Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Уникумы из Бовдурей. История третья


Воздушный хулиган



В жизни бывают только две настоящие трагедии:
одна – когда не получаешь того, чего хочешь,
а вторая – когда получаешь.

Оскар Уайльд
***

- Руслан, ты шо, думаешь шо нам с Толянычем можно вот за просто так, вешать лапшу на уши? Мать-перемать! То ты очень ошибаешься! Буровики всегда говорят начистоту! И я тебе начистоту говорю. Вот и ты, скажи мне прямо, як буряк буряку, шо ты здесь насочинял? Мать-перемать! Шо бугор на «Бэхе» прямо таки испужался твою бибикалку, шо аж у кальсоны наложил?
Семён насытившись «борщём» собственного приготовления, пытался докопаться до истины в рассказе Руслана. По нему было видно невооружённым глазом, как он усердно старался вывести рассказчика на чистую воду. Но Руслан был стойкий воздушный боец, прошедший и огонь, и воду, и медные трубы.

***
Руслан – это школьный друг Уфолога. Высок ростом и широк в плечах. В школе они учились в одном классе и сидели за одной партой. После школы Пётр поступил в институт, а Руслан поехал в военное лётное училище. Окончив училище, служил на Дальнем Востоке, в Заполярье и на Северном Кавказе. Год воевал в Афганистане. Награждён медалью за «Боевые заслуги». В 1992 году – уволился из Вооружённых сил. Служил бы и дальше, но сократили вертолётный полк. До пенсионного возраста не дотянул - не было сорока лет, но военную пенсию выслужил благодаря льготам. Переучившись, нашёл работу в лёгкомоторной авиации на Ан-2. Летал до 2015 года, а затем вышел на гражданскую пенсию и вернулся в родные края. Сейчас подрабатывает на аэродроме инструктором. Обучает молодёжь. Но заводной характер, и неспокойная натура, не дают сидеть, как в засаде, на тихом месте.

***
Огонь Руслан почувствовал на своей коже, когда заживо горел в подбитой вертушке в Афгане. До сих пор на его теле рубцы и шрамы от операций. В военном госпитале офицеру несколько раз пересаживали кожу. Но об этом знают только единицы близких людей. Даже одноклассник Пётр не посвящён в этот страшный период жизни Руслана.
Воду он преодолел, в памятном 95-м, когда переучившись на «аннушку», сел на вынужденную посадку прямо на гладь таёжного озера. В тот год пришлось перебрасывать геологическую экспедицию на новый участок. Движок биплана заглох и остановился. Вокруг глухая тайга и ни одной поляны, способной принять терпящего катастрофу труженика «Ан-2».
Были в книге жизни лётчика Руслана Климко и медные трубы. Но всё это – настоящие героические страницы военного пенсионера, о которых он иногда вспоминает. Но только с родственниками за рюмкой водки. Именно потому, что его жизненным рассказам не всегда доверяют, такие слушатели, как Семён-трепло.
Я думаю, что у нас с моими читателями ещё будет возможность услышать невероятно интересные истории из жизни Руслана. А он, поверьте мне, прекрасный рассказчик и невероятно оригинальный юморист. Так что если вы себе сказали «да» - запуск!
Вот и сейчас он рассказывал историю, о том, как слегка похулиганил, лет несколько назад, когда ещё не остыли в памяти боевые вылеты в Афганистане…
Но, предлагаю на этом сделать предварительную подготовку, как любит выражаться сам Руслан Климко, и посвятить вас, уважаемый читатель в самое начало этой истории.
А начиналось всё вот с чего.

***
Ровно два дня назад, в четверг, уфологу Петру Анатольевичу, позвонил его друг Руслан.
- Анатольевич, дружище! Есть у меня к тебе одно оригинальное предложение, которое требует детального обсуждения. Поэтому предлагаю встретиться. Что скажешь?
- Завсегда рад встрече, географические координаты тебе известны. Приезжай, мы с Ольгой будем рады тебя видеть! – обрадовался предложению уфолог.
– А что за предложение? Намекни хоть, – попытался узнать причину предстоящей встречи Пётр Анатольевич.
- Петруха, этот вопрос озвучиванию по телефону не подлежит. Считай, что это военная тайна, о которой пока знаю только я. Хочу посвятить тебя и обстоятельно обсудить актуальное для нас обоих дело. Запоминай, буду у тебя в субботу в 9.00, чтобы успеть к завтраку. Или вы с женой в это время ещё спите? – попытался пошутить Руслан, зная, что они по школьной привычке, на ногах с семи часов утра. - Разносолов не готовьте, всё привезу с собой! – поставил точку в разговоре школьный друг и отключил телефон.

***
Всё бы было хорошо, если бы не одно «но».
Разговор с Русланом состоялся в присутствии Семёна, который зашёл к соседу на разведку. Местного байкаря интересовала информация о том, что нового удалось узнать уфологу о НЛО. Заодно и обсудить с грамотным человеком, как провести предвыборную кампанию. В стране предстояли выборы в местные советы. Вот и решил Семён выдвинуть свою кандидатуру на должность главы сельской рады.

- Шо, Толяныч, дружбан звонил? Никак в гости набивался? Видать на рыбалку навострился? – посыпал свои вопросы Семён.
- Да, школьный друг Руслан приедет, - коротко ответил Андреевич на вопросы Семёна.
- А шо, это той, который из военных летунов будет?
- Руслан сейчас инструктором на аэродроме работает. Хотя, как и мы уже на пенсии. Сам понимаешь, разве на пенсию проживёшь, как белый человек?
- Цэ ты верно сказанул. На нашу пенсию можуть жить только папуасы. Дето я слыхивал, шо навить у далёкой Африке пенсионеры лучшей живуть, чем мы. Добро, шо подсобное хозяйство выручает. – Семён снял выгоревшую армейскую кепку и почесал затылок. Затем водрузил «конфедератку» на голову и придавил сверху двумя ладонями, словно опасался, что ветер унесёт любимый головной убор.
- Ты прав, дорогой сосед. Мы – выживаем! Не буду говорить об Африке, но даже в Гондурасе пенсионеры живут лучше, чем мы.
- А шо то за Гондурас такый? Эт де ж ён знаходится? – внимательно глядя на Уфолога, поинтересовался Семён.
Пётр Анатольевич принялся основательно растолковывать Семёну о стране с таким дивным названием, но сосед перебил его:
- Начихать на Гондурас! Ясно, шо живуть воны эти гондурасовцы краще ниж мы. Эт только в нас не жизть, а дерьмо с повидлой!

Семён на пару секунд замолк, а потом резко задал свой вопрос:
- Слухай, Толяныч, а как бы мне с ним встретиться, с твоим военным дружбаном? Познакомь! Это же цельная военная энциклопедь, твой Руслан! Не жлобись, будь человеком! Ты знаешь, я в долгу не останусь! – умолял Семён, щёлкая себя по горлу знакомым любому алкашу жестом.
- А что мне жлобиться? Приходи, познакомлю. Руслан приедет в субботу.
- Оцэ дило, - потирая руки, радовался сосед. – Так я тоди забегу у субботу? Мать-перемать! И с собою возьму «борща» на троих, - порадовался Семён, совсем забыв, что планировал обсудить с соседом планы на свою предвыборную кампанию.
- Заходи, заходи… – согласился Пётр Анатольевич, в свою очередь, упустив то, что Руслан желал встретиться с ним с глазу на глаз.

***
Руслан, как и обещал, по-армейски приехал ровно в девять утра. Лишь только он успел припарковать во дворе свой автомобиль, как тут же появился Семён.
Одет он был в стёганую безрукавку, поверх клетчатой рубахи, в спортивных шароварах с пузырями на коленях и резиновых калошах. Лысоватую голову украшала выцветшая кепка-афганка взятая неведомо откуда.

- Здорово, сусед! Як жизнь молода? – весело приветствовал он Петра Анатольевича. – Да я смотрю у тебя гости. Давайте будем ручкаться, - направился Семён к Руслану, протягивая руку. – Я Семён. Надолго в наши края? Чи так, мимоходом?
- Да вот заехал навестить друга одноклассника. Меня звать Руслан, - ответил мужчина, крепко пожав поданную руку.
- А ты надолго? – в свою очередь спросил хозяин Семёна, вспомнив, что у Руслана к нему серьёзный разговор. Подойдя к соседу, Пётр Анатольевич вытащил руки из-под жилетки, чтобы поздороваться.
- Нет, я быстренько. Напьюсь и сразу домой! Мать-перемать! - улыбаясь, ответил он, вытаскивая из-за пазухи пластиковую литровую бутылку с «борщом» собственноручного приготовления.
- Да, лучше уж не пить боржоми, когда друзья коньяк купили! - доставая из машины бутылки с минеральной водой и пакеты с продуктами, резюмировал Руслан. – А я решил удивить вас заморским напитком из Америки. Видать отложим на следующий раз.
Приезжий гость, показав квадратную бутылку с коричневой жидкостью, спрятал её в пакет.
- Не откладуй на завтра то, шо можешь выпить сегодня, - запротестовал Семён. – Не гоже, коли гостя не уважим. Скуштуем твою мериканську пойлу, так ведь Толяныч? Та заодно и земляка нашего вспомним, шо у америках в президенты готовится.

Семён заискивающе смотрел на Петра Анатольевича, ища у него поддержки.
- А почему бы не попробовать? «Друзья на то и существуют, чтобы помогать друг другу», говорил Ромен Роллан. Так не оставим же друга Руслана в борьбе с заморским неведомым напитком, - поддержал соседа Пётр Анатольевич. – Кстати и о земляке нашем поговорим, что в Штатах обосновался.
Да и как Пётр Анатольевич мог возразить, если так много слышал об американском напитке, но ещё ни разу не испробовал, каков он на вкус. А тут ещё в селе поговаривают, что Дмитрий выдвинул свою кандидатуру в президенты. Интересно, что за напитки они пьют в своих США?

- Проходите, друзья в летнюю кухню, там прохладней, - указал Пётр Анатольевич на небольшое деревянное строение, стоявшее чуть в отдалении от дома. – Я пока закуску соберу.
В это время на крыльце дома появилась хозяйка, Ольга Матвеевна.
- Здравствуйте, дорогие гости! Руслан, ты по-армейски точен и это всегда похвально! А Семён без отравы своей, что без подруги весной соловей?– сурово глядя на соседа, спросила она.
- Оленька, та яка ж цэ отрава? Ты же знаешь, шо для чоловикив - цэ настоящий борщ, - ласково пропел Семён. – А якщо до нього добавить ще и сало, то ему цены нет!
- Пой ласточка, пой! А что запоёшь, возвращаясь домой? Идите на кухню, сейчас накормлю всех завтраком.
- Здравствуй, Оля, - дождавшись, пока женщина завершит свои нравоучения, Руслан поприветствовал жену друга. – Возьми, пожалуйста, здесь кое-какие продукты на стол, - он протянул пару пакетов с фирменной надписью супермаркета. – А мы пока минералочки попьём.
- Петро, тягны стаканы для минералки, а то «борщ» стынет! – радуясь предстоящим посиделкам, объявил Семён.
- Твой «борщ» и холодным вкуса не теряет, - улыбаясь, ответил хозяин и, пригладив усы и профессорскую бородку, удалился за стаканами.

Лишь только Пётр принёс гранёные стаканы, Семён тут же открутил пробку с принесённой бутылки и набулькал жидкость в стаканы.
- Ну, друзи, спробуем моего «борщеца». Будьмо! – пригласил он мужчин и осушил стакан с самогоном.
- Та куда ж ты так спешишь, словно голый в баню? Даже закуски не принесли. Потерпи пять минут! – пытался пристыдить его хозяин.
- Ой, гарный «борщик»! – занюхивая рукавом, восхитился Семён. – Та хиба ж к нему нужна закуска?
- Вы что же, алкаши? Вам подождать невмоготу, пока я стол накрою! – возмутилась Ольга, видя, что мужчины уже приложились к бутылке.
- Не шуми, хозяюшка, мы не за ради пьянства, а шоб просветление у голове наступило, – разъяснил свою несдержанность Семён. – Да и повод есть! Слыхала ты, шо я выдвинул себя на голову сельской рады?
- Вот порадуется глава нашей сельрады, что ты выдвинул себя на его голову! – рассмеялась Ольга Матвеевна, расставляя тарелки на стол.
- Та на шо мне его голова, коли я сам хожу кандидатом в головы сельской рады! – возмутился Семён. Ты, суседка, не запутывай меня, давайте краще выпьем за будущую голову… Тьфу, мать-перемать! Шо я такое болтаю! Короче, выпьем за голову Бовдуринской сельской рады Семёна Зраду!
- Вот когда выберет тебя народ в нашу сельраду, тогда и выпью за Семёна Зраду! – срифмовала хозяйка, и ушла в хату, приговаривая по дороге: - Такого трепача и алкаша нам во главе села и не хватало. Ещё и со вчерашнего не отошёл, как только сам до нас дошёл?

Школьные друзья, слушая перепалку Ольги и Семёна, только улыбнулись и молчали. Проводив взглядом женщину, Руслан решил отвлечь Семёна от темы спора и предложил: - Лучше послушайте, что интересное я вам расскажу.
И опытный лётчик рассказывал о том, как обрабатывал с воздуха удобрениями поля.

***
История из его уст звучала так.
- Где-то году в 2013 работал я «на химию» - вносил разнообразные полезные для сельскохозяйственных культур вещества со своего самолётика.
Как у нас говорят, на авиахимработах пилоту могут помешать три «П»: пьянка, подруга и погода. Так как у меня тяги к пьянке не было, подруга отсутствовала, а погода была лётная – всё шло, как по-полированному.
Работа хорошая, денежная, только монотонная – опрыскал культуры – разворот и – по новому кругу. Опрыскал культуры – разворот и – по новому кругу. И так весь ясный день.... А повеселиться молодцу - ой как к лицу! Что бы такого откаруселить? Придумал…
Вдоль полей шла автотрасса, соединяющая два областных города. То ли Краснодар – Ставрополь, то ли Краснодар – Ростов, то ли Ростов – Волгоград. Не пытайте, я как партизан, ничего не скажу. Вот ты Семён сидишь, разинув рот, меня слушаешь. А вдруг твой сын – работник МВД, налоговой, или даже Администрации Президента? И всё, выпускай тормозной парашют, приземлился! Так что не пытайте!
Так вот. Петляет эта трасса немного, деревья по бокам - но километров пять ни одной ЛЭП поперек - специально слетал, проверил.
И вот, возвращаюсь с очередного лётного, то есть рабочего дня. Самолёт пустой, легкий – как ласточка! Смотрю - шпарит по трассе БМВ. В народе их называют «бэха». Хорошо идёт, нагленько так - с хода обгоняет, по встречной полосе в лоб заходит - аж встречные по обочине пылят....
Ну, думаю, ты то мне и нужен. Догоняю «бэху» сзади, гашу скорость и пристраиваюсь – метрах в пяти сверху и чуть сзади. Это, чтобы спутным следом не колбасило. Мотор тихий – Пётр знает, подтвердит - Ротакс-912.

Руслан взглянул на одноклассника и подмигнул ему, чтобы тот подтвердил его слова. Друг согласно закивал головой, словно сам отлетал не один десяток лет. Семён не заметил этого, так как усердно всматривался в бутыль, словно примерялся, как быстро собутыльники доберутся до дна ёмкости.
- И дальше шо? – недоумённо отреагировал на краткое молчание Семён.
- То, что он даже на полном газу тихо работает. Поэтому водила шум мотора не слышит. Тут я вам, коллеги мои, разъясню одну техническую подробность. Для того, чтобы шугать коров и пьяных селян, мы на самолеты «бибикалки» ставим. Сами должны понимать – чем громче, тем лучше!

Обращение «коллеги мои», сильно порадовало Семёна. Он тут же представил себя в кабине сверхзвукового пятнистого истребителя, несущегося на перехват злой «бэхи». На голове напялен шлемофон по самые глаза. На глазах очки, как у Чкалова. Сам в шикарной кожаной куртке, на зависть всем бабкам Бовдурей. Особенно Колядихе и Марфе. Не просто, какой-то там голова сельской рады, а всамделишный лётчик-ас, да и только! Он даже забыл, о чём рассказывал Руслан.

– Так я шо то не понял, шо ты там дальше рассказувал?
- У меня такая «фа-фа» стояла, что метров с трехсот было слышно. А тут всего пять... – Руслан удивленно посмотрел на Семёна, словно видел его первый раз.
- Ну, я и отыгрался на водиле «бэхи». А тот оказался заводной – притопил педаль газа, типа, кто тут на нас, на меня и моего крутого бумера?
- Шо, он захотел от твоего ястребка уйтить! – недоумённо поинтересовался Семён.

- Нет, конечно, не от истребителя, а от аэроплана уйти захотел... Я еще раз сигналю, уже подольше. Тот, видать, в зеркало глянул - никого...
Семён повертел головой, словно он сам сидел в БМВ, и вновь уставился на Руслана. Видимо, пары домашнего спиртного добрались до головного мозга, и стали оказывать на поведение Семёна своё воздействие.
- И тут я опять ему по ушам: «Фа-а-а-а-а-а-а-а!!!» Водила, видать, газ в пол, а дорога-то петляет, да и не шибко ровная. Быстрее 170 км по его прибору не разгонишься. Кто там свистит про 200, 250!? – Руслан сурово взглянул на Семёна. Тот что-то бубнил себе под нос, словно оправдываясь, как провинившийся ребёнок.
- Может на «Формуле-1» или автобане реально. Ну, ещё на *ВПП, а по нашим дорогам – фигушки! А я ему опять: «Фа-а-а-а-а-а-а-а!!!» Он, аж заметался по трассе, болезный. И снова - «Фа-а-а-а-а-а-а-а!!!» Бумер не выдержал - по тормозам! Я, понятно дело, проскакиваю вперед, и на высоте двух метров шурую в туманную даль...

Улыбаясь своим воспоминаниям, Руслан смотрел на захмелевшего Семёна, словно это он находился за рулём БМВ.
- Семён, на бутылку спорю - тот местный шумахер «обгона сверху» ни разу в жизни не видел. Догадываюсь, что он говорил про меня, моих родителей, ближних и дальних родственников. Вот такие шуточки у военных асов!
- Та ты, просто настоящий воздушный фулюган! – возмутился Семён. – А як бы ты сам у энтой «бэхе» сидел?
- Семён, я бы никогда в «бэхе» не сидел, просто потому, что на честные деньги её не заработаешь. Поэтому у меня никогда не будет «бэхи»! А ещё, чтобы ты знал, я всегда блюду *ПДД. И ещё Семён, полёт на воздушное хулиганство требует наиболее тщательной предварительной подготовки. Это из неписаных лётных правил.

Но «бурильщик» Семён никак не желал соглашаться с тем, что Руслан ничего не присочинил в своём рассказе, а поведал чистую правду.
- Наверное, ты где-то прочитал в газете об этой фигне, а сейчас выдаёшь за свою историю.
Это задело правдолюба Руслана, и он решил вывести на чистую воду бурильщика.
– А скажи-ка ты мне Сёма, что у тебя за нефтяная специальность?
– Бурильщик я, первого разряду! – хвастливо заявил уже достаточно захмелевший Семён.
– А не тот ли ты бурильщик, которые из бурят?
– Не-е-е, ты мне по чесноку скажи, - ушёл от прямого вопроса Семён.– Шо ты знаешь про мою жисть? Ты знаете, шо такое лайно? Так воно, по сравнению с моей жистью – повидло! - Ты шо не веришь мне? – возмутился он.
– Верю, верю, всякому зверю, а тебе ежу – погожу! – уклончиво ответил на атаки военный пенсионер.

Такое недоверие задело Семёна до глубины души.
- А ты хошь знать, як я чуток не вышел замуж за дочь нефтяного оли… нефтяного… энтого, как же ж их обзывают?
- Олигарха? – улыбаясь, помог Пётр Анатольевич. – Только я не понял, у олигарха был сын или дочь?
- Как же я мог выйти замуж за сына? Ты шо Толяныч издеваешься? Мать-перемать!
- Сёма, замуж выходят девушки и женщины, а мужчины – женятся. Разве ты не знаешь этого? – всё также улыбаясь, продолжал Пётр Анатольевич.
- Та яка разница, женются чи замуж идуть? Ты шо, не бачишь хто перед тобой сидить? Чи я уже на мужика не схожий? Краще не зли меня, а слухай дале. Невеста была из Нефтевартовска… Погодь, чи Североюганска? Щас уже и не помню. Точно знаю, шо мы в кабаке пили с её фатером армянский коньяк, потом «Сибирскую» и он ще обещал мне японску мать… Тьфу, каку таку мать? Шо энто я? Машину! Я, як раз летел домой, в отпуск.
- Наверное, ты выглядел, словно Ален Делон? – решил поддеть Семёна Руслан, кивая на его потрёпанную одежонку.
- Куда там! Сёма был как Марчелло Мастрояни! Всё при нём, - добавил Пётр.
- А хто воны таки? – подозрительно глядя то на Петра, то на Руслана, спросил Семён.
- Это иностранные киноартисты. Любимцы женщин всего мира, – пояснил Руслан.
- Ну, да. Точно. Так от. Мать-перемать! Деньжата при мне. Я у шикарном костюмчике, с блеском. Та ще при галстучке. Усё, как в иноземном кине, как у Марчелы с Мастрояной. Сижу себе в баре, шо при аэропорте. Усё по чину – коньячок, бутербродик с икоркой и балычком. Бла-го-дать! – причмокивая губами, словно вкусив бутербродики, произнёс Семён. И тут ко мне подсаживается мужичок. Сам в очках, с бородой, як у Толяныча, и с бабой. Тю, шо я несу? Ну, с энтой, шо заместо галстука?
- С бабочкой? – поправил Семёна Руслан.
- Ну, да, с нею. Так от, подсел, и ко мне по иноземному: - Привет, как дела? - Видать меня за иноземца принял. Ну, я ему в ответ:
- Всё окей! Давай, друг дрынькнем.
- А что, Сёма, ты знаешь иностранный язык? – удивился Пётр.
- А шо тут знать? Итак усем понятно: хеллоу – привет; дрынькнуть – выпить! И наливаю ему коньяк. Он выпивает и благодарит меня. Я ему «Будьмо!», и наливаю вторую.
- О! Так вы русский? – удивляется профессор с бородой и бабо... Ну, шо заместо галстука.
– А шо, хиба по мне не видно?
- Вы так элегантно одеты. Пьёте коньяк. Закусуете икрой. Обычно наши заказуют водку и бутерброды с колбасой, - поясняет мне мужик. – Приятно пообщаться с коллегой, - говорит он. – Меня зовут… Мил-ли-нер.

- Миллионер? – Пётр удивлённо взирал на соседа. Тот отрицательно покачал головой. – Так что, милиционер?
- Та якой милиционер? Мать-перемать! Я же говорю, шо у очках с бородой и галстуке, - стал обижаться на непонятливых собутыльников Семён.
- Может Миллер? – переспрашивает Руслан.
- О! Ну да. Именно так и сказал: Миллер. Я мол, приехал проверить свои нефтяные скважины. Да вот погода нелётная и улететь не могу.
- А я ему: «Та яж тоже нефтяник!» Тут он так обрадовался, шо заказал бутылку «Сибирской» и оселёдки. И кады мы уже добре надрынькались, тут, наче королева, явилась молодица.
– Папусик, а с кем энто ты? – пытает папочку.
– Та вот знакомься, мой коллега, нефтяник Семён.

И она так небрежно свою ручку суёт мне у нос. А я так нежненько чмок её в ручку.
– А давайте я вас поженю! – кажет папочка. Куплю вам дачу на Комарах, тачку японску, а вы мне внуков нашлёпаете! Мать-перемать!
Ударили по рукам. И тут объявляют посадку на рейс на Воркуту. Доченька засуетилась, мол, папусик, наш ераплан, нам пора! Папаня мне на салфетке пишет номер своего телефону, мол, звони, будущий зятёк и в день и ночью. Отгрохаем вам свадебку, как настоящие, эти, как ты их Петро обозвал?
– Олигархи, - подсказал хозяин.
– Ото ж и воно, мать-перемать! И откланялись. Так то и воно! – завершил свой рассказ Семён.
- Сень, а кто расплачивался за всё, ты или олигарх? – иронично поинтересовался Пётр.
– Ну, ты и сказанул, мать-перемать! Хто угошает, тот и платить. Хиба ты не знаешь?
– Ах, ну да, конечно! – согласно закивал головой хозяин. – А по телефону ты звонил, что тебе олигарх оставил.
– Та я потерял салфетку! – отмахнулся от вредных вопросов Семён. - Ну, шо, по маленькой? – предложил он, наливая самогонку в рюмки принесённые Ольгой.

Лишь только выпили и закусили, Семён тут же с иронией спрашивает Руслана:
- А шо летун, слабо рассказать правдивую историю про свою военну жизню?
- А чего же это слабо? Да сколько хочешь, только слушай! – развеселившись, ответил гость. - Списали штурмана с летной работы. Куда деваться? Поехали к жене на родину, в деревню. Жена к председателю колхоза: - Возьмите мужа на работу.
Председатель спрашивает штурмана: - Что делать умеешь?
- Карты читаю, трассы прокладываю, считаю хорошо, - отвечает тот.
- Карты у нас только игральные, трасса одна до райцентра, а вот счетовод нужен. Видишь стадо коров в поле, сосчитай сколько их.
Штурман посмотрел на стадо, достал НЛ-10. НЛ-10 — это калькулятор, - пояснил Руслан, перехватив непонимающие взгляды мужчин. - Пошуровал и говорит:
- Пятьдесят четыре.
Проверили, все верно.
- А вон на горизонте большое стадо коров, скажи сколько?
Штурман глянул на стадо, взял НЛ-10, пошуровал и говорит:
- Триста двадцать семь.
Проверили, опять все верно. Закусило колхозников, согнали всех своих коров. «Считай!», - говорят.
Штурман взглянул, взял НЛ-10, пошуровал туда-сюда и говорит:
- Одна тысяча двести сорок три коровы.
Два дня перепроверяли, сбивались три раза, но оказалось все правильно. Председатель: - Беру тебя на работу, но расскажи, как это у тебя получается?
- Да ничего сложного, считаю количество сосков, делю на четыре и беру поправку на яйца.
- Вот же ж, мать-перемать, на тваво штурмана! У вас, шо в авиации все такие? Та ще и с поправкой на яйца? – удивился Семён, и потянулся за бутылкой. – Ну, тоды и я расскажу тебе настоящу, правдиву историю, про свого другана. Будьмо! – произнёс Семён, осушил рюмку и крякнул. Затем вытер губы рукой.

- Сеня, ты бы закусил чем-нибудь, - посоветовал Пётр.
- Спокуха, сусед! Я борщ не закусую. Слухайте историю про другана мово. Случай энтот проислучился с одним моим знакомым. Не то шо твоя, а реалистическая трагедия, шоб вы знали. Мать-перемать! Дружбан мой работал сторожем в одной нефтяной компании. Ему было поручено охранять буровое оборудование. Дело энто случилось летом. Комарья летало, шо твоих ястребков у небе. И повадился шастать на территорию здоровенный бурый мишук. Как только вечер – он уже тут. Дурни работяги подкармливали его рыбой из озера, вот он и стал шариться кожен вечор. Сами на вахтовку и в посёлок, а я… то есть, дружбан мой, как хошь, так и отбивайся от злодюги. Вот и приходилось дружбану кидать энтому бандюгану свой сухой паёк, шо брал на дежурство. А шо михайле пара бутербродов с «Докторской» или с сыром? Он их одним глотком уничтожал. Мать-перемать! И вот одним вечером, кады дружбан сторожил, явился энтот злодей клятый. Как на грех, в спешке я не успел взять из общаги бутерброды. Шо делать, мама дорогая? Зверюга прёт на мене, наче танкетка немецкая по имени «Тигра». Я стрелять боюсь, коли промахнуся, ён же мене живым сожрёть! Вот и забрался с перепугу на буровую вышку. Мать-перемать!Там вночи холодно, мне голодно, комарьё таёжное жрёть не хуже любого мишки. Чешуся, шо твой хряк у забора. Сапоги покидал в башку медведя, а тому похрен мои снаряды. Попробовал их на зуб, да видать кирза старая была, не по вкусу пришлася. А я вже и босый, хоча и с ружжом.

Ночь просидел на вышке, простыл охриненно, распух от комариных укусов офигенно, шо сосед Мишка на чужой пасеке. Якбы ше пару часов – свалился бы в саму пасть таёжному бандюге. Мать-перемать! Спасли бурильщики, шо утром на смену прибулы. Бросили мишке рыбы из холодильника, шо в вахтовке. Он, сволочуга, нажрался и утопал в тайгу. Меня же, снимали с вышки с помощью автомобильного крана. Я тады даже яйца отморозил, шоб вы знали!
Вот энто правдива история, не то шо твоя гонка за бибикалкой германской.

- Скажи Семён честно, а история, которую ты нам сейчас поведал, с тобой случилась или с дружбаном? – пристально глядя в глаза рассказчика, поинтересовался Руслан.
- А яка тебе разница, с кем? Головное энто то, шо вона случилась взаправду! Мать-перемать! – обиженно ответил Семён и потянулся за бутылкой, чтобы промочить пересохшее после рассказа горло. Выпив в одиночку рюмку, Семён обмяк, и осел на стуле, словно ватная игрушка.
- Вот те хрест, было энто! – попытался перекреститься Семён, но стукнув себя по лбу, на том и остановился.
- А хочешь, я тебе такую же правдивую историю расскажу, которая произошла на севере? - Руслан наполнил рюмку Анатольевичу и свою, и, глядя на Семёна, спросил: - Тебе наливать?
- Шо ты спрашуешь? Бачишь моя стопка пустая? Лей полней! – искренне улыбаясь, рекомендовал Семён.
- Давайте, за то, шобы наша мужска гордость была всегда пригодна к работе! – держа рюмку за ножку и оттопырив мизинец, произнёс тост Семён. – Пьём по интелигентовски!

Рюмки звякнули и осушились.
- Валяй свою байку-балалайку! Я готов слухать. - Семён откинулся на спинку стула и прикрыл глаза.
- Эту историю нам рассказывал штурман отряда. Мы тогда служили на Кольском полуострове. Родная сестра нашего штурмана, работала в то время корреспондентом в небольшой местной газете, в каком-то северном городке. То ли на Ямале, то ли в Коми. Давно это было, поэтому названия городка не помню. Но суть в том, что аэропорта в этом городке не было и все продукты питания доставлялись поездом, в том числе и куриные яйца. Пока они туда поступали, половина протухала, половина «улетала» в бой.
Руслан внимательно посмотрел на Семёна. Тот уже открыл глаза и что-то усердно жевал, с опозданием закусывая свой «борщ».

- Как ты, Сёма понимаешь, яйца в зимний период, как и у твоего дружбана, часто прибывали в городок отмороженными.
- И шо мне до тех яиц? – недоумённо спросил Семён, совсем забыв о том, что пять минут назад рассказывал Толянычу и Руслану.
- Да нет, я так, к слову. В общем, проблема с ними. Я имею в виду яйца. И спустя какое-то время всё-таки построили аэропорт. И, что важно, впервые продукты доставили в городок транспортным самолетом. Местная газета на первой полосе поместила передовицу с заголовком «Первый самолет с яйцами».
- Не понял. Энто шо выпустили новый самолёт с яйцами? А хто его создал? Антонов шо ли? Чи Туполев? И нашо воны ему нужны? – Семён обхватил голову двумя руками, пытаясь понять смысл конструкции нового и необычного самолёта с яйцами.

Школьные друзья хохотали от всей души так, что стёкла в рамах деревянной кухоньки дребезжали от вибрации.
- И шо вы регочете шо те кони? - На лице Семёна выразилось полнейшее недоумение по поводу весёлого настроения его застольных компаньонов. - Вот краще послухайте, шо случилась со мной, кода я прилетал в отпуск из Тюмени. Нет, вернее, я уже возвращался из отпуска в Тюмени… Тю, на вас, совсем голову заморочили – возвращался… в Тюмень… из отпуска, - с остановкой и вдумчиво озвучил свою мысль Семён. – Запутали бывалого бурильщика Семёна! Мать-перемать! – негодующе произнёс он. Затем потянулся к бутылке с самогонкой, но поняв, что не сможет налить в стаканы своим собеседникам, скомандовал:
- Толяныч – наливай!
- Может, я лучше, всем кваску налью? – скромно поинтересовался Пётр. – Вот попробуйте, моя Ольга приготовила из клюквы.
Хозяин дома вскочил со стула и затрусил к небольшому старенькому холодильнику. Вернувшись, приподнял трёхлитровую банку с квасом на уровне глаз, и похвалил:
- Вы только вглядитесь, какой цвет! Ольга ещё 25 разных рецептов знает!

- А из хрена «Квас Петровский» слабо? – улыбаясь, поинтересовался Руслан.

- Чего это вдруг слабо? Это даже я приготовлю, - обиженно ответил Пётр Анатольевич.
- На 10 литров кваса нужно 50-60 грамм дрожжей, 400-500 грамм хрена и 500 грамм мёда, - отчеканил бывший географ, словно заученный урок. - Готовят его так же, как обычный квас, только добавляют стружку хрена и мёд. Бочонок нужно поставить в холодное помещение на 10-12 часов. После этого процедить через сито.
Хозяин налил гостям из банки по полному стакану кваса. Руслан с наслаждением выпил содержимое стакана. - Добрячий квас! Всем квасам квас! – причмокивая, похвалил он способности хозяйки.
– А я что вам говорил, - порадовался за жену хозяин дома.
- Ладно нам байки рассказывать! – Семён отодвинул от себя стакан с квасом к хозяину, а его пустой поставил перед собой. - И де… ик… это ты видел, ик.., шо бы в Бовдурях…ик… квас пили? – икая, то ли от перепития, то ли, наоборот, от недопития, поинтересовался Семён. – Давай, ик… наливай, ик… нашей домашней горилочки.

Пётр Анатольевич, твёрдой рукой, наполнил стаканы Руслана и Семёна. Себе взял чистый стакан из кухонного буфета и налил на донышко. Собутыльники, сдвинув стаканы, звонко чокнулись. Затем закусили хрустящими огурчиками и редиской. Семён вытер губы тыльной стороной ладони и произнёс:
- Вот вы пьёте, хлопцы, словно и не православные. Хиба ж хто так пьёт? – вытирая рот, тыльной стороной ладони, упрекнул собутыльников Семён.
Руслан с Уфологом недоумённо переглянулись.
- Сеня, я тебя не понял. Мы, что с Петром похожи на мусульман? Так они по своей вере совсем не пьют!
- Та ты шо? – разинув рот, и широко открыв глаза, удивился Семён. – А шо, только квас, как Толяныч?
– Ничего спиртного! Им по Корану запрещено, - разъяснил Руслан.
- Нет, мусульманом я бы ни за шо не согласился быть, - искренне ответил Семён.
- Ну, ты уж объясни, почему мы не так пьём, - решил выяснить причину Руслан. – И почему это я не православный? – поинтересовался он, и, расстегнув ворот рубашки, показал серебряный крестик.
- Та ты меня, хошь удивить? – возмутился Семён и показал свой нательный крестик. – Я о том, шо вы пьёте совсем не по инте… интели…тьфу! Мать-перемать! Не по ин-те-лли-гент-ско-му! Поняли меня?
Руслан с Петром вновь недоумённо переглянулись.
- А как пьют интеллигенты? Расскажи, ежели знаешь, – глядя на соседа, попросил Пётр Анатольевич.
- А вот слухайте, неучи. И на шо вы только свои высшие бурсы заканчивали? – недоумённо пожал плечами Семён.
- Все инте-л-ли-кту-а…тьфу! Ну, короче, славяне, вначале говорят тост. А вы ещё ни одного тоста не высказали! А коды чокнуться, то так повелось издревле.

Друзья понимали, что Семён уже набрал свою норму.
– Семён, может на сегодня достаточно? – решил остановить питие Пётр.
– Ты шо, Толяныч? Я ещё вам много должон понарассказывать. А ще больше услышать. Я шо сюда горилку пришёл пить, чи ваши байки выслухать? Так шо, попрошу меня не перебивать, я говорить буду!
Семён стукнул по столу кулаком, выражая своё негодование попыткой остановить такое важное заседание на троих.
- Так вот, шо ж я хотел сказать? Ага… Древние люди верили, шо их жизнию управляют божества и злы духи. Божеств нужно задобрить, злых – прогнать. Кады ты ешь, злой дух может попасть в тело через открытый рот.
Семён открыл рот и постучал пальцем по своим чёрным зубам.
- Шобы этого не случилось нужно стучать бокалами. Громкий звон отпугивает нечисту силу. И сказать доброе пожелание, как я кажу, «будьмо!»
- А мне известно другое толкование, почему принято чокаться, - ответил Руслан, выслушав рассказ Семёна. – Повелась эта традиция ещё из античных времён. В ту эпоху борьба за власть сопровождалась отравлениями. Каждый правитель боялся быть отравленным предателем из ближайшего окружения. Чаще всего яд подмешивался во время застолий, когда расслабившись, жертва не так внимательно следила за своим бокалом.
- Та ты шо? – удивлённо воскликнул Семён. – Оце вже интересно. Мать-перемать! Давай рисуй дальше!

Руслан улыбнулся и продолжил: - Для защиты придумали хитрый ритуал. Сначала хозяин отпивал из общего большого сосуда. Потом содержимое разливалось по кубкам каждого пирующего. Перед тем как пригубить напиток гости собирались в кругу и со всей силы ударяли бокалы друг о друга, чтобы часть содержимого выплеснулась и перемешалась в кубках других участников застолья.
Если хотя бы в одном сосуде окажется яд, отравятся все.
- Ну, и хитрованы были эти антийцы. Или как ты там их обозвал? – восхищённый рассказом, высказал своё мнение Семён.

Руслан, не стал обращать внимание на изобретённую Семёном новую народность и завершил свой рассказ.
- В средневековой Франции было принято не только чокаться, но и обмениваться бокалами. В случае отказа человек считался врагом и потенциальным отравителем.
Простолюдины переняли традицию чокаться у аристократов, не понимая её истинного значения, им просто нравилось быть похожими на своих господ. Церемония прижилась в европейской культуре, появились даже правила этикета.
- А давайте и мы выпьем, как эти самые антийцы, - предложил Семён, и, взяв стопку, попытался встать из-за стола. Так как встать не получалось, Семён махнул рукой, отказываясь от своей идеи. – Ладно, давайте выпьем так, сидя. Толяныч, шо сидишь? Наливай! Предлагаю тост за нас, за мужчин бовдурей!

Пока хозяин наполнял рюмки, Руслан высказал свои сомнения.
– Как то это звучит ненормально. Анатольевич, как правильно перевести «бовдури» на русский язык?
- Перевод существует разный. Например, бовдурями называют дымовые трубы.
- Не такой перевод мне не нужен! – резюмировал Семён. – А ще як можно?
– Ещё переводится, как чурбаны или болваны.
- Не, ну ты ваще загнул! Мать-перемать! Ври, да не завирайся! Шо мы похожи на чурбаны?
- И уж тем более, на болванов! – громко хохотал Руслан. – Предлагаю выпить просто, за нас, мужчин!
- Оцэ самое то! – согласился Семён. – Пьём по-антийски!

Мужчины сдвинули над столом рюмки и чокнулись. Звук от наполненных рюмок получился глухим.
Пётр Анатольевич слегка пригубил рюмку и предложил: - А желаете, я расскажу, как правильно чокаться?
- А шо хиба мы не правильно чокаемся? Тост сказали, рюмки сдвинули, и до дна выпили, - Семён показал свою пустую рюмку. – И шо ще надо? – размышлял он над предложением хозяина, похрустывая огурцом.
- Рассказываю. Принято чокаться только спиртными напитками. Бокал или рюмку подносят на уровень глаз партнера или чуть ниже. Считается неприличным держать фужер выше головы.
Пётр Анатольевич поднёс свою рюмку на уровень глаз Семёна, показывая, как правильно провести процедуру.
- А-а-а, хитрован! А шо это ты с нами не выпил за нас, мужчин бовдур… просто мужчин? – сощурив глаза, поинтересовался Семён. – Ты шо, против? А ну давай, пей до дна.
Ища поддержки у друга, хозяин взглянул на Руслана. Тот пожал плечами.
– Выпей за нас, а там дальше, как хочешь…

Пётр Анатольевич глубоко вдохнул и, опрокинув рюмку в рот, выпил самогонку одним глотком. Что-то сегодня «борщ» Семёна с трудом принимался желудком Петра.
– Закусуй, давай, закусуй! – Семён протянул хозяину огурец и кусок колбасы. Пётр Анатольевич откусил огурчик, съел колбасу. Затем наполнил стакан квасом и полностью его опустошил. Стало легче, и он продолжил свой рассказ.
- В момент чоканья желательно смотреть друг другу в глаза и улыбаться.
Ещё желательно держать бокал за ножку, чтобы при соприкосновении с другим бокалом он издал мелодичный звон. При обхвате за корпус раздастся глухой стук. Вот как у нас получилось. Неприлично оттопыривать пальцы и чокаться нижним краем фужера.
Семён взял рюмку за нижнюю часть в руку и, оттопырив мизинец, спросил:
- Так шо ли неприлично? А мне нравится. Прикольно смотрится. Давай, рисуй дальше.
- Нельзя тянуть руку через весь стол, доставляя неудобство гостям и опрокидывая бутылки. Лучше подойди к человеку ближе или обозначить приветствие лёгким поднятием руки.
При чоканье с женщиной, почётным гостем, пожилым человеком или начальником, мужчина должен опустить свою рюмку чуть ниже.
На похоронах и поминках не чокаются, поскольку этот ритуал ассоциируется с праздником.
- Эт мы и сами знаем, - подчеркнул свои познания Семён.
- Во время официальных приёмов, банкетов и торжеств, на которых гости плохо знают друг друга, чокаются очень редко. Это больше семейная и дружеская традиция.
В некоторых компаниях принято чокаться только после первого тоста, в других – после каждого.
- А мне моя жёнка говорит, шо со мной никода не будет чокаться. Эт с чего вона так выпендривается, а Толяныч?
- С чоканьем связано множество примет, которые сложно объяснить здравым смыслом. Например, жене нельзя чокаться с мужем, чтобы не чокнуться, потерять рассудок. Последним девушка должна чокаться с мужчиной и лучше неженатым. Это, якобы, обеспечит ей удачный брак и финансовое благополучие.
Есть люди, продолжающие верить в эти приметы. Чтобы не обидеть их чувства, лучше заранее узнать, а во время застолья соблюдать суеверные традиции компании, даже если считаете их чушью.

- Вот за шо я тебя уважаю Толяныч, так эт за то, шо ты дюже грамотный человек. Скажи, только по чесноку, а ты меня уважаешь?
- Ну, вот, уже начинается. А ведь как чудесно общались. Ты же нам ещё обещал рассказать, как улетал из отпуска в Тюмень. Забыл, что ли? – поинтересовался Руслан.
- Та ты шо? Хто забыл? Я забыл? Ничего я не забыл! Коль обещал – расскажу. Вот щас дерябнем ещё по одной, и я расскажу.
- Нет, уж вначале расскажи, а потом и выпьем, - настоял на своём Руслан, придвигая к себе бутыль.
- Ну, лады, слухайте. - Семён обречённо опустил на стол пустую рюмку. - Так вот, значится. Возвращался я тады на ераплане из Борисполя в Тюмень. Отпуск отгулял. На работу надо было. Мать-перемать!
Семён взглянул на Руслана. Тот пытался спрятать улыбку, но Семён уловил, что Руслан ему уже заранее не верит.
- Вот вы удвох, знаете, шо такое лайно? Так воно, по сравнению с моей жизнью – повидло! Слухайте, шо я вам по правде расскажу. Случай случился со мной, не помню, в каком годе.
- А может и не со мной, а скорее всего, что и не случался вовсе! – подколол Семёна Руслан.
Рассказчик сделал вид, что не услышал подначку в свой адрес и продолжал:
- Як я уже казал, возвращался у Темень.
– Или может быть во мглу? – Руслан не упустил возможности поддеть Семёна.
Тот снова пропустил мимо ушей подначку.
- Там я работал на нефтедобыче. Вы должны понять, шо все буряты… Блин, буруны… Семён на несколько секунд задумался, чтобы вспомнить, как правильно произносится его специальность. – Короче – бурилы…

От расстройства Семён притянул к себе бутыль, булькнул в свой стакан самогонки и залпом выпил. Затем утёр губы ладонью, взял из тарелки огурец, и внимательно изучив его – вернул к своим собратьям в тарелку.
- Вот же лайно с повидлой! – возмутился Семён, пытаясь восстановить в памяти утраченную информацию. Но желудок требовал закуски. И он взял с тарелки кусок колбасы и, положив её на кусок хлеба, сделал бутерброд. Отведя его от себя на вытянутую руку, оценил созданное кулинарное произведение. Затем, взяв со стола кусочек сыра, водрузил его сверху на колбасу. Продуктовый натюрморт приглянулся Семёну, и он испытал его на вкус. – Оце дило! – продолжая жевать, начал свой рассказ.
- Значится, так дело было. Регистрацию прошёл, а посадку всё не объявляют. Задерживали ероплан по нелётной погоде у Сибири. Месяц был октябрь. Я и одет был по погоде для Сибири. Сижу, ожидаю, потягиваю из фляжки коньячок.
При упоминании о коньяке, Семён взял стакан и протянул его к хозяину дома.
– Не спи, Толяныч, наливай!
Хозяин налил Семёну в стакан, а Руслану и себе - в рюмки.
– Будьмо! – произнёс Семён, держа стакан у самого дна и оттопыривая мизинец, выпил самогонку. Руслан, сделав глоток, поставил рюмку на стол. Оба захрустели огурцами и редиской.
- Слухайте дале. Недалече, в зале, группа молодых балбесов, человек десять чи пятнадцать, - продолжил Семён.
- Як я понял из ихней брехни - летели строить дома у Сибири. Я уже казал, шо был одет по-северному? – поинтересовался Семён у своих слушателей.

Руслан и хозяин дома закивали головами.
- Значится на мне шапка, пальто с зимним воротником. Один из молодых балбесов стал прикалываться по поводу моей одежды. А кады увидел, шо везу с собой валенки – совсем обреготался.
- Вот шо ты смеёсись? – кажу я ему.- У Сибири ще ни в жизть не бувал, а возомнил себя умником! Молодёжь, шо с вас возьмёшь Лучше слухай меня, и делай правильны выводы. Ось дывысь сюды, - кажу я им и хвастаюсь топориком. - Знаешь, есть такие, для туристов продаются?
– А зачем? – интересуются строители.
– Полно медведей. Так энто в Темени. А шо вам казать про Урал? Там же ж горы и тайга!
- Так мы у Сибирь летим, а не на Урал! - орут они мне и опять регочуть.
- А шо Сибирь то не Россия? Та в ней медведи дажить в городах ходють, шоб вы знали! Та шо с вас узять, мать-перемать! Молодо-зелено! Так шо ружжо надыть всем. А коли ты не охотник, то ходи с топором! А топоры в страшном дефиците. Я себе прикупил три. Хотите парочку продам?
- Та не, - кажуть воны, - нас он сколько. Надо на всех.
Энтот молодняк скинулись деньгами и отправили двоих в город за топорами. Уявляете, шо потом было. Я ж то свои топоры опосля сдал в багаж. Посадку объявили, и я улетел, мать-перемать! А молодёжь зелёная везла энто холодное оружие в рюкзаках! Регистрация у них прошла давно. Усё барахло было сдано у багаж! На посадку их не пустили. Ха-ха-ха! Будут усю жизть помнить, як над Семёном насмехаться! Мать-перемать! Я тоды оборжался увесь полёт и на всю свою лайновую жизть.
Отакая весёлая, а головнэ, шо поучительная история приключилася со мной. А вернее с молодняком зелёным. А ты мене про «бэху» байки заливаешь.

- Семён, ты такой классный байкарь, скажу я тебе! – Руслан слегка улыбаясь, выразил своё восхищение. - Я просто наслаждаюсь, слушая твои рассказы. А почему бы тебе не организовать в Бовдурях клуб байкарей.
- А хто туды ходить будеть? А денег сколько надо шо бы его отгрохать? Мать-перемать! Де я тебе столько бабок возьму? Да и народу у нас на хуторе обмаль. Молодёжь уся сбежала у города. Остались одни пенсионеры… - в сердцах махнул рукой Семён.
- Семён, я о другом клубе говорю. О клубе, как организации единомышленников. В нашем случае – любителей баек, - разъяснил Руслан своё предложение.
- А нашо он нужон? Я и так лучший рассказчик на усе Бовдури. Та шо там Бовдури? Бери ширше. Та к нам из-за моей байки даже из району приезжали. Танкетку тут шукали. Ха-ха-ха. Семён залился смехом. – Вот поинтересуйся у Толяныча, он тебе подтвердить. Да Толяныч?
- Было такое дела, - заулыбался Пётр Анатольевич, вспоминая историю с поиском немецкого танка в болоте.
- Так шо ты там рисувал про клуб? – обратился Семён к Руслану. – Нашо он нужон, говоришь?
- Зачем он нужен, об этом напишите в своём уставе о клубе. Определите цель, поставите задачи. Например: сбор и популяризация среди населения интересных фактов и необъяснимых событий.
- Оце дило! Я уже и так собираю усё, шо Толяныч знает об «тарелках»! – похвастался Семён.
- Каких ещё тарелках? – не понял Руслан.
- Ну, энтих, инопланетных. Ты шо не у курсе? – удивился Семён.
- А, так ты про НЛО?
- Ну, а шо бувают другие тарелки?
- Конечно, бывают! Вот перед тобой, что стоит на столе? Это разве не тарелки? – Руслан указал на стол.
- Не, ну ты ваще-е-е, мать-перемать! Как бы и не лётчик. А ещё на ераплане летал. Коли кажу тебе про тарелки, так ты понимать должон, шо про летающие! – стал выходить из себя Семён.
- Ладно, сосед, угомонись. Мы поняли, что ты о «летающих тарелках» говоришь, – стал успокаивать Семёна Пётр Анатольевич. – Успокойся. Я и не знал, что собираешь мои рассказы о НЛО.
- А ты шо думал? Я може для энтого цельную тетрадь завёл, общую, - похвастался Семён.
- Ну вот, значит, вам обязательно нужно организовать свой клуб. Напишите, кто может быть членом клуба, выберите руководство, - разъяснил Руслан.
- Ну, ты сказал, ваще-е-е. Вот ещё. Столько работы, шобы выбрать руководство. Та я сам себе руководитель. А то ишо неведомо, выберут, чи нет, начальником. И уся работа Тузику под хвост, мать-перемать!
- Если ты организуешь всё дело, так тебе и руководить. Кто лучше всех будет знать цели и задачи клуба? Кто разъяснит будущим членам назначение создаваемой организации? – доказывал простые истины Руслан. – И тогда успех тебе обеспечен!
- Руслан дело говорит, - внёс своё мнение Пётр Алексеевич. - Как говорил Наполеон: «Успех – вот что создаёт великих людей».
- Эт якой Наполеён, тот шо из Бонапартов? – осведомился Семён.
Пётр Анатольевич утвердительно кивнул головой.
- Ну, тады надо покумекать, мать-перемать! Семён Великий – это звучить гордо! Кто так утверждал? А, Толяныч?
- Это ты только что внёс свою лепту в кладезь народных афоризмов, - улыбаясь, ответил Уфолог.
- Вот ты Семён уже практически и готов к созданию клуба, - накалывая на вилку колбасу, подытожил Руслан. - Назвали бы свою общественную организацию, к примеру… - Руслан на пару секунд задумался, а затем, хитро улыбаясь, произнёс:
- «Клуб байкарей Бовдурей!».
Семён высоко поднял брови, обдумывая название предполагаемого клуба. Пётр Анатольевич завёл большие пальцы за жилетку и наморщил лоб, пытаясь понять, в чём подвох.
- Собирались бы по выходным и рассказывали друг другу весёлые истории, - продолжил развивать свою мысль Руслан. - Что ты на это скажешь ?

Оба друга молчали, обдумывая сказанное.
- Глядишь и гранты с Запада пошли бы, – высказал предположение Руслан.
- А шо, в энтом шото есть, мать-перемать! Гранаты – энто хорошо. Их продать можно. А якшо ще и деньжаты из Евросоюза пойдуть – ваще будеть не жисть, а сплошная малина! – радовался захмелевший Семён. – Но коли я буду руководить, то як же ж я смогу и записувать? – задумался Семён. – Шо я энтот, как его? Ну, той шо сразу много дел мог делать? – спросил Семён, глядя на друга Уфолога.
- Цезарь! - подсказал Пётр Анатольевич.
- Во, он самый! Я ж не Цезарь, шоб одной рукой водить, а другой записувать, - недоумевал Семён.
- Это не проблема. Сейчас существует масса записывающей аппаратуры для этих целей, - стал объяснять Руслан. – У меня дома где-то лежит компактный диктофон. Я в следующий раз привезу. Нажал кнопку и записывай все истории.
- Руслан, у меня тоже есть такой. Со школы ещё сохранился, так что его вполне можно использовать, - вспомнил хозяин о полезной вещи.
- Вот и решена твоя проблема. Будешь двумя руками руководить, а диктофон будет всё записывать, - улыбаясь, объяснил Руслан.
- Оце дило! Но на сухую сборы не идут. Надо собираться с «борщом», - дополнил идею Семён. – Тоды точно будет веселей! – Затем умолк и почесал затылок. - Но яж николы не писал нияких уставов. Ты вот Руслан людына военна. Усе премудрости знаешь про энти уставы. Напиши – будь другом. Энто тебе будеть перша задача от меня, як от командиру будущего клубу.
- Семён, как же я буду членом клуба, если в него должны входить жители Бовдурей? А я таковым не являюсь.

По лицу было видно, что данная нагрузка Руслану не по душе.
И хотя этот вопрос заставил задуматься будущего командира, отступать Семён не планировал. Он уже видел себя учредителем общественной организации, на счёт которой непрерывным потоком поступали евро и доллары.
- Руслан, а ты можешь стать почётным членом клуба. Для этого нужно указать в уставе о том, что предусмотрен такой статус. И для этого необязательно быть жителем нашего хутора, - внёс свою идею Пётр Анатольевич.
- Ребята, я всё понял. Как говорил один мой командир авиаотряда: «Кто подал идею, тот её и осуществляет!» Уговорили – напишу я проект устава. А ты, - он упёрся взглядом в Семёна, - продумай, кого планируешь пригласить в члены клуба.
- Та нема проблем! – порадовался Семён тому, как быстро решил первый организационный вопрос. – Вот Толяныч – перший кандидат в члены, ты – почётный член. Остальных скомплектую из суседей и знакомых. Витёк Бам, шо недалече живёт. Серёга, которого все Сержантом кличуть, - начал загибать пальцы Семён. – Они оба мастерски выготовляють «борщи».
Пётр с Русланом, услышав о напитке домашнего приготовления, заулыбались.
- Предлагаю условие для вхождения в состав клуба, - отозвался Пётр Алексеевич.
Руслан и Семён повернули головы в его сторону.
- Шо за условия? – нахмурив брови, уточнил Семён. В условиях он подсознательно почувствовал подвох, который может нарушить все его планы по занятию кресла руководителя клуба.
- Все, кто изъявят желание стать членами клуба, при приёме, должны рассказать интересную историю. Она и будет пропуском для приёма организацию.
Услышав ответ, Семён облегчённо вздохнул.

- Вот за энту идею, мать-перемать, предлагаю тост. - Семён взял в руки пластиковую бутылку. «Борща» в ней оставалось на самом дне. – Зараз сгоняю домой, ще принесу. Семён сделал попытку встать, но тут же снова осел на стул. Ноги не слушались.
– Вот же, мать-перемать! – привычно выругался он.
- Сёма, не надо никуда ходить. Наливай себе, а мы с Русланом выпьем кваску, - остановил его попытку Пётр Анатольевич, наливая себе и другу квас в стаканы.
- Э не-е-е, дружбаны, так дело не пойдёть! А хто хвастувался мериканской пойлой? Коли ж мы её спробуем?
- И правда, как я забыл о своём презенте? – воскликнул Руслан. – Пётр, где она стоит? Наливай заморскую самогонку.
Хозяин вытащил из холодильника бутылку, которая тут же запотела, и налил в пустые рюмки.
- Мне плясни в стакан! – скомандовал Семён. –Ще николы не куштовал мериканьской самогонки.

Пётр Анатольевич тут же исправил ошибку и стал наполнять Семёну стакан.
-Хороший собеседник не только внимательно слушает, но и вовремя наливает, - высказался Руслан, наблюдая, какПётр наполняет стакан тёмной жидкостью.
- Истину глаголешь, - согласилсяСемён, рассматривая напиток на свет. - Пьём по инте-ле-ген-че-ски за наш клуб!
Он протянул стакан в сторону Петра и Руслана, держа его за донышко. Мизинец был оттопырен в сторону.
- За клуб байкарей! – дополнил Пётр Анатольевич.
- За клуб байкарей Бовдурей! – поставил завершающую точку Руслан.

Мужчины чокнулись стаканом и рюмками. Семён залпом осушил стакан до дна. Пётр и Руслан не спеша потягивали виски, пытаясь понять вкус заморского алкогольного напитка.
Тост, произнесённый тщедушным Семёном, стал завершающим в организационном собрании будущего клуба байкарей Бовдурей.
Едва пустой стакан коснулся поверхности стола, будущий командир общественной организации завалился головой в нелетающую тарелку. Руки Семёна сползли со стола, свесившись вдоль туловища. Спустя несколько секунд летнюю кухню наполнил здоровый храп мужчины вполне довольного своей жизнью.
Пётр Анатольевич и Руслан, глядя на обвисшее тело утомлённого соседа, молча подхватили его под руки, и понесли под крышу родного дома.

***
Лишь только после того, как удалось доставить домой Семёна, Пётр Анатольевич вспомнил, что у друга к нему есть серьёзный разговор.
- Руслан, а ведь ты хотел рассказать об оригинальном предложении, которое требует детального обсуждения. Забыл, что ли?
- Да нет, что ты. Просто моё предложение требует спокойной обстановки, светлой мысли и ясной головы. А разве после такого разбора полётов можно вести разговор на серьёзную тему? Давай отложим обсуждение на следующий мой приезд. Ты не против?
- Как я могу быть против, после того, как ты заинтриговал меня до глубины души. Скажи, хоть примерно, о чём пойдёт речь? – настаивал Пётр Анатольевич.
- Ладно. Но лишь в двух словах. Речь пойдёт о предложении, которое сделал мне председатель совета директоров Левэксбанка . Он в нашем аэроклубе обучается летать на вертолёте «Робинзон». А я у него инструктор. Вот пока всё, что готов тебе раскрыть. Пойдём лучше спать, а то у меня завтра подъём с первыми лучами солнца.
- Так ведь завтра воскресенье! Чего не выспаться от души?
- Не могу, дружище. Завтра летаю с банкиром, который сделал мне заманчивое предложение. Сам понимаешь, нужно быть вовремя в аэроклубе, и свежим, что твой огурчик с грядки.
- Ну, на нет и суда нет. Пойдём отдыхать. Ольга уже, наверное, постелила.
На вечернем небе появились первые звёзды. Хутор погружался в тишину и покой. Бовдури мирно засыпали, окутанные тёплой украинской ночью. Мерцали в небе далёкие звёзды. Изредка слышался плеск выпрыгивающей из речки мелкой рыбы, спасающейся от зубов хищной щуки.

***
Эту ночь Уфолог спал плохо. Часто просыпался и долго ворочался, пока засыпал. Сны ему снились наполненные кошмарами.
То банкир и Руслан предлагали ему стать соучредителем банка в Бовдурях. Но для этого нужно убрать с пути конкурента - соседа Семёна. Пётр Анатольевич мучился и метался во сне. Как убрать? Я за свою жизнь даже мухи не убил… И просыпался в холодном поту.
То он, будучи инструктором у банкира, падал в вертолёте с огромной высоты из-за заглохнувшего двигателя. Хотелось кричать от страха, но вместо крика только глухое мычание… Просыпавшаяся жена, то и дело будила его, толкая в бок.
Вновь проваливаясь в тревожный сон, Пётр Анатольевич отбивался пустой пластиковой бутылкой Семёновского «борща» от нескольких инопланетных НЛО. Они, как стая голодного воронья, набрасывались на него со всех сторон. А сверху голос банкира вопрошал: «Когда вернёшь кредит, взятый на покупку телескопа?»
Нормальным спокойным сном Пётр Анатольевич уснул только под утро, когда первые петухи устроили свою перекличку.
Руслан, как и полагается военному пенсионеру, уснул быстро и спал спокойно. Утром, как и говорил, проснулся с первыми лучами солнца. Стараясь не шуметь, он тихо оделся. Вырвав из блокнота листок, написал записку хозяевам. Затем также тихо завёл машину и, открыв ворота из старого штакетника, выехал со двора.

Пётр, встав в девятом часу, чувствовал себя разбитым, словно действительно всю ночь отбивался от стаи «летающих тарелок». Ольга, готовившая завтрак на кухне, окликнула его:
- Что, хулиган, выспался?
- С чего это я вдруг стал хулиганом? – пожимая плечами, спросил Пётр Анатольевич.
- А кто всю ночь кричал во сне? Вскакивал словно нервный? С инопланетянами воевал, что ли?

Сегодняшняя беспокойная ночь, в корне опровергла афоризм бывшего коллеги. Заодно вспомнился вчерашний разговор о таинственном предложении, которое банкир сделал его другу.
«Что же Руслан хотел мне поведать? Какой интерес у банкира может быть к инструктору аэроклуба? И какое отношение к этому предложению могу иметь я, пенсионер и бывший школьный учитель географии?»
Но ответ на эти вопросы Петру Анатольевичу ещё предстояло узнать при следующих встречах с другом-одноклассником.

Бессмысленно делить людей на хороших и дурных. Люди бывают либо очаровательны, либо скучны.
Оскар Уайльд


Примечание.
- ВПП* - взлётно-посадочная полоса
- ПДД* - правила дорожного движения

Киев.
декабрь 2015 г.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 24.06.2020 Макар Кофеин
Свидетельство о публикации: izba-2020-2838113

Метки: байки, друзья, юмор,
Рубрика произведения: Проза -> Юмор



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  

















1