Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Хищники и жертвы.



Отрывки из романа «Симфония дикой природы».



«Олень и волк по разному понимают слово справедливость и равенство. Природа так устроена, что олени всегда жертвы, а волки всегда хищники. Если перефразировать известную поговорку, то получается свирепый афоризм: «Для чего хищники? Для того, чтобы жертвы не дремали!»

…Свинцовая вода в реке переливалась и шумела на перекатах…Прохладный ветер, ещё с ночи гнал по низкому небу серые тучи. Лес неприветливо шумел вокруг и где – то, в чаще тревожно поскрипывала полу сломанным стволом, наклонённая к земле, сухая осина…
Выйдя из густого темнохвойного леса, молодой лось прошёл по берегу, оглядываясь и прислушиваясь, и остановился на галечном берегу небольшой, неглубокой речной заводи…

Плоская часть открытого берега, в весеннее половодье заливаемая водой, была покрыто зелёной травкой и цветочками, горящими среди серо – зелёной пожухлой травы ало- красными капельками чуть удлинённой формы. Рядом, шумела быстрым течением, холодная, стального цвета вода и по небу ползли тёмные, ватно–влажные облака…
Постояв на обдуваемой прохладным ветерком щебёнчатой косе, молодой лось, медленно шагая своими нескладными, длинными ногами с черными копытами и серой жесткой шерстью на их внутренних поверхностях, подошёл к воде.
Остановившись перед заливчиком, долго стоял и слушал тишину наступающего вечера, поводя нескладной большой, горбоносой головой, шевеля длинными ушами, разворачивая их как локаторы, в сторону неожиданно громко плеснувшей речки или тихо треснувшей ветки под ёлками.
Наконец Зверь, словно решившись, не торопясь, почти по брюхо вошёл в воду и стал не спеша пить, булькая животом, в котором вода переливалась, как в большой кожаной бочке…

Напившись, молодой лось поднял голову, вновь осмотрелся, прислушался и только после этого вышел на берег, громко ударяя острыми копытами по камешкам. Не доходя до леса несколько шагов, он решил чуть подождать, не покидать продуваемого ветром берега и насладиться отсутствием комаров и лосиных клещей, которых в лесу сегодня было, как никогда много…
Эта его пятиминутная остановка и стала причиной всех трагических событий, развернувшихся вскоре, на берегу таёжной безымянной речки…

… Стая волков, состоящая из волчицы, матёрого и четырёх полугодовалых щенков, после днёвки в болоте, на невысоком, сухом бугре густо заросшем молодым ивняком и кустарниками жимолости, поднялась и вслед за волчицей мерной рысью, растянувшись цепочкой направилась к реке. Последним шёл матёрый, заметно отличавшийся своими размерами и большой гривастой головой. Казалось, что она росла из самого туловища, без шеи. Он переставлял ноги в два раза медленнее, чем щенки, но ступая широко, не отставал и даже временами обгонял стаю. Иногда, остановившись и что то вынюхивая, матёрый после остановки быстро догонял стаю.
Пройдя берёзовый распадок поперёк, волки вышли на звериную тропу и волчица, замедлив ход, высоко поднимая голову несколько раз понюхала ветки на обочине. Учуяв, совсем недавно прошедшего здесь лося, напружинившись, она коротко рыкнула и молодые волки, подтянувшись поближе, тоже стали тоже принюхиваться…

Волчица, определив направление запаха, перешла на неспешный галоп и замелькала серой, с чёрной полосой по хребту, спиной, среди хвойной зелени и склонив голову к земле поскакала по звериной тропе, которая вошла в густой ельник и чуть повернула в сторону речки…
Полого отклоняясь, всё больше и больше влево, тропа вдруг вынырнула из чёрно-зелёного ельника на открытую поляну берега и волчица, отчётливо увидела стоящего метрах в семидесяти впереди молодого лося с небольшими, плоскими раздвоенными рожками на нескладной голове и волосяной серёжкой, висящей на тонкой ещё шее. Лось успел перелинять и потому был почти черным, с короткой шерстью на брюхе и на внешних сторонах ног, отросшей чуть подлиннее только на загривке…

Матёрый задержался, приотстал вынюхивая свежий лосиный запах оставленный на тропе, когда этот же запах, несильный порыв ветра принёс почти с противоположной стороны…
Матёрый волк резко свернул с лосиной тропы и напрямик, перепрыгивая через ягодниковый кустарник и проскальзывая под низко растущими еловыми ветками, устремился к берегу реки, который он за годы жизни в окрестных лесах знал хорошо…

Лось боковым зрением заметил у себя за спиной движение серых быстрых теней и сорвавшись с места, в галоп помчался к спасительному ельнику, в противоположную от реки сторону...
На границе еловых зарослей, стояла большая разлапистая ель. И только лось поравнялся с ней, как откуда то сбоку, из под ели, стрелой в его сторону метнулась ещё одна крупная серая тень и оттолкнувшись сильными задними лапами, в прыжке, матёрый, бежавший лосю наперерез, вцепился длинными белыми клыками в левое заднее стегно лося…
От сильного удара, зад крупного зверя занесло в сторону, но он удержался на ногах и мощно оттолкнувшись, сбросил с себя опытного хищника и помчался дальше. Волк, однако, успел клацнуть зубами и почти вырвал из бедра большой кусок мышцы, которая повисла на коже и стала болтаться на бегу причиняя лосю сильную боль…
Кровь почти тотчас же хлынула из раны и залила , промочила шерсть на ногах и на брюхе зверя…
В ельнике было тесно для крупного зверя и услышав, что волки настигают его с азартным взвизгиванием, он вновь свернул в сторону реки…
Выскочив на берег, лось стуча копытами проскакал до воды и так же широко и мощно прыгая, поднимая тучи брызг, наперерез течению, задевая копытами глубокое дно остановился, оставив волков позади, на берегу. Вода после лося окрасилась кровью и течение унесло эти бурые разводья вниз по реке…

…Медведица не торопясь, вперевалку, перешла полусухое болото и вслед за ней, из береговых кустов появились медвежата и наперегонки, словно два круглых мячика, покатились по болотистой осоке толкаясь и похрюкивая от щенячьего восторга…
Весёлая компания перешла через открытое пространство и вошла под полог густого лиственного леса. Заросли папоротника скрывали медвежат и только мохнатая спина медведицы была видна среди зелени, не торопясь «плыла» среди моря травы. Изредка заботливая мамаша останавливалась, поднимала лобастую голову над зарослями и поджидала деток, посматривая вокруг и прислушиваясь…

…Неожиданно вышли к реке и спустившись с невысокого берега к воде, звери вошли в воду и долго пили отфыркиваясь, лакали, капая влагой с намокшей шерсти. Вдруг медведица учуяла запах свежей крови, принесённый ветерком вдоль поверхности реки…
Она рыкнула и медвежата по этой команде выскочили на берег и вертя головами, начали тревожно осматриваться. Медведица, необычайно проворно, по прямой, вспрыгнула на берег и поводя влажным, чёрно блестящим носом определила направление, откуда по ветру прилетел запах.
После, все трое, выстроившись походным порядком, идя вдоль берега против течения, направились к источнику запаха, которым был раненный волками лось…

В полу километре от медвежьей семейки, он стоял в реке почти по брюхо в воде, а с двух сторон теснилась, иногда нетерпеливо вбегая в воду, волчья стая, догнавшая раненного зверя. Молодые повизгивали от азарта, с брызгами заскакивали в быструю воду и тогда лось, мотая рогатой головой делал угрожающие движения в их сторону…
Матёрый и волчица не спешили, лежали на берегу и не отрывая пристального взгляда серо – жёлтых глаз от жертвы, изредка облизывали розовыми, тонко - плоскими языками белые, острые зубы…

Крупные, с чёрно блестящим оперением вороны, увидели происходящее случайно, пролетая над речной долиной и тут же, расселись на вершинах елей. Наблюдая за развитием событий они коротко, но возбуждённо переговаривались, а точнее каркали, обмениваясь впечатлениями о происходящем на берегу…

… Медведица с медвежатами вышла на прибрежную галечную косу и увидев лося, стоящего посередине, направилась в его сторону. Волки вскочили засуетились, повизгивая и вздыбив шерсть, чуть отбежали подальше от реки, но продолжали наблюдать за лосем…

Медведица была раза в два крупнее матёрого и потому, последний скаля белые клыки , визгливо рыча от раздражения тоже отошёл чуть в сторону. Медвежата, один из которых был необычно светлого серо-коричневого цвета, а второй тёмно коричневый, теперь, видя столь необычайное скопление зверей, испуганно жались к матери, которая заняв позицию ближнюю к лосю, стояла неподвижно, нюхала воздух высоко поднимая голову и казалось, вовсе не глядя на раненного зверя…
Она попробовала напасть на лося, но тот чуть перешёл с места на место и медведица покрутившись на берегу, боясь оставлять медвежат одних рядом с волчьей стаей, недовольно рявкнула и медленно удалилась в лес, оставив зверя на растерзание волкам…

Прошло несколько часов…
Лось ослабленный потерей крови и часами стояния в ледяной воде – умирал…
Зверь уже несколько раз падал в воду, но проплыв несколько метров по течению, вновь поднимался на ноги… Постепенно он выходил из реки всё больше и всё ближе к нему подкрадывались волки…
Наконец он лёг, прямо на неглубокой отмели, повернув большую горбоносую голову с крупными, тёмными глазами в сторону берега.
Первым к нему подлетел чёрный ворон и по кромке берега, как то боком, готовый в любой момент улететь, подпрыгал почти вплотную к печальной голове молодого лося и заглянул к нему в глаза…
И увидел в них знак смерти…

Но умирающий зверь собрал последние силы и поднял голову. А испуганный ворон сердито каркнул и отлетел в сторону, где на него резко бросилась волчица и клацнула зубами в нескольких сантиметрах от хвоста. Ворон взлетел на всякий случай повыше и ещё долго возмущённо каркал, осуждая такое вероломство.
Медведица с медвежатами на время покинула берег и волки оцепив лося полудугой, сантиметр за сантиметром приближали происходящее к развязке… Лось лежал в мелкой воде, головой вперёд, в сторону подступавших волков…
Наконец матёрый, видя, что молодой лось уже не может поднять голову, напрягся и крадучись, мелкими шажками стал подходить всё ближе и ближе к обездвиженной жертве. Глаза лося, после долгих мучений от боли и страха, уже затуманились равнодушием смерти…

Но он всё ещё был жив, когда вожак волчьей стаи вдруг коротко рыкнул и прыгнул вперёд в мелкую воду, вонзил клыки в незащищённую шею и стал рвать лося, мотая головой из стороны в сторону, намертво вцепившись в горло. Остальные волки, словно по неслышной команде, тоже кинулись, набросились на умирающего зверя поднимая брызги и на какое - то мгновение, почти закрыли своими серыми телами чёрного лося…

Через минуту всё было кончено и лось умер, а оголодавшие волки принялись терзать, рвать жертву, отдирая от туши куски мяса и слизывая кровь, проступающую на месте глубоких ран и разбавленную водными брызгами…
Незаметно, из лесу вышла, возвратилась медведица и медвежата. Они, насторожившись и вздыбив жёсткую шерсть, по касательной подошли к туше убитого волками лося и волки, ощерившись и утробно рыча, скаля зубы и поджимая хвосты, медленно отошли от полурастерзанного зверя…

Медведица, заметив, что матёрый слишком близко подошёл к медвежатам, вдруг сорвалась с места и рявкая на каждом прыжке отогнала волка подальше, после чего озираясь и порыкивая приблизилась к окровавленной туше и лизнув кровь, сильными челюстями вцепилась в основание задних ног и упираясь лапами вытащила тяжёлую тушу на берег…
Затем, вырвала кусок плоти из безжизненного тела и оттащив мясо по галечному берегу подальше, принялась есть…
Медвежата копошились тут же, может быть впервые в своей жизни пробуя свежее мясо с кровью…

Наконец наевшись и не рискуя больше раздражать долгим ожидание, насторожённых, лежащих невдалеке волков, медведица вновь рыкнула и медвежата опасливо косясь в сторону серых разбойников, вплотную за матерью ушли в ельник и отойдя несколько сот метров легли отдыхать, старательно облизывая мордочки…

Воспользовавшись суетой, несколько воронов слетели с окружающих отмель деревьев и переругиваясь, каркая и стараясь держаться от вожака - ворона на расстоянии, стали клевать окровавленную тушу убитого зверя…
Волки вновь бросились на свою жертву и испуганные вороны с криками негодования взлетели и вновь уселись на ветках тёмных елей, беспрестанно и злобно каркая…

Привлечённые карканьем из лесу вышел ещё один медведь и увидев сцену пиршества, валкой рысью кинулся на волков, которые теперь уже обозлённые голодом и долгим ожиданием, вздыбив шерсть на загривках и почти на прямых, негнущихся лапах окружили пришельца и рыча, почти взлаивая, бросались молниеносно на крупного медведя по два - три одновременно, кусая его за зад и за лапы…
Соперники завертелись, закружились в поединке и неизвестно чем бы эта схватка закончилась если бы медведь, недовольно рявкая не отступил, теснимый сплочённой стаей…
Наконец - то волки получили возможность насладиться плодами своего разбоя…

Они вгрызались во внутренности, разрывали толстую кожу на брюхе, отрывали мясо от костей и завладев крупным куском оттаскивали его в сторону и лёжа, уже не озираясь и не вздрагивая ушами, насыщались…
Поедание жертвы длилось долго и как - то незаметно из лесу приблизился и принял участие в трапезе ещё один, молодой медведь. Он подошёл осторожно, боком, подняв шерсть на загривке. Но видя, что волки заняты едой, устроился с дальнего краю и стал рвать и кромсать острыми молодыми зубами мясо на левой задней ноге…

Волк и волчица, с большими кусками мяса перед собой, поедали его в нескольких шагах от туши, а молодые были не настолько агрессивны и готовы к схватке, чтобы пытаться отогнать медведя от туши. Казалось, что молодые звери на время заключили перемирие понимая, что в этот раз мяса хватит всем...
Наконец медведь перегрыз сухожилия и оторвав ногу от туловища поволок ее по камням в сторону темнеющего стеной ельника…

Молодые волки отяжелев, с вздувшимися от большого количества съеденного мяса животами, по одному отходили от туши облизывая окровавленные морды и устраивались под деревьями, вокруг матери - волчицы. Матёрый лёг чуть в стороне и задремал, время от времени поднимая тяжёлую голову и оглядывая окрестности…

Наконец-то настало время для воронов. Они, планируя, всей стаей один за другим слетели с деревьев, расселись вокруг разорванной на клочки туши по периметру окровавленных остатков и начали, своими сильными, чёрными клювами отрывать кусочки мяса. Раз за разом, между ними возникали короткие драки из - за лакомых кусочков и только вожак вороньей стаи ел то, что хотел, а при его приближении, другие вороны испуганно отпрыгивали в сторону или даже на время взлетали, уступая место сильнейшему, помня силу и остроту его клюва и когтей…
Вскоре наступили сумерки, за ними пришла ночь и темнота скрыла детали трагедии, которыми полна жизнь дикой природы!

2000-ные годы. Лондон. Владимир Кабаков

Остальные произведения Владимира Кабакова можно прочитать на сайте «Русский Альбион»: http://www.russian-albion.com/ru/vladimir-kabakov/ или в литературно-историческом журнале "Что есть Истина?": http://istina.russian-albion.com/ru/jurnal





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 22.06.2020 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2020-2836438

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1