Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Без вести пропавший, или письма из 20 века ч. 2 гл. 15. Телефонный звонок





Наталья читала повесть: «Выйдя из землянки, старшина столкнулся с командиром второго взвода младшим лейтенантом Поляковым, который нес в руках гимнастёрку. Тот, увидев старшину, улыбнулся и сказал:
- За гимнастёрку спасибо, но это Николаю, у него лопнула под мышками и на спине, он ведь здоровый у нас.
Переходя от взвода к взводу, старшина никак не мог забыть предложение Виноградова про баню, месяц у них взводный, а будто так давно. Покормив оставшихся в живых бойцов, старшина выбрался из своей норы наружу покурить, он так сравнил своё строение с землянкой Виноградова. К старшине подошёл капитан Проков, командир батальона. Проков, словно катился по траншее, такие у него были кривые ноги. Проков сам не раз подшучивал над собой, что он потомственный Амурский казак, ему бы коня сейчас, вот тогда…
Увидев старшину, капитан сказал:
- Я знаю, у тебя есть эмалевые треугольники, четыре отнеси Грошеву, два Ивлеву. Не забудь про кубари для Виноградова! У нас теперь есть младшие командиры во взводе Виноградова. А сам присмотрись к Ивлеву, готовь его себе на замену, завтра примешь под командование третий взвод.
Через несколько минут Коробкин помогал Ивлеву и Грошеву прикреплять треугольники в петлицах. Лейтенант Виноградов снял с рваной гимнастерки свои два «кубаря» прикрепил на новую, которую принёс Поляков.
- Товарищ лейтенант, - обратился к нему старшина, - вот вам ещё два, а то всё ходите в старом звании.
Виноградов прикрепил ещё по одному в каждую петлицу новой гимнастёрки, достал из нагрудного кармана старой гимнастерки какой-то свёрток и положил в нагрудный карман у своего сердца.
Метрах в десяти от землянки раздался взрыв мины, второй, третий и опять стало тихо».

Веснина посмотрела на часы, висевшие на стене прямо над дверью из зала - шестнадцать сорок. Она сидела за письменным столом, ждала очередного выпускника девятого класса, с которым занималась второй год.
Обычно Николай приходил за десять минут до начала занятий, он никогда не опаздывал. Было как-то раз, что его мама просила перенести время репетиторства, но тогда была веская причина, у них в семье было горе, умерла бабушка фронтовичка. Ей было девяносто шесть лет.
В прошлом году Николай перед Днём Победы приносил Наталье письмо, которое бабушка прислала с фронта в 1944 году. Она была санинструктором стрелковой роты, а потом радисткой. Веснина хорошо помнит его содержание: «Моя милая и терпеливая мамочка! Извини, что заставила тебя волноваться. Со мной всё хорошо, ранение осколком было в мягкие ткани левой ноги, я пролежала в медсанбате. Сделали операцию, вытащили осколок. Ранение лёгкое, уже хожу на перевязку сама. За время лечения, я окончила курсы радистов. В медсанбате командир дивизии мне вручили медаль «За боевые заслуги» и орден «Красной звезды». Мне присвоили звание сержанта.
В последних боях я вынесла с поля боя нескольких бойцов и командира полка, который был тяжело ранен, он отказался, чтобы я его отправила в медсанбат, он приказал мне остаться рядом с ним и по телефону передавать его приказы в батальоны. Только когда батальоны пошли в наступление, он потерял сознание, я вынесла его в тыл.
Хотя конечно не вынесла, я вытащила его, как и других на своей плащ-палатке. Когда я вернулась в часть после выздоровления, у нас был большой праздник. Нашей дивизии вручили Гвардейское знамя.
Мамочка, мне по приказу командира дивизии пошили сапоги, они не кирзовые, а хромовые, такие лёгкие и совсем не натирают ноги. Я была так довольна, а то болела нога. Моего тридцать пятого размера никогда не было, приходилось носить на два размера больше, накручивала портянки, были большие мозоли. Но теперь мне будет ходить легче.
Сейчас четыре часа ночи. Сегодня я дежурю у батальонной радиостанции и пишу тебе письмо. Я командир отделения радисток. Наш батальон один из лучших в дивизии, и успешно громит фашистскую гадину. Я вместе с моими фронтовыми друзьями буду мстить нашим врагам за весь наш советский народ и конечно за вас, моя мамочка и братик. Ваша дочь, гвардии сержант Полина Кирилова».

После прочтения письма Наталья другими глазамисмотрела на Колю, она теперь поняла, что занятие с ней, репетитором, было не только желание мамы, но и самого подростка, который очень хотел поступить в институт на бюджетное место. Доход семьи был небольшой. И оплачивать триста тысяч в год за учебу, возможности не было. Наталья прекрасно понимала, что сегодня можно рассматривать репетиторов, словно дополнительное занятие, или кружки по интересам, как дополнение к простой школе, организуемое для роста знаний до уровня спецшколы. И это можно было сделать за небольшие деньги, без конкурса, да ещё с индивидуальным подходом.
Веснина говорила мужу, что, занимаясь с десятью подростками в месяц, она получает денег больше чем он, «мотаясь» по командировкам. Пора Виктору бросать свою работу. А так, что у них за семья? Встречаются неделю за весь месяц.
Недавно Веснины и Юденко продали свои участки вДНП «Заречье». Юденко получили больше денег, чем рассчитывали. Их двухэтажный дом из пенобетонных блоков, купили приезжие из Магадана.
Веснины продали свой недостроенный дом землякам из Ижевска.
Пол года назад они ездилик Мажайскому водохранилищу, где купили землю и получили свидетельства на право собственности. Только на этот раз не получилось жить по соседству. Дома будут строить на одной улице, но через три участка.
Наталье понравилась природавокруг. Высокие ели, будто сказочные богатыри. Стоят себе с длинными копьями. Будто охраняют от ветров берег огромного – сорок семь километров длинной, водохранилища. Местные жители его называли морем.
Ещё, Наталье понравилось, что основная масса её новых соседей, были, как и они, не из числа богатеев. Дома у всехнебольшие, много каркасных. Были строения и летнего варианта, хозяева не планировали в них жить зимой.
Юденко на этот раз решили строить одноэтажный дом из бруса, а Веснины тоже из бруса, небольшой, но двухэтажный. Они хотели выделить комнаты матери Натальи, двоим своим сыновьям с жёнами. И для внуков на втором этаже будут небольшие комнаты.

Наталья опять посмотрела на часы. В это время раздался звонок, Николай извинился за опоздание и сообщил, что у них в школе проводится олимпиада, и он решил в ней участвовать. Веснина подумала, что Коля делает успехи, плохо, когда ребенок при репетиторах не научился работать самостоятельно. Хотя это и в школе может случиться. Вот Коле занятия помогли, и теперь он может работать самостоятельно.

Ещё у Натальи занимался начитанный и усидчивый мальчик. Он планирует поступать в МГУ в этом году. Вот только…
Парень занимается с четырьмя репетиторами, по пяти предметам. Ребёнок терпеливый, но с четвёртого класса он ходит заниматься с репетиторами по всем предметам.
Материально семья обеспечена очень хорошо, мальчику подобрали очень хороших репетиторов. К олимпиадам мальчик готовился всегда, очень добросовестно и много. Вот только всё его время занимала учёба. Он мало общался со сверстниками, мало гулял на улице, последние годы всегда не досыпал и ничем, кроме учебы, не занимался.
Наталья не решилась спросить маму, как после поступления сына в университет они планируют действовать? Неужели репетиторов возьмут и в вузе?Мальчик самостоятельно работать не научился. Если оставить такого ребенка без репетиторской поддержки, он не сможет самостоятельно усвоить предметы. Скорее всего, его отчислят после первого, или второго курса.
Она знает пример, как в Высшей школе экономики, парень третий раз остаётся на третьем курсе. Да, его родители имеют возможность платить за его учёбу семьсот тысяч рублей в год. Но может возникнуть момент, что его всё же отчислят, несмотря на всю его натасканность репетиторами и многочисленные дипломы олимпиад.
Наталья знает примеры, когдарепетиторы с научными степенями готовили подростка в институт международных отношений, а его отчислили со второго курса.
Проблемы у него начались с первой сессии, потому что самостоятельно спланировать время и самостоятельно разбираться с материалом он так и не научился. Материал что сложнее, он не понимал с первого раза, была необходимость неоднократного повторения с репетиторами.
Как же потом его родители жалели, что впустую потратили кучу денег.
А со спортсменами всё ещё сложнее. Хорошо если ребенок отстаёт по конкретному предмету. Но ведь у него тренировки по пять раз в неделю, сборы, выезды на соревнования разного уровня, пропуск учёбы неделями. Бывает, что он месяцами не посещает школу, как при этом догонять программу?
Да и существующая программа школьного обучения составлена туманно, часто её по одному учебнику не проходят. Вот иберут с одного учебника главу, с другого. А ведь многие учебники совсем не для самостоятельного обучения.
Кроме того, теперь учителя часто не подходят индивидуально к каждому ребенку. Исходя из своей загруженности, на две ставки работают, да и низкая зарплата не является стимулом. Вот и относятся к работе формально. Поэтому спортсменам и предлагают заниматься с репетитором.
Но ведь не у всех родителей дети победители олимпиад. Много хороших, развитых, но совсем обычных детей. Богатым никогда не понять родителей, не имеющих больших доходов, но желающих «подтянуть» знания своих детей.
Да, иногда родителям так хочется обмануть природу и прыгнуть выше своей головы. У некоторых, «отрывающих» из небольшого семейного бюджета некую сумму на репетиторов это получается, если ещё у детей есть усидчивость и желание.
Но ведь в жизни сейчас чаще как?
У кого-то голова умная с самого детства и до старости. А у кого-то нет, но зато много папиных денег и «высокие» знакомые. Вот так каждый и распоряжается имеющимися у него ресурсами по своему усмотрению.

Наталья встала из-за стола и пошла на кухню, подогреть себе чай. Пока на газовой плите грелся чайник, она подошла к окну.
Густой снег шёл вторые сутки. По телевизору она слышала, что в Москве не успевают расчищать центральные улицы. Вот и в их дворе, припаркованные машины, были похожи на большие сугробы. Как тут не ошибиться, начнёшь чистить снег, а машина не твоя!
Она сегодня хотела проехать к Можайскому морю, посмотреть, как работают строители, укладывающие брус на уровне второго этажа. Но у неё возникло сомнение, что брус на двадцать будет промерзать зимой. Виктор успокаивает, что он сам купит утеплитель и покроет ими наружные стены, перед тем как оббить сайдингом, это будет дешевле, чем строить из бруса на двадцать пять.
А может лучше не ехать сегодня? Вот МЧС рекомендует водителям отказаться от личного транспорта и ехать на общественном. На улицах многокилометровые пробки, гололёд, много аварий.

Налив себе чашку чая, Наталья решила доесть «мюсли» которые с молоком приготовила себе на ужин, да так и не съела. С вечера у неё было нехорошее предчувствие, она всегда чувствовала приближение плохих событий.
Поздно вечером она не выдержала и позвонила Виктору:
-Ты чем там занимаешься?
- Собираюсь ехать в Приморский край, там подошли к границе с Китаем, а сварщики что-то напортачили. Нужно разобраться. А что случилось?
- Ты как себя чувствуешь?
- Спину прострелило и правая рука не слушается, шея наверно, сходил в поликлинику, сделали уколы, полегчало. Так что у тебя случилось, опять что-то предчувствуешь? Обо мне не волнуйся, мне стало легче. Успокойся и ложись спать.

Ночь выдалась беспокойной.
Наталье казалось, что её мама постоянно ходит в туалет, встала, проверила. Мама спала как ребёнок, лёжа на правом боку сладко посапывала. Надо же, ей восемьдесят лет, а спина не болит, ясный ум. Вот бы ей, Наталье прожить свой век без потрясений, да на своих ногах, чтобы не быть в старосте в тягость сыновьям и внукам.

Неторопливо пережёвывая кашу, Веснина взяла с края стола лежавшую там с вечера книжку-малышку Феликса Юденко.
Юрий отсканировал все экземпляры книг отца, подари их Весниным. Вместе с копиями фронтовых писем деда, и дядей, копиями книг отца, всё, как и поручил ему отец,передал Виноградову.
Наталья, отложила повесть «Взводный», открыла книгу Юденко: «И кое о чём другом или о том, что я видел», стала читать: «Было это на Чукотке, в конце мая 1960 года я зашёл в школу. Тишина, только слышно как учителя спокойными голосами объясняют новый материал, да изредка раздаются звонкие голосишки ребятишек.
С улицы вбегает Саша Рультэт и диким голосом, путая русские и чукотские слова, кричит:
- Там…Там…Там… Колючен… Там… Остров!
Вся школа вместе с учителями высыпала на улицу, а там всё население посёлка собралось. Смотрят на север. А на Севере из океанских глубин поднимается остров Колючин, тот самый остров, что находится в семи километрах от берега и виден в ясную погоду, как маленький холмик над водной гладью.
Остров поднимается и растёт на глазах по горизонтали и вертикали. Создаётся впечатление, что он будет расти бесконечно, двигаясь в сторону суши и сокрушаявсей массой всё, что встретится на его пути.
Не знаю, во сколько раз увеличился остров, но по горизонту длинна его, я думаю, составляет километров пятнадцать от края, до края.
Ясно видны горы со снеговыми вершинами, чёрные ложбины и впадины, скалы с птичьими базарами, около которыхчёрными тучами летали стаи птиц.
Полярная станция, обыкновенный рубленый домик, моторное отделение, склад ГСМ, геодезическая площадка выросли до восьмиэтажного дома. Ясно видны трубы на крышах, чётко выделяются оконные переплёты, будка с термометрами, ветряной двигатель, дождемер.
Сколько продолжалось это явление, трудно сказать, но горы стали рушиться, ломаться, разваливаться и большими глыбами, величиной со средний дом, падать в море, пробивая ледяной покров и скрываясь в воде.
Крыша полярной станции поехала, стены покосились, дом превратился в кучу мусора. Тоже самое произошло и с другими строениями.
Через некоторое время всё восстановилось.

- Однако, это землетрясение, - сказал Вася Голявье.
- Нет, Вася, будь это землетрясение, на море образовались бы волны, которые понесли бы лёд на берег. А у нас всё тихо Это что-то другое.

Опять всё стало рушиться и опять восстановилось, и так несколько раз.
Затем горы стали постепенно таять, строения станции тоже. На месте огромного острова появился туман, а ещё спустя какое-то время с неба, светившего бледно розовым жёлто-белым светом, засверкало солнце, и мы увидели настоящий остров Колючен – маленький, низенький, еле заметный, прочно стоящий на своём месте.
Увидели таким, каким всегда привыкли видеть.

Как-то раз в 1983 году, уже у нас, в Амурской областия пошёл с внуком за грибами. Иду и показываю внуку, какие бывают грибы, какие есть можно, а какие нельзя. Рассказываю, как и почему надо срезать, а не вырывать.
- Вот маслёнок, вот подберёзовик, вот подосиновик, рыжик, лисичка – это съедобные. А, вот поганка, вот мухомор – их есть нельзя.
Внук бегает, ищет, кричит:
- Дед, вот подберёзовик, вот рыжик – он красивый!

Срезаем, кладём в корзину, она постепенно наполняется, и наступил момент, когда её наполнили. Сидим на опушке среди сосен, отдыхаем, грибы перебираем.

- Дед! Мухомор! А вот поганка! Как они попали?

Думаю, что пошла наука внуку на пользу.

- Деда! Посмотри на небо. На небе солнце, над ним царская корона, а по бокам кресты.
- Нет, внучек, это электроплитка с открытым элементом, на ней сковорода, в сковородке жарится картошка, а рядом ножи, ложки, вилка.
Мираж был нечетким, расплывчатым, неясным. Начали спорить, но каждый остался при своём мнении».

Прервал чтение книги резкий звонок телефона. Наталье показалось, он такой громкий, что режет слух. Она даже вздрогнула, подняла трубку - звонила Юденко.
У Весниной выступил на лбу пот, сильно-сильно забилось сердце:
- Наташа, - сквозь всхлипывания говорила Надя, - в больнице от второго инсульта скончался наш отец, детский поэт Феликс Юденко.
Когда в шесть утра в палату вошла медсестра, она увидела Веру Фёдоровну, которая всю ночь дежурила у кровати мужа, та стояла на коленах, опустив голову на подушку рядом с головой мужа, она была уже холодная.
Мы сегодня выезжаем в Амурскую область.
Юра просил, если у тебя получится, посмотреть за строителями, когда будешь в посёлке. Там должны закончить строительство летней кухни и начать строить дом.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 23.06.2020 Владимир Винников
Свидетельство о публикации: izba-2020-2837290

Рубрика произведения: Проза -> Роман


















1