Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Смерть здесь до утра


Смерть здесь до утра
Не успел я стянуть джинсы и отбросить в сторону, как почувствовал, что прохладные пальцы крепко сжимают мои бёдра и грубо притягивают к твёрдому телу. Я мог ощутить его дыхание на своей коже, резкое движение грудной клетки, когда она как будто оставляла вмятину у меня на спине.

Его яростные, растянутые слова вызвали у меня дрожь удовольствия, и я улыбнулся, пока его руки не спустились вниз, на живот и дальше, между ног, крепко сжимая мой стояк.

Неужели ты так отчаянно нуждался в отсосе, что не мог подождать до ночи?

Его раздражённое рычание донеслось из-за спины, а зубы вонзились в мою шею. Были времена, когда я действительно не мог устоять перед мужчиной, что стоял за мной, с его самовольностью и комплексом «божьего дарования всем блондинам». Но после самой первой ночи, когда он прокрался через моё окно чуть за полночь, и это после целого дня поддразниваний при каждой мельчайшей возможности, одно я точно не смог бы более отрицать.

Он стал моей зависимостью с первой ночи и тем, от чего я не хотел отказываться. Так что мы встречались так месяцами: он пролезал в моё окно, мы дарили друг другу наслаждение... и жили своими жизнями. Мы брали то, что было необходимо нам, и никогда не заговаривали об этом вне этой комнаты. Мы могли встречаться с кем захотим, но так или иначе всё равно возвращались к тому, что разделяли вместе.

Я тяжело сглотнул и встряхнул головой, толкнувшись задницей в его теперь выступающую эрекцию. Он сводит меня с ума, но я в жизни не дам ему полной власти над собой, и никакие уловки ада тут не помогут.

- Нет. Но я вижу тень зеленоглазого чудовища за моей спиной.

- Чёрт, нет, - зашипел он, свободной рукой обнимая меня за плечи, крепко обхватывая предплечье пальцами и энергично поглаживая. Даже лёгкие ласки заставили мои ноги подкоситься, и я потянулся рукой назад, к его волосам. С пронзительным звуком он втянул воздух сквозь зубы, одной рукой накачивая мою длину, а другой погружая в меня свои пальцы.

- Это тело - моё. - Его голос всё более хриплый, его пальцы наращивают темп, касаясь моей чувствительной кожи там и там, везде, а ноги мои становятся ватными, и чувство, что я вот-вот не смогу удерживаться на них. Его хватка усилилась под моей грудью, чтобы поддержать меня, а губы зашевелились у моего подбородка. - Не имеет значения, что ты делаешь или кто другой касается тебя, это тело хочет меня. Оно ждёт, когда я проберусь в это окно. Правда же?

Я был так чертовски заведён, что ответить смог лишь невнятным мычанием, дрожа в его объятиях, пока он умело доводил меня до оргазма. Я крепко сжал челюсть, стараясь не произносить звуков, чтобы мой брат, сидящий внизу, не услышал, и подался бёдрами в направлении его пальцев. Я убрал руку из его волос и опустил её между нами, нежно поглаживая выпуклость на его джинсах.

Ухмыльнувшись, я повернулся к нему лицом и, покусывая его кожу сквозь ткань футболки, опустился перед ним на колени. Наши взгляды встретились, и его дыхание сбилось в ожидании, тем временем как я принялся расстёгивать его джинсы с таким рвением, будто распаковывал рождественский подарок. Спустив джинсы вниз по его ногам и поспешно отправив им вслед боксёры, я тут же взял его достоинство в руку. Я следил, как он закрывает глаза и запрокидывает голову, когда я начал движения рукой и языком медленно прошёлся от основания до самой верхушки, прежде чем снова заговорить:

- Также как я чертовски хорошо знаю, что я могу, - произнёс я и взял его в рот, ощущая, как он погружается в мою глотку. Бранные словечки, что потоком лились из его рта, и его пальцы, что запутались в моих волосах, послали дрожь вниз по моей спине.

Его отчаянное возбуждение достигло высшей точки; он сильнее сжал мои волосы, когда я ускорил движения, массажируя его член языком. Тот факт, что я вызывал такую реакцию у Дитриха Грея, всё ещё волновал меня больше, чем следовало бы, но именно сейчас мне было плевать. Он шипел моё имя, не его многочисленных любовников, а именно моё.

Мои губы двигались вдоль его возбуждения, и ногтями я проделал дорожку на внутренней стороне его бёдер, беря его член в руки и начиная массажировать в одном ритме с движениями рта. Я почувствовал рукой, как он напрягся, и ощутил это своим языком. По-видимому, его уже завели наши поддразнивания, так же как и меня. Я глубоко заглотил его, готовый закончить с этим, когда почувствовал руки парня на своей голове. Он сделал ещё два толчка бёдрами, после чего оттолкнул меня, тяжело дыша.

Прежде чем я понял, что происходит, руками он подхватил меня под мышки и поднял, одновременно толкая на кровать. Дыхание перехватило от его хищного взгляда - такого, какого мне ещё не доводилось видеть. Пальцами он стал подготавливать мой вход, растягивая грубо и сильно и нависая надо мной.

- Я хочу трахнуть тебя, Валера, - прорычал он, пристально глядя мне в глаза.

- Но мы не...

- Я хочу, - прервал он меня, сипло рыкнув, потираясь об меня и постанывая от осознания того, насколько я возбуждён. – Трахнуть тебя. Скажи «да».

Моё тело самовольно изогнулось дугой от командного тона его голоса, тем самым потираясь о гладкую кожу его возбуждённого достоинства. Мы никогда не заходили настолько далеко, придерживаясь «руко-губной» договорённости. Мы оба наслаждались оральным сексом, и это всегда удовлетворяло нас. Мы даже почти не целовались, а сейчас он просил разрешения трахнуть меня... и я ничего не желал так сильно, как ответить «да».

- Не без защиты. У тебя есть то, что нам нужно? - спросил я, задержав дыхание, потому что на самом деле я ничего так не желал, как приподнять свои бёдра и пустить его внутрь.

Грей быстро поднялся и снял свои ботинки и штаны, оголяя передо мной свой прекрасный инструмент, и я вновь застонал. Потянувшись, он запустил руку в задний карман и вытянул кошелёк, чтобы достать из потайного кармана презерватив.

Потянувшись к нему, я забрал пакетик и разорвал, а затем раскатал по всей его длине презерватив, а Грей стянул свою футболку. Как только я справился, его руки обхватили меня за талию и опустили на спину на кровать, сам же он устроился между моих ног.

- Ты уверен в этом?

Я запустил пальцы в его волосы и сжал их, притягивая его лицо ближе к себе. А затем приподнял под ним бёдра, и его головка медленно продвинулась в меня, наши горящие взгляды встретились.

- Я только что надел на тебя презерватив, так? А теперь трахни меня.

Чего я не ожидал, так это его губ, впивающихся в мои, пока он погружался в меня одним плавным движением. Его поцелуй был требовательным и страстным, во сто крат усиливая ощущения от каждого движения его бёдер. Когда его язык проник сквозь мои губы, это не казалось неуклюжим и неприятным. Это было чувственным и настолько ошеломительным...

Обхватив его ноги своими, я начал двигать бёдрами, встречая его рывки на полпути. Наши стоны стали отдаваться эхом в груди, когда он закинул мою ногу выше себе на бедро, погружаясь в меня ещё глубже и быстрее. Меня больше не волновало, кто мог услышать скрип кровати или звуки нашего удовольствия. В любой момент мог войти мой брат-любовник и обнаружить соседского парня, увлечённо трахающего его любимого, а у меня не было сил его остановить. Ощущение его тела, скользящего во мне, заполняющего снова и снова, и то, как он прикусил мою губу, приближаясь к оргазму... мне никогда не было настолько хорошо.

Я крепко обнял его за плечи и распрямил пальцы, чувствуя, как чёткие очертания его мускулов напрягаются и расслабляются с каждым его движением. Наконец, они напряглись в последний раз, когда он кончил, находясь внутри меня и бормоча что-то в мои губы.

Достигнув своего удовольствия, он молниеносно вобрал всю длину моего пульсирующего члена, играя и сжимая мои шары. Находясь за гранью блаженства, мне не составило труда оказаться за чертой, ведущей в голубой рай.

Пытаясь восстановить дыхание, он скатился с меня, запуская пальцы в свои волосы. Тишина заполнила всё вокруг нас, и никто не пытался заговорить.
Самым смелым оказался он.

- Ладно, может, я и зеленоглазый монстр, - сказал он со вздохом, и я посмотрел через плечо на него. Он встал, привёл себя в порядок, стал одеваться и, натягивая джинсы, вновь взглянул на меня. – Но ты заслуживаешь лучшего, чем Исмаэль.

Я в изумлении уставился на него, а он подобрал свою футболку и проскользнул в открытое окно.

Всё вышло так... И всё же я пытался...
Пусть в первый раз в безропотности лет,
Я чем-то был, но кем-то я остался,
Так ниспошли Отеческий совет...

Теперь я грешен, к травле предназначен,
Мой прежний тыл не друг уже, а враг...
Мой свет погас, потушен и растрачен,
Мне не дан шанс, мне не дан даже знак...

Решение принял (сам - и не жалею),
Не мог иначе – это же земля!
Поля в закате огненном алеют,
Но не боёв сожжённые поля!

И за столом, друг друга взяв за руки
Благословляют семьи тёплый хлеб,
И этот мир не взять мне на поруки,
Но я не глух, безжалостен и слеп!

И что разрушить? Веру и желания?
Густую тень задумчивых аллей?
Разрушить боль отвергнутых признаний,
Соорудив достойный мавзолей?

Поставить крест на эре в испытаниях?
Живых сердцах, созвездиях детских глаз?
Не нахожу ответа я в писаниях...
Кому могу довериться сейчас?

Скажи хоть что-то! Я уже изгнанник...
Не усмирил сомнения и нрав...
И в доме гор седой далёкий странник
Шепнул чуть слышно: "Ангел, ты был прав!"





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 26.06.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2839474

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика любовная


















1