Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Сын полуночи


Сын полуночи
- Я пойму... если ты сейчас уйдёшь, - произнёс я, закрывая глаза и наперёд зная, что, когда их открою, его здесь уже не будет. Я чувствовал себя столь напряжённым, что думал, что из кожи вон вылезу. Меня тошнило, я хотел выпрыгнуть из окна кухни и бежать, бежать, не работая никакими другими мышцами, кроме мышц ног, и желая просто прекратить своё существование. Серьёзно, в чём смысл моего пребывания здесь? Моих попыток скрыться и ожиданий, что никто не поймёт, кто я есть на самом деле? И как только я принял окончательное решение, монстр показал мне совсем другое изображение моего Сергея: покрытого кровью и чертовски сексуального. Твои мучения возбуждают меня. Не хочешь остаться?

Не имеет значения. Он уже ушёл. Я открыл глаза.

Он всё ещё сидел здесь.

- Серёж? – Что если это откровение заставило его оцепенеть? – Ты в порядке?

И тогда он лукаво улыбнулся и сказал:

- Покажи мне.

Показать тебе что? Он не мог быть так осведомлён, как я думал. Я просто уставился на него, как какая-то глупая рыба.

У него на лице появился румянец цвета чёртовой малины, и несмотря на то, что это была одна из самых эмоционально тяжёлых ситуаций в моей жизни, я должен был крепко схватиться за стул, когда монстр потянул меня вперёд. Просто попробуй. Так сладко. Я немного наклонился вперёд.

- Валер, послушай, - я резко вернулся в реальность, монстр внутри меня вернулся в своё логово в глубине моего сознания, – я твой, и я хочу доказать тебе это. Ты мой, и я хочу, чтобы ты знал это. Весь ты. И если ты говоришь мне, что есть часть тебя, которую ты скрываешь, я хочу, чтобы ты открыл её мне.

Я просто смотрел на него со всё тем же выражением лица глупой рыбы.

Он покраснел ещё сильнее, и мой член зашевелился: - Если ты не хочешь...

- Нет, - в этом был весь Серёга: если что-то шло не так, он считал, что проблема в нём, - клянусь, я действительно хочу...

- Тогда идём наверх. - Он взял меня за руку, направляясь в мою комнату. Даже будучи высохшим, запах его крови на моём пиджаке сводил меня с ума; монстр и я вдохнули его вместе.

Он прошёл в спальню и снял пиджак, его широко распахнутые глаза были прикованы к моему лицу, показывая его желание и его... доверие. Он так доверял мне. «Маленький глупый ребёнок», - усмехнулся монстр. Я оттолкнул его, но он был прав. Он не понимал. Я должен остановиться. Так почему не останавливаюсь?

- Серёжа...

- Всё в порядке, Валерка, - его мягкий голос успокаивал монстра и меня, - Я могу дать это тебе. Я хочу дать это тебе. - Он слегка провёл своими длинными пальчиками по моему лицу. Так тепло. Я почувствовал прилив желания, и монстр тихо зарычал. Я сдался и прикоснулся к его губам, мягко и нежно, слегка посасывая нижнюю губу. Желая, чтобы он чувствовал мою любовь, мою нежность, пока...

Пока я не мог показать ему большего.

Я чувствовал его язычок в своём рту, такой тёплый, мягкий, влажный, и услышал стоны. Его? Мои? Его сильные руки у меня на затылке. Его тело прижимается ко мне, он тянет меня на кровать и стонет возле моей груди. Его сладкий аромат мёда с перечной мятой окутал меня, а его кровь пахла медью, вином и шоколадом. Я взял его за бёдра и задрожал, когда он потёрся ими об меня. Чёрт, да. Мы с монстром сжали его крепче, и он великолепно застонал, притягивая меня ближе, чуть кусая шею, что было даже немного больно.

О, Серёж, ты не должен был этого делать. Монстр злобно зарычал, и этот звук прошёл сквозь меня, когда я грубо залез рукой под его рубашку, другой рукой расстёгивая пуговицы на ней. Ткань порвалась. Оказавшись лишь в чёрных боксёрах с серебряными вкраплениями, Сергей задрожал: желание или страх? Монстру было безразлично, и – невероятно - моё напряжение росло.

«Да, - подтолкнул меня монстр, - выпей его».

Уходи. Он не может управлять мной.

Я не причиню ему сильной боли. Я закрыл глаза от его ласк, представляя, как мои зубы входят в его нежную шею, как в мякоть персика, и тёплая, с привкусом металла, кровь пульсирует на языке. Да, восхитительно.

Нет. Взбешённый, я вырвался из-под контроля демона, который хотел, чтобы Серёжка истекал кровью.

Громкий хруст удивил меня, прорываясь сквозь пелену гнева. Одна моя рука оказалась на груди Серёжи... ммм... но где же вторая? Я проследовал взглядом за рукой и взглядом широко распахнутых глаз Серёги и обнаружил руку в дыре изголовья кровати из тёмного дуба. Я сломал кровать? Почему я сделал это? Я вытащил кисть из отверстия целой и невредимой – возможно, у меня и правда есть небольшая суперсила, – и сбросил кусочек штукатурки со лба Сергея.

Его глаза такие большие и тёмно-зелёные. Тропический аромат его возбуждения был столь очевиден для меня, наряду с солоноватым запахом его страха, а кровь пульсировала так сильно, что я почти мог попробовать её. Монстр облизнулся и хищно улыбнулся моему парню.

- Я доверяю тебе, - сказал он больше себе, чем мне.

Ты не должен.

Я склонился вперёд, чтобы, как я полагал, поцеловать его, но как только наши лица оказались так близко, что едва ли не касались друг друга, монстр лязгнул зубами прямо возле его щеки. Его дыхание ускорилось возле моего уха. Я провёл языком по линии его челюсти и спустился к шее, лаская – или пробуя? – задевая крошечные волоски на его нежной коже, отчего он задрожал. Я слегка прикусил кожу его шеи, но недостаточно сильно, чтобы прокусить её, и он чуть слышно всхлипнул.

Терпение, любовь моя, очень скоро я тебя заполучу. Рукой я обхватил его член и подумал, что сжал слишком крепко, но он застонал и выгнул спину, трясь головкой о мою ладонь. Я шлёпнул его по яйцам – нет, Валер, по его яичкам, - и облизал губы, когда они колыхнулись под моей рукой.

- А мы нетерпеливы, да, любовь моя? – Я не узнал собственный голос, так холодно и снисходительно он прозвучал. Я не мог контролировать свою речь, так что погладил его по щеке, надеясь, что он сможет почувствовать мою любовь через кончики пальцев.

Монстр шлёпнул его. – Ответь мне. - Он со всхлипом кивнул.

- Хороший мальчик, - усмехнулся я и развернул его так, что мы оба откинулись на спинку кровати; его обнажённая кожа соприкасалась с моими джинсами, его совершенная задница вжималась прямо в мой член, а пульсирующая вена на его шее оказалась прямо у меня перед лицом. Я обхватил его сексуальную фигуру руками.

Мой, мы с монстром сошлись во мнении, и я провёл пальцами вдоль его живота, рельефные мышцы чуть подрагивали. Он простонал моё имя, трясь о моё возбуждение и толкаясь своим пульсирующим членом к моей ладони. Мы оба чуть слышно ахнули, когда мои прикосновения добрались до его тёплых, мягких мыщц ануса. Я погрузил в него один палец, всего мгновенье сопротивляясь жажде попробовать его, и принялся выводить круги вокруг входа, упиваясь его разочарованием.

Он подался навстречу моим слишком медлительным пальцам. – Замри, - прорычал я. Он всё сделает по-моему.

- Пожалуйста, Валера. - Мне нравится, как он произносит моё имя.

– Пожалуйста что, любимый? – Мой голос источал фальшивую невинность. Я усилил давление пальцев, и он начал извиваться и дрожать под моей рукой. Да, ты чувствуешь то, что я заставляю тебя чувствовать.

- Я хочу тебя внутри, Валерик. Мне нужно быть твоим. Прошу, - выкрикнул он, задыхаясь.

- Глупыш Серёженька. Ты уже мой, - усмехнулся я, сильно сжимая его шары и грубо бросая на покрывало. Обхватив его запястья одной рукой, другой я расстегнул джинсы. Боже, как сильно я его хочу. - И всегда был моим.

Мы оба издали крик, когда я вошёл в него, борясь с монстром, чтобы быть нежным хотя бы в это мгновенье. Тугая дырочка. Горячее пространство. Я вытворял с его, находящимся на грани, членом немыслимые вещи. Головка буквально горела и шипела. Его шары сжимались и скручивались от моих прикосновений.

Я рычал, как чёртова росомаха. Это было великолепно. Я чувствовал себя таким сильным, таким могущественным, безгранично живым.

Я провёл ногтями вдоль его шеи, оставляя отчётливые красные полосы, а он стонал и выгибал спину под моими прикосновениями. Мой.

Я погрузился глубоко в него, так глубоко, что подумал, что он не выдержит, но он толкнулся мне на встречу, в крике прося о большем. Весь мой.

Я подтянул его вверх за волосы, нагибая его назад, отчего он стал невообразимо более тугим, и снова усмехнулся прямо ему в ухо. – Кому ты принадлежишь?

- Чёрт, Валер, я твой! – Я чувствовал приближающееся освобождение и, услышав звук своего имени, понял, что обратного пути нет. Мои зубы вонзились в рану возле его ключицы, и я принялся поглощать его соки, как изголодавшееся животное. Так сладко, так порочно. Он выкрикивал моё имя снова и снова, кончая на мне, и я последовал за ним, потерявшись в тяжёлой, зловещей пульсации его бушующей крови.

Когда я открыл глаза, я был один. Почему мои ноги лежат на подушках, а голова – у подножья кровати? Я озадаченно обвёл спальню взглядом. Спинка кровати была сломана, и острые деревянные щепки усыпали весь пол. Одеяло было перепачкано кровью, несколько капель попало на подоконник. Подушка была разорвана на части, и повсюду валялись перья. Комната выглядела так, будто кто-то устроил кулачный бой на обряде жертвоприношения вуду. Всё ещё пребывая в потрясении, я усмехнулся от развернувшейся передо мной картины.

А потом я вспомнил. Сергей.

Кровь Серёги на моей кровати.

Его разодранная одежда разбросана по полу.

Серёжа стонет где-то, раненный и напуганный. В ужасе от кошмарного создания, свидетелем чьих тёмных желаний он стал. В ужасе от меня и моей любви.

Потянувшись к шнурку, я задвинул шторы на окнах и уткнулся лицом в пахнущее Серёжкой покрывало. В логове монстра должно быть темно.

Прижалась, как коврик, к засохшей траве,
Подходим, ребята, к суровой главе.
Но в кои-то веки седой голове
Пришлось поиграть с Вами в прятки.
Как уж извивается бархатный хвост,
Мой мир – как картинка, он ярок и прост,
Мой разум, как льдинка, душа – как норд-ост,
И всё этой ночью в порядке.

Сегодня охота. И выбора нет.
Вам, может, и круто, мне - просто обед,
Могу за минуту избавить от бед
И в рай отослать, как ведётся.
Ласкает усы тихий ветер ночной,
И кто в этом мире – тягаться со мной?
Судья и палач я, и мне под луной
Казнить не за радость придётся.

О... Кажется, зебра... Старушка пошла,
Жестка, словно дерево... Ну и дела...
Она для меня и худа, и мала,
Пойдём, поглядим, что получше.
А вот антилопик... Не бойся, малыш!
Ну что в мои жёлтые очи глядишь?
Чего заскучал? Что так грустно молчишь?
А может, нас свёл этот случай?

Но вот и папаша... Ну, знаешь – рога?
Он явно не в духе, как Баба Яга,
Летит на меня, как тупая пурга,
И прыгает в облаке пыли...
Ура! Баобаб! Что, козёл? Откусил?
Ну надо же было... Осталась без сил...
А ты бы не гнал – ты б сначала спросил,
Мы, может, собратьями были!

Так что ж мне, голодной? Не целую ночь?
Кто кошечке бедной здесь может помочь?
Все гонят меня, словно демона, прочь,
И где справедливость на свете?
А-га! Антилопа! Сама, словно гвоздь...
Мне б только допрыгнуть! За горло! За кость!
Ну, звери! Пирушка! Хозяин и гость –
Всё я! Вот счастливый билетик!

Свернусь, словно кошка, мурлыча во тьме.
А Вы? Вы скорее идите ко мне!
Здесь всем ещё хватит! При милой луне
И Вы б пожевали чего-то...
Не бойтесь... Наверное, Вас я не съем...
Желудок мой сыт. И доволен. И нем.
Привет Вам, товарищи, ласковый всем!
А завтра? Ну, доброй охоты!





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 26.06.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2839477

Рубрика произведения: Поэзия -> Эротические стихи
















1