Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

МАМОНТЫ В ПАРКЕ!


МАМОНТЫ В ПАРКЕ!

Друзья!

Нашел в Сети рассказ Надежды Панковой-Кусы, опубликованный ею еще в 2014 году на сайте https://users.livejournal.com/-kusa. Речь в нем о животном мире природного парка «Самаровский Чугас» в окрестностях Ханты-Мансийска. Парк не так велик и зверей в нем немного. Чаще увидишь свалку мусора, чем того же зайца-беляка или рыжую белку.
«Парк этот – знаменитый национальный парк «Лосиный остров», расположен в черте города Москвы и, по площади, сопоставим с нашим «Самаровским чугасом». Но совсем не сопоставим он с ним по количеству посещающих его людей и по численности зверей! Популяция кабанов достигает здесь 80-100 голов, численность лося – 20-30 голов, пятнистые олени – 50-70 голов (http://cokolniki.com/kakie_zhivotnye_vodyatsya_na_losino) (для сравнения – в «Самаровском чугасе» ежегодно отмечаются следы 1-3 лосей, в последние годы заходят 1-2 кабана, правда, мы еще можем похвастаться нашими медведями). Не мешают лосям-москвичам ни люди, ни собаки, живут себе, под неустанный гул МКАДа, пасутся в кустах ивы возле автобусной остановки, радуя стосковавшихся по природе горожан. Почему же у нас такого нет»?
Далее биолог Надежда отвечает на свой вопрос:
«Численность животных зависит от ряда факторов. Например, от наличия подходящих местообитаний. Те же лоси предпочитают молодые лесные насаждения, зарастающие вырубки и гари – там зимой они находят вдоволь веточного корма. Чем больше корма, тем больше лосей. На некоторых территориях, для того чтобы повысить численность зверей, устраивают солонцы и подкормочные площадки. Чем меньше хищников, тем больше лосей. Ну и, конечно, чем меньше браконьеров – тем больше лосей. К слову сказать, москвичи своих лосей не обижают. Видимо, горожанам уже не приходит в голову пойти поохотиться на лося в парке, расположенном в пределах мегаполиса. Но Сибирь – не Москва. Прямо за городом начинается бескрайняя тайга, которую люди привыкли воспринимать как неисчерпаемый источник всяческих ресурсов. И не последнее место в списке этих ресурсов занимает лось – красивый и вкусный. В руках сибиряка, идущего в лес, мне кажется, все же, куда чаще увидишь ружье, а не фотоаппарат. А маленькая территория парка, даже при хорошо налаженной охране, не может обеспечить лосям спокойного существования в условиях тотального охотничьего пресса. Поэтому лоси уходят из парка искать более тихие и труднодоступные участки тайги, где они будут чувствовать себя в большей безопасности».
Вот оно что: тотальный охотничий пресс! Разгадка проста и страшна! Вместо фотоаппарата или видеокамеры у ханты-мансийца - ружье, карабин! Любят жители столицы автономного округа и браконьерскую весеннюю охоту. Готовятся как к большому празднику!? И палят, бабахают от души две-три недели подряд, лишая жизни всех подряд пернатых.
Пример ,прямо скажем, плохой для других городов ХМАО-Югры.
В моем Нефтеюганске каждую весну по берегам проток нахожу десятки ружейных гильз. Причем, часто…кучками. Видно, что стоял человек и в темноте палил наобум, наугад по летящим над водой птицам.
Конечно, и в зайца, белку браконьер при случае пальнет, не разбирая пола.
Что еще характерно- так это повсеместный мусор в пригородных лесах и Ханты-Мансийска, и Нефтеюганска, и Сургута, и Нижневартовска. Экологичекская реформа никак еще не дошла до Оби и ее многочисленных протоков. Недавно видел и сфотографировал приличную чучу бытовых отходов на Юганке, в черте города. Рядом невозмутимо ловил крупных чебаков пожилой земляк, видимо, видавший в жизни и не такое.
Когда-то в Западной Сибири водились стада мамонтов. Потом вдруг исчезли? Предвидели скорую …нефтедобычу, варварское освоение здешних месторождений «черного золота»? Шучу, конечно! А вот бронзовым мамонтам и другим доисторическим животным в природном парке «Самаровский Чугас» уже не страшны никакие экологические катастрофы! Разве что землетрясения или падение метеорита?
Вл.Назаров
******************
ПРО ВСТРЕЧИ ЗВЕРЕЙ В САМАРОВСКОМ ЧУГАСЕ
Когда мы приходим в леса «Самаровского чугаса» то, первым делом, нас встречают бурундуки и белки, любопытные и бесстрашные. Белкой и бурундуком сибиряка не удивишь.
Однако, не каждый может похвастаться тем, что видел в лесу кого-то еще из зверей, если он, конечно, не охотник. Чаще всего о присутствии крупных млекопитающих в таежных лесах мы можем судить лишь по следам жизнедеятельности. Вот, например, большие косолапые следы на дороге, а на еловом стволе свежие смолистые царапины – здесь живет медведь. Полосами содрана кора на молодых осинках – кормился лось. Низко обгрызенные кустики, аккуратные небольшие шарики помета (словно шоколадные шарики из сухого завтрака Nesquik) – отметился заяц-беляк. Присутствие в лесу соболя, зверя не очень-то у нас редкого, мы замечаем только зимой, когда выпадает снег, и становятся видны следы. Лес не пустует, звери в нем живут – но как-то скрытно, тихонько. На глаза почти не попадаются. Почему так?
В заповедниках и национальных парках принято фиксировать все встречи редких видов животных и всех крупных (крупнее белки) млекопитающих. На каждую встречу заполняется специальная карточка, в которой указывается вид встреченного животного, дата, время и прочее. Эта информация, впоследствии, обрабатывается и включается в ежегодный выпуск Летописи природы. Небольшая статистика: за этот год научные сотрудники «Самаровского чугаса» видели крупных млекопитающих своими глазами всего 11 раз, в то время как в Окском заповеднике, например, только один сотрудник сдавал в год до 100 карточек встреч животных. При проведении зимнего маршрутного учета (ЗМУ) там можно вживую увидеть лосей, косуль, и даже побегать от кабана-секача, недовольного тем, что его хотят посчитать. Может быть, дело в том, что в заповеднике, в отличие от природного парка, люди бывают редко, и звери не пуганные? Когда я работала в Окском заповеднике, то как-то похвасталась своей подруге, живущей в Москве, что часто встречаю в лесу крупных животных. Тогда она мне рассказала, что почти каждый раз, гуляя после работы с собакой в парке, недалеко от дома, видит лосей или кабанов. Парк этот – знаменитый национальный парк «Лосиный остров», расположен в черте города Москвы и, по площади, сопоставим с нашим «Самаровским чугасом». Но совсем не сопоставим он с ним по количеству посещающих его людей и по численности зверей! Популяция кабанов достигает здесь 80-100 голов, численность лося – 20-30 голов, пятнистые олени – 50-70 голов (http://cokolniki.com/kakie_zhivotnye_vodyatsya_na_losino) (для сравнения – в «Самаровском чугасе» ежегодно отмечаются следы 1-3 лосей, в последние годы заходят 1-2 кабана, правда, мы еще можем похвастаться нашими медведями). Не мешают лосям-москвичам ни люди, ни собаки, живут себе, под неустанный гул МКАДа, пасутся в кустах ивы возле автобусной остановки, радуя стосковавшихся по природе горожан. Почему же у нас такого нет?
То, насколько часто животные попадаются на глаза людям, определяется их численностью и поведенческими особенностями. Понятно, что чем больше зверья, тем больше вероятность встречи. Одно дело – 30 лосей, а другое – 1 лось на той же площади. Вероятность столкнуться с ним в лесу нос к носу – как найти иголку в стогу сена. Но иногда и такое у нас случается – в этом году мы видели лосей два раза в урочище «Острова». Один раз я вспугнула взрослого лося - услышал мои шаги метров за 60, шумно убежал в чащу. В другой раз – заметили маленького лосенка.
Численность животных зависит от ряда факторов. Например, от наличия подходящих местообитаний. Те же лоси предпочитают молодые лесные насаждения, зарастающие вырубки и гари – там зимой они находят вдоволь веточного корма. Чем больше корма, тем больше лосей. На некоторых территориях, для того чтобы повысить численность зверей, устраивают солонцы и подкормочные площадки. Чем меньше хищников, тем больше лосей. Ну и, конечно, чем меньше браконьеров – тем больше лосей. К слову сказать, москвичи своих лосей не обижают. Видимо, горожанам уже не приходит в голову пойти поохотиться на лося в парке, расположенном в пределах мегаполиса. Но Сибирь – не Москва. Прямо за городом начинается бескрайняя тайга, которую люди привыкли воспринимать как неисчерпаемый источник всяческих ресурсов. И не последнее место в списке этих ресурсов занимает лось – красивый и вкусный. В руках сибиряка, идущего в лес, мне кажется, все же, куда чаще увидишь ружье, а не фотоаппарат. А маленькая территория парка, даже при хорошо налаженной охране, не может обеспечить лосям спокойного существования в условиях тотального охотничьего пресса. Поэтому лоси уходят из парка искать более тихие и труднодоступные участки тайги, где они будут чувствовать себя в большей безопасности.
Вероятность встречи со зверями в лесу будет определяться и тем, насколько старательно зверь избегает встречи с человеком. А уж в искусстве незаметного существования лесные звери большие специалисты. Будет ли зверь прилагать усилия для того, чтобы не встретиться с человеком, зависит от его опыта общения с людьми – позитивного или негативного.
Когда человек без ружья идет в лес, где есть опасные животные, он может думать: как бы мне с ними разминутся, чтобы чего не вышло? Те же проблемы и у лесных обитателей. Многие из них давно уже сообразили, что если человек (существо опасное!) чаще встречается в лесу днем, то им лучше сместить свою активность на ночной и сумеречный период. Мы привыкли думать что ночь – звериное время. Однако, в тех местах, где их особо не беспокоят, многие типично «ночные и сумеречные» виды активны, как и мы – днем.
Все знают, что барсук – классический сумеречно-ночной зверь. Маленькие подслеповатые глазки, большой чуткий нос. Но не все так однозначно – как показали наблюдения, проведенные в Уссурийском заповеднике, барсук может быть активен в любое время суток! Исследователи связывают это с отсутствием беспокойства со стороны человека. Наши опыты по установке фотоловушек на барсучьих городках в урочище «Острова», этим летом, тоже подтвердили факт дневной активности барсука. В одном из изучаемых поселений барсуки чаще регистрировались фотоловушкой возле норы именно в дневное время. Из 11 случайных встреч с животными в этом году на территории природного парка – 2 встречи пришлись именно на барсуков.
Первая встреча произошла в конце мая, когда таял последний снег и вода в пойме еще только начала прибывать. Я обходила барсучьи поселения на Большом Чухтинском острове, и, дойдя до горельника, собралась поворачивать обратно, на Заимку, потому что время шло к обеду. Светило солнце, но дул ледяной ветер. Я уговорила себя пройти еще немного вперед, и не пожалела: за протокой, напротив меня, два барсука деловито шли один за другим по сухой луговине, со всех сторон окруженной водой. Периодически останавливались, ковыряясь в земле. Я и думать забыла про обед, это такая радость всегда – зверя живьем увидеть.
Но еще больше повезло другому сотруднику парка, Александру Новоселову: когда он ехал на моторной лодке между островами Б. и М. Чухтинский, то заметил, как с одного острова на другой плывет барсук. А между островами, кстати, расстояние около километра. Но, видимо, уж очень надо было, и он, мохнатый-полосатый, поплыл, усердно загребая по-собачьи мокрыми лапами.
Напугавшись лодки, развернулся и, скорее, поплыл обратно.
Как-то раз, пару лет назад, я случайно столкнулась с барсуком нос к носу в густом осочнике в пойме Оби. Он пыхтел от негодования, но, до последнего, не убегал. Когда, я, обнаглев, пыталась раздвинуть перед его носом осоку, чтобы сделать хороший кадр, он хрюкнул, лязгнул зубами, после чего резко развернулся и скрылся из виду.
Кстати, в уже упомянутом Окском заповеднике, многие звери по-разному вели себя в центре («ядре») заповедника и в «охранной зоне», где режим охраны менее жесткий и разрешается ходить людям. В «охранной зоне» звери попадались на глаза редко, а если уж и попадались – то замечали человека издалека и убегали. В центре же заповедника, они, по праву, чувствовали себя в безопасности и держались по-хозяйски, относясь к людям безо всякого почтения. Подпускали близко, давая за собой наблюдать, а то и вовсе, показывали – кто тут главный. Немало курьезных случаев могут рассказать сотрудники заповедника, часто бывающие «в полях». Меня, например, однажды, кабаны, не пускали на кордон, всем стадом столпившись на дороге, а в другой раз – загнали на дерево два молодых игривых лосенка-подростка.
Как тут почувствуешь себя царем природы, если каждый зверь прекрасно знает, что ты не страшный хищник-охотник, а беззащитный зоолог, у которого вместо ружья фотоаппарат и бинокль? Живя в заповедных условиях, звери могут расслабиться: бодрствовать и отдыхать когда заблагорассудится, кормиться, не отвлекаясь на принюхивание и прислушивание, не бросаться бежать от любого шороха. Если на зверей не охотиться, то они отвыкают принимать людей всерьез, будь это в заповеднике, или в черте города Москва. При отсутствии прямой агрессии со стороны человека, даже пригородные леса могут обеспечить «сладкой жизнью» многие виды животных. Особенно приветствуют соседство с человеком любители помоек - лисицы, енотовидные собаки, кабаны и медведи.
Кстати, о медведях. Встречи с ними составили 5 из 11 наших встреч с животными в этом году. Об этих встречах я уже писала в статье «Сколько медведей в Самаровском чугасе?», поэтому не буду повторяться. Можно сказать, что медведи – самые заметные и многочисленные звери природного парка. Как кабаны – в Окском заповеднике, как лоси в Лосином острове. Самыми заметными зверями их делают крупные размеры, относительно высокая численность, подвижность и наглый нрав. Медведь - не какая-нибудь вечно трясущаяся жертва, как заяц или мышь. Медведю страшен только другой медведь, побольше (мишкам не чужд каннибализм). Или человек.
Другое дело – заяц-беляк. Врагов у него хватает, ему надо быть всегда начеку и лишний раз не светиться. Поэтому шкурка зимой белая, а летом серая – всегда незаметная. Но летом на глаза иногда попадаются молодые бестолковые зайцы. Вот, например, заяц вышел на дорогу, зачем-то, поесть травы. Видимо – на дороге вкуснее.
А в прошлом году у нас был такой забавный случай. Шли по лесу четыре человека и две собаки. Особо не таясь шли, разговаривали, а собаки после долгого сидения на цепи носились по лесу. Но к концу пути собаки запыхались и шли уже по дороге, чуть впереди нас. Вдруг смотрим, рядом с дорогой - заяц. Сидит - не шелохнется. А мы встали над ним - и стали его фотографировать и обсуждать:
- Дохлый, что ли? Или больной?
- Да нет, он просто замер - чтобы его не заметили.
- И правильно сделал.
А собаки так его и не видят, в нескольких шагах от нас лениво бредут, все в комарах и языки набок. Но когда в поисках более удачного ракурса мы подошли к зайцу слишком близко - у него сдали нервы. Вскочил - и в кусты.
Так что, возможны еще в природном парке «Самаровский чугас» встречи с крупными животными, и не только с медведями. Но – довольно редко. Во-первых, численность зверья относительно низкая. Во-вторых – звери, в основном, нас боятся. Почти все крупные млекопитающие нашего леса числятся как «охотничье-промысловые звери», и у них есть все основания стараться не попадаться на глаза людям. Особенно – в нашем округе, который славится своим «охотничьим» менталитетом. Хоть и запрещена охота в «Самаровском чугасе», но его площадь слишком мала, чтобы обеспечить крупным зверям спокойную жизнь.
https://users.livejournal.com/-kusa
********************
Материалы из Сети подготовил Вл.Назаров
Нефтеюганск
25 июня 2020 года.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 25.06.2020 Владимир Назаров
Свидетельство о публикации: izba-2020-2838745

Рубрика произведения: Проза -> Статья


















1