Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Код 2007 Часть 2 Главы 4 - 6


ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

Магазина молодые люди так и не нашли. У какого-то старьевщика они купили подержаные брюки, которые оказались лэморкандцу коротки, рубашку, мягкий свитер. Вся перемеренная обувь оказалась парню мала. Он так и пошел босиком. Себе Инеса купила шерстяную накидку, наподобие пончо и матерчатый рюкзачок. Натянув на себя обновы, спутники весело посмеялись над своим чудным видом.
Кабачок они обнаружили в грязном замызганном подвале, куда потихоньку стекался всякий сброд. Путешественники решили, что сейчас именно такое заведение им и нужно: там все заняты лишь одним - выпивкой, поэтому никтоне помешает их разговору.
Неряшливого вида официант в замызганном фартуке подал посетителям рыбный суп, салат из каких-то незнакомых овощей, тушеное мясо и бутылку красного вина.
Еда была вполне съедобной, поэтому оба с жадностью накинулись на нее.
Немного утолив голод, Инеса спросила:
- У вас всегда такая разруха?
- Когда у кормила власти - варвары и мракобесы, хорошего ждать не приходится, - с грустью ответил лэморкандец. - Но Ирния не всегда находилась в таком плачевном состоянии. При предыдущем правителе это была процветающая страна с хорошо развитой экономикой и высокой культурой. Помню еще мальчишкой родители возили меня сюда на отдых. С приходом к власти Тангерлихта, - понизил он голос, - все пришло в упалок.
- Да, грустно, - вздохнула Инесса. - Ты сыт? - спросила она, заметив, что тарелки у парня опустели.
- По правде говоря, не очень.
Инеса подозвала официанта, и он принес еще еды.
Несмотря на голод, молодой человек вкушал пищу с достоинством: культурно, не спеша, пользовался ножом, не торопясь пережевывал еду. Стакан он брал в руку изящным жестом, отпивал вино мелкими глотками.
Инеса долго наблюдала за ним, потом, не выдержав, спросила:
- Ты - как на дипломатическом приеме. Где ты учился этикету?
- Мы с тобой знакомы уже несколько часов, - перебил ее спутник, уводя в сторону от разговора об этикете, - а так друг другу и не представились. Рене Ардани. - Он протянул девушке свою большую шершавую в мелких трещинках ладонь.
- Инеса Вильяреаль.
- Ну, вот и познакомились. А теперь, Неса, я хочу поблагодарить тебя за то, что ты сделала для меня. - Лэморкандец приложил ладонь ребром к сердцу и слегка наклонил голову. - Это - знак глубокой благодарности у лэморкандцев.
- Не надо, Рене,..- притронулась девушка к его руке.
- Как это не надо?!! Ты истратила на меня целое состояние. Кстати, откуда у тебя наши деньги?
- Мне их одолжили...
- К сожалению, я не смогу их тебе так скоро вернуть.
- Не говори глупости! Я ведь не требую с тебя денег. И вообще, разве счастье в них?
- Знаешь что? - серьезно сказал молодой человек.- Давай-ка, рассказывай все по порядку.
Инеса доверчиво рассказала своему новому знакомому обо всем: и о своей спортивной карьере, и о большой любви, и о венчании, и о похищении Рубена при странных обстоятельствах, и о своей болезни, и о Диспетчере Времени.
Рене внимательно, не перебивая, дослушал девушку до конца, потом воскликнул с досадой:
- Узнаю Санди! Ему легко рассуждать, сидя за экраном компьютера. И он отправил тебя сюда, не подготовив как следует к такому опасному путешествию?
- Почему? Он подготовил, - возразила Инесса. - Проинструктировал, как нужно вести себя в Чиветте, денег дал. Что он должен был еще сделать? По-моему, он - неплохой парень!
- Парень-то он действительно неплохой, - задумался Рене, - вот только ничего дальше своего компьютера не видит. Его рассеянность могла бы привести к большой беде. Как ты вообще воображаешь себе путешествие по незнакомой стране, где установлена военная диктатура?
- Не знаю. Я как-то не задумывалась над этим. Я считала, что с ирнийским паспортом смогу пройти в любой конец страны.
- Конечно. Сможешь,- серьезно произнес Рене. - А что ты собираешься делать в Ирнии одна, без друзей?
- Я думала связаться с молодыми повстанцами.
- Она думала!!! - незлобиво передразнил ее лэморкандец. - Ты что же считаешь, что повстанцы свободно разгуливают по улицам и дожидаются тебя? Их разыскать непросто. В лучшем случае ты попадешь в бордель, в худшем - в тюрьму. Хотя не знаю, что лучше.
- Как ты не понимаешь, Рене? Мне нужно разыскать Рубена! - упрямо твердила Инесса. - Я потеряла в жизни все, что было мне дорого, и, когда узнала, что он жив, пришла сюда.
- Ты хочешь сказать, Вальтера Лизи?
- Что-то у меня никак не укладывается в голове, что это так.
- Санди Кирк, то есть Диспетчер Времени, никогда не ошибается! Ему можно верить. Значит, Вальтер и в самом деле - в руках Тангерлихта?
-Что же делать?
- Не огорчайся, девочка, - успокоил ее лэморкандец.- Неужели ты думаешь, что я оставлю тебя и твоего друга в беде после всего того, что ты для меня сделала? - Глаза Рене осветились нежностью.
Инеса, наблюдавшая за ним на протяжении всего разговора, не переставала удивляться происходящей в ее новом друге перемене. От его хмурости и суровости не осталось и следа. Теперь он, как маленький ребенок радовался жизни.
- Спасибо тебе, Рене! Спасибо за все! - с чувством горячей благодарности сказала Инеса. - Видно мне тебя послала сама судьба. И все-таки я не понимаю: каким образом ты, такой интеллигентный и воспитанный, оказался на невольничьем рынке?
- История длинная и не очень веселая, но если тебе интересно, я могу рассказать.
Инеса утвердительно кивнула.
- Пять лет тому назад, - начал Рене свой рассказ, - я окончил Национальную Академию в Лэморканде. - Он откинулся на спинку стула и смахнул со лба прядь длинных волос.- По профессии я - журналист. Работал репортером в одной известной лэморкандской газете, всегда находился в гуще самы важных событий. Присылал в редакцию репортажи из
наиболее горячих точек нашего пространства, о репрессиях, творимых Тангерлихтом, о жертвах этих репрессий. Я был самым молодым и самым дотошным корреспондентом нашей газеты, а мои репортажи - острыми, нелицеприятными. Они заставляли людей задумываться о завтрашнем дне. Несколько раз меня аккредитовывали корреспондентом на пресс-конференции, проводимые Лигой Наций-нашим Верховным органом - с Магистром Тангерлихтом во главе. Там я задавал слишком каверзные вопросы, это кое-кому не понравилось. Меня заметили, началась травлля. Несколько раз на мою жизнь покушались, но я чудом остался цел. Два года тому назад меня направили на границу с Ирнией. Я и два моих друга, тоже очень молодые ребята, должны были подготовить материалы о том, как солдаты Тангерлихта расстреливали мирных ирнийцев, которые бежали через границу с Лэморкандом. Задание было сложным и очень ответственным. Мы с друзьями работали в основном ночью, так как чаще всего по ночам, доведенные до отчаяния люди, переходили границу. Один из моих друзей, оператор, снимал скрытой камерой, я писал очерки и статьи, еще один наш товарищ работал курьером: он доставлял отснятый материал и очерки в пресс-центр в Лэморканде. Но нас выследили, и мы втроем оказались за решеткой. Бесконечные допросы, пытки, издевательства... Оператор, не выдержав мучений, скончался. Не получив от нас никаких сведений,Тангерлихт решил сбагрить меня и моего друга, продать нас торговцам живым товаром. Так я попал на
рудник. Два долгих года непосильного труда в отравленной ядовитыми парами шахте, голод, болезни, унижения. Я бежал, но меня поймали. Били кнутом так, что кожа со спины сходила лоскутами. Но я выжил. В скором времени шахта отслужила свой срок, ее хозяин обанкротился. Все имущество пошло с молотка. Вот так я оказался на невольничьем рынке. А дальше ты все знаешь сама.
Инеса слушала Рене, открыв рот. В ее голове не укладывалось, что такое может быть в современном мире.
" Вот сидит передо мной парень - настоящий герой! - с восторгом думала она. - Наверное, в этом непонятном мире герои отличаются от наших современных земных героев. Уж больно много горя свалилось на их молодые головы!"
- Скажи, Рене, а родители у тебя есть? - тихо спросила Инесса, находясь еще под впечатлением от услышанного.
- Мои родители? - очнулся лэморканджец. До этого он сидел, задумавшись, обхватив руками голову. - Они еще довольно молоды. Вот только не знаю, что с ними стало за два года моего рабства.
- Зато я знаю: они ждут тебя и верят в твое возвращение! - успокола его Инеса. - Твои родители живут в Лэморканде? Ведь так? А там, как я слышала, нет Черных племен.
- За два года все могло измениться. - Вдруг молодой лэморкандец вскочил с места, глаза его радостно заблестели. - Знаешь, Неса, о чем я сейчас подумал? Мы вернемся в Лэморканд вместе, разыщем моих родителей, свяжемся с моими друзьями из газеты, встретимся с Санди - Диспетчером, с ним еще посоветуемся. Все обсудим, взвесим и решим, каким образом помочь твоему Вальтеру. Завидую ему белой завистью: у него такая девушка!
- Ну что ты? - засмущалась Инесса. - можно подумать, что у тебя, такого красавца и богатыря, нет девушки. Не поверю ни за что!
- Была девушка, Ева,- задумался Рене.- Но прошло столько времени...
- Два года - ерунда! Я готова ждать Рубена всю жизнь! Рене, - Инеса вдруг изменилась в лице, собралась с духом и проглотила подступивший к горлу комок, - ответь мне на один вопрос: если Рубен сидит в тюрьме Тангерлихта, значит его тоже пытают, как и тебя?
- Не думаю. Мы с друзьями были для Магистра кем? Шпионами, лазутчиками. А Вальтер? В чем его вина?
- Его вина в том, что он - сын Рика Лизи, бывшего губернатора Ирнии, которого, как я поняла Тангерлихт боялся и ненавидел.
- Не будем думать о плохом, малыш,- ласково ответил Рене.
- Все равно я думаю только о Рубене. Ведь ему сейчас так тяжело!- прошептала Инеса и тяжело взодхнула.- Когда я впервые увидела тебя там, на помосте невольничьего рынка, я подумала, что это он. А потом чуть не разрыдалась.
- Ты держалась молодцом! И откуда в тебе столько мужества и выдержки?
- Я ведь спортсменка, Рене, чемпионка мира по стрельбе из лука.
- Просто восхищаюсь тобой! - Рене легонько пожал руку девушки и поднялся. - Ну что ж, благодарю за угощение. Не будем терять драгоценного времени. Нам еще предстоит долгий путь. Значит так, маршрут следующий: сейчас мы идем обратно к парому, возвращаемся в Чиветту, а оттуда - в Лэморканд.
- Но ведь это так долго!
- Долго, зато безопасно!
И купив в дорогу немного еды и положив в сумку бутылку вина, новые друзья вернулись к реке.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Рубен терялся в догадках: третьи сутки его не трогают, не пытают, не вводят наркотики. Юноша прекрасно понимал, что все это неспроста, но что задумали палачи, он не догадывался. Ежедневно его посещал врач, правда, одет он был так же, как и отпетые негодяи - солдаты Тангерлихта - в кожаный комбинезон, но вопреки ожиданиям Рубена, обращался с узником очень любезно: справлялся о его здоровье, считал пульс, измерял кровяное давление, укреплял на голове какие-то датчики - видимо проверял работу головного мозга. От приносимого лекарства юноша всякий раз категорически отказывался, опасаясь как бы его снова не напичкали каким-нибудь наркотиком. Но вот от еды он отказаться был не в силах. Изголодавшийся за две недели, он съедал все, что ему приносили.
Теперь, в спокойной обстановке, Рубен проанализировал все происшедшее с ним, чего не мог сделать во время бесконечных пыток. Наконец-то он понял, что находится не в сказке, а в страшной действительности, которую можно
ощутить всем телом, потрогать руками, увидеть воспаленными глазами. Он ясно осознал, что выхода из этого страшного заколдованного круга нет. Или он становится предателем, или...
Слова Айво больно врезались ему в память, и Рубен чувствовал прилив бесконечной гордости за свое происхождение, за свое предназначение, за тех смелых бесстрашных людей, которые уже поднялись на его защиту.
В мечтах юноша старался представить себе своих настоящих родителей.
" Отец Рик. Какой он был на самом деле?.- думал Рубен.- Гордый,отважный, строгий, но справедливый. Рик ведь был очень молод, а руководил целым государством. Дурака на такой ответственный пост не назначат, следовательно.
он был умен и образован. О своей родной матери я вообще ничего толком не знаю. Я даже не знаю, как звали ее. Наверное, она была добрая и красивая, как моя мама Кармен.
Мама, как ты живешь без меня? - сердце Рубена сжалось от тоски. Ему страшно захотелось прижаться к матери и поплакать у нее на груди. - Как ты перенесла разлуку со мной? Сейчас тебе тяжелее всех. Я не встречал других таких матерей, которые так бы любили своих родных детей, а я ведь был для тебя приемышем. Ну, а ты для меня была самым дорогим человеком на свете. Не знаю, сможешь ли ты когда-нибудь забыть тот страшный день, когда на твоих глазах у тебя отняли твоего любимого мальчика, твоего Рубенито?
Папа Норберто... Смогли врачи спасти тебя или нет? Думаю, что нет. Пули изрешетили тебя насквозь и, когда меня уводили, ты истекал кровью.- Рубен вспомнил лежащего у алтаря окровавленного отца, без признаков жизни,
и у него защемило сердце.
Инеса, принцесса моя... Нам так и не удалось построить наше счастье. Скоро ты забудешь меня, соединишь свою судьбу с каким-нибудь бизнесменом, родишь ему ребенка, и имя Рубена Верано навсегда сотрется в твоей памяти.
А в общем так, наверное, и должно быть. Люди созданы для счастья, а память слишком короткая штука. И никого в этом не стоит винить...У каждого своя жизнь".
Рубен повернулся на бок. Он уже привык к холодному, скользкому полу и засыпал на нем мгновенно, без сновидений. Вот и сейчас юноша почувствовал вдруг сильную слабость, ему страшно захотелось спать. Веки его сомкнулись, мысли перепутались, и он уснул.
" Рубен, милый, я иду к тебе!! - вдруг услышал он сквозь сон чей-то далёкий, но такой знакомый голос. Юноше почудилось, что к прутьям решетки прильнуло любимое лицо. Он хорошо различал очертания этого дорогого лица, узнавал каждую черточку, каждый мельчайший штрих. Инеса стояла совсем близко и смотрела на него нежно и ласково. Она всегда так смотрела на него раньше, когда прибежав на свидание, обвивала его шею своими смуглыми руками и целовала так, что у него всегда кружилась голова от сладкого чувства, томительного и прекрасного.



" Видишь, я уже здесь,- повторила Инесса.- Ты же знаешь, я всегда рядом с тобой!"
Рубен очнулся в холодном поту от этого сна, подарившего ему образ любимой, и, схватившись за прутья решетки, крикнул изо всех сил:
- Инеса!!!
"...неса,неса,неса"... - повторило эхо, и все смолкло. Лишь где-то тихо трещал сверчок.
Видение исчезло. Рубен отключился, как ему показалось, всего на несколько минут, но как же все было натурально! И голос девушки, прозвучавший под мрачными сводами тюрьмы, был весенним гимном любви.
В отчаянии юноша обхватил руками голову и замер в молчаливой скорби по погибшим светлым мечтам.

***
Занятый своими мыслями, он и не заметил, как дверь его камеры тихо отворилась, и в нее кто-то проскользнул. Рубен приподнялся на локте. Рядом стояла невысокая фигура, закутанная в темный плащ. Не успел юноша опомниться, как плащ соскользнул, и перед ним предстала прелестная юная дева, лет шестнадцати, абсолютно нагая, с божественной
фигурой, с нежной белой кожей, зелеными, как у русалки, глазами, длинными, небесного цвета, волнистыми волосами, прикрывающими маленькую грудь.
Не успел Рубен опомниться, как голубоволосая фея опустилась рядом с ним на пол и обвила тонкими руками его шею. Юноша почувствовал на себе ее горячее прерывистое дыхание. Губы незнакомки жадно потянулись к его устам, и Рубен вдруг понял, что проваливается в бездонный омут зелёных, колдовских глаз.
Маленькая красавица нежно, но очень профессионально, поглаживала шею, спину, грудь узника. Ее рука скользила все ниже и ниже, а губы впивались в его уста с определенным настойчивым требованием. Тело девушки извивалось змеей, ее волосы душистой волной окутали юного заключенного.
Узника охватило страстное желание ответить ласками на настойчивые требования незнакомки.
Но вдруг: " Рубен, милый, я скоро буду рядом с тобой!" - снова возник в сознании юноши знакомый голос. И сразу же мутная пелена животной страсти слетела с него. Одним движением своего мощного тела он сбросил с себя проститутку.
- Пошла прочь, маленькая шлюха! - воскликнул с ненавистью юноша. - ступай, ублажай своих хозяев!
Девушка вскочила, окинула несостоявшегося любовника уничтожающим взглядом и, накинув на плечи плащ, выбежала из камеры.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Когда Рене и Инеса подошли к реке, паром уже стоял на приколе и принимал на борт очередную партию пассажиров. Народу скопилось немного, и очередь продвигалась быстро.
Неожиданно у всех на глазах матрос-здоровяк выхватил из толпы пожилого тщедушного человека и, врезав ему по физиономии, отшвырнул в сторону.
- Сколько раз тебе говорить, идиот? Бесплатно не возим никого!
От удара человек упал в лужу и беспомощно барахтался в ней,бесполезно пытаясь выбраться из вонючей жижи. Он был настолько слаб и изнурен, что самостоятельно подняться не мог.
Инеса подбежала к незнакомцу и постаралась ему помочь, но тот испуганно замахал руками и отполз в сторону.
- Это или ирниец, или твой земляк, - вернувшись к Рене, сообщила ему девушка. - Он боиться меня. Может ты с ним поговоришь?
Лэморкандец подошел к незнакомцу, склонился над ним и что-то тихо ему сказал. Тот кивнул в ответ и, опираясь на плечо репортера, с трудом поднялся. Еле волоча ноги, он поплелся к парому.
- Ему нужно в Лэморканд, - объяснил Рене, - а денег у него нет. Может быть ты поможешь этому несчастному купить билет?
- Какой разговор! Конечно! - горячо воскликнула Инеса. - Неужели мы оставим его здесь?
Девушка купила три билета. Матрос возле трапа подозрительно наблюдал за странной компанией. Пропустив путешественников на паром, он еще раз оглянулся в их сторону.
- Не нравится мне его подозрительность, - кивнула Инеса в сторону матроса. - Как бы он не натравил на нас полицию.
- Не думаю, - спокойно ответил Рене, усаживая Инесу и незнакомца на свободные места и усаживаясь сам.- А если даже и так, у тебя есть вид на жительство, а я - твой раб. Все документы в полном порядке. В присутствии полиции я стану называть тебя госпожой.
Инеса немного успокоилась, а когда паром отчалил от берега, успокоилась совсем. Она знала, что в Чиветте нет таких строгих законов, как в Ирнии - там царит анархия.
Но девушка просчиталась. Лишь только паром набрал скорость, на палубе вновь появилась знакомая фигура. Здоровенный матрос вразвалочку направлялся прямо к ним.
Инеса оторопела. Рене незаметно сжал ей ладонь и тихонько сказал:
- Возьми себя в руки и не церемонься с ним. В любом случае он ничего нам не сделает.
- Ваши документы! - прогремел над ними густой бас.
- А кто Вы такой, чтобы предъявлять Вам документы? - спросила Инеса, смело глядя матросу в глаза.
Тот протянул ей удостоверение сотрудника Тайной Охраны Тангерлихта.
" Шкура продажная!" - с ненавистью подумала девушка и в ответ предъявила жандарму вид на жительство.
- Куда Вы направляетесь?
- В Лотту.
- Почему так быстро вернулись из Ирнии?
- Я передумала навещать родственников, - ответила Инеса, поправляя прическу. - На невольничьем рынке я приобрела раба, - она указала небрежно на Рене, - и спешу доставить его в свое поместье. Какие будут еще вопросы? - Девушка развернула купчую и сунула ее почти в самый нос жандарму.
- А зачем Вам понадобилась эта дохлятина? - матрос носком ботинка ткнул в бок незнакомца.
- В общем-то этот старик еще ничего! - надменно произнесла Инеса, как заправская хозяйка, оценивающе взглянув на незнакомца .- Если его как следует вымыть, постричь, накормить, он еще в хозяйстве пригодится. Я беру его с собой!
- Простите, госпожа! Приятного плавания! - козырнул матрос и скрылся за капитанской рубкой.
- Ну как? - гордо спросила Инеса.
- А ты - молодец! - восхищенно выдохнул Рене. - Просто поражаюсь твоей выдержке!
Теперь в спокойной обстановке Инеса могла как следует разглядеть неожиданного попутчика. На вид ему можно было дать лет шестьдесят, а то и больше. Длинные седые волосы с крупными кольцами на концах, крутые скулы, умный проницательный взгляд серых внимательных глаз - все эти приметы свидетельствовали о порядочности и благородстве этого человека. Его сильно поношенные штаны и такая же, не первой свежести рубаха свидетельствовали о том, что он долгое время находился в пути, а выпирающие ключицы и тонкие лодыжки подтверждали, что старик сильно истощен.
Незнакомец сидел тихо, внимательно наблюдая за пассажирами парома.
Рене присел рядом с ним на корточки и протянул странному попутчику свою широкую ладонь.
- Рене, - представился он в надежде услышать в ответ имя незнакомца.
Старик молчал.
- Может, он немой? - предположила Инеса.
- Не думаю, - отзвался лэморкандец.- Отец, Вы можете говорить? Может Вы голодны?
Старик не проронил ни звука. Он лишь сердито глядел на Инесу из-под густых насупленных бровей.
Репортер понял многозначительный взгляд незнакомца и пришел подруге на помощь.
- Между прочим, эта девушка только что выкупила меня из неволи, - сказал он .- Можете смело при ней говорить. Внешность иногда бывает очень обманчива.
Старик колебался. Было заметно, что в нем горит желание выговориться, но природная осторожность удерживает его от такого ответственного шага.
На помощь незнакомцу вновь пришел репортер.
- Отец, - спокойно сказал Рене, доставая из сумки кулек с едой.- Мы недавно подкрепились, а Вы, я вижу, голодны. Пожалуйста, не побрезгуйте нашим угощением.
Старик не стал больше отказываться. Он не спеша поел, выпил немного вина, вытер рот рукой и тихо вздохнул.
- Девятнадцать лет... Целых девятнадцать лет я был отрезан от внешнего мира. Даже не верится, что теперь возвращаюсь домой.
Инеса терпеливо молчала, боясь вспугнуть старика своими наводящими вопросами. Она считала, что он должен сам поведать им свою историю. Девушке нравилось лицо незнакомца. Рене так же тактично помалкивал.
- Вы, юноша, как я вижу, лэморкандец? - обратился старик к репортёру. - Тогда Вам должно быть понятно мое состояние. Я возвращаюсь домой!
Незнакомец никак не мог собраться с мыслями. Он начал издалека, подыскивая нужные слова, вспомнив о своей так надолго потеряной родине.
- Не удивляйтесь, что я в таком неприглядном виде,- продолжал он.- Пройти половину Ирнии без дины в кармане - это не так просто. Но нашлись добрые люди, которые одели меня - я ведь был почти голым - накормили, обогрели. Но я не стал злоупотреблять их гостеприимством, так как очень спешу домой. А здесь вы мне помогли. Спасибо вам!
- Не стоит благодарности, - ответил Рене, взяв исхудалую руку старика в свою ладонь. - Мы ведь не в лесу живем. Даже в такой дикой обстановке, как в этой стране, люди не должны терять свой человеческий облик.
- Ты мудр, сынок! Ты очень мудр и рассудителен! - сказал незнакомец, тронутый вниманием и заботой молодого человека. - Так значит, мы с вами попутчики? Как я понял, вы тоже направляетесь в Лэморканд?
- Совершенно верно. Я два долгих года находился в неволе и тоже спешу домой, - а эта девушка,- Рене указал на Инессу,- разыскивает своего жениха.
- А я девятнадцать лет отсидел в тюремной камере - одиночке, - разоткровенничался старик,- и только под конец своего заключения встретился с достойнейшим человеком - сыном моего давнишнего друга, бывшего губернатора Ирнии, - понизил он голос и оглянулся.
У Инесы потемнело в глазах. Чтобы не упасть, она присела возле старика и схватилась за голову.
- Что с ней? - спросил удивленный незнакомец.
- Отец, Вы, наверное, имели в виду Вальтера Лизи?
- Совершенно верно.
- Эта девушка - его невеста, - прошептал Рене. - Именно Вальтера она и разыскивает. Расскажите, что с ним?
- Ничего хорошего, - грустно вздохнул незнакомец и посмотрел с сочувствием на Инесу .- Меня привели в его камеру, когда он находился в плачевном состоянии. Как я понял, Магистр добивается одного: чтобы Вальтер сотрудничал с ним.
- А Вальтер? Он Вам что-нибудь говорил? - опомнилась Инеса.
- Вальтер мне сказал, что никогда не будет служить преступнику.
- Ему грозит смерть?
- Пока трудно сказать, - серьезно произнес незнакомец. - Честно признаюсь: если юноша будет упорствовать, придерживаться своих убеждений, Магистр просто-напросто его уберет. Вальтер нужен Властителю лишь для того, чтобы создать себе имидж: " Вот, дескать, какой я хороший, и политика моя правильная, что даже сын бывшего губернатора согласен сотрудничать со мной". Магистр очень боится нового зарождающегося движения Сопротивления Ирнии и с помощью имени Вальтера Лизи стремится подавить его.
- Рубен никогда не пойдет на такую авантюру! - твердо заявила Инеса. - Он не предаст память своего настоящего отца и всех честных людей родной страны!
- Я не очень хорошо понимаю тебя, девочка, - проговорил незнакомец,- но многое из того, что ты сказала, - верно! Вальтер - настоящий сын своего народа. Рик гордился бы таким сыном!
- Из тюрьмы все же можно выйти? - с надеждой спросила Инеса.- Вас же выпустили?
- Я - человек больной, и теперь уже не представляю для Магистра никакого интереса, - горько усмехнулся незнакомец.- Ему нужны такие люди, как Вальтер: здоровые, сильные, грамотные, молодые. А от старика какой прок? Хотя я еще и не совсем старый. Мне всего лишь пятьдесят пять. Когда-то я занимал почетную должность в Лэморканде и пользовался большим уважением.
- А по профессии Вы кто? - поинтересовался Рене.
- Диспетчер Времени Айво Кирк и ваш покорный слуга, - наконец-то представился незнакомец.
- Вы отец Санди?! - радостно воскликнул репортер.
- А ты что, знаком с ним?
- Кто же не знает в Лэморканде Санди Кирка?
Айво тихо заплакал.
- Как он там? - спросил бывший Диспетчер сквозь слезы.- Когда меня схватили, моему мальчику было всего лишь семь лет.
- Теперь он - заслуженный человек, всеми уважаемый. Инеса видела его совсем недавно. Жив и здоров ваш Санди. Как всегда, серьезен и деловит. Скоро увидитесь с ним. Но Вы так ничего и не сказали: можно ли помочь Вальтеру Лизи?
- Не знаю, Рене, ничего не могу сказать. Пробраться в бункер Тангерлихта невозможно, даже с помощью хитрости...
Разговор оборвался, так как паром причалил к пристани. Пассажиры подхватив багаж, не спеша высаживались на берег. Рене помог сойти с трапа Айво, затем вывел под руку Инесу.Ее качало от неожиданной новости, услышанной от Диспетчера Времени. Ожидания не оправдались, и Рубен в любой момент может умереть.
- Пойдем скорее, - Инеса потянула репортера за рукав. - Дорога каждая минута. Пока я буду оформлять документы на тебя и на Айво, свяжись с Санди и сообщи ему радостную весть, что отец его жив и здоров. Может, ради такого случая он поможет нам с траспортом.- Инесса протянула Рене пульт экстренной связи. - Код Диспетчера Времени 2007!

Рисунок автора

https://www.chitalnya.ru/work/2841066/
Продолжение






Рейтинг работы: 18
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 5
Количество просмотров: 30
© 25.06.2020 Долорес
Свидетельство о публикации: izba-2020-2839059

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези


Людмила Зубарева       12.07.2020   16:59:22
Отзыв:   положительный
А я- как всегда со своим занудством. Главы 4 и 5 повторяются два раза...
Долорес       13.07.2020   17:54:27

Спасибо, милая Люси за внимание. Никакое это не занудство.
Ты мне очень всегда помогаешь.
Я удалила лишнее...


Берёзонька       05.07.2020   21:45:21
Отзыв:   положительный
Галочка, читаю и мне порой кажется, что некоторые моменты касаются и меня,
моих чувств и переживаний! Может и я родилась в том времени и сюда
нечаянно попала? Очень выразительно, эмоционально, захватывающе
и так профессионально написано! Восхищаюсь и радуюсь за тебя!
Всем сердцем желаю здоровья, любви, радости и верных друзей и подруг!


Долорес       07.07.2020   22:06:19

Людочка, спасибо, ангел мой!
Да и я не от мира сего, иначе никогда не написала бы такое.
Конечно время было очень тяжёлое - лихие 90-е. Но жить тогда было как-то лучше, мне казалось.
И писалось здорово, так, что мысли не успевали за рукой. Самое счастливое время в моей жизни.
и моложе была. А теперь одни болячки и хандра.
Ничего не поделаешь - годы...
Обнимаю, моё солнышко!
И тебе всего самого доброго, хорошего!


Задорожный Александр       25.06.2020   16:05:54
Отзыв:   положительный
Это вроде обо мне написано.
Меня оставляли в Министерстве, генерала шили,
но я две войны прошёл и ели домой добрался
с моими звёздами даже врачи не помогли.
А один хирург, вообще сделал с меня калеку.
Не обращай внимания Долорес у многих свои проблемы.
С большим уважением Саша.


Долорес       29.06.2020   13:25:57

Спасибо, дорогой Саша, что читатете. Мне очень жаль, что в вашей жизни
были такие драматические моменты...
Всего вам самого доброго!
С теплом сердечным!


Задорожный Александр       29.06.2020   13:47:44

Долорес я сильно болен. только Вам отвечаю.
Я всех удалил, чтобы впустую не писали.
Если выздоровлю, всё станет на свои места,
а если нет, значит такая моя судьба.
Вам очень благодарен.
Храни Вас Бог!


Долорес       30.06.2020   20:58:45

Сашенька, проситете мня. Я ничего не знала.
Диагноз н езнаю, но, может, с божьей помощью?
Желаю вам всего самого доброго!
















1