Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

КОМЕНДАНТ, ДОРОГА, КЛАДБИЩЕ…


КОМЕНДАНТ, ДОРОГА, КЛАДБИЩЕ…
Друзья! 
В следующем году исполнится 70 лет этому поселку бывших репрессированных, затерянному в глуши лесов Северного Урала. Носит он поэтическое название Еловый Падун. И зесь я учился с 1950 по 1955 годы в начальной школе. Всего –то прошло 19 лет со времени образования деревушки, где томились в рабском труде сосланные немцы, бывшие эксплуататоры-кулаки, да просто состоятельные «антисоветчики»- жители южных краев СССР, Поволжья, Северного Кавказа и др.

Трудиться все умели! Была в Еловом Падуне животноводческая ферма, поля засаживались овсом для лошадей, горохом, картошкой.
Сам первоклассником рвал этот спелый сладкий горох на обочине грунтовой дороги, ведущей к старой ж.д. станции Сотрино, построенной на ветке Серов- Сосьва- Алапаевск- Свердловск. Под осень в окрестных лесах поспевала брусника, в сентябре на верховых болотах – крупная бордово-алая клюква. В верховья речки Сотринки росли могучие кедрачи, дававшие мешки спелых орехов.
Обширный Еловский пруд приглашал на замечательную рыбалку и пахучую жирную уху.
Ребятишки ссыльных и просто жителей станции Сотрино учились вместе в одной начальной школе. Я долго сидел за одной партой с Леней Поповым, у которого отец был строгий комендант поселка. Другой школьный дружок Адольф Штейнбаром всех обкакивал на уроках немецкого языка. И даже сам учитель его был из ссыльных!
Играли в волейбол, ходили на лыжах, всем классом- на уборку картошки в окрестные деревни Романово, Семеново и другие на реке Сосьве. Однажды в одной из них ночью слумился сильный пожар, мы едва не сгорели в старой деревянной избе. А вся улица выгорела дотла!
Еще не старое кладбище в Еловом Падуне приютило прах дедушки и бабушки первого президента РФ Б.Н.Ельцина. Об этом никто из нас не знал. Лишь сейчас мне сообщила такую информацию сотрудница Ельцин-центра Рамзия Галеева.
Отступление.
«В уральское село Бутка семья еще Ельцыных прибыла в ссылку после раскулачивания. Дедушка Бориса Николаевича кулак Игнатий, который по документам был именно Ельцыным, владел двумя мельницами и 12 гектарами земли, из которых пять сдавал в аренду. Среди изъятого у семьи имущества числилась молотилка для зерна, жатка, несколько коров и пять лошадей.
В 1930 году оба деда Бориса Николаевича попали под раскулачивание. Игнатия как наиболее рьяного антисоветчика выслали в Надеждинск (ныне Серов) — самый северный край Уральской области с суровым климатом и скудной землей. Забрали у Ельциных все — 12 Га земли, дом, мельницу, молотилку, скот, даже домашнюю утварь и одежду, которую сами конфискаторы и стали носить. Об этом сообщает "Рамблер". https://news.rambler.ru/
Что ж, товарищ Сталин не жаловал эксплуататоров народа! Спецпереселенцы были на всем Крайнем Севере, на Урале, в Сибири, на Дальнем Востоке. По достоверным данным, полученным военными властями, среди немецкого населения, проживающего в районах Поволжья, имеются тысячи диверсантов и шпионов, которые по сигналу, данному из Германии, должны произвести взрывы в районах, заселенных немцами Поволжья.
О наличии такого большого количества диверсантов и шпионов среди немцев Поволжья никто из немцев, проживающих в районах Поволжья, советским властям не сообщал, следовательно, немецкое население Поволжья скрывает в своей среде врагов Советского Народа и Советской Власти.

В случае, если произойдут диверсионные акты, затеянные по указке из Германии немецкими диверсантами и шпионами в Республике немцев Поволжья или в прилегающих районах, случится кровопролитие, и Советское Правительство по законам военного времени будет вынуждено принять карательные меры против всего немецкого населения Поволжья.
Во избежание таких нежелательных явлений и для предупреждения серьезных кровопролитий Президиум Верховного Совета СССР признал необходимым переселить все немецкое население, проживающее в районах Поволжья, в другие районы с тем, чтобы переселяемые были наделены землей, и чтобы им была оказана государственная помощь по устройству в новых районах.
Для расселения выделены изобилующие пахотной землей районы Новосибирской и Омской областей, Алтайского края, Казахстана и другие соседние местности.
В связи с этим Государственному Комитету Обороны предписано срочно произвести переселение всех немцев Поволжья и наделить переселяемых немцев Поволжья землей и угодьями в новых районах.
Председатель Президиума Верховного Совета СССР М.АЛИНИН.
Секретарь Президиума Верховного Совета СССР
А. ГОРКИН.
Москва, Кремль.
28 августа 1941 года».
Семья моего уже покойного старшего товарища, учителя биологии А.Ф.Меркера угодила в Богословлаг в Краснотурьинске. Писать об этом не хочется, так как здесь был один из самых страшных гулаговских лагерей.
А чуть восточнее располагался еще один в поселке Сосьва. В 1938 г. в Сосьве был создан Северо-Уральский ИТЛ. 16 ноября 1938 г. указом Президиума Верховного Совета РСФСР Сосьвинский сельсовет был реорганизован, а населённый пункт Сосьва был отнесён к категории рабочих посёлков. Тогда этот исправительно-трудовой лагерь «исправлял» зэков до смерти! Как и в Ивдельлаге, в Тагиллаге,Северураллаге и еще в десятках и сотнях подобных ИТЛ.
Лагерей НКВД в наших уральских краях было много, очень много!
Брат моего отца Поликарпа Федоровича Назарова Алексей Федорович Назаров после переезда перед войной на Урал из Вологодской области завербовался именно в Северо-Уральский ИТЛ, где, к счастью, проработал недолго. Вместе с отцом он вскоре стал железнодорожником, ибо стальная магистраль от самого Ивделя до Серова, Нижнего Тагила и Свердловска была загружена важнейшими грузами- рудой, лесом, металлом и т.д.
…А что касается могил старших родственников Б.Н.Ельцина в Еловом Падуне, то наверняка Борис Николаевич перевез их прах к себе на родину- в село Бутка!
Там, по-моему, и покоится ненасытный кулак Игнатий Ельцын с супругой…

Вл.Назаров

*******************
Ссыльным из поселка уходить не разрешалось!

…Экскурсию по Еловому Падуну вызвалась провести Надежда Краева. Сама Надежда Сергеевна попала сюда в 1953 году. Ее отец сопровождал оперативные, военные грузы. И его вместе с семьей прислали в Еловый Падун.
– Из всех близлежащих поселков, наш образовался самым первым. Было это в 1931 году. Сюда высылали репрессированных. Начали они здесь строить четырехквартирные бараки – кухонька и комнатка. Селили всех семьями. Здесь был комендант и воинская часть стояла. За речкой была школа, там были качели, карусели, волейбольная площадка. Потом начали строить деревообрабатывающее предприятие, – Надежда Сергеевна хорошо знает историю своего поселка. – Когда комендатура была и порядок был. Ссыльным из поселка уходить не разрешалось, утром приходили к коменданту, получали разнарядку на работы, а вечером отчитывались. Я эти времена еще застать успела
.
За разговорами об истории Елового Падуна почти доходим до огромного пруда, одного из красивейших мест в поселке. Чуть не доходя, поворачиваем налево, по извилистой глинистой дороге спускаемся к речке. Дорога в таком состоянии, что пройти по ней очень трудно, буквально через три шага ноги увязают в глине.
– Сколько мы просили засыпать эту глину. Хотя бы опилом. Ведь всего 150 метров, – продолжает рассказ о местных проблемах Надежда.
За огородами проходит маленькая речка Падунка. Через нее всего два мостика ведут.
– Сломали нам мост, – показывает на вывернутые балки Надежда Сергеевна. – Опоры на мосту вывернули. Сколько прошу сделать – идут танкетки, вездеходы, машины – зимой рабочих возят в лес. Второй мост в таком же состоянии.
Сам мост с первого взгляда выглядит очень хлипко, и не скажешь, что по нему может пройти тяжелая техника. Дорога за мостом ведет в лес, к разработкам и к роднику. Из родника воду берут все жители Елового Падуна. На Крещение ее освящают.
Сразу за родником огромная поляна. Некогда на ней, по словам Надежды Сергеевны, любила отдыхать местная молодежь. Сейчас же в этом месте только стволы свежесрубленных деревьев.
Сделав небольшой круг, переходим Падунку через другой мостик и идем обратно в поселок. Поднимаясь по склону холма, выходим на березовую рощицу, между белыми стволами виднеются кресты и надгробия – поселковое кладбище. Кладбище в этих местах одно на Еловый Падун и Красноглинный.
– С кладбищем тоже проблема, – сетует на положение дел Надежда Краева. – Забор никак не можем поставить. Уже и депутату Семеновых писали письма с просьбой. Старый забор по досочкам растаскивают, а некоторые и целыми пролетами увозят. Никак не можем порядок на кладбище навести – ни человека не дают, ни кладбище не оформляют официально.
То и дело между оградами высятся кучи мусора, пожухлые листья, старые, вечно-красочные цветы, бутылки… Большинство могил заросли травой, многие кресты уже упали, на надгробиях потрескалась краска. С пожухлых фотографий смотрят на веки застывшие глаза поселенцев.
– Мы бы субботник организовали, убрали весь мусор, но машина нужна, чтобы его вывезти, а нам и это не могут организовать, – вновь о проблемах говорит Надежда. – Или хотя бы контейнеры здесь поставили, чтобы люди мусор так не бросали.
Долго бродим среди могилок, между некоторыми оградами пройти практически невозможно – слишком тесно сделаны захоронения. Среди холмиков земли еле-еле отыскали могилу неизвестного солдата. На металлическом надгробии возвышается некогда красная звезда.
– Хотя бы эту могилку облагородили, школьников чтобы водить, да ветеранов наших. Нельзя историю забывать, – с грустью в глазах рассказывает Надежда Сергеевна. И добавляет: – И мой папа здесь лежит, утонул на пруду, через пару лет после того как сюда приехали…
Выходим с другого конца кладбища и молча возвращаемся в поселок.
Умирает поселок?
– С проблемами не знаем куда податься. К Ракову обратишься – толку нет. Просто обидно, что сидит человек и ничего не хочет делать, у него только отговорки, – бросает «камень» в огород местного главы Надежда. Она считает, что власть в поселках должна быть выборной.
– Жалко очень поселок – умирает он. Здесь климат божественный, природа хорошая. Вон пруд вблизи, рыбы там море: и щука, и окунь, и сорожка. В лесу – грибы, ягоды – собирай не хочу. Почему бы не жить? – задает риторический вопрос Надежда Сергеевна.
– У нас в поселке и по соседству давно не строятся дома, они только ломаются и все. Ближе к водоему дома вообще упали. Вместе с мужем поддерживаем хозяйство, двое детей у нас. В садик детей водим в Красноглинный, каждый раз пешком, потому что транспорт для этих целей не предусмотрен. Радует что для детей какие-никакие кружки в школе и в местном клубе работают. А так, сколько лет живу ничего здесь не изменилось, вот в Доке получше, – высказывается Марина Юрлова, жительница Елового Падуна.
17 километров ям
Дорога из Красноглинного в Первомайский занимает не меньше 40 минут. И это несмотря на то, что два поселка разделяют всего лишь 17 километров. По пути тебя то подбрасывает, то мотает из стороны в сторону. Дорога в Первомайский – это 17 километров колдобин и выбоин.
На первый взгляд поселок немаленький, но дома многие уже не жилые. Два магазина, почтовое отделение, клуб и мемориал воинам, погибшим в годы Великой Отечественной войны – все местные достопримечательности.
– Из ветеранов у нас одна только женщина осталась. Сейчас она прописана в Серове, но проживает у нас. Родом из нашего поселка три Героя Советского союза, – рассказывают местные жители. – В прошлом году обещали деньги выделить на ремонт памятника, 9 мая на носу, а ничего не сделано…
«Местная звездочка»
Так в поселке называют Елену Матвеевну, которая уже 58 лет занимается рукоделием, вышивает и вяжет.
– Вышиваю на скатерках, простынках, – скромно рассказывает про свое творчество Елена Матвеевна. – Все сюжеты придумываю сама. Вышиваю в основном цветочки, природу, узоры. Первую свою работу сделал в 16 лет, было это в 1956 году.
Дом Елены Матвеевны самый ухоженный во всем поселке, – так говорит фельдшер Александра Александровна. Во дворе ни одной сухой травинки и соринки. Внутри же квартира вся украшена работами хозяйками. На подушках вышитые наволочки, на стенах – картины, среди них и первая работа Елены Матвеевны, для сохранности помещенная под пленку. Когда пенсионерка говорила о вышивке на скатерках, она явно скромничала, ведь в ее арсенале есть даже целые ковры.
– Сейчас внуки помаленьку перенимают у меня умение. Их обучаю, – рассказывает Елена Матвеевна, показывая пару украшенных прихваток.
Две беды
Жители поселка все как один рассказывают о двух основных проблемах, которые не дают им спокойно жить. Это – дороги, к чему все в России привыкли, и крыши домов, которые давно прохудились.
– Моя сестра в Красноглинном живет. Совсем рядом. Но я у нее 5 лет не была, и она у меня столько же, – сетует на нехватку общественного транспорта Елена Матвеевна Ящик.
– Основная проблема – нам не на чем отсюда выехать. Детей в школу то возят, то не возят. Неделями бывает дома сидят, потому что у водителя то бензина нет, то он из деревни выехал. Сейчас-то возят на «ГАЗели». А раньше он их на «Волге» возил, они в машине чуть ли не друг на друге сидят, места внутри мало, – говорит жительница Первомайского Лилия Якимова.
В школу Красноглинного из Первомайского ездят семеро детишек. По словам сельчан, дорога не ремонтируется вообще. А если и бывает небольшой ремонт, то все усилия на нет сводят лесовозы, которые регулярно курсируют по единственной транспортной артерии между поселками.
– Дорогу на время таяния снега закрывают, чтобы не разбивали. Но лесовозы все равно по ней ездят. Неизвестно, кто дает разрешение, – говорит Елена Матвеевна.
Скотину в Первомайском практически не держат. Местные объясняют это тем, что проблематично привезти сено и другие корма для животных.
– Раньше здесь леспромхоз «Красное знамя» был, – вспоминает былые времена Елена Матвеевна. – Четыре вагона с рабочими вывозили в тупик, где лес валили. Как все в Красноглинный отобрали, так и забросили.
11 мая 2014 года
https://www.iserov.ru
**************
Материалы из Сети подготовил Вл.Назаров
Нефтеюганск
24 июня 2020 года.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 24.06.2020 Владимир Назаров
Свидетельство о публикации: izba-2020-2838299

Рубрика произведения: Проза -> Статья


















1