Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Колесо


Корабль вошел в гавань на закате. Почти все жители единственного городка маленького острова сбежались на берег и, возбужденно галдя, наблюдали, как фрегат маневрирует, готовясь встать на якорь. Клонящееся к горизонту солнце окрасило алым его паруса и резало глаза, отражаясь на бронзовых дулах пушек. Высоко не мачте реял имперский штандарт - черный лев, вставший на дыбы на золотом поле.
За всем этим великолепием наблюдал мальчик лет девяти, взобравшись на песчаную дюну чуть в стороне от причала, где собрались островитяне. Ветер с моря трепал его волосы и раздувал штанины широких темно-красных брюк. Раскрыв рот от восхищения, мальчик следил за снуюшими по палубе матросами.
- Нравится? - раздался голос у него за спиной. Мальчик кивнул, не отводя взгляда от берега.
- Я знаю, о чем ты мечтаешь.
На этот раз он обернулся. Позади стояла сгорбленная старуха с изрезанным морщинами лицом, на котором поблескивали круглые черные глазки. Из-под капюшона ее потрепанного плаща на плечи падали седые пряди, в руке старуха сжимала посох. Ее легко было принять за ведьму, что, похоже, и пришло в голову мальчику - он ойкнул, попятился, и, увязнув в песке, сел на зад.
Старуха усмехнулась.
- Я знаю, о чем ты мечтаешь, - повторила она.
Мальчик поднялся на ноги, заинтересованно и немного испуганно взглянул на нее, склонив голову набок.
- Да? И о чем?
- О море. Ты хочешь стать моряком и плавать на таком вот большом корабле, - старуха указала на корабль пальцем с длинным ногтем, - и побывать в дальних странах... может, даже на самом Имперском острове. Не так?
- Правда, - протянул он. - А... а кто вы такая?
- Я-то? - переспросила старуха. -Я служу Механизму.
- Это кто - какой-то король?
Взглянув на озадаченное лицо мальчика, она от души рассмеялась.
- Этого я тебе рассказать не могу - не поймешь. Зато я могу сделать так, чтобы твоя мечта осуществилась. Если, конечно, окажешь мне маленькую услугу. Ты знаешь Тавию?
- Тавию-колдунью? У нас ее все знают.
- Отлично. Я хочу, чтобы ты сбегал к ней домой и передал вот это, - с этими словами старуха извлекла откуда-то из-под плаща мешочек, перевязанный кожаным шнуром. - Скажи, что через пару недель содержимое ей понадобится. Ну как, отнесешь?
Он замешкался. Дом Тавии-колдуньи был не так уж близко, а с фрегата уже сбросили трап и по нему сновали матросы с ящиками и тюками, а на палубе, наблюдая за разгрузкой, стоял смуглый капитан в треугольной шляпе и зеленом с золотом камзоле. Рука его, затянутая в перчатку, покоилась на эфесе настоящей шпаги.
- Мечта, - напомнила старуха.
Мальчик решился. Бросив напоследок взгляд на пристань, он скатился с дюны и припустил бегом вдоль кромки прибоя, оставляя на мокром песке следы босых ног.
Старуха смотрела ему вслед и улыбалась.

Загорелый черноволосый парень в белой матросской форме опустил тяжелый ящик на булыжники причала и приготовился принять из рук товарища новый, но тут капитан прокричал, сложив ладони рупором у рта:
- Перерыв! Перерыв! Отдыхайте пока, сегодня еще напашетесь!
Вздохнув, он утер пот со лба и присел прямо на ящик, разглядывая незнакомый порт и рассеяно теребя серьгу. Но долго прохлаждаться ему не дали.
- Эй! - окликнул парня капитан. - Эй... да, ты! Сбегай мне за табаком. Пару лет назад тут продавали неплохое курево. Лавка Лиссума на улице Дельфина, спроси айшанский сорт. Дорогу у местных узнай, тут недалеко.
- Да, капитан, - он на лету поймал брошенную монету и смешался с толпой, гудевшей на берегу.
Лиссум все еще продавал айшанский табак, и, выполнив поручение, парень не спеша двинулся обратно в порт. Он шел по шумным, узким улицам, останавливаясь у лавок и глазея на красивых девушек. Засмотревшись на очередную красотку, он не заметил, как из переулка появилась закутанная в плащ фигура и неторопливо заковыляла к нему.
- Мальчик? - темная морщинистая рука тронула его за локоть. Парень обернулся.
- Прости, мать, милостыни не подаю. У меня совсем мало денег, и те не мои.
- Я знаю, о чем ты мечтаешь.
Голос из-под капюшона заставил его вздрогнуть и отступить на шаг.
- Это ты... вы?
- Узнал, - усмехнулась старуха. - Ну что, мальчик, плаваешь?
- Да вот, - смущенно кивнул он.
Старуха стала что-то чертить посохом на камнях, которыми была вымощена улица.
- Десять лет прошло, - заметила она.
- А вы не изменились совсем, - озадаченно проговорил парень.
Она оторвала взгляд от земли и посмотрела на него снизу вверх.
- Спасибо. А ты, я вижу, изменился. В адмиралы метишь?
- Имперский флот тебе подавай, ни больше, ни меньше. Амбиции у тебя, однако, мальчик...
У парня отвисла челюсть.
- Откуда вы... - выдавил он.
- Откуда знаю -это уже мое дело. Главное, я могу тебе помочь. Хочешь?
Парень кивнул, все еще ошеломленно глядя на нее.
- Вечером налетит буря, - сказала старуха, глядя на небо. - Может статься, что твой корабль отнесет далеко в океан. Может статься, что несколько человек волной смоет за борт. Может, даже самого капитана вместе с помощником. Если это случится, придется тебе взять командование на себя и вести корабль точно на юг.
- Но я не...
- Придется, так сможешь... Э, ты глянь, как эта девица на тебя смотрит!
Он обернулся, но там, куда указывала старуха, никого не было. А когда хотел спросить, кого же она увидела, оказалось, что фигура в плаще уже растворилась в людском потоке.

В таверне шумная толпа собралась вокруг длинного стола в центре зала, за которым восседал адмирал третьего имперского флота - высокий широкоплечий человек, в густой темной шевелюре которого просвечивали редкие седые пряди. Его черный с серебром камзол был залит вином. Адмирал был вдребезги пьян; подняв над головой полный стакан, он горланил какую-то шутку. Через несколько мгновений стены таверны задрожали от хохота.
Адмирала здесь любили. Несмотря на высокое звание, он совсем не зазнавался и был на одной ноге с обитателями порта и нижнего города - так же, как и со знатью в императорском дворце. Кроме того, адмирал не скупился ни на заказы, ни на чаевые прислуге.
Он приложился к стакану, а когда оторвался от него, увидел стоящую перед собой какую-то старую каргу в обносках и с посохом в руке.
- Я знаю, о чем ты мечтаешь, - сказала она.
Адмирал удивленно вытаращился на нее, потом откинулся на спинку стула и от души расхохотался. Вслед за ним рассмеялись и собутыльники.
- О чем я мечтаю? Ну,императором я мечтаю стать! А тебе-то какое дело?
- Я могу тебе помочь.
Снова взрыв хохота.
- Не могу... - адмирал смахнул слезы, выступившие на глазах. - Мать, да шутам во дворце у тебя учиться надо. Ну и что ты за помощь попросишь?
Старуха пожала плечами.
- Да ничего. Видишь вон ту парочку в углу?
Все обернулись. За дальним столиком уже довольно набравшийся франт с длинными светлыми волосами и гладко выбритым лицом обжимал сидящую у него на коленях и тоже захмелевшую девицу.
- Пошли девушке вина, - предложила старуха. - И предложения пересесть за твой стол.
- Сюзи? - скривился адмирал. - Что я, получше шлюхи снять не смогу?
- Давай, - подначил кто-то из собутыльников. - Разоришься, что ли? Ты ей бутылку вина, а она тебе - корону.
Он рассмеялся и, пожав плечами, крикнул подавальщицу.
- Я тебе запрещаю! - через минуту раздался из угла возмущенный голос франта. Он вскочил, и, одной рукой держа Сюзи за локоть, а другой стуча по столу, орал заплетающимся языком: - Сядь на место! Сядь! Ты хоть знаешь, кто я такой? Ты знаешь, кто мой отец? Я запрещаю!..
Наконец девице, которая была на голову выше его, это надоело и она решительно освободилась, оттолкнув его. Франт замахал руками, пытаясь удержать равновесие, поскользнулся и упал, приложившись затылком о массивную ножку стола. Сидящие по соседству со смехом бросились поднимать его, но тут Сюзи завизжала, прижав ладони к щекам. Вокруг головы франта растекалась темная лужа крови.
Адмирал, будто бы протрезвев, привстал. Приподняв бровь, он глядел на суматоху поднявшуюся вокруг мертвого тела. А затем он повернулся к старухе, и его глаза расширились от удивления. Она стояла перед адмиралом мгновение назад, но сейчас исчезла.

Шаги гулко отдавались эхом в большом нетопленном зале. Высокий человек с длинными седыми волосами и бородой подршел к стоящему на возвышении трону и тяжело опустился в него, кутаясь в меховую мантию.
Зима. Холод. Мрак. Пустота. Смерть. Этой зимой в разоренной войной стране хозяйничали ледяные ветры. Ледяные ветры завывали в душе последнего государя гибнущей империи.
Он просидел без движения около получаса, уйдя в себя, пока из-за покрытых позолотой дверей не раздался визгливый голос мажордома:
- Пошла прочь! Пошла! Стража, кто пустил сюда эту нищенку? Пошла прочь, говорят тебе, старая ведьма!
Император вскочил на ноги. Его глаза сверкали, грудь ходила ходуном.
- Впусти ее! - прогремел он. - Делуа, проныра ты мелкий, впусти ее или я тебя сам повешу!
Он сбежал с возвышения и бросился к дверям, но старуха уже шла ему навстречу - все в том же плаще с капюшоном и с посохом в руке.
- Ты!.. - выдохнул император.
- Да, это я, - мягко сказала старуха. - И я знаю, о чем ты мечтаешь.
- Что я должен сделать? - он протянул руки, как за милостыней. Старуха покачала головой.
- Я не сказала, что могу тебе помочь. Просто я знаю, о чем ты мечтаешь.
- Я могу сделать тебя богатой, -взмолился император. Он сгорбился, от величественной осанки не осталось и следа. - Я дам тебе золото, много золота...
- Ты действительно думаешь, что мне нужно твое золото?
- Прошу, - прорыдал император.
- Нет. - сказала старуха.
- Ведьма! Я прикажу казнить тебя!
Император бросился на нее, но в следующее мгновение отступил и припал к полу, закрыв лицо руками. Он так и не разглялел, что привиделось ему в ослепительной вспышке - крылатое существо с сияющим ликом и в белых одеждах, мягко отводящее его руку, или уродливая тварь с чешуйчатой мордой, замахивающаяся когтистой лапой - но видение лишило его последних сил и заставило распластаться на холодных плитах.
- Успокойся, мальчик, - сказала старуха. Она присела рядом и погладила его по волосам.
- Будь ты проклята! Ты погубила меня.
- И в чем я провинилась? Я всего лишь помогала тебе. Ты хотел плавать - и стал моряком. Ты хотел командовать флотом и повелевать империей - и получил все, что хотел. В чем моя вина?
- Это того не стоило, - вздохнул он, садясь и обхватывая голову. - На моей совести тысячи жизней, я одинок, несчастен и стар, а империя в руинах!
- Ну уж извини, - развела руками старуха. - Никто не совершенен, кроме Мастера.
- Какого Мастера? Кто ты, наконец, такая?
- Я уже объясняла, мальчик. Я служу Механизму.
- Что это?
- Механизм? - усмехнулась старуха. - Механизм - это все.
Император недоумевающе взглянул на нее.
- Сейчас объясню. Когда-то очень давно Мастер создал Механизм - множество зубчатых колес, которые делают один круг, каждое всего лишь один, а затем требуют замены на новые - и передал его Подмастерью, а сам решил понаблюдать, как у того пойдет дело. Подмастерье завидует Мастеру и назло ему портит колеса. Но Мастер терпелив. Он видит, что Механизм, худо-бедно, но работает, поэтому пока не вмешивается. Колеса, которые сделали свой круг и сработались, они делят - те, что Подмастерье успел испортить, он забирает себе - как он говорит, чтобы починить, а на самом деле плавит их, опять же чтобы досадить Мастеру. Те же колеса, которые исправно отработали свое, Мастер складывает у себя...
- Зачем?
- Затем ,что когда-нибудь он решит, что пришла пора наказать нерадивого Подмастерье, сломает Механизм и с помощью хранящихся у него колес построит новый. И в новом Механизме колеса уже не придется менять никогда.
- Я понял! - проговорил император. - Мое...
- Молодец, - похвалила старуха. - Твое колесо - очень важная деталь Механизма. Вращаясь, оно привело в движение множество других. Помнишь мешочек, который ты отнес Тавии-колдунье?
Он кивнул.
- Спустя две недели в порту вашего городка пришвартовался корабль. Его владелец не планировал делать остановку, но его невеста, с которой он совершал путешествие, во время плавания заболела и была при смерти. Снадобье, которое ты передал Тавии, спасло ей жизнь. Год спустя она родила ребенка, который вырос и стал великим художником и изобретателем. Ну и , конечно, ее жених тогда щедро отблагодарил колдунью и захотел посмотреть на паренька, который заранее знал, что Тавии понадобится мешочек с лекарством. Он запомнил тебя и твою мечту. А через два года вновь посетил ваш остров и велел своему капитану взять тебя в команду юнгой. Так ведь?
- А потом, когда ты предсказала бурю на море... Так и случилось, и я...
- Повел судно на юг, - продолжила за него старуха. - Открыл новый архипелаг. Небольшой, правда, но на нем били целебные источники ,продлевающие жизнь.
- И чтобы добраться до них, имперская гвардия вырезала всех туземцев. - уныло заключил он.
- Я же сказала, никто не совершенен. Зато ты был вознагражден, получил дворянский титул, стал капитаном. А потом и адмиралом.
- А тот щеголь в кабаке оказался кронпринцем соседнего королевства. Решил попутешествовать инкогнито, молокосос несчастный. Когда он погиб, его отец напал на нас. Император погиб, потом началась гражданская война...
- И на трон взошел ты.
- Но раз ты помогала мне все это время, почему не можешь помочь сейчас?
- Потому что ты просишь невозможного. Подмастерье может заставить колесо крутиться медленнее или быстрее, может разбить его, не дав завершить круг. Мастер может даже позволить колесу пройти круг еще раз - он делал это всего раз или два и очень давно, но делал. Но он никогда - никогда - не поворачивал ни одно колесо вспять. Если он это сделает, нарушится ход работы Механизма и другие колеса застопорятся. Я понятно объясняю?
Император кивнул.
- Тогда зачем ты пришла?
- Сообщить, что скоро твое колесо завершит полный круг.
С минуту оба молчали.
- Когда это случится? - спросил, наконец, император, и удивился - вместо страха он чувствовал лишь усталость. Его стало клонить в сон.
- Я же сказала, мальчик, скоро. - ответила старуха.
- И куда я попаду? К Мастеру или Подмастерью?
- Этого тебе знать раньше времени не положено, - сказала она и поднялась. - Но в любом случае, думаю, тебя утешит то, что ты проделал хорошую работу и выполнил все, что был должен.
- Спасибо, - вздохнул император. Он тоже встал на ноги и медленно побрел к трону. - А что будет с державой?
- Все образуется. - пообещала старуха. - Эта империя падет, но восстанет новая. Твое колесо, заканчивая движение, запустило колесо того, кто ее возглавит... А теперь тебе нужно отдохнуть. Поспи.
- Да, так я и сделаю, - пробормотал император, поудобнее устраиваясь на троне и кутаясь в мантию. Его глаза слипались, по телу разлилось странное оцепенение.
- Тогда я покидаю тебя. Прощай, мальчик.
- Прощай... - , его веки сомкнулись, а когда он с усилием разлепил их, старухи уже не было. Императору вдруг вспомнилось поданное за обедом подогретое вино со специями. Какой-то странный был у него привкус.
"Я отравлен?" - подумал он, борясь с подступавшей дремотой. - " А хотя бы и так..."
Закончить мысль он не успел, нырнув в теплую, уютную тишину. Императору грезился величавый фрегат с белыми парусами, входящий в гавань на закате и маленький мальчик, наблюдающий за кораблем с песчаной дюны.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 24.06.2020 Евгений Шпунт
Свидетельство о публикации: izba-2020-2837927

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези


















1