Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Оккупанты своих желаний


Оккупанты своих желаний
Эта рабочая неделя была сущим адом, и я никогда так не жаждал наступления выходных. В моей голове постоянно мелькали картинки того, как я целовал и прижимал его к стене своей спальни. Даже не пойму, как всё это началось, мы просто дурачились и флиртовали. Я всё ещё был в сомнениях насчёт того, что хоть мы и не были готовы к отношениям, и не будем двигаться вперёд в сексуальном плане так быстро, я предложил пробовать многое другое, чтобы сгладить ожидания. Одна мысль о том, как моё тело выгибалось, как его пальцы играли со мной, как будто на струнном инструменте, доводя меня до грани экстаза и обратно, вызывала приятные покалывания.

Вернувшись домой вечером в пятницу и скинув одежду, я прямиком направился в душ. Я стоял под струями горячей воды дольше, чем обычно, позволяя им смыть стресс этой недели. Почувствовав себя расслабленным и отдохнувшим и выключив воду, я покинул душ, закрепив полотенце на бёдрах.

Выйдя из ванны, чуть не ёбнулся, там стоял Грей, с широко раскрытыми глазами и немного... потемневшим взглядом.

Он резко вжался в меня своим телом, прижавшись своим возбуждением к моей попе. Его руки блуждали по мне, скользя по бокам и касаясь груди.

Не то чтобы я жаловался или что-то такое, но у Грея свои планы насчёт меня, прижатым к стене. Хм... Что ещё можно делать у стены?

Я украдкой посмотрел на его лицо, встретив его взгляд. В нём светились искорки веселья, и он усмехнулся мне своей кривоватой улыбкой, перед которой я начинал таять.

Грей зарычал, обрушив свой рот на мои губы. Не медля, я открыл рот, позволяя сплести наши языки вместе. Прошла целая неделя с нашего поцелуя, и мне было необходимо почувствовать его руки, язык, тело, чтобы утолить свою жажду. Я застонал в одобрении, почувствовав, как его руки опустились на мои ягодицы, грубо сжимая их.

– Я не ожидал увидеть тебя сегодня. Думал, ты работаешь сегодня вечером.

– Ну, так и было, пока шеф не решил, что я себя загоняю, поэтому он попросил кого-то взять мою смену. – Он подвинулся ближе ко мне и начал поглаживать мои бёдра. – Итак, что ты хочешь? Сходить куда-нибудь перекусить или... может, даже сходить в кино?

– Я не против, Грей, – начал я, а затем, нерешительно посмотрев на него, спросил. – Не возражаешь, если мы останемся здесь? Я мог бы приготовить нам ужин. Я так вымотался на этой адской неделе, но очень хочу провести время с тобой. Итак, как тебе идея? – Я опустил свои руки поверх его, что лежали на моих коленях. Я решительно боролся с желанием подвинуть их выше между моих ног. Эти его поглаживание моих бёдер заставляли меня затвердеть.

– Это действительно прекрасная идея, Валера, – сказал он, восхищённо улыбаясь мне. – Как насчёт того, что я поднимусь к себе, чтобы привести себя в порядок, и захвачу упаковку пива для нас, чтобы расслабиться.

Он наклонился и запечатлел целомудренный поцелуй, но мне этого было мало, поэтому я схватил его за шею и потянул за волосы, чтобы углубить поцелуй. Теперь был черёд Грея стонать и мурчать, поглаживая мою спину. Но он слишком быстро прервал поцелуй, и, выпятив нижнюю губу и скрестив руки на груди, я изобразил недовольство.

Грей коснулся пальцем моей выпяченной губы.

– Прекрати это! Ты не представляешь, как долго я хотел бы тебя целовать, но мне действительно надо в душ. От меня пахнет дымом после тушения пожара на кухне ресторана сегодня днём.

– Ладно, – робко произнёс я. – Почему бы тебе не прийти, скажем, так... через час?

– Идеально. Увидимся через час. – С этими словами Грей поднялся со своего места на моей кровати и, подмигнув, вышел за дверь.

Надеюсь, сегодня мы сможет узнать побольше друг о друге, и думаю, что идея домашнего пикника будет достаточно интимной, чтобы разжечь более открытый разговор между нами. Я уже кое-что знал о нём, но хотел знать больше, а также хотел рассказать больше о себе.

В десять минут восьмого Грей постучал в дверь, в его руках две упаковки пива по шесть банок в каждой. Он выглядел так очаровательно в клетчатых фланелевых пижамных штанах и чёрной футболке, плотно облегающей его грудь и руки. М-м-м... какой лакомый кусочек!

Я вернулся к нарезке грибов, пока Грей убирал пиво в холодильник.

– Хочешь пива? – предложил он, когда вытаскивал одну банку для себя.

– На самом деле, думаю, что пока я выпью вина, – сказал я, кивая головой в сторону бокала вина на столе.

Я почти закончил нарезать грибы, когда почувствовал спиной присутствие Грея рядом. Он положил подбородок на моё плечо и обнял меня за талию:

– Что ты здесь делаешь? – спросил он.

– Подготавливаю начинку для пиццы «с нуля». Надеюсь, тебе понравится с грибами и с зелёным перцем. Только что осенило – ты вообще любишь пиццу? – Я нервно рассмеялся, повернувшись к нему лицом.

– О, «с нуля», да? Ага, я люблю пиццу и прежде, чем ты спросишь, обожаю почти все виды пиццы, – произнёс Грей, целуя меня в щёку.

Я одарил его тёплой улыбкой и продолжил готовить начинку. Он отошёл от меня и направился в гостиную разглядывать коллекцию компакт-дисков.

– Эй, как ты относишься к Coldplay? – окликнул он меня.

– Звучит здорово. Я их люблю, это одна из моих самых любимых групп, – ответил я.

– В самом деле? Моя тоже. Кого ты ещё предпочитаешь? – Грей не торопясь вернулся на кухню и, облокотившись на стол, наблюдал, как я ставлю пиццу в духовку.

– Давай посмотрим, – начал я, сделав глоток вина. – Ну, следом идёт U2, рядом стоят Radiohead и Kings of Leon.

– Ух ты, отличный выбор. Я всегда был неравнодушен к гранж-группам девяностых, – задумчиво сказал Грей.

– Ну, ты находишься в правильном месте. Петербург – культурная столица России.

Не прекращая беседовать, мы переместились в гостиную, чтобы я мог подготовить кофейный столик для нашего пикника. Грей помог мне немного сдвинуть диван. Каждый из нас взял с дивана подушку, чтобы присесть на пол и продолжить говорить о наших музыкальных предпочтениях. Я был удивлён, насколько наши музыкальные вкусы совпадают, и надеялся, что и во многом другом у нас есть общее.

Полчаса спустя мы сидели на полу вокруг кофейного столика и ели пиццу.

– М-м... Боже мой... эта пицца чертовски вкусная, Валерка, – застонал Грей, когда взял ещё один огромный кусок. По звукам, которые он издавал, я надеялся, что смог бы найти другие способы, чтобы заставить его также стонать. Вспомнив, как в эти выходные я доставил ему удовольствие, заставив так же стонать, я почувствовал, как моё лицо становится красным, как помидор.

Как будто прочитав мои мысли, Грей спросил:

– Ты покраснел. Почему?

Я откашлялся, пытаясь придумать, что мне ответить и ещё больше не смутиться.

– М-м... ничего важного. Я думал о том, как хорошо мне сегодня вечером. – И я отвернулся от него.

Грей нагнулся над столом, взяв рукой меня за подбородок и повернув моё лицо так, чтобы наши взгляды встретились.

– Эй, Валер, пожалуйста, не отворачивайся от меня. Я наслаждаюсь этими моментами, и мне кажется, что твой румянец абсолютно чертовски прекрасен. Скажи, ты всегда был таким застенчивым?

– Да, – ответил я, по иронии судьбы не задумываясь и не разрывая с ним зрительного контакта. – С тех пор как я был маленьким мальчиком, мои застенчивость и неуклюжесть шли рука об руку.

– Ну, если это заставит тебя чувствовать себя лучше – когда я был ребёнком, у меня были проблемы с заиканием, – усмехнулся Грей.

– Да? По крайней мере, у тебя больше нет этой проблемы. Я всё ещё неуклюж, как ты уже мог заметить, и моё лицо всегда будет выдавать меня, когда я смущён.

Я быстро поднялся, чтоб убрать со стола, и Грей последовал моему примеру.

– Сиди, я всё уберу сам и захвачу для тебя выпивку.

Когда я вернулся с пивом для Грея и бокалом вина для себя, то заметил, что Грей передвинул свою подушку ближе ко мне. Вручив ему пиво, я сел также по-турецки напротив него, копируя его позу.

– Думал, ты предпочитаешь пиво, – сказал Грей.

– Да, но иногда я предпочитаю вино. Оно расслабляет меня, а с пивом я чувствую себя как полный бочонок.

– М-м... так ты бы предпочёл выпить вино или пиво? – выжидая моего ответа, он самодовольно улыбался мне. Такое ощущение, словно мы начинаем играть в вопрос-ответ. Я не мог дождаться, чтобы получить ответы на некоторые вопросы, думая, что же мне можно спросить у него.

– Наверное, я должен ответить, что вино. Как я уже говорил, после пива я ощущаю себя бочонком на следующий день, всегда чувствую, что я поправился на дополнительные тридцать фунтов. Вино, однако, легче, но с головной болью на следующее утро. Когда я хочу напиться, я выбираю водку.

– Полезно знать, – сказал Грей, делая ещё один глоток пива. – У меня есть ещё один вопрос для тебя. Горошек или морковь?

– Ни то, ни другое. Я предпочитаю, есть брокколи, – сделав глоток вина, я ринулся задавать ему вопросы: – Спорт. Что ты любишь смотреть, баскетбол или футбол?

– О, хороший вопрос, – съязвил Грей. – Я играл в баскет в средней школе и играл в команде с моими приятелями из Московской пожарной части, поэтому у меня нет выбора.

– Интересно. Я предпочитаю футбол. – Я подмигнул Грею, толкнув его в бок. – О чём ещё хочешь меня спросить? – улыбнулся я.

– Любимая вредная еда? – спросил Грей меня в ответ.

– Легко! Сырные палочки. Я фанатею от них – это самый верный путь к моему сердцу, – рассмеявшись, сказал я. – А твоя?

– Печенье с шоколадной крошкой. Я могу съесть целый противень, когда они только что из печи. Также люблю макать их в молоко.

Я прикрыл рот, хихикнув. Должно быть, безумно мило наблюдать за тем, как этот большой, крепкий парень ест печенье и запивает его молоком.

Грей наклонился и начал водить пальцами по моему животу, щекоча меня.

– О, думаешь, это смешно, да?

– Да... я... – я ахаю между смешками. – В моём представлении ты больше похож на парня, предпочитающего «Oreo».

Он замедлил движения ладонью, но не убрав руки, а переместив её на бёдра. Его пальцы рисовали круги вокруг моей тазовой косточки, вызывая ощущение теплоты во всём теле.

Положив руки на его колени, я задал ещё один вопрос, чувствуя себя немного дерзким.

– Целоваться на задних рядах кинотеатра или на скамейке в парке ночью?

Грей ухмыльнулся, и, вздёрнув бровь в мою сторону, его глаза потемнели.

– Ах, так вы хотите остановиться на таких вопросах. Ладно, мистер Остроумие, я отвечу, но и вы должны быть готовы ответить на всё, что я задам вам.

– Валяй. Я не боюсь тебя, – пошутил я. – Но сначала ответь на мой вопрос.

– Я выбрал бы на скамейке в парке. Она даёт мне и моему спутнику больше простора. В кинотеатре может быть очень тесно, – задумчиво ответил он.

Я встал на колени, наклоняясь к Грею, и, оседлав его, положил руки на плечи.

– Так если бы ты был со мной, то предпочёл пойти со мной в парк на скамейку, потому что там будет намного удобнее этим заниматься? Мне тоже так кажется, ибо никто никогда не смог бы сделать это в креслах в кинотеатре.

– А-хах. – Всё, что он смог сказать, часто вздыхая.

Я почти прикоснулся губами к его уху, прошептав:

– Приятно знать, Грей. – Я задел кончиком языка мочку уха и слез с его коленей, откинувшись на собственную подушку и оставив его с шокирующим выражением лица.

Грей быстро пришёл в себя и сразу же задал мне следующий вопрос:

– У тебя татуировки на... интимных местах? – шевеля бровями, спросил он.

– Нет, но я хотел бы сделать одну прямо здесь. – Я присел на колени и опустил с правой стороны штаны, показав белые брифы, а затем спустил их, пока не оголилось нужное место, находящееся немного ниже тазовой кости.

Грей следил за каждым моим движением, наклонившись ближе, чтобы лучше рассмотреть. Я могу сказать точно, что он заводился лишь от маленького оголённого кусочка моей кожи. Он заменил мои пальцы своими и стал выводить едва ощутимые круги на моей коже. Я задрожал в ответ.

– Это чертовски привлекательное место для тату. Бьюсь об заклад, она будет горячо смотреться на тебе.

– Как насчёт тебя? У тебя есть татуировки, скрывающиеся под одеждой? – спросил я.

Грей начал снимать рубашку, с левой стороны указав в сторону плеча.

– Да. Прямо здесь. Знаю, это не очень оригинально, но это было важно для меня – отметить так моё тело. Я горжусь тем, чем занимаюсь.

Грей развернулся ко мне, чтобы я смог рассмотреть татуировку. Я видел его обнажённым на прошлой неделе и не мог поверить, что проглядел её. А потом я протянул руку, проводя пальцами по чёрной линии шлема пожарника, узнав номер его жетона на шлеме и дальше обводя красно-оранжевое пламя, которое охватывает шлем. На его краю расположен клевер-четырёхлистник, символизирующий его наследие, как сделал предположение я. Дизайн был красив и смотрелся на нём сексуально.

Глаза Грея были закрыты, когда мои пальцы проходились по замысловатому рисунку пламени. Медленно дыша, он прошептал:

– Валер, обожаю твои прикосновения. Они так успокаивают.

– Да? Хорошо. Я этого и добивался, Грей. – Я открыл глаза, опустив руки на колени.

– О, да, Валер, ты этого добился.

– Ладно, моя очередь задавать вопросы. – Встретившись с ним взглядом, я точно знал, что именно хочу спросить. – Грей, сам снимешь футболку или хочешь, чтобы это сделал я?

Он ухмыльнулся и сразу ответил:

– Я хочу, чтобы ты снял с меня футболку.

Я наклонился ближе и, взяв за края, потянул её вверх, намеренно задев его соски и заставив Грея задержать дыхание. Как только я стянул футболку через голову, то стал водить кончиками пальцев по его восхитительной груди, спускаясь к напряжённым мышцам живота и остановившись лишь у пупка.

Грей резко кинулся на меня, заставляя меня лечь на спину. Внезапно он навис надо мной, размещая руки на полу рядом с моим лицом. Наклонившись, он оставлял поцелуи на ключице, заставляя моё сердце биться быстрее.

– Скажи мне, Валера. Что тебе больше нравится: непристойности или комплименты?

– Э-э... гм... Мне нравятся оба варианта, – запнулся я, и моё заявление больше походило на вопрос – всё из-за моей реакции на его прикосновения.

Он поднял голову, и наши взгляды встретились:

– Не объяснишь?

– Всё очень просто, – начал я. – Мне нравится, когда парень не боится показать свою чувствительную сторону, называя меня разными милыми прозвищами до тех пор, пока это не «козлёночек мой» или что-то подобное, – сказал я и рассмеялся.

– И непристойности... – Грей плотнее прижался ко мне, опустив голову, чтобы покрыть поцелуями как можно больше места моей шеи.

– В-всё про-о-ос-сто.

Он сводил меня с ума, и всё моё тело начало покрываться мурашками. Я почувствовал, как мои соски затвердели, прикасаясь к моей груди, что заставило меня возбудиться ещё сильнее.

– Непристойности – это горячо, особенно, когда кто-то шепчет что-то грязное в любой момент, независимо от того, где бы вы ни находились. Грязные словечки – моя тема.

Грей резко поднял голову, как будто получил удар током. Его изумрудные глаза тёмные и прикрытые, а губы изогнулись в лучшую кривоватую улыбку.

– Валер, тебе действительно не надо было мне говорить о грязных разговорах в неожиданных местах. Я собираюсь как-нибудь сказать тебе кое-какие пикантные вещи, которые возбудят тебя так, что лучше тебе носить с собой запасные джинсы, куда бы ты со мной не пошёл.

Тихо застонав и обхватив его лицо ладошками, я потянул его ближе к себе, чтобы поцеловать. Задев кончиком языка и лизнув его губы, я захватил зубами его нижнюю губу. Открыв рот, Грей начал посасывать мой язык, погружая его глубже к себе в рот и жадно исследуя.

Наш поцелуй становился агрессивнее; я обернул ноги вокруг Грея, желая чувствовать его ближе. Он согласился со мной, выпустив довольный стон и начав тереться своим твёрдым членом против моей возбуждённой плоти. Мои руки жили своей собственной жизнью, цепляясь за его спину. Это только стимулировало Грея жёстко тереться бёдрами об меня и одновременно руками ласкать мою грудь.

Мы оба задыхались от желания, когда Грей отодвинулся от меня и, поднявшись, сел на колени. Я не хотел останавливаться и не понимал, зачем остановился он.

– Валерка, – произнёс он, тяжело дыша; его грудь резко вздымалась. – Сними футболку. И это не было просто просьбой.

Боже, как я любил, когда он был таким властным. Это меня делало таким твёрдым; я хотел быть его личным рабом, принадлежать ему полностью.

Я быстро сел. И, схватив края футболки одним быстрым движением, снял её.

Глаза Грея округлились, когда его пристальный взгляд остановился на моей груди.

Мы стояли на коленях напротив друг друга, Грей наклонился и обнял меня за талию. Он подарил мне ещё один глубокий поцелуй, давая возможность схватить его за волосы и прижаться ближе.

– Хочешь, чтобы я поцеловал тебя здесь? – Он нежно коснулся моей шеи. – Или... здесь? – спросил Грей, касаясь моих губ и водя пальчиками по ключице прежде, чем дотронуться до моих сосков и не слабо ущипнув их.

– А ты как думаешь? – произнёс я с хрипотцой в голосе, всё ещё держась за его голову и отчаянно надеясь, что он выберет правильный ответ.

Не отвечая, Грей начал медленно покрывать мою шею поцелуями, спускаясь ниже, где ласково покусывал её. Он лизнул область чуть выше моего сердца, прежде чем уделить тщательное внимание левому соску, посылая негу по всему моему существу. Он ласкал его языком мучительно медленно, и прежде чем я, вцепившись в его волосы, чтобы приблизиться ближе к тому, в чём я так нуждался, он, наконец, понял моё желание, обхватив сосок ртом и не торопясь посасывая.

Я застонал в одобрении и выгнул спину, а лицо Грея стало ещё ближе. Он притянул меня к себе в крепком объятии и снова устремился к моей груди. Я сильнее дёрнул его за волосы, заставив его усилить трение и обхватить мою задницу – это только доказало, что мои действия ему нравятся.

Понимая, что теперь он может ласкать мои ягодицы, Грей не задумываясь засунул руки в штаны, обхватывая обнажённую плоть.

– Я так и знал. Как только ты показал мне, где именно хотел тату, я знал, что ты горяч, как никогда. Валер, ты так чертовски сексуален.

К этому времени я так сильно хотел его, но не был уверен, что это должно произойти именно сегодня. Иногда ожидание и воздержание того, что должно произойти, может быть таким волнительным. Тем не менее, я уже был таким твёрдым и нуждался в освобождении в ближайшее время.

– Ты так прекрасен, – просто заявил Грей. – Иди сюда. – Он притянул меня в свои объятия и покрывал моё плечо крошечными поцелуями. Я подвинулся ближе, чтобы коснуться сосками его обнажённой груди, вызывая довольное гортанное рычание. Его затвердевший член вжимался в мою плоть, но мне этого было мало, и я хотел ощутить его нежную плоть ещё ближе. Танец страсти наших членов воспалял все нервные окончания наших разгорячённых тел.

Я просунул руку между нами, чтобы коснуться его члена, поглаживая его рукой, и услышал, как изменилось дыхание Грея.

Руки Грея коснулись моих шаров, сжимая и выкручивая их, от приятной боли хотелось лезть на стенку. И теперь его рука была на длине моего возбуждения, поглаживала горячее, пульсирующее естество. Погружаясь глубже в мои мечты, Грей пальцами исследовал мою плоть, лаская головку и беспощадно дразня.

– Боже, ты такой жгучий, Валера. Мне нравится, что я могу так тебя завести, – сказал Грей, наклонившись и продолжив ласкать и посасывать мои соски.

Не медля, я залез к нему в штаны, сразу схватив рукой его гладкий, твёрдый член, начиная поглаживать вдоль всей его длины.

– Грей, ляг. – Приказав ему, я свободной рукой толкнул его и заставил лечь на спину. Я был так сильно возбуждён, но хотел, чтобы первым накрыл оргазм именно его.

Он посмотрел на меня задумчивым взглядом, но, когда увидел, что я следую за ним, на лице расползлась довольная ухмылка. Как только он приземлился на спину, я, не теряя даром времени, набросился на его шею и грудь, Грей тем временем не прекращал нежно поглаживать мою спину. Я путешествовал ладошками по его коже и как только достиг кромки пижамных штанов, то захватил их пальчиками, начав стягивать вниз. Грей приподнялся, чтобы помочь мне его раздеть, а затем сбросил их с ног. Его член, наконец, был свободен от плена штанов и поддёргивался от восторга, предчувствуя дальнейшие мои действия.

Как только я обхватил его губами, погружая его глубже к себе в рот, Грей обхватил мою голову, придерживая на месте. Начав двигать головой вверх и вниз, я пытался захватить как можно больше плоти его возбуждённого члена. Я сосал жёстко, не прекращая ласкать языком головку, кончиком языка задевая на ней щель и слизывая выступающую жидкость. Затем снова как можно глубже погружал его в свой рот.

– Чёрт, Валерка, твой ротик так приятно ощущается на моём члене, – задыхаясь, произнёс он, достав рукой до соска и ущипнув его.

Я застонал, посылая вибрации вниз прямо по члену, увеличил темп и посасывал его сильнее. Он начал двигать бёдрами, пытаясь глубже погрузиться в рот. Это ещё сильнее меня завело, заставляя скользить языком вдоль всей его длины, слегка задевая зубами головку.

– Валера... блять... я скоро кончу, малыш, – предупредил меня Грей, но я не слушал, продолжая работать ртом. Я хотел, чтобы ему было действительно хорошо, и по тому, как он стонал и поскуливал, я знал, что моя цель почти достигнута.

Чем быстрее я двигал головой, захватывая всё больше его длину и всё сильнее посасывая, тем резче Грей двигал бёдрами. В последний раз, погружаясь в мой рот, он похлопал меня по голове, сигнализируя о скором освобождении. Как только я остановился, он воспринял это как приглашение излить своё семя мне в рот, выкрикивая моё имя в экстазе.

Ему ничего не надо было делать для моего освобождения, только от одних звуков его оргазма я сам мог кончить.

Я жадно проглотил всё, что он дал мне. Обычно я не любил глотать, так как на вкус это было не очень приятно. Однако это был Грей, и я никогда не чувствовал себя так хорошо ни с кем другим раньше. Я хотел соединиться с ним любым способом. Кроме того, его вкус был не так уж и плох – ещё один бонус с его стороны.

– М-м-м, Валер, это было невероятно, – ворковал Грей, наклоняясь и оставляя страстный поцелуй на моих губах. Он всё ещё был возбуждён, касаясь членом моего бедра, и тогда до меня дошло, что он полностью обнажён. Рядом со мной был голый Дитрих Грей и готов к бою... ох, какие возможности! Это настолько затуманило мне голову, что я начал быстрее тереть себя между ног, чтобы успокоить пульсацию.

Садясь и задевая пальцами мой возбуждённый член, Грей, усмехнувшись, произнёс:

– Ты не должен этого делать. Я могу помочь тебе с этим, малыш. – И, захватив пальцами по бокам одновременно штаны и брифы, он постепенно начинал стягивать их с меня. Грей, отодвинувшись немного назад и сняв их с меня, замер, блуждая взглядом по моему обнажённому телу.

Его напряжённый взгляд, охватывающий моё голое тело, заставил смутиться, так как это был первый раз, когда он увидел меня таким.

Я чувствовал себя выставленным на показ... даже уязвимым. Я почувствовал, как жар охватывает моё лицо, уже зная, что становлюсь красным, как помидор. От нервозности я прикусил нижнюю губу. Неужели ему нравится то, что он видит?

Не говоря ни слова, Грей поднял правую ногу и начал покрывать мою лодыжку поцелуями. Сердце стало биться быстрее, грозя вырваться из груди. Я знал, где хотел бы чувствовать его губы в первую очередь и был в жутком отчаянии, ощущая его прикосновения на всём теле.

Он схватил меня за другую ногу и повторил свои действия.

– Мне поцеловать тебя здесь?.. – произнёс он, лизнув мою левую лодыжку, – …или здесь? – Затем Грей лизнул немного выше, заставляя мои ноги слегка дрогнуть. Дьявол, он по-прежнему играет в эту чёртову игру! И двигается так мучительно медленно.

– Хм, может быть, ты предпочёл бы, чтобы я поцеловал тебя... здесь, – произнёс Грей, лаская губами внутреннюю часть моей ноги ниже коленки. Я не мог произнести ни одного слова, мне было тяжело даже дышать. Не разрывая с ним зрительного контакта, я мысленно умолял его продолжать двигаться выше.

Грей усмехнулся в ответ, лизнув кожу на другом моём обнажённом бедре. И, наконец, он убрал руки с моих ног, поставив их на пол и широко раздвинув. Он лёг на живот, держа себя на локтях, разместившись между моих ног, очень близко к моему члену, именно там, где я и хотел.

– А как тебе это место? – Он тихонько прикусил внутреннюю часть моего бедра. Наконец-то он приближался ближе к моему джек-поту.

Он изучал выражение моего лица, которое отражало такое отчаянье – я хмурился от нетерпения.

– Нет? Это ведь не здесь? – спросил он. К этому моменту я уже устал от этой игры. Он чертовски издевался, заставляя подыгрывать ему. Я не мог больше вынести этой пытки.

– Пожалуйста, Грей... – сумел выдавить я.

– Что ты хочешь, малыш? – прошептал он прямо в мою головку, где его горячее дыхание отдавалось приятным покалыванием на возбуждённый член.

– Я хочу, чтобы ты...

– Ты хочешь, чтобы я, что? – перебил он, не отрывая от меня своего тлеющего взгляда. На его лице расплылась самая довольная улыбка. Он определённо наслаждался тем, что держал меня в сильном сексуальном напряжении. Он делает это специально, и это работало.

– Валер, у меня последний вопрос к тебе, – сказал он уклончиво. – Хочешь, чтобы я доставил тебе удовольствие своим языком, пальцами или чем-то другим? – Сейчас он прекрасно видел, насколько твёрдым я был, обдувая дыханием мою пульсирующую длину и наблюдая за тем, как я ёрзаю от нетерпения.

О, милостивый Боже. Я хотел ответить «всем сразу», но уже знал, какое удовольствие могут доставить его пальцы. Теперь же я хотел познать ласки его горячего ротика.

– Э-э... м-м... твоим ртом. Я-я хочу ощутить твой яз-зык на моём члене, Грей, – произнёс я, немного запнувшись.

– Я надеялся, что ты скажешь именно это, – смотря сквозь ресницы, Грей не отрывал своего взгляда от меня. Затем медленно прошёлся языком вдоль моих шаров.

– О, Грей, – захныкал я, откинув голову назад и ударившись об пол. Мои руки схватили его за волосы, крепче удерживая на месте.

Грей оставил несколько лёгких поцелуев на моих яйцах, прежде чем начать сильно лизать языком мой член. Я задыхался от удовольствия.

– Не останавливайся... пожалуйста, только, блять, не останавливайся, – произнёс я, двигая бёдрами синхронно с движениями его языка. Он схватил меня за задницу, приподнимая от пола, чтобы ещё ближе припасть ртом к моему стояку.

Он продолжал кружить языком повсюду, и, коснувшись моего наконечника, он нежно укусил и начал посасывать его. Проникнув внутрь его горла, я застонал от восторга, не в силах молчать. Ощущения его языка были просто восхитительны.

– Чёрт, Грей... мне так хорошо... дерьмо, – задыхаясь, произнёс я.

Грей стонал, ещё сильнее посасывая мой возбуждённый член. Он продолжил ещё немного, а затем начал снова «кружить языком», как мне нравилось это называть. Чем дольше он исследовал моего дружка, тем сильнее я извивался от умений его рта, и тем больше мне хотелось трения об него. Схватив крепче его за волосы, если это вообще было возможно, я стонал его имя снова и снова, выкрикивая одновременно ругательства и «О Боже», благодаря Грея за доставленное удовольствие.

Прежде чем я смог осмыслить, внизу моего живота начало распространяться приятное покалывание и ощущения сильной пульсации там внизу... в доказательство скорого оргазма.

Грей не прекращал интенсивно посасывать и кусать, когда я излился прямо у его рта, не останавливаясь и продолжая слизывать всю мою сперму; его стоны отдавались эхом и щекотали мои яички. Успокаиваясь и в след отхлынувшему оргазму, я выпустил волосы Грея из мёртвой хватки. Как только дыхание замедлилось, я вытер тыльной стороной руки капельки пота со лба.

Лучший. Оргазм. В жизни.

Поднявшись и опять разместившись полулёжа сверху меня, Грей произнёс, не отводя от меня взгляда:

– Ты невероятно вкусный. Это было так горячо, я никогда не устану делать это для тебя.

Услышав эти слова, я схватил его за шею, потянув ближе к себе, в поцелуе слизывая себя с его губ. Мои ноги инстинктивно обернулись вокруг него, в результате чего его головка коснулась моего чувствительного начала. Мгновенно очнувшись, мы поняли, что полностью обнажены. Если бы мы ещё задержались в этой позе на несколько секунд дольше, думаю, нас бы уже ничто не остановило.

Как будто прочитав мои мысли, Грей медленно сел, и по его лицу скользнул взгляд раскаяния. Я понимающе улыбнулся.

– Валер, прости меня. Я немного увлёкся. Пожалуйста, не думай, что я не хочу тебя, – пояснил он, проводя рукой по волосам, сильно потянув их. – Христос, я хочу, чтобы тебе было так хорошо, но я думаю, что...

- Грей, успокойся. Я согласен, – сказал я, перебив его, и, приподнявшись, схватил брифы, быстро одевая их. Боксёры Грея были возле меня, так что я поднял и бросил ему. – Я могу подождать... Хм, то есть я правда хочу тебя, – произнёс я, опустив взгляд на пол, и закусив нижнюю губу. Снова этот проклятый румянец.

Грей скользнул в боксёры и, надев футболку, направился прямиком ко мне.

Обхватив руками моё лицо, Грей пристально посмотрел мне в глаза, прежде чем сказал:

– Ты удивительный, ты это знаешь? Вот почему, когда мы займёмся сексом в первый раз, это не будет выглядеть как разовый супер-перепихон. Я планирую как можно больше времени посвятить этому с вами, мистер Остроумие. – Грей подмигнул, прежде чем оставить мягкий, целомудренный поцелуй на моих губах.

Мы оторвались друг от друга, чтобы полностью одеться, когда у Грея зазвонил сотовый телефон. Это был его шеф. Константину, одному из пожарников их части, пришлось уйти по семейным обстоятельствам, и кто-то должен был выйти ему на замену. Грей сообщил шефу, что с радостью заменит Костю. Грей же сильно расстроился, что ему надо уйти так неожиданно и что он не сможет завтра провести со мной время в течение дня, но я был не против. Конечно, я хотел провести с ним больше времени, но я восхищался тем, как Грей любил то, чем занимался, и будет делать всё, чтобы помочь своим приятелям или кому-либо другому в их команде. Я начинал понимать, что под этой прочной внешней оболочкой находился чуткий и сострадательный человек. Он не задумываясь поможет всем, кто в этом нуждается.

После долгого прощального поцелуя, он покинул мою квартиру. Мы договорились, что он встретится завтра вечером со мной в «Потусторонние», в новом модном клубе этого города, который принадлежит известному в Питере бизнесмену, а в недавнем прошлом гей-шлюхе Виктору. Я на минутку задумался, как завтра он себя может повести, но с учётом сегодняшнего дня, уверен, Грей Виктора и не заметит.

Но чтобы это проверить, придётся подождать до завтра.

Строчки в бок под наклоном, по сути, неясно рисуются,
Повторяя друг друга, вертясь колесом заведут хоровод,
Я люблю всё, что просто на свете поёт и рифмуется,
Как апострофы ставят в газете то взад, то вперёд.

Ах, кичливое общество сложной изящной словесности,
Не понять, не простить отщепенцу размах двух грошовых речей,
Пропадает поэт, возвышавший себя над безвестностью,
Своим спутанным виденьем строк в стиле ямб и хоррей.

Мои песни для улиц, не знавших сентенций и тонкости,
Грязью политых справно словами хмельных ямщиков,
Зато верящих в цену юродивой истинной вольности,
И не склеенных грамотой формул гранёных стихов.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 73
© 27.06.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2840087

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1