Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Стрела Каннибала


Стрела Каннибала
Я взглянул на прекрасный, сияющий предмет в руке Валеры, и у меня перехватило дыхание, а перед глазами всё поплыло от волнения. Когда Валерка протянул его мне, я нежно провёл по нему пальцами, наслаждаясь прикосновением к мягким округлым линиям.

- Валерик, - взволнованно выдохнул я, - это и правда просто прекрасно, но ты уверен, что хочешь этого?

- Денис, я ещё никогда в жизни ни в чём не был уверен так, как сейчас, - в его глазах я видел любовь ко мне, и моё бешено колотящееся сердце заныло в груди.

- Валер, ты же знаешь, что я твой, правда? И неважно, подаришь ли ты мне это или нет, я всегда буду твоим.

Наклонившись ко мне, он нежно поцеловал меня, и я буквально растаял, когда его губы скользнули к моему уху.

- Пожалуйста, Дениска, - прошептал он, - прими это... ты даже не представляешь, каким счастливым это сделает меня. Это будет напоминать тебе о том, как много ты значишь для меня.

Я погладил его по щеке и улыбнулся.

- Конечно же, я приму его. Спасибо тебе. Мне он очень нравится. И я очень люблю тебя.

Он быстро поцеловал меня, а потом протянул продавцу новый iPod Touch вместе со своей кредиткой.

- Пробейте его, пожалуйста.

Молодой человек улыбнулся и сказал:

- Конечно, мистер Русик. Если хотите, то я могу загрузить в него ваши альбомы.

Валера улыбнулся.

- Да, спасибо. И добавьте вот этот, - он протянул парню неподписанный диск и взглянул на меня, изогнув брови. А когда продавец отошёл, на лице моего любимого мужчины появилась неописуемо сексуальная улыбка.

Я охнул.

- Нет... это НЕ то, о чём я сейчас думаю?

- Возможно...

- Это не тот печально известный альбом, который настолько-секретен-что-я-только-глухим-позволяю-его-слушать?

Он усмехнулся и пробежал пальцами по волосам.

- Я всё ещё настаиваю на том, что ты никогда не просил дать тебе его послушать.

- Да, да... продолжай говорить себе это, приятель, если это помогает тебе лучше спать по ночам.

Валерка снова рассмеялся и, потянувшись, обхватил рукой мою талию и прижал меня к себе.

- Ну, теперь ты можешь его послушать, - выдохнул он и мягко поцеловал мою шею, в то время как его тёплое дыхание посылало волны дрожи по моему телу. – Ты можешь слушать его в любое время. Всё, что тебе нужно сделать, так это вставить эти крошечные наушники в твои очаровательные ушки... и нажать на «play», - кровь в венах едва не закипела, пока его сладкое дыхание блуждало по моей коже, вынуждая меня сдерживать до неприличия громкие стоны.

- Хммм... - задумчиво сказал я, наслаждаясь лёгкими, как пёрышко, поцелуями, которые он оставлял на моей шее и ключице, - как думаешь, это нормально, что этот маленький iPod становится всё сексуальнее с каждой секундой?

Его тёплые губы всё ещё кружили по моей шее...

- Дэн, я знаю, что ты что-то говоришь сейчас, но я слышу только «бла-бла-бла», - я почувствовал, как его язык коснулся моей яремной вены, и кровь с бешеной скоростью понеслась по моим венам.

Я охнул и, схватив его за волосы, с силой оторвал его голову от моей горящей шеи. Валерка заворчал и снова ухмыльнулся.

- Денис, ты что, хочешь, чтобы мои штаны взорвались из-за ОЧЕНЬ возбуждённого Друга? Потому что он серьёзно настроен выбраться из своего джинсового плена и причинить непоправимый урон.

Я подошёл к нему ещё ближе и потёрся бёдрами о его возбуждённый монстро-член, с улыбкой наблюдая, как его веки затрепетали от удовольствия.

- Ох, какие крутые слова, здоровяк, - выдохнул я, и моя рука скользнула между нашими телами и сжала его через джинсы. Валера закрыл глаза и зашипел от удовольствия.

- Мужик, - тихо предупредил он, - если ты не хочешь, чтобы я кинул тебя на прилавок и заставил выкрикивать моё имя, пока ты не потеряешь голос, я настоятельно советую тебе отойти от моего разъярённого члена.

Я поцеловал его и отступил в сторонку, когда увидел, что возвращается продавец.

- Малыш, можешь заставлять меня кричать, сколько твоей душе угодно, - прошептал я. – Может, попробуем ролевые игры? Ты будешь собой, а я - кричащим.

Валера застонал от отвращения, и я захихикал:

- И вот она, узрите! Воображаемая картина, способная опустить самый твёрдый стояк.

Продавец протянул мне мой iPod со словами:

- Мистер, полагаю, он ваш.

Я улыбнулся про себя.

Он только что назвал меня «мистер». Обалдеть.

Я быстро положил плеер в карман, поборов желание тут же послушать альбом Валерки. Я знал, как моё тело реагирует на песни Валерика, и, поскольку мне не хотелось загреметь за решётку за неприемлемое поведение на публике, я решил, что лучше подождать момента, когда мы окажемся в более приватной обстановке, чтобы я смог раствориться в звуках его голоса.

Валерка подписал чек, мы поблагодарили продавца, и вышли из магазина.

Пока мы шли по улице, Валера обнял меня за талию и запустил руку в задний карман моих джинсов. Я улыбнулся про себя и сделал то же самое, обхватив ладонью его безупречный зад. На его лице тут же появилась удовлетворённая ухмылка.

- И что за мыслишки бродят в твоём извращённом мозгу, Русик? – игриво поинтересовался я.

Он бросил на меня взгляд, и его улыбка стала ещё шире.

- Просто думаю о том, как же здорово идти по улице с таким потрясающим и до ужаса сексуальным парнем.

Моё сердце до сих пор пропускало удар каждый раз, стоило ему назвать меня своим парнем. Я никогда не думал, что предстану в таком качестве. И, уж тем более, не мог представить себя рядом с таким невероятным мужчиной, как Валерий Русик. Я сжал руку, что лежала на его потрясной заднице, и улыбнулся ему.

- Ну, это, я бы сказал, самая лучшая вещь, которую сказал мне сегодня мой богоподобный парень с невероятно сексуальным задом.

Он рассмеялся и притянул меня в свои объятия, игнорируя взгляды, которыми одаривали нас прохожие.

- Дэн, как, чёрт возьми, мне могло так повезти? Нет, правда, такое везение надо запретить законом...

Наклонившись, Валера мягко поцеловал меня, и по моему телу тут же разлилась знакомая тёплая волна. Я глубоко вздохнул, наслаждаясь уникальным ароматом его тела, и мои губы, словно по собственной воле, стали двигаться в унисон с его губами, а руки скользнули в его волосы.

Боже мой, он просто невероятный.

Его руки сжались вокруг моей талии, едва наши языки соприкоснулись, и я удовлетворённо застонал.

Никогда не устану от ощущения, которое дарят мне губы этого мужчины. Никогда мне не надоест, как его руки исследуют моё тело. И, определённо, никогда не наслушаюсь этого сладкого для моих ушей звука, который вырывается из его груди, когда наши тела слепляются вместе, как две половинки одного целого.

Он притянул меня ещё ближе к себе, и на этот раз мы оба застонали.

Внезапно, моё паучье чутьё заставило меня отстраниться от Валерки. Обернувшись, я увидел, что мы собрали вокруг себя небольшую толпу. И, что самое неприятное, на наши раскрасневшиеся лица сейчас были направлены десятки камер мобильных телефонов.

Валера вмиг посерьёзнел и окинул взглядом зевак.

- Здесь нечего смотреть, народ, - сказал он своим лучшим голосом а-ля Оби Ван Кеноби и начал размахивать руками, точно спятивший Дэвид Коперфилд. – Можете уже заниматься своими делами. Идите своей дорогой.

Никто не двинулся с места. Скажу больше: многие останавливались, чтобы поглазеть на сумасшедшую рок-звезду и его супер-смущённого, краснеющего друга.

Я взглянул на всё увеличивающуюся толпу и увидел, что некоторые люди улыбаются.

Я схватил Валеру за руку и быстро потащил за собой.

- Пойдём, Вэл, - твёрдо сказал я.

- Слушайте, Ваше Высочество, - резко сказал он, волочась позади меня – о Господи, началось – давай проясним кое-что. Я принимаю приказы только от одного человека – от себя самого.

Я бросил на него сердитый взгляд, отчаянно стараясь не улыбаться.

- Ты же понимаешь, что ведёшь себя как идиот, да?

Он нахмурился, и во мне всё задрожало.

- Следи за языком, мальчишка, иначе тебя ждёт наказание дома, - я захихикал и дёрнул его за руку. Валерка только раздражённо вздохнул. – Никакое вознаграждение не стоит этого.

- Не могу поверить, что мой парень помешан на «Звёздных воинах», - хихикнул я, пытаясь игнорировать бушующие в крови гормоны, которые с каждым шагом, приближающим нас к отелю, готовы были сорваться с цепи.

Валера в ужасе охнул.

- Может, Вы предпочтёте отправиться обратно в камеру, Ваше Высочество? – негодующе спросил он.

В ответ я только фыркнул:

- Валер, прекрати. Люди же смотрят.

Он помахал зевакам, в то время как я продолжал тянуть его к отелю.

Чёрт бы побрал его чудоковатую сексуальность!

Я затолкал его в лифт и, прижав к стене, быстро провёл пропускной карточкой пентхауса по датчику и впился в его губы ещё до того, как двери лифта закрылись. Обхватив руками мою талию, он с энтузиазмом ответил на мой поцелуй. Его язык скользнул мне в рот, и я с наслаждением принял его, а потом погрузил руки в волосы Валерика и с силой потянул, упиваясь полным вожделения стоном, сорвавшимся с его губ.

Когда двери лифта открылись, наши стоны эхом отразились от стен огромного пентхауса. Валера схватил меня за задницу, и я обвил ногами его талию. Пока он заносил меня в номер, я лихорадочно расстёгивал пуговицы на его рубашке, а когда он усадил меня на обеденный стол, я рывком сорвал ненужный кусок материи с его плеч.

- Денис, - застонал он, стягивая с меня джинсы. – Не думаю, что дотерплю до спальни.

Я принялся расстёгивать его джинсы, в то время как он расправлялся с моей футболкой и майкой под ней.

- Эм... да... мне, если честно, всё равно, - чуть дыша, пробормотал я.

Внезапно, мы уже оба были обнажены, и я с восхищением любовался тем, как он натягивает презерватив. Каждая моя частичка тянулась к нему, и, стоило ему закончить своё дело, я тут же потянулся к Валере. Я подвинулся к краешку стола, в то время как Валерка расположился между моих бёдер и обнял меня одной рукой, в то время как вторая принялась ласкать мою грудь. Я жадно поцеловал его, отчаянно нуждаясь в том, чтобы ощутить его вкус, почувствовать его в себе.

- Валерик... - застонал я, не в состоянии больше выносить расстояние между нами.

Он притянул меня к себе, и я охнул, когда он вошёл в меня, заполняя ноющую пустоту во мне.

- Боже, Денис...

Я больше не ощущал пустоты... только завершённость, безмятежность. Словно я вернулся домой.

Он начал двигаться во мне, и каждая клеточка моего тела, казалось, вот-вот взорвётся от наслаждения, а когда он прижался к моим губам, я громко простонал, крепче прижимаясь к его великолепному телу. Валера прервал поцелуй и, тяжело дыша, внимательно посмотрел на меня.

- Я люблю тебя, - мягко выдохнул он, и моё сердце едва не взорвалось.

- Я знаю.

Двадцатью минутами, одним душем и двумя оргазмами спустя я проводил Валерку к лифту и поцеловал на прощанье.

- Как собираешься провести следующие четыре часа? – спросил он, поглаживая меня по волосам.

- Ну, - начал я, проводя по его лицу кончиками пальцев, - у меня есть iPod, в котором полным-полно сексуальных песен, поэтому, наверное, я просто прилягу и представлю, что мой восхитительный парень рок-звезда поёт их только для меня.

Он улыбнулся, и я заметил, что он очень взволнован тем фактом, что я, наконец, услышу эти песни. Но он постарался сделать вид, что ничего такого не происходит.

- Да уж... ну, звучит до ужаса занудно, но если уж тебе очень хочется...

Я провёл по его бровям, и он с блаженным вздохом закрыл глаза.

- Мы ещё увидимся сегодня днём? – тихо спросил я.

- Да, у меня приём у доктора, а потом нужно подъехать на студию, послушать финальную обработку песен, - скорчив гримасу, сказал он. – Я бы позвал тебя с собой, но, боюсь, ты впадёшь в кататонический ступор от скуки.

Я рассмеялся. Как будто мне когда-нибудь может стать скучно рядом с ним. Даже если бы он читал вслух несчастный телефонный справочник, мне бы это показалось самым красочно описанным произведением из всех, что когда-либо были созданы.

- Всё нормально, - спокойно ответил я. – В последнее время у меня не было возможности просто отдохнуть в одиночестве, так что перемена обстановки мне не повредит.

Валера театрально охнул, и на его лице появились самые что ни на есть фальшивые эмоции.

- Я не понимаю, Денис, что ты хочешь этим сказать?

Я решил подыграть ему и, отведя взгляд, приложил руку к голове.

- Ох, Валер, ты прекрасно ЗНАЕШЬ, что я имею в виду... не заставляй меня произносить это вслух.

Он взволнованно выдохнул.

- О, Боже, нет... кажется, я действительно знаю, что ты хочешь мне сказать, - втянув в грудь побольше воздуха, он выпрямил спину и сказал: – Я надоел тебе, так ведь? Ты больше не хочешь, чтобы мы были вместе. Это именно то, что ты пытаешься сказать мне, да, Денис? СКАЖИ, ЭТО ТАК?

Едва сдерживая улыбку, я выпалил в ответ:

- Да, ты не ошибся, Валера! Ты меня просто достал! Вот, я сказал это, теперь ты доволен? Меня тошнит от твоей невероятной привлекательности, твоей запредельной сексуальности и твоего выбешивающего совершенства.

Вот так вот! А вы что думали? Я знаю, как обращаться со словами!

Нижняя губа Валерки задрожала, и у него перехватило дыхание. Он принялся обмахивать разгорячённое лицо обеими руками, а стоило ему заговорить, его голос стал выше на две октавы.

- О, Господи, ты меня бросаешь? Ты это хочешь мне сейчас сказать? Чёрт, то есть ты совсем-совсем меня бросаешь, так получается? О, Боже мой, кажется, я не могу дышать...

Тут мы не выдержали и расхохотались, но сердце на мгновение отозвалось болью, прорвавшейся сквозь смех. Когда мы оба успокоились, я сказал:

- Да... давай больше не будем шутить на эту тему. Это вообще нисколько не смешно.

Валера кивнул.

- Полностью с тобой согласен.

Он быстро поцеловал меня, а потом нажал на кнопку вызова лифта.

- До встречи, красавчик, - нежно сказал он, уже стоя в лифте, и его лицо озарила невероятно прекрасная улыбка.

Двери лифта начали закрываться, и я попытался запомнить эту улыбку.

- Да, до встречи.

Господи всемогущий и все его святые... я умер и попал в рай.

Я лежал на диване в своём халате и, в полудрёме, наслаждался великолепием музыки Валеры. Это просто взрыв мозга. Его стихи, поэтичные и глубоко личные, просто потрясали, а музыка, словно гипнотическая ленточка, проникала в мой мозг и, опоясывая по пути мои мечты и воспоминания, крепко оплетала центр удовольствия.

Я и раньше слышал, как он поёт, и это было непередаваемо прекрасно... но теперь, когда я мог ТОЛЬКО слушать его, не отвлекаясь на безукоризненную картинку... это было изумительно. В смысле, я знаю, почему люблю его. На это есть миллион различных причин. Я люблю его за сияющие улыбки, предназначенные только для меня; люблю за то, что он спас меня, в то время как сам отчаянно нуждался в спасении; люблю за его несравненное чувство юмора, за его страсть, за любовь ко мне... Но только в этот момент я, наконец, осознал, почему все остальные любят его.

Он околдовывал.

Слушая его альбомы, я замечал, как менялась его музыка. Его ранние песни были жестокими и мучительными – жёсткие аккорды и пронзительные мелодии сталкивались друг с другом, становясь фоном для его рычащего голоса. В этой музыке я чувствовал его беспокойство, желание убежать как можно дальше от своих проблем и просто забыться.

Второй альбом был чуть менее буйным и беспокойным, он был более разноплановым в музыкальном плане – песни были то непокорно-бунтарскими, то спокойными. Я заметил, что в этом альбоме его голос стал более... значительным, словно на нём отпечаталась вся тяжесть его жизни.

А затем я услышал его последний альбом, тот, который ещё не был доступен для широкой публики. Он отражал непоколебимое стремление и жажду перемен, и даже уверенный, твёрдый голос Валеры не мог скрыть нотки надежды, поблёскивающие в его песнях.

Он записал этот альбом незадолго до того, как мы встретились, и в этот момент я подумал о том, каким будет его следующий альбом. Как наши отношения повлияют на его музыку?

Я хихикнул, представив, каким может быть альбом, состоящий из песен о наших задницах и никогда-не-опадающем-члене.

Хмм... возможно, мне удастся убедить его написать парочку порнографических песенок только для меня.

Внезапно чья-то сильная рука зажала мне рот, и меня прижали к дивану. Я ощутил острую боль в шее и распахнул глаза, когда до боли знакомая вонь коснулась моего носа.

Господи, нет, только не это... НЕТ!

Я закричал в его грязную ладонь, когда заметил огромный охотничий нож, который он приставил к моему горлу.

- Привет, малыш Дэн, - выдохнул он, и я весь сжался от ужаса. – Давно не виделись...

Мой тёмный Бог и повелитель
К тебе приду я не таясь.
Во мрака хладную обитель
Вступлю я, мой багряный князь.

В твоих глазах века мгновений,
Тоска - протяжный чайки крик.
И тайным знанием знамений
Овеян твой точёный лик.

Твой рот кровав во мраке ночи
И взгляд, как острие меча,
Но кто пришёл к тебе, не хочет
Себе другого палача.

И неизбывные печали
И беды, коим нет числа
Всё множили и повторяли
Твои кривые зеркала.

Но верю: на исходе века,
В конце тернистого пути
Простое сердце человека
Забьётся вдруг в твоей груди.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 22.06.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2836534

Рубрика произведения: Поэзия -> Драмы в стихах


















1