И в пещеру не попасть – лаз узок, и никуда от неё не деться, как на веревочке привязанная, словно магнит держит ее что – то. Внутрь себя заглянула: все на месте. Мышка в углу копошится – приятельница Баюна, уж клубочком свернулся, летучая вниз головой на чердаке висит. А, ведь, помощники они. Только растормошить их надо, да на поиски малышки отправить.
Помощь можно ждать только от мыши летучей. Она со своей эхолокацией в любой пещере с ориентируется. Но днем она спит. А здесь три подобия солнца вряд ли когда за горизонт заходят, спать укладываться. Одному – то светилу отдых нужен. Три - посменно работать могут. Как эту соню днем разбудить? Ужика за ней отправить? Неудобно ему по чердаку ползать. Да и пыльно там. Мышь. Вот, кто свою соплеменницу растормошить сможет. С ноги на ногу избушка попереминалась. Полетели горшки бабкины с полки. Чуть мышь не прибили.
- С ума сошла, курица недоделанная? – пискнула мышь, забираясь на подоконник, - Мало того, что неизвестно куда без спроса ушла, так еще и хулиганишь.
Скрепя бревнышками, избушка прохрипела:
-Девчонку выручать надо. Утащили нас вместе с ней в царство неведанное. В пещере она. Мне туда не попасть. Разбуди, сделай милость, подругу твою летучую. Пусть разведает, что с малышкой.
А Миша с Ёжиком по жаре топают. Пот в три ручья льет. Притомились. Путь неблизок. Да, туда ли идут. Указателей никаких нет. Хоть бы камень, как в наших сказках, с тремя указателями на пути попался. Нет ничего и дорог никаких нет. Но, Ёж носом повел, чует, здесь, в этом мире неведомом девчонка спрятана. Впереди река широкая. ЧуднАя, словно плёнкой поверху черной укрыта. Странно. Как на другой берег перебраться? Мишка край пленки подцепил, словно покрывало приподнял, заглянул:
-Интересно. Вода чистая, прозрачная, а сверху, пленка натянута. К чему это?
-Может, от жары и укрыли. Неведомо, - профырчал Ёж,- Ты лучше подумай, как на другой берег перебраться? Вперед идти надо.
-Бабка всякой всячины нам в путь надавала, - потягиваясь, разминая кости, проговорил Михаил, - Кто из нас волшебством владеет? Тебе и карты в руки, то бишь, лапы. Думай, Ёжик, думай. Посмотри, может, сгодится что?
Ёж сунул нос в котомку:
-Фырььь, фырььь… Это не то… и это не подходит… Оооо, вроде есть…
-Веник? – у Миши глаза на лоб полезли, - Ты чего, париться надумал? Здесь и без бани духота…
-Эх, Мишка, ничего ты в колдовстве не понимаешь, - заворчал Ёжик, - Веник – это что? Береза. А береза – это дерево. Дерево – плот.

А в это время злая волшебница сквозь хрустальный шар наблюдала за нашими друзьями - Мишей и Ёжиком. В ядовитой улыбке кривились пухлые губы, цвета венозной крови. Полночные глаза, опушенные густыми ресницами, сузились от злости. Не терпела она ни доброты, ни дружбы. Эти чувства разжигали в ее душе чудовищную ненависть. Ни в одном из миров их не должно быть. Поэтому и украла она из волшебного леса девчонку. Ведь ту отправили в эти сказки с добром. Для защиты сказочных жителей от разрушения, которое готовила им черная красавица. Неописуемо красива была злая волшебница. Но красота её была замешана на желчи, изготовленной самой смертью. Поэтому и несла она только разрушения и горе. Силу свою она черпала из людских пороков – злобы, зависти, ненависти. Все, что в людях было плохого, давало силу злой волшебнице. В ее планы входило разрушение всего мира. Сама она не боялась исчезнуть. Не имея души, ей не страшно было забвение. Мир должен был прекратить свое существование. Земля должна стать голой и безжизненной, как и другие мертвые планеты и миры. У нее уже было все готово. Она сеяла раздор между людьми, зная, что современное оружие уничтожения, если оно находится в руках злых гениев, способно разрушить мир. Ей были чужды любовь, верность, нежность, сострадание. Руководила ею только ненависть ко всему живому, к радости жизни, сиянию солнца, первому крику и вдоху младенца – все было ей мерзко и отвратительно. Видя радость, любовь людей, их добрые сказки, её душила черная злоба, желчь поднималась в ней до самых омутов ее бездонных глаз.
О девчонке она не беспокоилась: никто еще не выходил из пещеры забвения в здравом уме и твердой памяти. Да и смельчак, если надумает туда пробраться, будет уничтожен. Эти двое только забавили ее. Где уж деревенскому парню и кабанистому ежику с ней тягаться. За ней стоит сама смерть. Только не задумалась злобная красавица, что наших друзей подпитывает и поддерживает ДОБРО и ДРУЖБА. А злу тягаться с добром не под силу.
Плывут наши друзья по реке. Шустро скользит плот по пленке. Только по течению двигаются. На берег выбраться не получается. Пробовал Ёж колдовать. Не действует. И, куда река течет, неизвестно.
А волшебница глянула еще раз в шар, рукой махнула… Пленка на реке лопнула и ринулась на Мишу с Ёжиком, пытаясь спеленать их. Жуткой, черной змеёй погналась она за плотом. Выручить друзей могло только чудо. Впереди реку перегородил громадный валун. Плот прямо на камень несет. Спереди – валун, сзади – пленка – змея. Спасенья нет. Траммм!!!… Баммм!!!… Разметало их плот в щепки. На камне друзья оказались. А пленка змеёй вокруг камня обвилась и затихла.

-Ну, что, Мишаня, делать будем? – спросил Еж.
- Действовать надо, - пробасил тот,- Не век же нам на этом камне сидеть. До берега добраться. Только как? Пленка эта, змеюка, словно живая. Сможем, нет ли, мимо нее проскочить?
-Сейчас посмотрим, - профырчал Еж, роясь в котомке, - Вот, остатки от веника. Увидим, как она с ним разберется?
Ежик отделил прутик, дунул на него, и в воду полетело березовое бревно. Не успело оно коснуться воды, как пленка спеленала его, и намертво прилепила к камню.
- Делааа, - протянул Ёж, - Так ничего не получится, по – другому действовать будем.

А в это время печальная избушка слушала отчет летучей мыши о разведке в пещеру. Девочку мышь нашла, но добудиться, достучаться до ее сознания не смогла. В полусне, полудреме какой – то та находилась. Может от холода засыпала, может, сознательно, кто убаюкивал, не поняла. Даже укусила за руку, никакого результата. Отдернула только ручку и все.

Малышке же в этот момент снился чудесный сон. Будто она на огненной колеснице – комете несется по Млечному пути. Вокруг в вихре мелькают мириады звезд. Рядом ее родители, от которых исходит легкое тепло и она, растворяясь в нежности и ласке родных, улетает с ними в бесконечность.

Утром баба Яга, замешивая тесто, беседовала с лучиком, свернувшимся, словно котенок, на подоконнике баньки:
-Вроде и одинокая я, - жалилась баба лучику, - а все ж в своем лесу средь знакомых жила. Словно особняком, а оказалось – все вместе были. Девчонка эта махонькая приблудилась. По сердцу пришлась. Украли ее. В одночасье осиротела. Скажи кому – не поверит. Вот так в жизни бывает: чужой человек, а родным, близким становится. Душу за него отдать готов. Как так получается? – смахнула Яга набежавшую слезу.
Лучик с подоконника добрался до руки Яги. Нежно погладил. Прошелся по щекам, высушивая слезы…
-Да, ну тебя, - смахивая лучик, улыбнулась Яга, - Думаешь, все ладно будет? – Лучик заплясал по стенке, - Верю, верю… К солнышку беги, а то осерчает.

Ёж, сердито сопя, продолжал рыться в котомке:
-Должно же что – то путное быть, чтоб нам пригодилось.
Михаил рассматривал зеленое небо:
-Словно море с волнами и глубина необъятная. Красиво. Ни думал, ни гадал, что в такой переплет попаду. Вот тебе и проветрился за грибочками.
-Ты, что жалеешь? – профырчал Ёж, - Струхнул небось?
-Ну, ты, колючка - переросток, говори да не заговаривайся, - возмутился Миша, - Трусом никогда не был. Просто чуднО все это. В лес за грибами пошел – в сказку попал. Да, непросто, чтоб со стороны посмотреть, а в самую гущу. Новую сказку создавать будем. Ищи, ищи, не отвлекайся, – бросил взгляд на Ежика, - Девчонку спасать надо. Один ребенок – то.
-ФФФФуууу, аж, взопрел весь, - выдохнул ЁЖ, - Вроде, нашел. Сейчас испробуем, - и, глядя на Мишу, продолжил,- Готовься к полету. Полетим сейчас с тобой.

-Ничего себе полетали. Думал без кожи останусь, - лежа на траве, чуть дыша, говорил Михаил,- словно сквозь трубу шершавую пропихнули, – продолжил, - С обрыва в реку прыгал. Чувство полета было, словно крылья за спиной. С дерева падал. Там ощущение другое. Но такого…
-А, что ты хотел? – устало профырчал Ёж, - На одном гусином перышке вдвоем сквозь колдовство? Думал: затянет нас обратно пленка липучая. Еле прорвались. Не разлеживайся. От реки быстрее уходить надо. Как бы еще какой пакости нам не подбросили.
Подхватились друзья с травки голубенькой и дальше в путь отправились.
Хорошо волшебница злая в ту пору о них не беспокоилась. Знала, от пленки вырваться невозможно. Достанет она их, и с реки никуда не выпустит. Но не все бывает, как задумано. На любую силу есть еще бОльшая силушка. Добро злом уничтожить невозможно.
Идут наши друзья – приятели. Жарко. Устали. А пути конца - края нет. Но, Ёж уверен – правильно они идут. Немного уже осталось.
Силы почти на исходе. Ноги еле передвигаются. Идти надо. СолнцА в небе, словно в насмешку, жаром полыхают. Спать укладываться не желают.
-Не надейся, Мишенька, вечера прохладного не будет, - еле ворочая языком, проговорил Ёж, - Нам бы только избушку найти. Там на месте все и решим. Вон, до той горы дойдем, - махнул он лапой, - Привал устроим. Не время сейчас расслабляться.
Пот глаза застилает. На ногах, словно гири пудовые. Во рту пересохло. На последнем издыхании уже. Но до горы добраться надо…
-Мишаня, очнись! Гляди – избушка бабкина, - в ухо уставшего, еле передвигающего ноги Михаила прокричал Ёж.
Усталости, как не бывало. Второе дыхание открылось. Ноги сами к избушке понесли.
Как хорошо в избушке. Прохладно. Ставни прикрыты. Полумрак. Все такое родное. На душе радостно. На скамейку присели. Блаженство. Но, делу время – потехе час. Где девчушка? Что с ней?
Поведала им избушка историю печальную. Призадумались. Выручать надо.
-Ну, что, Миша, теперь ты у нас главное действующее лицо, - промолвил Ёж, - Тебе в пещеру за девочкой идти надо. Мышь летучая к ней тебя проведет. Дальше по обстоятельствам действовать будешь. Только пещера непростая. Пещера забвения это. Газ усыпляющий там. Сном беспробудным забыться можешь. Морок в пещере этой. Никто не знает, какие еще ловушки там понаставлены.
-Так мне в противогазе или скафандре туда идти надо, - промолвил Михаил, - Если по дороге усну, меня самого спасать надо будет.
-В том - то все дело, в сказке ты. Здесь ни противогазов, ни скафандров нет, - сказал Ёж, - С бабкиными посылочками пройти нужно будет. Да и то… сможешь ли…
-С бабкиными, так с бабкиными, – пробасил Миша.
-Не понял ты меня, Михаил, - профырчал Ёж, - Задание сложное. Тебе в себя уйти надо будет… как бы изнутри посмотреть. И не просто смотреть, а видеть…
-Совсем ты меня, колючая голова запутал, - тряся головой, сказал Миша, - Уходить куда – то в себя… смотреть – видеть…
- В этом, Мишенька, и заключается вся сложность задания, - покачал головой Ёж, - Поймешь – сможешь справиться. Нет – никто тебе не помощник. Себя загубишь. Девчонку не спасешь.

-Ты мне объясни, что я делать должен? - допытывался Миша,- Девчонку спасать надо. Почему ты со мной в пещеру не идешь? Как бабкиными посылками пользоваться?
Ёж засопел:
- В сомнении я, Мишаня. Понимаешь… тут, дело такое… Сказочный я. Не из этой сказки. Тебе помочь могу. Для этого с тобой пошел. Но спасти девочку может только ЧЕЛОВЕК. ЧЕЛОВЕК с отважным сердцем, который трудностей ни убоится, жизнью своей, при надобности, распорядиться сможет, живота не пожалеет.
Замолчал Ёж, задумался. Посмотрел Миша на ежика:
-Во мне, что ль засомневался, колючая голова? Был бы трусом, с тобой не пошел. Домой, к мамане, к печке поближе… Эх, ты… , - вздохнул, - Мне девчоночку жаль. Ребенок ведь… Страху небось натерпелась. А, ты…, - рукой махнул.
-Извини, - засопел колючий, - Задание сложное. Вот ты только вход в пещеру видишь… А я её нутром чувствую. Мало того, что газ усыпляющий, там еще ловушек тьма – тьмущая понаставлено. Как, заплутаешь ты? Ведь никто не спасет. Некому на помощь к тебе прийти. Я в этом деле не помощник. Не пустит меня пещера.
-Ты меня не пугай, - перебил ёжика Миша, - Дело говори.
-Слушай. Вот тебе букетик засушенный и бутылочка с воздухом родимым. Они тебе и забыться помогут, и противогаз заменят. Но, ты уйти в себя должен, чтобы ничего не видеть и не слышать, только крыло мыши летучей на щеке чувствовать. Смотреть ты вперед будешь, хоть и тьма там непроглядная, я так думаю, но видеть только себя должен. Вокруг ничего не воспринимать. Тогда тебе не страшны будут ни огонь, ни вода, ни трубы медные и ловушек не заметишь – словно на крыльях мимо пролетишь. Но, если вдруг, из состояния этого выйдешь, хоть один звук из вне услышишь, всполох какой увидишь… всё… считай, нет тебя. Себя загубишь, девочку не спасешь, - покачал Ёж головой,- Букетик к рубашке приколешь, он дом тебе напоминать будет. Пузырек к носу рукой прижмешь – вот и воздух родимый. Только бы хватило его. Девочку одной рукой возьмешь, другую от носа не отрывай, воздухом пещерным дышать нельзя, и, бегом назад. Нам еще домой добраться надо будет. Собирайся, Мишаня, а я тут волшебство – колдовство распутывать буду, чтобы избушку от скалы освободить. Ну, как, готов уже? Сейчас мышку разбудим и в путь.
Солнышко припекает, птички поют, божья коровка по щеке ползет, травинка нос щекочет, а просыпаться неохота. Лежал и бы и лежал себе, лесом убаюканный… Лесом? Каким еще лесом? Почему? В пещере я… В себе должен быть… Эх, не уберег девочку…
-Мишаня, просыпайся. Хватит разлеживаться. Домой пора. Небось, заждалась маманя – то?
А голос бабкин. Наваждение какое – то. В себя уходить надо… Может не поздно еще? Девочку спасти нужно. А, где крыло мыши летучей? Почему не чувствую? По щеке ползает кто – то…, но не крыло это…
-Вставай, Мишка,- Леший затряс за плечи так, что душу вытрясти можно,- Глаза открой, спаситель. Можно уже. Дома ты. В лесу родимом.
-Ну, вот и в себя пришел, - девица красная смеется.
-Ты кто?- только и смог вымолвить Миша.
-Спасенная тобой девчушечка, - засмеялась Яга, - Видишь, как за обратный путь подросла, преобразилась? Казачок это засланный к нам был. Для спасения леса, сказок, земли русской, - продолжила, - Колдунья – то, ведьма злая и сказки уничтожить намерялась, и землю нашу родную изничтожить захотела. Только во Вселенной прознали об этом. На помощь к нам поспешили. Где ведьму искать, на какой планете – не понятно. Но, намерения ее, ясны. Вот и забросили к нам девчушечку, словно утку подсадную. Знали, клюнет на нее злыдня. Ведь ясно, не просто так малышка объявилась. Но, чтобы ведьма подвоха не почуяла, и память, и возраст, все у спасительницы отняли, чтобы реально было. А зовут ее чуднО. По – нашему – то и не выговорить. Но в переводе, как она говорит, сродни нашей снежинки, только ударение другое. СнЕжинка она, спасительница – то наша.
Миша перевел взгляд на Ёжика.
- Ты у входа – выхода с ней и рухнул, - продолжил тот, - Я только девчонку на лапы подхватить успел, а тебя избушка лапой своей куриной во внутрь зашвырнула. Тут и грохнуло.
А это волшебница глянула в хрустальный шар и увидела беглецов.
Чудовищная злоба захлестнула ее. Планы рушились.
Желчь закипела в душе, разорвав в клочья злую волшебницу, а вместе с ней и всю планету.
- Взрыв такой силы был, что с планеты той нас вышвырнуло, - сказал Ёж, - Хорошо платочек бабкин лопнул, земля высыпалась, словно вал защитила нас. А то по всей Вселенной расшвыряло бы. От взрыва СнЕжинка очнулась, в себя пришла. Вселенная для нее – дом родной. Так что с возвращением на Землю, проблем не было. Только ты в себя слишком ушедший был, или взрывом тебя шандарахнуло – думали, не очухаешься.
-Спасибо тебе, - улыбнулась СнЕжинка,- Без твоей помощи со злой волшебницей нам бы не справиться. МолодЕц ты – добрый мОлодец.
-Да, ну вас, - засмущался Миша, - Скажете тоже. Как же ребенка – то не спасти?
-Ты не только ребенка спас. Ты всю Землю спас, сказки спас от забвения. Колдунью – то ту вместе с планетой ее искусственной по всей Вселенной разметало. Победили мы зло. Люди жить, радоваться будут, сказки новые слагать, - улыбнулась СнЕжинка, - А, сейчас, Ежику с лучиком в свои сказки спешить надо. Да и тебе, Мишенька, домой пора. Ждет там тебя маманя, да и Елена премудрая скоро на пути твоем встретится. Но, это уже не сказка будет, а быль. А к вам, - обвела она взглядом сказочных персонажей, - Я заходить, залетать буду в сказки ваши. Может ни в этом обличье, кто знает, но меня вы всегда узнаете. Не прощаюсь с вами. До свидания. До новых сказок.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 27.06.2020 Надежда Дьякова
Свидетельство о публикации: izba-2020-2840146

Рубрика произведения: Проза -> Детская литература


















1