Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

История обыкновенного безумия


История обыкновенного безумия
Казалось, что это наш первый поцелуй в жизни. Ненавязчиво предлагая, осторожно пробуя. Мы оба так сильно этого хотели, но и в тоже время боялись этого наваждения. Грей выдохнул в поцелуй, и этот мягкий звук был проглочен мной, так как он склонился ещё ближе. Губы открывались, чтобы ловить каждый вздох и каждый стон. Кончики пальцев скользили по телу Грея, сильному и хорошо сложенному. Он прижал свою ногу ближе, раздвигая мои колени. Колено Грея уже чувствовало мой набухший член. Стон сорвался с его губ от этого ощущения, и он поцеловал меня ещё глубже, язык погрузился и скользнул внутрь его горячего, влажного рта. Рука, которая теперь не была занята, взялась за расстёгивание пуговиц и ширинки на джинсах, но затем он убрал руку, нащупывая дверь машины и вставляя ключ и замок. Нам понадобилось несколько секунд, чтобы справиться с этим, и мы наконец-то оказался внутри машины.

Проскальзывая вглубь заднего сидения, пока я не услышал звук захлопывающейся двери машины. Грей залез следом за мной, не давая мне время, чтобы успеть опомниться. Это было восхитительное чувство, склоняться над мужчиной, когда наши губы так идеально подходили друг другу. Мы целовались снова, глаза Грея были широко раскрыты. Он наблюдал за каждым моим движением. Грей обхватил сам себя одной рукой, а другую опустил вниз, осторожно касаясь пальцами выпуклости на моих джинсах.

Я начинал чувствовать себя шлюхой, издавая стоны от прикосновений Грея к моему паху, но, Боже, это было удивительно. Каждое нервное окончание было настроено впитывать жар Грея. Мягко касаясь пальцами ткани, надавливая и сжимая, там, где это необходимо, Грей чувствовал, что я не в силах сопротивляться. Грей закрыл глаза, и его спина немного расслабилась, рот открылся в очередном стоне. Он так сильно этого хотел... хотел меня.

- Валерик... - прошептал он. И обнял меня за шею, притягивая меня вниз для ещё одного голодного поцелуя. Уже не осталось сомнений, только нестерпимое желание и страсть, губы Грея и его язык и зубы были заняты моими губами, языком и зубами, оставляя меня помеченным, и не давая мне возможности дышать.
Тело Грея жаждало большего, его руки переместились к рубашке на мне, чтобы разорвать глупый узел галстука и обнажить влажную смуглую кожу на подтянутом напряжённом теле, напряжённом именно из-за него. Грей прикусил нижнюю губу и затем заглянул в мои глаза. Он был шокирован, увидев взгляд, затуманенный страстным желанием.

- Грей...

Рука Грея переместилась на мою эрекцию, крепко обхватив член и начала двигаться вдоль него. Я не мог остановить сдавленные стоны наслаждения, которые то и дело вырывались из моего рта, мои бёдра раздвигались непроизвольно, а моё тело точно знало, чего оно хочет. Руки заскользили по торсу Грея, чувствуя горячую кожу под ладонями, когда он двигался. Он делал это так, что выпуклость в его собственных трусах становилась очевидной.

Я тяжело вздохнул, увидев даже сквозь чёрные смокинговые брюки, насколько он хочет меня, несмотря на то, что наши движения были ограничены задним сидением машины. Он позволил своей руке скользнуть вниз по моему телу, чтобы обхватить меня ниже. Мы были оба удовлетворены реакцией наших тел.

Мне было стыдно признавать, насколько я оказался похотливым, в момент, когда почувствовал руку Грея на своём члене. Веки задрожали и закрылись, а губы открылись, выпуская долгий пошлый стон. Я не мог и дальше себя сдерживать, поэтому наклонился вниз, оказавшись напротив плеча Грея. Я чувствовал горячее дыхание на своей коже. Рубашка Грея съехала так низко, что я мог видеть блестящую от пота кожу его плеча. Я глубоко дышал, вдыхая его приятный запах. И в тот момент я готов был поклясться, что это буквально свело меня с ума. Я отчётливо помнил свою руку, и что именно я делал перед тем, как это ощущение счастья захватило моё тело и заставило меня тут же превратиться в желе. Я усилил немного хватку, продолжая медленно, но настойчиво ласкать рукой мужчину. Я чувствовал, как Грей дрожал над его собственным телом и мягко улыбнулся, затем повернул голову, наклоняя меня за подбородок, чтобы снова меня поцеловать. И только спустя несколько минут моя рука нашла путь в штаны Грея, кончиками пальцев скользя по горячей коже, мой большой палец нащупал чувствительную головку. Очередной вздох вышел из моих губ, и я углубил поцелуй, проникая глубже в рот мужчины, сталкивая наши губы и сглатывая с них стоны удовольствия.

Бёдра Грея немного дёрнулись, когда я сомкнул свои пальцы вокруг его члена. Сильная рука мягко скользила вдоль основания. Его дыхание сбилось из-за постоянных стонов. Рука Грея гладила меня через ткань моих брюк, пальцы ловко справились с молнией. Звук показался оглушительно громким в тишине салона автомобиля.

Но теперь единственными звуками, нарушавшими тишину, было лишь наше собственное дыхание, резкое и дребезжащее, и звуки океана на расстоянии нескольких сотен ярдов от нас.

Я последовал невнятному приказу Грея, но стягивая рубашку, запутался в воротнике. Когда я, наконец, оказался на свободе, я был весь красный и не мог сдержать смеха от смущения, но быстро прекратил, когда увидел помутившийся взгляд Грея. По его телу прокатилась волна дрожи, и он снова прижался ко мне, чтобы поцеловать меня, притягивая меня ближе к себе.

Это продолжалось некоторое время, неспешные сладкие поцелуи и прикосновения, трение бёдрами друг о друга, до тех пор, пока это не становилось уже невозможно терпеть. Тогда наши движения становились быстрее и напористее.
Грей избавил меня от рубашки и не смог удержаться от прикосновений к обнажённой коже груди. Его глаза широко распахнулись, когда он почувствовал мощь надо мной.

Когда мы всё же отстранились друг от друга, я нахально улыбнулся, облизнул губы и, взяв руку Грея, стал опускать её вниз, пока она не накрыла мою промежность.

- Он становится больше, - произнёс я и кокетливо прикусил губу. В моём голосе слышался намёк. Он немного отстранился. Умелые пальчики ловко расстёгивали пуговицы на моих брюках, опуская ширинку вниз. Я вскочил на короткое мгновение с Грея, стягивая с себя джинсы, а затем снова занял прежнюю позицию, чтобы вновь сжать бёдра любимого. В этот раз ощущения были ещё более восхитительными, ведь теперь на мне почти не было одежды. Я помог Грею избавиться от его джинс, его глаза с голодным вожделением наблюдали за каждым моим движением. Он сглотнул комок в горле, когда я взглянул на него, когда я взял его руку и направил её вниз, на свой стояк - Грей забыл, как дышать.

Видеть Грея обнажённым было странно. Я хотел этого так долго, так долго ждал, чтобы почувствовать своей кожей обнажённую кожу Грея, так давно желал сладких поцелуев и нежных слов. И теперь, когда Грей лежал подо мной почти полностью обнажённый, когда мы занимались такими вещами, мне всё чаще не хватало дыхания. Грей наклонился, чтобы поцеловать меня ещё один раз, снял с себя боксёры и с силой опустился вниз. Наши обнажённые тела скользили в одном ритме. Низкий стон вырвался из горла Грея, когда я почувствовал возбуждение любимого, и ему потребовалась каждая капля его самоконтроля, чтобы не оказаться внутри меня прямо здесь и сейчас.

- Охх... Боже... Грей...

Глаза Грея широко распахнулись, когда я придвинулся ближе к нему, а с его рта то и дело срывались стоны, когда наши члены соприкасались, и это только усиливало жгучее ощущение внизу живота. Он облизал губы и снова притянул меня для ещё одного глубокого поцелуя, а затем сильнее сжал мои бёдра, чтобы мой член соприкоснулся с его собственным.

Я знал, что был потерян окончательно ещё в тот момент, когда пальцы парня впервые коснулись моей оголённой кожи. Вероятно, я сделал бы всё, чтобы сделать Грею приятно, выполнил бы всё, о чём бы меня попросил мужчина.

Грей оставлял засосы на моей шее, опускаясь к ключицам, впиваясь ногтями в мою спину. Движения Грея были неистовыми, его руки быстро скользили по всему моему телу. Он был не в силах сдержать себя, потому что он хотел прикасаться, заботиться и прочувствовать всё это прежде, чем эта магия вновь развеется. Когда он заговорил, его голос был жёстким и напряжённым, хотя он совсем не чувствовал сил для каких-либо слов.

- Валера... Господи, Валерик... Я так давно хочу тебя... Так давно... о... ох Боже... Ты мне так нужен... так мечтал об этом...

Когда губы Грея касались моего уха, когда он выдыхал такие грешные, жаркие, восхитительные слова на мою тёплую кожу, я вздрагивал и стонал, а моё тело начинало трястись, когда Грей углублял язык в мою ушную раковину. Я слышал свои собственные стоны, а затем перед глазами всё пошло белыми пятнами, и я кончил в руках у мужчины с протяжным стоном. Я проделывал это с собой множество раз, у меня было много секса – но ничто не могло сравниться с этим. Чувствовать руку Грея вокруг своего члена, знать, что он смотрит на тебя, подмечая каждую мелочь, наблюдая за каждым твоим движением и реакцией. Это и смущает и восхищает одновременно, и я думаю, что после такого оргазма мне уже ничто не сможет доставить такого удовольствия. Я лежал неподвижно какое-то время, пытаясь поймать дыхание мужчины и сконцентрироваться на том факте, что это действительно произошло, что рядом с ним сейчас действительно Грей, мужчина, которого я люблю, осторожно касающийся меня, ласкающий мою кожу и покусывающий мочку моего уха. Я заставил себя облокотиться на локоть, глазами разыскивая мягкую улыбку Грея на его лице.

- Господи... - Произнёс я. Слова прозвучали более удивлёнными и изумлёнными, чем я планировал. – Ну и зачем мы, чёрт возьми, ждали этого так долго?

Мы нуждались друг в друге и в том ощущении безопасности, которое возвращалось с каждым прикосновением. Я спустился ниже, чтобы поцеловать живот Грея, мой язык глубоко проник во впадинку пупка моего любовника, прежде чем слизать влажную полосу вдоль всей длины члена Грея.

Грея била дрожь под моими руками, каждый миллиметр его обнажённой кожи покрылся мурашками. И как только он оказался вновь твёрдым, снова хотел занять верхнюю позицию, но я ему не позволил. Я толкнул его обратно на кресло авто, и мы целовались так страстно, что нам не на что было жаловаться.

Мой великолепный язычок усердно работал внизу живота Грея. А тот стонал, его глаза закрывались, пока он наслаждался этими ощущениями. Каждое прикосновение напоминало ему о том, каким заботливым был я, каким идеальным во всём, и как сильно Грей любил меня. Но горячий язык на его члене больше всего напоминал о том, как хорош я был в этом и у него вырвался удивлённый вздох.

- Ооох... чёрт, Валера...

Он покраснел от смущения, когда я тихонько рассмеялся и заглотил его член целиком, засасывая его до основания. Дыхание Грея сильно сбилось, а бёдра изогнулись дугой, заталкивая его член в меня ещё глубже, но мои руки прижали его обратно к матрасу, заставляя Грея захныкать. Пока я был занят минетом, дыхание любимого становилось всё быстрее и быстрее, а из его рта вырывались стоны, когда я уделял особое внимание головке или мягко надавливал на неё, прежде чем опуститься опять к основанию.

- Так хорошо, Валерка... т... так хорошо...

Рука Грея заскользила вниз, чтобы найти мои волосы и запутаться в них, немного дёргая за них, вызывая тем самым острую боль у меня на затылке, заставляя меня хрипеть и обнажить зубы. Из моего горла вырвался хрип:

- Играешь грубо?

- Возможно... - прошептал Грей и жёстко дёрнул меня на себя, чтобы поцеловать. Он приподнял бёдра, и его член дотронулся до моего члена.

Я ухмыльнулся на это, повинуясь безмолвному приказу Грея вернуться и целовать его, пока мы оба не потеряемся в пространстве и уже не будем понимать, где верх, а где низ. Когда мы оторвались друг от друга, раздался стон. Но никто из нас не знал точно, кто же его издал. Да нас это и не заботило. Я отодвинулся от тела любовника, залез рукой в бардачок и вынул презерватив. Я разорвал обёртку зубами и прильнул к любимому, чтобы медленно надеть его на член Грея. Мои глаза не отрывались от глаз Грея ни на секунду. Это было странно, заниматься не сексом, а любовью – никто из нас не забыл, что нужно делать, чтобы заставить второго вскрикивать от удовольствия, но всё же был затаённый страх сделать что-нибудь неправильно и испортить момент неверным движением или словом. Я придвинулся ближе к Грею, чтобы снова поцеловать его, губы нежно надавливали на губы любовника, а зубы аккуратно прикусывали мягкую плоть.

Когда я отстранился, губы моего любовника были набухшими и красными, и я любил смотреть на такого любимого парня, особенно если только и именно я был причиной такого его состояния.

- Мы слишком затянули, - произнёс я и облизал губы, отражая взгляд Грея с каплей печали в своих собственных глазах. – Я скучал по тебе... возвращайся домой, Грей.

Грей смог ответить на это лишь кивком, он был слишком скован эмоциями. Он поцеловал меня снова. Он поменял нас местами, так что я оказался лежащим на спине, и схватил смазку. Грей целовал меня, в то время как не спеша растягивал мой анус, сначала одним пальцем, затем двумя.

Грей производил толкательные движения внутри меня, пытаясь найти ту самую точку внутри меня, которая заставляла меня задыхаться и кричать. И только когда Грей ввёл три пальца глубоко в меня, я, наконец, не смог больше выносить этого, и тогда Грей услышал тихий, едва различимый, шёпот: «Сейчас...». Грей усадил меня в сидящую позицию, игнорируя немного сконфуженное выражение моего лица. Мы сели друг напротив друга в позу лотоса, я положил ноги на колени любимого и обвил ими его торс. Грей медленно начал сгибать меня вниз, пока головка его члена не коснулась моей дырочки. В тот момент я закрыл глаза, облизал губы и кивнул. Это было именно то разрешение, которого ждал Грей. Он толкнулся в меня. Грей захрипел, а его голова упала на мою грудь, когда колечко мышц, наконец, расслабилось и впустило его в желанное, влажное тепло. Грей задыхался, ложась всем телом на мою влажную кожу и подтягивая меня ближе к себе, чтобы ухватиться за мои плечи. Он сделал ещё один толчок, и из него вырвался стон наслаждения от ощущения скольжения внутри меня. Грей входил и выходил из меня с хлюпающим звуком.

- Ты такой узкий, Валерик... - прошептал он, смотря мне в глаза. Он притянул меня за шею, поцеловал и продолжил медленно трахать меня, помогая себе рукой, которую он положил мне на бедро, чтобы было легче двигаться.

Движения Грея не приносили мне боли. Вид Грея и звуки, которые тот издавал, я не мог насытиться и перестать смотреть на его глаза, губы, слушать его голос, который нежно окутывал всю кожу. Это ощущение было похоже на прикосновение перьев. Всё это сводило меня с ума, медленно, планомерно. Я вернулся к поцелуям, к открытому и влажному рту любовника. Я зажмурил глаза и отвечал стоном на каждый толчок Грея внутри меня. Прошло пять минут, прежде чем я почувствовал в себе силы, чтобы, наконец-то, двигаться самому. Я приподнимался и опускался, сопровождая эти движения долгими протяжными стонами. Я снова ощущал Грея глубоко внутри себя, но не смог заставить ни одну мышцу в своём теле пошевелиться. Пока я лежал под своим любимым, он был уверен лишь в том, что полностью может доверять мне. Руки нащупали спину Грея, пальцы скользили по ней и царапали тёплую влажную кожу, притягивая его ближе, ближе.

Грей вздрагивал от ощущений ногтей, которые царапали его спину. Они посылали по всему телу лёгкую дрожь, а волосы на его теле встали дыбом. Он стряхнул с себя эту дрожь и снова глубоко вошёл в меня. Из его горла вырвался мучительный стон, когда он ощутил, как тесно было внутри меня, как хорошо. Грей прильнул ко мне, чтобы подарить мне ещё один поцелуй, в который он вложил всю страсть. Всю страсть, которую он мог предложить мне. Потому что каждая частичка этой страсти предназначалась только для одного человека.

- Валер... я сейчас... ааааах!

Грей уткнулся лицом в моё плечо, войдя в меня до упора в последний раз, его бёдра вздрагивали в неудачных попытках быть ещё глубже, забраться в меня и остаться там, где ему и положено быть. Из Грея вырывались стоны удовольствия, когда его настиг оргазм, омывая его рассудок и превращая его в одну сплошную белую стену удовольствия, выбрасывая за борт всё, кроме меня и этого момента. Секундой позже он уже потерял все силы и медленно сполз с меня.

- Я люблю тебя... - прошептал Грей, уткнувшись в мягкую влажную кожу на моей шее, его глаза были прикрыты от изнеможения.

Когда губы Грея сомкнулись вокруг моей эрекции, я так сильно запрокинул голову, что если бы не обивка дивана, я мог с лёгкостью получить сотрясение. Я издал долгий протяжный стон, а мои руки нашли плечи Грея, чтобы с силой надавить на них. В то время, как его руки скользили по моему торсу, пока он продолжал сосать и облизывать мою плоть. Звуки, которые он при этом издавал, были такими непристойными, что я не смог не покраснеть. Мои пальцы запутались в длинных, тёмно-каштановых волосах Грея и осторожно потянули, предлагая иной, более быстрый темп. Вскоре я вообще перестал что-либо понимать, пока я бесконтрольно стонал, придавленный старшим мужчиной, чей язык со всех сторон изучал мой член и особенно узенькую щель на моей головке, а когда зубы Грея задевали её, я был почти уверен, что разрыдаюсь от блаженства. Мои руки, до этого мягкие и нежные, теперь сильно сжимали плечи Грея, толкая его вверх и вниз, так, что я мог успеть поцеловать любовника и почувствовать свой собственный вкус на его губах.

- Ты мне нужен. Сейчас, - прохрипел я любимому в губы и секундой позже встал на колени между широко разведёнными ногами Грея, опускаясь ещё ниже и обводя кончиком языка дырочку Грея. Тело любовника вздрогнуло, и удивлённый стон – это всё, что нужно было мне, чтобы продолжить. Мои руки раздвигали задницу Грея всё шире и шире, пока я погружал в него язык так глубоко, как это было возможно.

Тело Грея вздрагивало от каждого моего прикосновения, резкие вздохи чередовались с возгласами: «Блядь, Валерка!». Я смеялся в ответ и продолжал погружение, пока мои руки крепко удерживали Грея абсолютно открытым для меня. Грей уже бесконтрольно метался под моими губами, его тело стало совершенно бесполезным для этого. После стольких–то лет. Конечно, он доводил сам себя до оргазма множество раз, трахая себя большими фаллосами и своими собственными пальцами, но всё это время, думая обо мне... Но в этот раз всё было по-другому.

Это был мой рот, мой язычок, заставляющий раздвигать ноги и ломающий его самым сладким образом из всех, которые только можно было вообразить. Грей всхлипывал каждый раз, когда мой язык погружался в него, выгибая спину и раздвигая ноги шире, чтобы подставить мне свою дырочку. Взгляда, которым при этом я одарил его, было достаточно, чтобы заставить Грея трястись от желания.

- Валерик... пожалуйста... мне... н... нужно это... нужен ты...

Я простонал и прикрыл рот Грея рукой. Старший мужчина тут же уловил намёк и принялся облизывать и посасывать мои пальцы, пока они не стали мокрыми. Когда я вытащил их, с них обильно стекала слюна. Я улыбнулся и вернулся к его бёдрам и прикоснулся пальцами туда, где совсем недавно побывал мой язык. Грей замер в напряжении на секунду, но затем расслабился снова, обмякший в моих руках и готовый ко всему.

Голос Грея так дрожал, и я, слушая его, уже не мог себе представить, как я жил без него все эти годы. В сравнении с чувствами, которые этот мужчина пробуждал во мне, все мои прошлые любовные похождения казались совершенно идиотскими, мёртвыми и скучными. Я погрузил свои пальцы глубже, пока они не погрузились в моего любовника хотя бы наполовину. Я на мгновение замер в таком положении, подготавливая Грея нежными поцелуями. Я согнул пальцы внутри него и вытащил их наружу, прежде чем добавить ещё один. Грей задыхался подо мной, его глаза были плотно сжаты, но они вновь широко распахнулись, когда я повторил свои махинации уже с двумя пальцами. Я, не переставая, целовал эрекцию Грея, надавливал губами на его головку, а затем плотно сомкнул губы вокруг члена и начал аккуратно сосать его. Мне потребовалось три пальца и меньше пяти минут, прежде чем Грей схватил меня за запястье и посмотрел на меня с мольбой и страданием во взгляде. Тогда я отодвинулся назад, медленно вытаскивая пальцы из тела любовника, и потянулся, чтобы взять презерватив и тюбик лубриканта. Я выдавил немалое количество холодного лосьона на руку и обильно растёр его по своему члену, прежде чем поместить ещё немного лубриканта на вход Грея, посмеиваясь от тихих шипящих звуков, которые издавал мужчина.

Я снова прильнул к Грею, нежно прижавшись губами к его губам, наши глаза смотрели друг на друга. Теперь уже не было пути назад, и я начал нервничать. Я проделывал это бесчисленное количество раз до этого, находясь при этом как сверху, так и снизу. Но это был Грей. Человек, которого он любил последние, чёрт возьми, последние много лет. Поэтому, когда я устроился в удобном положении и ласково положил руки на бёдра Грея, то не смог скрыть волнения, страха сделать что-нибудь неправильно и облажаться. А ведь это мог быть последний шанс быть внутри любимого человека также, как тот был в нём несколько минут назад.

- Готов? – спросил я. Но даже без слов мы оба знали, что Грей был готов.

Поэтому я запихал подальше свою нервозность и толкнулся вперёд, головка моего члена проникла внутрь Грея. Внутри было узко, мокро и горячо. И тогда я не смог сдержать низкого стона, который заставил всё моё тело биться сильной дрожью от нестерпимого желания и уже не оставляя мне шанса остановиться, толкаясь дальше, глубже, вместо того, чтобы попытаться сделать это медленно и аккуратно. И только когда я полностью оказался внутри, я осмелился выдохнуть и взглянуть вниз в глаза Грея с плохим предчувствием и беспокойством.

Глаза Грея были плотно закрыты, его дыхание было тяжёлым и сбивчивым, так как он упорно боролся со своим телом, пытаясь заставить его расслабиться. Внутри всё нестерпимо жгло, а мой член, казалось, разрывал его изнутри. Он был гораздо больше трёх пальцев, даже несмотря на то, что эти три пальца принадлежали мне же, и растяжение было очень болезненным. Грей приоткрыл глаза. В них стояли слёзы, но он быстро потряс головой, когда увидел мой обеспокоенный и шокированный взгляд. Тогда Грей просто притянул меня вниз для поцелуя. Мы целовались несколько долгих мгновений, а я смог облегчить боль, возбуждая его ещё сильнее, скользя руками по всему телу Грея, разминая и поглаживая его бёдра. Наконец, он смог расслабить свои бёдра и выпустил облегчённый вздох в мои губы. И когда мы оба открыли глаза в этот раз, в Грее медленно появлялось растущее желание, вместо не прошенных слёз. И его тело теперь реагировало на мои проникновение наилучшим образом.

- Порядок, Валера... Продолжай...

И я продолжил. Давление вокруг моего члена было столь восхитительным и таким болезненно медленным, что мы стонали в унисон друг другу. Грей сминал одежду под собой, а я жмурился, пытаясь сосредоточиться.

- Валерик... - простонал Грей от ощущений, которые уже давно не испытывал, от ощущения настоящего члена, проникавшего внутрь, ощущения головки, касающейся простаты. Моя улыбка вгоняла Грея в краску, и он пробурчал что-то вроде: «Заткнись», прежде чем улыбнуться в ответ. И тогда всё напряжение между нами совсем исчезло. Теперь это были просто мы, улыбающиеся и смотрящие друга на друга с чувством благоговейного трепета.

Все эти долгие тяжёлые годы мы оба не переставали любить наш собственный общий путь, который включал в себя и наши отдельные пути, наши отношения, работы, школу и долгие ночи одиночества. Мы не переставали любить те моменты, когда оказывались в объятиях друг друга. И когда Грей сжал свои бёдра и простонал:

- Давай же, Валер, двигайся... пожалуйста! – я уже не мог сдерживаться и дальше, мои толчки были резкими и тяжёлыми, вбиваясь в охуительное тело Грея и заставляя мужчину тем самым плакать в ночи.

У меня было много секса за прошедшие года, но если быть откровенным – ни один не мог сравниться с этим. Было что-то... доверие между нами, наша схожесть, такая тесная связь, которую я не смог испытать ни с кем другим. Первые несколько секунд я задержал дыхание, потому что теперь был уверен, что двигался всё же слишком быстро и мог причинить боль Грею, но затем мужчина притянул меня ближе, вынуждая меня двигаться ещё быстрее, позволил мне двигаться так, как он сам того хотел. Я не помнил, когда в последний раз чувствовал такую свободу. Я передвинулся вперёд, чтобы перенести вес своего тела на локти. В этот раз я не смогу продержаться дольше. Не сейчас, не с Греем, лежащим подо мной и издававшим до боли восхитительные звуки. Я был почти уверен, что если кто-то откроет сейчас дверь в их автомобиле и застанет нас врасплох, нам обоим будет абсолютно всё равно, потому что именно в этот момент всё было идеально. Я вышел полностью, прежде чем опять резко погрузиться в Грея, отрывая его бёдра от земли.

- Боже... Грей... как узко...

Мои толчки становились быстрее и интенсивнее. А Грей почти кричал, его голова была запрокинута назад, рот широко открыт, а всё его тело тряслось подо мной.

- О, Господи, Валерка... Пожалуйста... да... БОЖЕ!

Ему было так хорошо, ни одна его игрушка и ни один его партнёр из далёкого прошлого не могли сравниться с этим. Я был живой, безупречный, и я был у Грея. Грей имел честь трахаться с самим Валерием Русиком.

- Валера!

Грей изогнул бёдра, позволяя мне войти ещё глубже, но всё равно недостаточно глубоко. Я отстранился и поднял ноги Грея себе на плечи, продолжая отчаянно толкаться в него. Из Грея вырвался удушливый всхлип удовольствия, прежде чем я нагнулся к нему и снова его поцеловал, заглушая поцелуем очередной высокий стон.

В этот момент мне уже ничего не оставалось, кроме как продолжать с силой толкаться в Грея, чувствуя, как с каждым толчком он сжимается вокруг меня ещё туже. Теснота, приятное трение, крики удовольствия Грея, мой голос, тонувший в поцелуях Грея – всё это заставляло меня задуматься, насколько ещё нас хватит. Мой член проникал внутрь до самого конца и именно в тот момент я и осознал, что больше не могу. Слишком много, слишком сильно, слишком глубоко, слишком сильно они опоздали. И если честно, мне уже было всё равно, насколько я близок к той самой точке. Мы через столько прошли вместе, слишком долго ждали и уже достаточно страдали. Пришло время отпустить всё это, закрыть глаза и просто быть. Поэтому я вышел, медленно на этот раз и прикусил губу от возгласа удивления Грея от моего умышленного торможения. И когда я вошёл снова, головка члена достигла простаты Грея. Это был стон самого неистового наслаждения, который я когда-либо слышал. Оргазм настиг меня первым, и я сильно вздрогнул. Я бился в конвульсиях на своём любовнике, а перед моими глазами вспыхивали белыми ослепительными вспышками фейерверки. Спустя несколько секунд ноги подвели меня, и я рухнул частью тела на Грея, а частью на шершавый пол автомобиля. Пол был ужасающе холодным, и я зашипел, когда моя разгорячённая кожа коснулась холода. Но сейчас было нечто поважнее этого. Грей всё ещё не кончил в третий раз за эту ночь.

Поэтому с помощью последних сил, которые у меня остались, я поднялся на локти и скользнул вниз, чтобы поцеловать живот Грея и обхватить губами его член. Низкий стон сорвался с его губ, когда я начал сосать его эрекцию. Я чувствовал, как бёдра Грея вздрагивали подо мной. Я отстранился на мгновение, слизывая первые капли оргазма со своих губ и встретился с глазами Грея своим полным похоти взглядом.

- Давай, Грей. Трахни мой рот.

Грей понятия не имел, кто научил меня трахаться в такой манере, и Грей сделал себе пометку «Выдать этому человеку медаль».

Но затем я вошёл в него, и Грей забылся в великолепии этих сильных мускулов. Его охватило напряжение и дрожь, пока я оставался внутри него. И тогда Грей кончил от одного вида над собой.

Но шок от нахлынувших эмоций не помешал мне выйти из Грея и упасть между его разведённых ног. Мой член всё ещё окутывала теснота и влажный жар. Из Грея вырвался всхлип. А потом я заговорил. И с моих губ слетали очень грязные слова, такие греховные. И всё, что оставалось сделать Грею, это схватить мою голову и притянуть её опять вниз, к своему члену, задавая мне ритм сильными толчками.

Это не продлилось долго. Всего лишь несколько толчков глубоко в мой рот, и тело Грея охватило напряжение, из него вырвался выдох: «Валерик!». Затем его голова запрокинулась назад, а пальцы запутались в моих светлых волосах и сжали их. Он кончал так долго и мощно, что смог увидеть звёзды и галактики. Его тело было натянуто как стрела под моими большими руками. Грей вознёсся до небес, а затем снова рухнул в пучину реальности. Его грудь резко вздымалась от рваного дыхания.

- Чёрт... Валерка...

Я не мог оторвать взгляд от зрелища передо мной. Теперь было даже больно осознавать, что наш первый раз после стольких лет закончился так быстро. Но видя, как тело Грея бьёт дрожь, как он вздрагивает под моим умелым языком, моё лицо озарилось чем-то, что должно было означать удовольствие. Я отстранился немного погодя. На моём языке был вкус Грея, так как напоследок я ещё раз облизал чувствительную головку и заставил Грея дрожать подо мной. Я упал и облизал губы, прежде чем окончательно опуститься на локоть возле своего любовника, смотря вниз на его сладкое, покрытое румянцем лицо и улыбаясь. Настоящей, честной улыбкой, наконец-то, после стольких лет.

- Не могу поверить в это...

Я не собирался произносить это вслух, но он также и не возражал. Это была правда. Хотя последние несколько минут были скорее похожи на сон, учитывая то, что мы только встретились после многих лет разлуки, расстроенные и одинокие. Я тяжело вздохнул и улёгся, целуя Грея в лоб, спустился к носу и затем прижался губами к губам мужчины. Когда мы оторвались друг от друга несколько минут спустя, нам не хватало дыхания, а я тихо рассмеялся, увидев, как Грей с закрытыми глазами и с вытянутым вперёд лицом пытается найти мои губы ещё раз. Грей открыл глаза, и мы ещё долго смотрели друг на друга в тишине. На наших губах играли нежные улыбки. Я лёг обратно, устроив голову на плече Грея и вдыхая мускусный запах секса, полуночного воздуха и Грея, Грея, Грея. Его пальцы нащупали тонкие, кучерявые волосы на моей груди и прошли сквозь них. Когда он заговорил, то почувствовал вибрацию собственного голоса, которая пронизывала всё моё тело - тело его любовника.

- Я не хочу больше расставаться с тобой... Никогда...

На двоих одно сердце
И машина одна.
Бьётся пульс мегагерцами,
Соль, огонь и луна.

Кровью карты расчерчены
Бесконечных дорог.
Точно в душу, намеренно
Бьёт проклятье-стрелок.

Смерть - знакомая давняя
И почти побратим.
На плече вместо ангела,
Поводырь нам двоим.

Снова день ото дня
Кровоточат рассветы,
Для тебя и меня
Не найдётся ответов...

И печатью гордыни
Ты отмечен, мой брат,
Знаешь сам, что отныне
Путь заказан назад.

Пусть в крови твоей яд,
И чернеют глаза,
Ну-ка волю в кулак
И сильней по газам...





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 28
© 23.06.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2837311

Рубрика произведения: Поэзия -> Эротические стихи
















1