Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Холщовая сумка.


Говорят, что старость дается человеку как награда, немногие до нее доживают.Может быть.
Но многим ли как награда?
Тогда, в советские времена, мы были молоды и об этом не задумывались, а до пенсии каждый и не мечтал дожить, это казалось так далеко и нереально.
- Аа, не все доживают до старости, - думали многие и не заморачивались тем, как живут старики, что меняется в их жизни. Может становятся старыми, надоедливыми и нам не очень с ними хочется общаться? Но жизнь так устроена, что ты запустил в пространство вселенной, то и получил. А любовь к родителям, забота о них – святое чувство, которое должно передаваться в каждой семье по наследству.

Мы познакомились при осмотре дома. Старинная мамина приятельница продавала свой дом довольно недорого, в центре города и мы решили посмотреть его. Двери нам открыла бабушка, в беленькой косыночке, стройная, улыбчивая и добрая, на вид ей было около восьмидесяти лет.
И домик у нее был светлый, чистенький, небольшой. Желтенький, с узорчатыми наличниками. Она провела нас по комнатам, все показала, и старинные кровати в спальне с кружевными подзорами, и высокие подушки, и кружевная накидка на них, связанная самой бабушкой еще в молодости – все было красиво, чистенько, с любовью убрано. И, как в те времена полагалось- фотографии родственников на стене.
- Вот муж мой, Иван,- говорила она.
- Жили дружно, душа в душу, жалел он меня, тяжелую работу по дому на себя брал, слова грубого от него не слышала, золотой человек был, сказала она прижав руки к груди и подойдя к портрету мужа.
- Да забрала его война, как ушел на фронт, вскоре и похоронку получили. Вот и пришлось мне с двоими сыновьями как-то выживать , и траву разную варили и лепешки кукурузные за счастье были…
- Да что и говорить, всем пришлось в Великую Отечественную несладко, и на фронте, и в тылу. А ребята у меня молодцы, и выучились оба, теперь свои семьи, дети, но и меня не забывают, вот зовут к себе,- с улыбкой сказала она.
Потом бабушка Павлина говорила о том, что одной уже сил нет следить за домиком, сын старший, Василий, к себе забирает, в Ригу.
- Он у меня полковник в отставке! - гордо сказала она, наливая нам чай в белые чашечки с золотой каемочкой и ставя на стол свежее, прямо из духовки, горячее песочное печенье, в то время в тесто добавляли вытопленный свиной жир и вырезали формочки стаканом, так это печенье и называлось раньше - бабушкиным.
-Так вот, продолжала она, ждет он очереди на двухкомнатную квартиру в Риге, скоро получит, и на меня жилплощадь дадут в его квартире,- с гордостью сказала бабушка Павлина.
Поговорили мы немного обо всем, да и ушли.
Домик понравился, но с деньгами не получалось и вскоре мы уже поняли, что нам не освоить покупку и на том распрощались с бабушкой.
Прошло какое-то время и моя мама рассказала о том, что бабушка Павлина продала свой домик и уехала к сыну в Ригу. Мы все порадовались за нее, мечты бабушки сбылись, и это приятно.
Жизнь течет своим чередом, незаметно пролетело около двух лет, и вдруг из рассказа матери мы узнаем, что эта солнечная, добрая бабушка вернулась из Риги.
Получив новую квартиру сын с невесткой посчитали, что бабушке пора в теплые края, домой.
А дома у нее уже и не было. Да и денег тоже совсем немного осталось. Деньги с продажи дома отдала она старшей внучке:
- Внучке нужнее деньги, в Находке живет, дети малые у нее.
Ведь что нужно родителям да бабушкам и дедушкам? Чтобы дети и внуки жили счастливо, чтобы все у них было.
- А мы, старики, и так хорошо живем,- говорила бабушка Павлина улыбаясь.
- Главное, чтобы войны не было.
Делать нечего, сняла бабушка Павлина квартиру в своем городке частную, стала жить, никого не виня.
А рядом еще сын есть, Феденька, в детстве робкий был да болезненный, но ничего, Бог миловал, перерос, повзрослел, а теперь, когда уже мать старой стала, сам уж немолодой, но помня сыновний долг, взял мать к себе жить, в квартиру.
- Квартира просторная, трехкомнатная, государство бесплатно выдало ему квартиру, работал долго на заводе, даже меня у себя прописывал, чтобы получить квартиру побольше - рассказывала бабушка подруге…
- Семья у него небольшая: жена, да дочь семнадцати лет, - проговорила она.
- Всем места хватит!-- решил Федор.
Но дочь наотрез отказалась жить с бабушкой в одной комнате.
- Фи!- сказала она – от бабушки прет лекарством, противно!
В зале бабушка тоже мешала, телевизор вечером уже не посмотришь, ей рано спать надо ложиться. Перевели в кухню, на раскладушку. Но и там бабуля оказалась лишней:
-Ночью и на кухню воды попить не пройдешь,- ворчала невестка.
Не споря, ушла бабушка Павлина снова на квартиру, да стала кое-как из пенсии выделять деньги на оплату, а на еду уже почти ничего и не оставалось.
Возмутились тогда соседи, давно знали бабушку, а видят, одинокая да бездомная стала она на старость лет. Обратились к депутату, стали хлопотать о том, чтобы ее в дом престарелых определить. А закон тогда такой был- раз дети есть, не берут таких в дом престарелых.
Но никто не учитывал, что старики, как ненужные игрушки, тоже бывают брошенными…
В общем, добивались соседи долго, но все же определили бабу Пашу в дом престарелых,
поместили ее в комнату, где жили еще четыре человека.
- Да это ничего, - говорила бабушка Паша, мы там все одинокие, уживемся.
А потом наступили девяностые… Безработица, исчезли продукты с прилавков, началось переселение народа, каждый старался найти себе место уже в другом времени.
Уехали и мы в поисках работы и лучшего. Жизнь опять шла своим чередом и через год мне нужно было съездить в наш родной городок по неотложным делам.
И вот, по просьбе моей мамы, которая тоже жила теперь вместе с нами , я, приехав в родной город, вскоре навестила бабушку Пашу в доме престарелых.
Времена были голодные, поэтому я постаралась накупить побольше продуктов и повезла их бабушке Паше.
Ехать пришлось на край города, а потом еще долго идти пешком. Дом престарелых из=за поворота появился внезапно, он выглядел серым и мрачным, на окнах не было занавесок, здание требовало ремонта, и, подходя ближе, было ощущение одиночества и нищеты в нем. Было непонятно, как живут люди в таком мрачном, заброшенном месте.
Но, наконец, войдя в здание и вызвав бабушку Пашу, я осталась ждать в коридоре. Пока я ее ждала, из комнаты напротив вдруг вышла низкорослая старуха в каких-то отрепьях и зло прошипела мне в лицо:
- Что, бросили бабку на произвол судьбы?
- Уж год как здесь баба Паша, а не весточки, ни привета. Что же вы за люди такие? !!
- Тоже мне, родственнички!- злобно произнесла она.
- Ждет она вас , все выглядывает. Хоть бы корку хлеба принесли, здесь старики от голода помирать стали, как настала перестройка.
На ее колкие слова я ничего не ответила, оправдываться и говорить, что я бабушке не родня, я не стала.
И тут появилась бабушка Паша, как и раньше, с доброй улыбкой, с влажными от радости глазами. Мы пообщались, рассказали друг другу новости о близких.
- Ты знаешь, мне здесь хорошо, приходят и дети, и внуки проведывать, и продукты приносят.
- Пусть Господь хранит их, - перекрестившись сказала она.
- А старший, Васенька, из Риги пишет теплые письма, тоже приехать обещал.
- И у Феденьки все хорошо, тоже приходит. И внучка уже взрослой совсем стала, хорошо все у меня, да и в доме престарелых кормят .
- Я рада, что у детей все ладится!- проговорила бабушка Паша, незаметно смахнув слезу.
Она взяла большую часть продуктов, которые я принесла, и, бережно прижав их к груди, осторожно унесла…
Вернулась бабушка Паша быстро, в руках у нее была старенькая, но чистая холщовая сумочка с ручками, она принесла ее, чтобы еще положить туда продукты, бабушка открыла самодельно сшитую сумочку, на дне ее были сухие крошки хлеба. Бабушка Паша дрожащей рукой быстро собрала крошки в руку, поднесла их ко рту и с жадностью съела.
Потом, как бы опомнившись, и извинившись, она сказала, что крошки старики сушат на батарее и когда немного хочется есть, их съедают
- Во время войны было тяжело накормить голодных детей, не было хлеба, ели лебеду, крапиву, а сейчас все хорошо, нам хватает,- сказала она,- Все есть необходимое.
Я шла по дороге, слезы душили меня, и в глазах на всю жизнь остался этот эпизод: старенькая улыбчивая бабушка, голодная и никому совершенно ненужная, быстро съедающая хлебные крошки со дна старой холщовой сумочки…
Чувство вины не покидало меня, я хотела еще пойти в дом престарелых и отнести продуктов, увидеться с бабушкой Пашей, но, как всегда, времени до отъезда было мало, и вскоре я уехала. Больше мы не виделись, потому что открытки от бабушки Паши сначала приходили регулярно, а через два- три месяца перестали приходить совсем. Потом мы узнали, что бабушки Паши не стало.
Но место в доме престарелых не пустовало, - рассказали знакомые, - сын бабушки Паши, Феденька, занеможил что-то, постарел, стал немощным, жена умерла, а дочь быстренько оформила его в дом престарелых, благо, путь туда уже был известен.
А что же старший? Тоже не стал долгожителем, в новой двухкомнатной квартире в центре Риги, ведь старость дается в награду и не всем…





Рейтинг работы: 12
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 17
© 21.06.2020 Тамарикс
Свидетельство о публикации: izba-2020-2836371

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра


Тамара Первакова       22.06.2020   12:43:27
Отзыв:   положительный
Томочка, наплакалась я... Где слова такие берешь? Как слезы сердечка своего выливаешь в них? Как сердца чужие трогаешь и болеть заставляешь? Умничка моя. Горжусь тобой.
Тамарикс       22.06.2020   18:05:02

Спасибо, Томочка, жизнь такова, увы...
















1