Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

"Звучи, мелодия, ты ускоряешь пульс..."


Впервые Джесси попал в «Сахарную сливу» совершенно случайно. В очередной раз не справившись с подсказками навигатора, он вышел не на той остановке и оказался совсем не в том районе Пловонда, в которой направлялся. Внезапный ледяной ливень подхлестнул Джесси поскорее найти укрытие, где он мог бы спокойно дозвониться до Адриана и объяснить, почему он опоздает. Так он оказался в маленькой кофейне, сиротливо жавшейся на углу по соседству с дорогими и помпезными бутиками.
– Привет! – сказала ему милая рыжеволосая девушка за прилавком, – кажется, ты замерз? Рекомендую наш фирменный горячий шоколад со специями. Живо согреешься!
С того самого дня Джесси приходил в «Сахарную сливу» каждые выходные. Чаще – по субботам. Парень сколько угодно мог доказывать себе, что приезжал в Пловонд исключительно по делам, а сюда забегал в свободную минуту. Но в глубине души понимал, что все обстояло совсем не так, а он лишь стеснялся себе в этом признаться.
Кофейня была необычайно светлой. В интерьере преобладали нежные оттенки розового и сиреневого, напоминая Джесси какой-то молочный коктейль или даже зефир. Непривычно после темных баров и по-осеннему угрюмых кофеен в Бретте, но Джесси никогда не ощущал себя неуютно или неуместно в «Сахарной сливе». Ему нравились золоченые и серебряные звезды, яркая полоса радуги на белоснежной стене напротив входа и даже единорог, нарисованный на доске цветными мелками. Здесь всегда пахло чем-то вкусным и сладким, и царила совершенно другая атмосфера так не схожая с хмурым Пловондом. Словно пресекая порог кофейни, Джесси и в самом деле шагал в другой мир – спокойный мир радушия, вкусного кофе и теплых улыбок.
Дверные колокольчики мелодично звякнули, приветствуя нового гостя. Девушка за прилавком обернулась на звук и улыбнулась так, что парень мгновенно забыл о нервном Робине, пообещавшему оторвать ему, Джесси, голову, если тот до понедельника не отработает новый материал. И все бы ничего, но у Джесси не было готово даже мелодии.
– Привет, Джесси! Это так замечательно, что ты пришел!
Невысокую и невероятно милую девушку звали Юми. Так она представилась Джесси в первый раз. В аккуратном черном платьице с короткими рукавами-фонариками и пышной юбкой до колена, обшитой по подолу рюшами, она напоминала миниатюрную фарфоровую куклу, которую Джесси однажды видел на прилавке. Симпатичное округлое лицо и рыжие, цвета начищенной меди волосы. Иногда Юми собирала их в два хвостика-узелка, как сегодня, а иногда оставляла распущенными и тогда они спускались ей на лопатки.
Парень улыбнулся и помахал ей рукой.
Девушка чуть склонила голову набок и озорно посмотрела на посетителя серо-зелеными глазами, удивительный разрез которых выдавал в ней уроженку далеких островов.
– Тебе как обычно?
– Да, пожалуй…
Сегодня вечером все столики в маленькой кофейне пустовали. Обычно под закрытие кто-нибудь да был, но сегодняшняя погода больше располагала к прогулкам, чем к рассаживанию в четырех стенах. Некоторые напитки в «Сахарной сливе» были на вынос, но Джесси не увидел даже таких желающих.
– Пока присаживайся, сейчас принесу.
Клавишник устроился в углу у большого панорамного окна. Адриан не преминул бы назвать Джесси завсегдатаем, если бы знал, где его друг любил коротать время. Малин бы многозначительно улыбнулась, а Робин бы обязательно назвал Джесси безалаберным лентяем. Однако Джесси не спешил никому рассказывать ни о «Сахарной сливе», ни тем более о своей удивительной собеседнице.
Юми была родом с Нихонских островов, но жила в Пловонде не первый год. Как она сказала «переехала в поисках лучшей жизни». В кофейне она работала несколько лет и была абсолютно довольна и местом и работодателями. Девушка производила впечатление очень позитивного человека – Юми во всем находила плюсы и привыкла смотреть на вещи с положительной стороны. С ней было очень легко разговаривать обо всем и ни о чем. Она подхватывала любую тему и охотно делилась впечатлениями. А когда Юми узнала, что Джесси клавишник в группе, она по секрету призналась, что любит разную музыку и даже учится играть на гитаре.
– Я решила почитать те комиксы, что ты мне посоветовал, – Юми поставила перед Джесси нежно голубой молочный коктейль с зефиром и присела рядом, – про готичную девушку с магической скрипкой. Сюжет, правда, какой-то скомканный. Но зато у нее наряды почти как у меня! Так что спасибо тебе за возможность подсмотреть идеи для новых платьев. Со следующей зарплаты куплю подходящей ткани и займусь выкройками.
Девушка улыбнулась и, подперев щеки кулаками, посмотрела на Джесси:
– А что у тебя нового?
– По уши в работе, – кисло улыбнулся Джесси, мешая трубочкой густой коктейль.
Стоило только заговорить об этом, как настроение тут же испортилось и потянуло каким–то холодком – мелодия саму себя не напишет.
– О-о-о, мои мальчики тоже все в работе. Настолько, что даже не всегда могут меня встретить, – насупилась она, смешно сморщив нос, – а иногда тут бывает опасно на улицах. Здесь весьма дурной бар в соседнем квартале. Я хоть и живу не далеко, но приходится идти мимо этого злачного заведения. Конечно, его можно обойти, но это ого-го какой крюк делать, особенно если я устала после смены и очень хочу домой.
Своими мальчиками Юми звала двух друзей, которые вместе с ней снимали квартиру. Джесси мало что понял. Девушка ограничилась коротким рассказом про то, что она знала их с детства и что они приехали в Пловонд раньше нее на несколько лет. А еще они вроде что-то играли, но Юми не стала вдаваться в подробности, отмахнувшись от встречного вопроса Джесси. В конце концов, какое ему дело до чужой музыки, когда он не мог справиться со своей.
– Считай это первый раз за неделю, когда я позволил себе немного расслабиться и не думать о работе. Это сложно сделать в нашем маленьком городке. Когда ты вышел из дома, а тебе кажется что твое … хм… начальством наблюдает за тобой из-за каждого угла, – Джесси невольно повел плечами. Если Робин узнает что он прохлаждается в Пловонде с милой девушкой в кофейне… А впрочем, не все ли равно, что подумает Робин? Джесси имел полное право на один единственный выходной и не столько от музыки, сколько от самого себя. Убежать в тихом маленьком Бретте от своих мыслей было не возможно. А вот шумный и громоздкий Пловонд отлично подходил для этого. Джесси терялся в нем в прямом и переносном смысле.
И Юми. Улыбчивая девушка с невероятными глазами из десертного кафе, с которой он мог беспечно болтать обо всем на свете. Даже о тех вещах в которых не очень разбирался, при этом не ощущая себя глупо или неправильно. Все это было таким непривычным. И почти удивительным.
Через полчаса, наблюдая, как девушка снимала кассу, Джесси предложил неожиданно даже для самого себя:
– Может я тебя провожу? Ты сама сказала, что тебя сегодня никто не встретит, а…
– Это было бы просто отлично! – моментально отозвалась Юми, не дав Джесси договорить.
Парень неловко улыбнулся и спрятал за спину внезапно ставшие чужими руки.

Идти действительно пришлось недалеко. Дом Юми, невзрачная грязно серая пятиэтажка, скрывалась в соседнем квартале за высотками. Всего лишь нужно было пройти прямо и свернуть на следующем перекрестке. Перед ним как раз располагался тот бар, о котором говорила девушка, и чтобы лишний раз не ходить мимо поздним вечером, она заворачивала на перекрестке раньше и, по сути, обходила свой дом с другой стороны почти на квартал, без возможности срезать путь.
В этот раз в баре было тихо и Джесси с Юми спокойно шли мимо, нарушая тишину обсуждениями последних просмотренных фильмов. Девушка говорила почти постоянно, но клавишник давно заметил, что ее речь совсем не нагружала и не отнимала сил. Наоборот, ее было интересно слушать. Юми смеялась его шуткам, что-то шутила в ответ, размахивая руками и забавно интонируя. Она выглядела самой счастливой и беззаботной девушкой на свете, а Джесси ощущал себя школьником, сбежавшим с уроков. Откуда это? Вот это странное чувство, как будто за его спиной развернулись огромные крылья? Настолько огромные, что казалось еще один шаг и он полетит.
– Ну вот мы и пришли!
Юми остановилась возле крайнего подъезда и заложив руки за спину повернулась к Джесси, счастливо улыбаясь.
– Спасибо что проводил меня. Это очень мило с твоей стороны!
Тут она посмотрела на окна, подумала какое-то время и снова улыбнулась:
– Раз так все удачно сложилось, может быть зайдешь? Как раз послушаешь, как я играю. А еще у меня есть вкусный чай с родины! Уверена, ты такого никогда не пил!
– Я даже не знаю… – растерялся Джесси и воодушевление, которое у него было всего несколько минут назад, исчезло без следа.
Не то чтобы он не хотел. Наоборот! Ему действительно было интересно послушать ее игру и выпить таинственного чая. Впрочем, что угодно, лишь бы этот дивный вечер не заканчивался так скоро. Где-то там за яркими огнями Пловонда и темно-синими сумерками его ждал притаившийся Бретт, злой Робин и молчаливый синтезатор. Джесси мотнул головой, прогоняя наваждение. Быть может, нехитрые аккорды Юми надоумят его на что-нибудь интересное?
– Ну, ты идешь?
Джесси рассеянно кивнул и на секунду задумался. А ей не страшно приглашать домой почти незнакомого человека? Да, они познакомились несколько месяцев назад, но… Он вспомнил свои первые дни в Бретте, попытался провести аналогии, но понял, что занимается несусветной глупостью. Юми невозможно было сравнивать ни с ребятами из «Морозной Луны», ни с Малин. Все это было… слишком другим. Джесси всегда легко знакомился в силу особенностей своего характера, но Юми… с ней все было иначе. Он поймал себя на мысли, что охотнее бы рассказал о ней не Адриану, а Дэйву, и это его встревожило.
«Ну же, не будь растяпой, Джесси!»
Он не сразу понял, что Юми уже затащила его в подъезд, крепко сжимая запястье.
«И все-таки – растяпа!»
Будет очень некрасиво сейчас останавливаться и говорить, что он вроде как не собирался в гости. Или собирался…? Но так неприлично долго не мог понять, как следует поступить, что принимать решение за него пришлось другому человеку.
– А твои соседи не будут против? Да и время-то, в общем, позднее… – запоздало спросил он, поднимаясь за Юми по лестнице на предпоследний этаж.
Остановившись у двери на площадке, она достала ключи и стала возиться с замком.
– Во-первых я приглашаю к себе, а не к ним. А во-вторых их нет дома. Репетируют, – в ее голосе звучали нотки раздражения – то ли на соседей, то ли на ключи.
Наконец замок поддался, и Юми пропустила Джесси в темные недра квартиры. Клавишник оказался в длинном коридоре, в конце которого темно–синим квадратом стремительно наступающей ночи выделялось окно.
– Я дома! – громко сказала она в темноту, и Джесси вздрогнул от неожиданности.
Не услышав в ответ и слова, Юми удовлетворенно кивнула сама себе и подтолкнула Джесси в спину. Она щелкнула выключателем, разгоняя темно-серые тени и освещая коридор нежным золотым светом.
– Прямо до кухни, а потом направо. Не спрашивай, не я этот дом проектировала. Располагайся, а я сейчас приду.
Миновав по коридору несколько дверей, Джесси прошел в небольшую квадратную кухню, из которой он попал в комнату Юми. Пошарив по стене рядом с собой, клавишник включил свет и осмотрелся.
Наверное, так выглядела обычная девчачья комната. Джесси не мог сказать наверняка потому что ему не с чем было сравнить. Сестры у него не было, а Малин… это Малин – к миру простых девушек она не принадлежала.
Все в комнате было под стать хозяйке аккуратным и милым. Под окном стоял светлый стол, на котором не громоздились стопки книг или тетрадей и не скучали забытые кружки. Кровать с ворсистым покрывалом нежно лилового цвета была заброшена декоративными подушками приятных бледно-розовых оттенков. На белых полках ровными рядами стояли книги и томики комиксов. Между ними то тут, то там сидели какие-то милые мягкие игрушки или стояли фигурки неизвестных Джесси персонажей. На пробковой доске ворохом застыли цветные фотографии и записочки. Ни одного плаката не висело на стенах, Джесси заметил только россыпь фосфоресцирующих звездочек над кроватью.
Темное пятно, которое парень поймал краем глаза, завладело его вниманием, засосав как черная дыра. Сердце пропустило удар и по спине пробежал знакомый холодок. Вспоминая неожиданных «жильцов» в квартире Адриана, Джесси медленно повернулся и замер, не в силах оторвать взгляда от черного гитарного комбика в углу и самой гитары на подставке. Совершенно обычной электрогитары, к слову тоже черной. На корпусе, почти над бриджем, был наклеен стикер с несуразным ярким котиком. Рядом на полу валялась пачка табулатур.
Джесси как-то тупо изучал музыкальный уголок – при фразе "я учусь играть на гитаре" он представлял исключительно акустический инструмент.
Он мысленно поругал себя за шаблонное мышление и еще раз осмотрел стены. Но нет, никаких плакатов групп он так и не обнаружил.
А вдруг Юми...
– Нравится? Здорово, правда? Я сама в восторге! Дома у меня была совсем другая, – из–за его плеча к гитаре выпорхнула Юми, сбив мысленный тяжеловоз Джесси с курса. – У меня был старый стратокастер[1] Томо. Он почти не держал строй, но если играть долго. Потом когда я приехала в Пловонд, мальчики скинулись мне на этот суперстат[2].
Джесси открыл рот, потом закрыл, мало понимая о чем щебечет Юми, снимая со стойки инструмент и перекидывая ремень через плечо. Клавишник не особо разбирался в гитарах и девушка, продолжавшая рассказывать о преимуществах нового инструмента над старым, очень сильно напоминала Адриана. Все гитаристы так любят свои инструменты?
– Я думал, что...
– Погоди-погоди! Я кое-что сочинила! Томо сказал, что сыро, но тебе, я думаю, понравится! Я очень хочу, чтобы ты послушал!
Не давая Джесси опомниться, она всучила ему наушники, и пока тот их надевал, стала возиться с комбиком. Тронув струну медиатором, она посмотрела на Джесси в наушниках, мол как тебе, не очень громко? А после выкрутила ручку перегруза до конца. С первым риффом Джесси схлынул с лица и сел на пуфик, так удачно оказавшийся под рукой. Точнее под пятой точкой.
Голова парня наполнилась низкой тревожной мелодией, полной тоски и беспросветного отчаяния. Перегруженная гитара рычала о самых потаенных из неприятнейших уголков человеческой души. Выражение лица Юми изменилось, взгляд стал пустым, обращенным вовнутрь, словно она ушла в себя, в это ледяное королевство хаоса, чей гимн рвался из под ее пальцев. Иногда она сбивалась с ритма, но Джесси не обращал на это внимая, шокированный тем, что милая девушка в очаровательном и в чем-то наивном платье с рюшами и рукавами-фонариками учится играть экстремальный метал. Тот самый, который играла «Морозная Луна». Черный метал.
– Ну как? – ее звонкий голос вывел Джесси из транса, и он поднял на Юми взгляд. Глаза девушки горели внутренним огнем и ничего не напоминало о былой отрешенности. – Конечно, тут еще есть над чем работать, но мне уже нравится то, что получается. Ай, ну скажи же что-нибудь?!
Она нетерпеливо сдернула с Джесси наушники и посмотрела на него почти с детским любопытством.
– А… я... Я как-то ...это было очень неожиданно, – честно признался парень, – так что это действительно… впечатляет. Я просто как-то упустил тот момент в нашем разговоре, где ты говорила что... учишься играть блэкметал.
Юми равнодушно пожала плечами:
– Ну, ты не спрашивал. Но разве это не очевидно? Ты же сам играешь в метал-группе. Было бы странно, если бы я тебе предложила послушать, как я играю какой-нибудь поп-рок, например.
– Ну да, действительно, – пробормотал Джесси.
Очевидней некуда.
Девушка вернула гитару на стойку и любовно провела ладонью по грифу:
– Это моя самая заветная мечта – играть в настоящей блэкметал-команде, – беззаботно улыбнулась она и Джесси понял, что совершенно не разбирается в девушках.

Из белой чашки со свежезаваренным чаем поднимался пар. Джесси сидел, откинувшись на спинку диванчика, и наслаждался дивным ароматом. Мягкого уголка на кухне он не видел со времен старшей школы. Подобный тип мебели был в родном доме Джесси до тех пор, пока мать не посчитала его слишком устаревшим и не сменила на более практичный гарнитур со стульями. Невольные воспоминания о доме также вызывали похожие на лилии белые цветы в горшке на подоконнике[3] и тихое тиканье настенных часов.
Джесси наконец-то позволил себе расслабиться. И скорое возвращение в Бретт к работе его уже не беспокоило как раньше.
Золотистый напиток в чашке был терпким на вкус, но очень приятным. Юми назвала сорт чая, но Джесси не запомнил название с первого раза. Девушка сидела напротив с точно такой же чашкой, а вокруг царила умиротворяющая домашняя тишина, какая бывала до этого только на кухне у Малин. Та тишина, в которую хотелось завернуться как в одеяло или мягкую шаль, и сидеть, и просто наслаждаться покоем, ни о чем не думая.
Щелчок ключа в замочной скважине заставил Юми вздрогнуть и подскочить с места. Она лихорадочно посмотрела на часы, потом на дверь и закусила губу, нахмурившись. Джесси медленно отставил чашку и напряженно выпрямился, подозревая какой–то подвох.
– Не должны они были прийти так рано! – пробормотала Юми скороговоркой и добавила, – молчи только, ладно?
Джесси кивнул. Ладно. Ему уже не привыкать к неловким ситуациям. То в гримерку не вовремя зайдет, то в шкаф к гитаристу подсмотрит...
Юми выбежала в коридор, и клавишник повернулся ровно в тот момент, когда в квартиру зашли двое парней с гитарными чехлами на плечах. Они что-то оживленно обсуждали на родном языке и не представляли, что у них на кухне сидит гость, судя по реакции Юми отнюдь не долгожданный. Соседи девушки были высокими и худощавыми, как назло напоминая о Робине или Бэне и несчастной недоделанной работе. Джесси невзначай столкнулся взглядом с одним из них, светловолосым, и тот осекся на полуслове.
На какое–то время повисла неловкая тишина, в течение которой Джесси тупо рассматривал отрешенное лицо незнакомца и его забранные в короткий неряшливый хвостик волосы. Но вот в темных миндалевидных глазах отразилась какая-то непонятная для Джесси эмоция, он нахмурился и, не отрывая от клавишника взгляда, буркнул какую-то фразу.
– А-а, привет. Это Джесси, – улыбнулась Юми, пытаясь вложить в свою улыбку весь запас очарования и беззаботности, какой у нее только был.
– Джесси, это Томо и Йошиаки.
– Здра… здравствуйте, – каркнул парень пересохшим горлом.
По лицу этого Томо уже невооруженным взглядом было видно, что Джесси тут не рады. Его черноволосый друг, выглядывающий из-за плеча, казался более благосклонным. По крайней мере, он смотрел с каким-то любопытством, а не с недовольством.
– Джесси, значит... это твой новый парень? – Томо прикрыл глаза и, одарив Джесси взглядом, полным снисхождения, теперь смотрел на Юми.
– Да, – не задумываясь сказала девушка, и клавшник снова растерялся, – это мой новый парень.
Она с таким напором выделила слово «новый», что Джесси передумал сопротивляться и решил подыграть, в целом не понимая, что происходило, и почему Юми была так напряжена.
– И мы уходим, – с этими словами она схватила Джесси за руку, вынуждая его подняться со стула, и гордо продефилировала мимо Томо и Йошиаки к двери. Однако проскользнуть так же быстро Джесси не успел. Черноволосый парень как бы случайно загородил выход ему плечом, а на возмущения Юми лишь умиротворяюще улыбнулся и приложил палец к тонким губам.
Тем временем Томо наклонился к Джесси так близко, что клавишник ощутил запах табака и мятной жвачки, которую сосед Юми жевал не переставая.
– Позволь дать мне тебе совет… Джесси-тян.
Джесси напрягся, но виду не подал:
– Какой еще совет?
– Дружеский, – хмыкнул Томо и доверительно сообщил на ухо, – если ты с ней что–нибудь сделаешь, я непременно об этом узнаю. И тогда я найду тебя, где бы ты ни был, и сделаю это с тобой в ответ. Раком поставлю и сделаю. Ты понял меня?
Джесси молча кивнул, потеряв дар речи. Что вообще здесь происходит?
– Вот и чудно.
Йошиаки пропустил Джесси и когда тот проходил мимо, отвесил чувствительный шлепок по заднице.
– Да какого черта? – клавишник взвился, но обернувшись, застал только захлопнутую дверь.
– Эй, не сердись, – Юми тронула его за локоть, – Томо просто беспокоится обо мне.
– Очень странным способом, – нахмурился Джесси и почему-то опять посмотрел на дверь.
– Он просто хочет выглядеть убедительно.
– Даже если бы мы с тобой встречались… Кто вообще так делает на первом свидании? Да я теперь даже что и думать не знаю. Господи, да что за талант попадать в неприятности.... – клавишник был готов провалиться сквозь землю от охватившего его чувства неловкости.
– Какие неприятности, о чем ты? – Юми обеспокоено заглянула ему в лицо, – все хорошо. Бледный какой... ну надо же, – она цокнула языком. – Ничего страшного не случилось. Мне было проще сказать, что ты мой парень, чем выдумывать ответы на десятки вопросов. Извини, что так получилось.
Джесси вздохнул. И почему он не мог спокойно, как все, завести новое знакомство?
– Да ничего, не страшно. Но это как–то все… строго слишком. Ты же не маленькая девочка.
– Давай я провожу тебя до метро и все тебе расскажу, – Юми улыбнулась и стала быстро спускаться по лестнице, – ты успеваешь на последнюю электричку?
– Я сам доберусь. Я вроде видел метро неподалеку.
– Пф, «вроде», – фыркнула девушка пролетом ниже, – Нет. Я провожу.
– А как ты обратно?
– Ничего страшного – Йоши меня заберет.
– Точно? – парень нагнал ее только на улице, – а то мне кажется этот твой Томо только и ждет, что я оплошаю.
– Точно. Я позвоню и Йоши приедет, – Юми кивнула в сторону мотоцикла, поблескивающего хромированным боком у обочины.
– Я не хочу, чтобы из-за меня у тебя были проблемы, – поспешно начал Джесси но Юми покачала головой, коротко тронув его за руку.
– Нет никаких проблем. Но если ты думаешь, что в чем-то виноват, хотя ты не виноват, то можешь угостить меня кофе в бургерной неподалеку. Так себе забегаловка, но у них есть приличный капучино.
– Хорошо. Но с условием, что тебя действительно заберут, – сдался Джесси, догадываясь, что Юми ему не переупрямить. Но он бы все равно никакую девушку не отпустил идти по городским улицам столь поздно.
– Тогда идем. Бургерная как раз рядом с выходом из подземки. Я покажу.
И не дожидаясь ответа Джесси, Юми пошла в противоположенную сторону той, с которой они подошли к дому. Парень, зазевавшись на секунду, бросился ее догонять.
– Послушай, Юми. А… а что именно сказал Томо, когда меня увидел?
Девушка прыснула в ладони:
– Ты точно хочешь знать?
– Ну… да…
– Он спросил «что это за патлатый хрен», – с хохотом ответила Юми и Джесси закатил глаза.
Да ну что такое!

В бургерной было полумрачно и нелюдимо. Хорошее место чтобы побеседовать с другом, или побыть с самим собой наедине. Когда отец Джесси аннулировал его обучение в колледже, парень часто приходил в подобные заведения и за стаканом колы пытался понять, что и как ему делать дальше. Унывать было некогда, нужно было продолжать жить и жить так, как нравилось лично ему, а не отцу или кому-то еще. И приходящие в этой тишине и атмосфере мысли о том, что он все держит под контролем, хоть и были иллюзорны, но всегда предавали ему сил.
Джесси взял кофе Юми и себе, и они расположились за длинным столом–стойкой у окна, забравшись на высокие стулья.
– Понимаешь в чем дело, Джесси... – начала девушка, задумчиво вертя чашку с кофе в руках, – Томо старший, он старше Йоши на год, меня почти на десять лет. У нас принято, что старшие всегда несут ответственность. Культурные особенности, которые в крови циркулируют, просто так не убрать. Это не жажда контроля, как ты, может быть, успел подумать. О, Ками-сама, мне вообще страшно представить, что ты успел надумать тогда! Это желание не допустить чего-то плохого… как было уже однажды.
– Мои родители... – она нахмурилась и посмотрела за окно, – впрочем, неважно... в детстве я почти постоянно жила у тети и дяди. Томо был сыном их друзей, и когда я снова оставалась в доме тети, то он часто сидел со мной после школы. Приносил мне сладости, которых я дома особо не видела. Рассказывал смешные истории. Мы вместе ходили в зоопарк. Томо постоянно со мной занимался, вел себя как заботливый старший брат, которого у меня никогда не было. А самое главное – никогда не кричал на меня. Я ему доверяла как никому другому.
Мне было десять, когда он влюбился. Он мучился от этого чувства, и я была единственным человеком, который знал его маленький, но такой важный и в чем-то даже страшный секрет.
Что я знала о любви в том возрасте? Ничего. Это было некое абстрактное слово, которое не казалось мне хорошим. Я смотрела на Томо, видела, как ему плохо, знала, что причина этому... какой-то другой человек. И это была любовь. Если Томо лишило покоя то самое якобы прекрасное чувство, о котором пишут в книжках и поется в песнях, то мне такая любовь была не нужна. Я лишь лишний раз убедилась, что любовь это синоним боли. Так я думала тогда. И, наверное... ничего, наверное, не изменилось – в отношении меня. Или же нет. Не знаю. Все так неоднозначно и сложно, – Юми вздохнула, нахмурившись. И замолчала, наконец-то отпив кофе из чашки.
Джесси тихо сидел рядом, не зная, что сказать и стоит ли вообще что-либо говорить. Он не выносил такие ситуации, чувствуя себя беспомощным и омерзительно косноязычным, если что-то сказать все-таки удавалось. Но время шло, а Юми молчала, гоняя чайной ложечкой остатки молочной пены. В момент, когда неловкая тишина все-таки вынудила Джесси открыть рот, девушка произнесла, рассматривая что-то за окном:
– Полтора года назад я встретила одного человека. Шла после работы мимо бара и ко мне пристал местный контингент. Я испугалась, но за меня заступился какой-то парень. Дело даже дошло до драки. Он выглядел как герой, появившийся в нужное время в нужном месте. Такой дерзкий и самоуверенный… это не могло не произвести впечатления на такую девушку как я.
У нас были странные отношения. Я не могла понять люблю ли я его по-настоящему или же это была простая благодарность. Тогда я еще не знала, что это все было подстроено специально, и просто думала, что без него, без его помощи, я бы обязательно пострадала. Не знаю… я считала, что он любил меня, но я была всего лишь забавной девочкой с которой можно было забавно провести время. Посмотри на меня – я даже внешне отличаюсь ото всех. Наверное, он посчитал, что я буду неплохим трофеем, – Юми равнодушно пожала плечами. – Так продолжалось несколько месяцев. И с каждой нашей встречей я начинала понимать, что это совершенно не тот человек, который мне нужен. Понимаешь, он еще был… – она задумалась, подбирая подходящее слово, – он был не совсем положительным. Говорят, что девчонкам нравятся плохие парни, но на самом деле это как посмотреть. Я не рассказывала о нем Томо еще и потому, что этот человек мне действительно нравился поначалу. А потом… однажды среди его дружков я увидела тех самых парней, что тогда пристали ко мне у бара. Я поняла, что меня одурачили. Обманули. Я потребовала объяснений, но в ответ получила насмешливое «тебе не понять, детка», – Юми фыркнула и наморщила нос, – и что это вообще не моего ума дело. Я возмутилась и… в общем – получила по лицу. Вот тогда я действительно испугалась, что такие отношения могут закончиться очень плохо. Он названивал мне весь день, и я боялась брать трубку. Потом стал писать сообщения. Сначала с извинениями, а затем – с угрозами. Что я еще пожалею. О чем, правда – непонятно. Я не могла позвонить ни Томо, ни Йоши – они были на работе и все равно не смогли бы мне ответить. Вечера я дождалась с трудом, и все рассказала Томо, буквально встретив их на пороге. У него еще такой взгляд был… никогда его таким не видела. Даже описать не могу… жутко как-то, брр. Я сказала мальчикам где его найти. И расплакалась. Больше не смогла в себе держать. Потом они ушли, а мне ужасно не хотелось, чтобы они уходили. Мне было очень страшно, но я уже не понимала, чего именно боялась.
Вот так все и закончилось. Томо обещал моей тетке, что позаботится обо мне, чтобы со мной ничего не случилось. И долго корил себя за то, что произошло. Но разве в этом есть его вина?
Джесси сидел, обескураженный рассказом Юми. Внезапная откровенность ошарашила его настолько, что он был даже рад тому факту, что девушка говорила без остановки и не дала ему вставить и слово. Особенно на моменте о том, что тот парень ее ударил. У него в голове не укладывалось, как можно было поднять руку на такую девушку, как Юми. Он не хотел говорить банальных вещей вроде «это ужасно», или «как хорошо, что все обошлось», но не мог придумать ничего другого, потому что история действительно была не из приятных. Судя по всему, гамма чувств отразилась у него на лице, потому что Юми улыбнулась ему грустнее, чем обычно.
– Извини. Я не думала тебя грузить, - сказала она, словно пытаясь отмахнуться от повисшей между ними неловкости, - это старая история. Я просто не хочу, чтобы ты думал о Томо плохо, или принял нас за зверей невоспитанных. Правда, мне бы этого очень не хотелось…
– У меня и мысли не было. Спасибо за твою откровенность. Приятно, когда тебе доверяют, – признался Джесси.
– Я рада, что ты меня понял. Аж камень с души свалился!
– Слушай… а что случилось с тем парнем? – спросил Джесси понимая, что любопытство до добра никогда его еще не доводило. Особенно в Бретте. Но остановиться не мог.
– Разделали и съели. Сердце для Томо, пара стаканов крови для Йоши. Печень была непригодна… но я все равно не смогла бы съесть и кусочка, – серьезно сказала Юми, а потом весело рассмеялась, заметив как у Джесси стекленеет взгляд. – О, Ками-сама! Какой же ты смешной! Это же шутка! Эй, это же не помешает прийти тебе в следующие выходные?
– Конечно же не помешает, – улыбнулся Джесси ловя ее сияющий взгляд, - если твои соседи меня не съедят.
Он снова ощутил эту странную легкость. Словно ему все стало нипочем. Просто потому, что девушка, сидящая напротив него, умела, как никто, улыбаться своими удивительными глазами.
Между ними вновь повисла тишина, но на этот раз она не давила на плечи своей тревогой и неуместностью. Ладонь Юми лежала на столе так близко – бледная и узкая, с черным браслетом-ленточкой на тонком запястье. Джесси опустил взгляд и уже было протянул руку, как раздался звонок мобильного телефона.
«Ну что за растяпа!»
Юми достала телефон из кармашка, спрятанного в складках юбки, и, посмотрев на дисплей, ответила на звонок:
– Привет… Нет, все хорошо… Да, правда… В бургерной… А тебе-то что? – она вздохнула, выслушав длинную тираду, – ты зануда, знаешь?... Да, хорошо… Буду ждать.
Она сбросила звонок и убрав телефон обратно в кармашек на юбке, ловко спрыгнула с высокого стула:
– Это Томо. Йоши приедет сейчас. Спасибо тебе за такой удивительный вечер. За последние месяцы он был самым лучшим их тех, что я провела с тобой в кофейне.
– Да. Очень активный, – кивнул Джесси.
– Приезжай в следующие выходные, если получится.
– Конечно. Послушай, пока ты не ушла… – заторопился Джесси, но на секунду засомневался, стоит ли озвучивать неоднократно приходящую ему на ум мысль, – меня иногда не покидает странное ощущение, словно я знал тебя когда-то очень давно. Знаю, звучит глупо, но…
Юми покачала головой:
– Не глупо. Мне тоже иногда так кажется. Мы верим в реинкарнацию. Знаешь, что это такое? Это когда душа раз за разом перерождается в новом обличье. Возможно, в одной из прошлых жизней, мы действительно знали друг друга.
– Вот как…
Очередной звонок мобильного заставил Юми поторопиться. Она достала телефон и кивнула сама себе:
– Это Йоши. Ну вот и все, я побежала. Удачно добраться до дома! Пока! Увидимся через неделю!
Она улыбнулась Джесси на прощанье и пошла к выходу, но вдруг остановилась и, поискав что–то в своем кармашке, решительно вернулась.
– Пожалуйста, позвони мне, – и она написала на его руке свой номер телефона карандашом для глаз, – только обязательно!
Джесси зачарованно смотрел на черные цифры, растянувшиеся от запястья до локтя. Все внутри болезненно сжалось.
– Ты совсем другой, Джесси! Такой интересный! В этот раз я не ошиблась, я знаю это!
Парень поднял голову, но Юми уже исчезла за приоткрытой дверью.
Оставив деньги на столе, клавишник вышел на улицу. Подняв голову к небу, он посмотрел на затянутое смогом ночное небо. Звезд не было видно, но это Джесси не расстроило. На последнюю электричку он, конечно же, опоздал, но ему было совершенно все равно. Впервые за несколько месяцев Джесси чувствовал себя абсолютно и безоговорочно счастливым и готов был написать не одну мелодию, а как минимум десяток.
Открыв список контактов в телефоне, он вбил в него номер Юми и, вспомнив ее удивительный взгляд, подписал как «Лиса-блэкарь».








[1] [2] Это все типы гитарного корпуса [3] Это фрезии  






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 25.06.2020 Катрин Полночь
Свидетельство о публикации: izba-2020-2838977

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1