Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Ванька ротный -Гауптштурмфюрер РОА Часть 1


«Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные» (Матф. 7:15)

Написать эту работу подтолкнул меня один товарищ, который сослался на разрекламированны в интернете мемуары Алексея Шумилина «Ванька ротный», как на книгу в которой впервые рассказана вся окопная правда. В этой книге тоскливо, с отвращением описаны необразованные, темные, безнравственные жадные всегда готовые на мародерство солдаты и офицеры КраснойАрмии. В ней он пишет о карьеризме офицеров о бессмысленных потерях, воровство и т. д. Прочитав первую часть этих мемуаров лично я увидел в них руку современного журналиста, который никогда не служил в армии.

Мемуарная литература является современным оружием массового поражения в информационной войне.

Чем дальше уходит от нас эпоха Великой Отечественной войны, тем больше появляется странных мемуаров. На их написание брошены очень большие финансы. Учитывая все время, снижающийся уровень образованности населения качество этих мемуаров пропорционально падает. Рисуются красивые обложки, в интернете яркие постановочные ролики, пишутся или озвучиваются «правдивые» предисловия, а дальше, на простом понятном для масс языке, вбиваются в сознание с идеи нужные создателям этих мемуаров. Причём заказчиками мемуаров различной идеологической направленности выступают конкурирующие элиты разных стран.

Мемуарная литература, как феномен политической пропаганды зародился во второй половине девятнадцатого века, после наполеоновских войск. Требования капиталистической технической революции привели к тому, что большие массы населения были допущены к образования. Газеты, книги стали доступны для широких слоёв населения. Естественно правящий класс стал использовать возникшие средства массовой информации для идеологического воздействия на население страны. Мемуарная литература стала одной из составляющей этой идеологической обработки населения. С одной стороны она внедряла в массы «правильное» понимание исторических процессов, с другой стороны служила достаточно доступным развлекательным чтивом.

Заметим, что поскольку в мире всегда существовала политическая борьба между государствами, то в каждом из государств национальная буржуазия создавала свой набор «мемуаров». В межгосударственной борьбе эти мемуары использовались как идеологическое оружие.

Как любое оружие массового поражения мемуары и другая идеологическая политически мотивированная литература были также опасны для самих создателей. Наступал момент, когда правящая элита стимулирующая создание лживых опусов сама попадала под их влияние и соответственно начинала основывать на них свою политику и принимать стратегические решения.

Первая массовая волна мемуаров возникла после наполеоновских войн, которые затронули все страны Европы. После установления мира требовалось нужное описание произошедших событий. Во Франции, в Англии, Германии, в России начинаются массовые публикации мемуаров. Кто только не оставил мемуары: капралы, лейтенанты, капитаны. Создаётся впечатление, что в ранцах наполеоновских солдат лежали не маршальские жезла, а чернильницы, гусиные перья и бумага. Самый титулованный и уважаемый читателями и историками мемуарист это конечно сам Наполеон.

Мастера художественного слова, журналисты с лёгкостью создавали мемуары на все вкусы, которые подписывали именами иногда реально существующих людей, но которых уже не было в живых. Все эти псевдоисторические документы служат в настоящее время предметом для научных исторических исследований эпохи Наполеоновских войн.

Личное замечание. Зная Наполеона как интригана, лживого негодяя, неоднократно предававшего всех и вся, совершившего множество преступлений против человечности, лично я не верю ни одному его слову. Все его мемуары это жалкая попытка оправдаться, трусливо избежать возможного реального наказания и высшего суда истории.

Особенно активно исторические мемуары начали использоваться как инструмент политического воздействия на массы во второй половине девятнадцатого века при подготовке Первой Мировой войны. Через мемуары создавалось определённое общественное мнение, высказывались претензии к мировому устройству, расчеловечивался образ потенциальных противников.

Население царской России в своём подавляющем большинстве было неграмотным. Поэтому мемуарная литература воздействовала только на прослойку интеллигенции и элиту.

После революции 1917 года народ получил доступ к образованию. Страна быстро развивалась в культурном плане. Эта скорость развития, быстро меняющиеся внутренняя политика в стране, и внешние события, не позволили сформироваться сколь-нибудь значимой отечественной мемуарной литературы описывающую Первую Мировую и Гражданскую войну. Фактически эта эпоха оказалась в тени глобального исторического события Второй Мировой войны, качественно изменившей земную цивилизацию.

Очередная мировая война - «холодная война» во многом носила информационный характер. Одно из полей её сражений в шестидесятые годы развернулось на поле мемуарной литературы. В это время на Западе массовыми тиражами начали выходить мемуары фашистских генералов, искажающие ход Второй Мировой войны и её результаты.

В шестидесятые годы в Советском Союзе так же начала складываться мемуарная литература об этой войне. Причём, в силу произошедших политических перемен в стране, приход к власти Н.С Хрущова привело к тому, что эта литература отступала от реальных событий, пытаясь принизить предыдущее руководство страны, апеллировало в некоторых моментах, как к правильному источнику информации к мемуарам издаваемых на западе тем самым легитимизируя их.

Желанье переписать историю, получило новое дыханье в наше время. Причём активным переписыванием истории занялись во всех новых государствах, возникших на обломках СССР, так и в странах потерпевших поражение и бывших союзников СССР. Все эти политические элиты надеются, что после переписывания истории, произойдёт соответственно и новый передел мира. Эти элиты наивно тешат себя надеждами, что страна, потерпевшая поражение в холодной войне будет принуждена к выплате репараций. Современная элита плохо образована, не знает и не понимает основные политические законы существования государств. Победитель получает все Omnia vincit accipit и никогда ни с кем, ни кто не будет делиться. Все основные материальные преимущества получила страна победитель в этой войне США.

Элита Российской федерации находится в сложном раздвоенном состоянии. С одной стороны, она продолжает линию Н. Хрущёва с обвинениями руководства страны и политической системы периода ВОВ, то есть она полностью солидаризируется с бывшими и настоящими врагами СССР. С другой стороны враги Советского Союза по факту превратились в непримиримых противников Российской Федерации, требующие полной капитуляции уже от новой страны.

Полки магазинов, интернет завалили дневники, письма, мемуары солдат, лейтенантов, капитанов Красной Армии с «новой окопной правдой». Постоянно вскрываются «тайны» о бессмысленных проигранных сражениях, о преступном поведении Красной армии.

Не менее бурный поток воспоминаний фашистских солдат и офицеров всех родов войск. В этом потоке мемуаров возникают образ благородных культурных героических рыцарей вермахта спасающих Европу от полчищ коммунистических варваров. Этим мемуарам пытаются также придавать какой-то особый «правдивый» смысл, описывающий Красную Армию в негативном свете и фактически отказывающей ей в праве на победу.

Современная мемуаристка одна из составляющих подготовки новой мировой войны. На Западе она публикуется для того, чтобы мобилизовать своё население на новое вторжение в Россию, необходимо создать образ врага, расчеловечить потенциального противника, снять все моральные ограничения с солдат будущей войны. Публикация подобных мемуаров в России служат для деморализации населения нашей страны.

Для того чтобы ввести читателя в заблуждение на обложке мемуаров появляются имена конкретных личностей с их должностями и званьями. Пишется какое-нибудь хвалебное предисловие, подписанное именами с громкими званьями. Утверждается, что много лет спустя после войны, автор по своим военным дневникам и каким-то сохранившимся записям пишет настоящую правду о войне.

ТЕХНОЛОГИИ НАПИСАНИЯ ВОЕННЫХ МЕМУАРОВ

Остановимся на технологии написания военных мемуаров. На первом этапе развития современной мемуаристки мемуары писались на высоком профессиональном уровне. Например, как писались мемуары маршалов и генералов Красной Армии.

В генштабе Советской Армии велась большая работа по изучению опыта Великой Отечественной войны. Военные теоретики изучали различные операции с точки зрения правильности действия своего командования и командования противника. Писались закрытые, засекреченные научные труды, учебники и пособия для военных училищ и академий.

Для ведения идеологической работы с населением, для формирования у населения соответствующего виденья войны в Советской Армии существовало Главное политическое управление СА и ВМФ.

Заметим, что в годы перестройки и гибели СССР этот отдел возглавлял генерал полковник Д.А Волкогонов – «власов» нашего времени.

В главном политическом управлении создавалась группа военных журналистов перед которой ставилась цель написать мемуары для того иного полководца. Эта группа поднимала документы о том, в каком качестве, в каких больших сражения участвовал данный военачальник. Создавалась некая «рыба» - предварительная схема мемуаров, которая уже включала в себя все послезнание событий и некоторые теоретические элементы анализа сражений. Причём из описания исключались секретные сведенья, которые могли раскрыть принципы и метода анализа боевой обстановки в штабах Советской Армии. Затем журналисты встречались с лицом, мемуары которого они писали и брали у него развёрнутое интервью. Часть событий из этого интервью включалось в мемуары для того, чтобы придать им некоторую живость. После этой предварительной работы писались мемуары с учётом политических требований данного момента.

Готовые мемуары отдавались для рецензирования и внесения поправок военным учёным и политическим работникам. Согласованный и одобренный вариант отдавался на подпись «автору» мемуаров.

Примером могут служить мемуары маршала Г.К. Жукова. Небольшая краткая характеристика маршала.

Маршал Г. К. Жуков профессионал самого высокого уровня, практик с богатейшим опытом. Вся его военная деятельность была связана с решением конкретных задач, в ограниченное время, с заданными ресурсами. Очень часто Г.К. Жуков командировался на фронты, как представитель верховного командования. В его задачу входило доводить до фронтового командования решение Ставки, принимать на местах личные решения в изменившейся обстановке. Всё это естественно происходило в обострённой эмоциональной обстановке. Самая сильная сторона его личности состояла в умении довести до людей принятые решения и добиваться от них исполнения. Штабной работой он никогда не занимался, то есть он даже приказы не писал. При этом, поскольку он был профессиональным командующим, он мог оценить качество приказа и потребовать внести в него исправления.

Мог ли человек такого психологического склада, не имеющий опыта написания каких либо текстов написать двух томные мемуары (415 стр.)? Я даже не удивился бы, если бы узнал, что он их даже полностью не прочитал.

Анализируя текст его мемуаров можно заметить, что в них отсутствуют эмоциональные описания событий, оценки людей, описание его радикальных решений и мер по принуждению к выполнению приказов.

Зная технологию написания мемуаров, становятся нелепыми ссылки современных военных историков на эти мемуары, как на источник достоверной информации. Наверное, правильней обратится к первоисточникам этих мемуаров, например к истории «Великой Отечественной Войны» в шести томах.

Заметим, что Наполеон тоже не писал свои мемуары, он их «диктовал»!
Мемуары генералов более низких званий писались уже отдельными военными журналистами, но технология написания была та же самая.

Мемуары различных рядовых реальных героев войны, часто оформлялись как художественные книги. Например, очень хорошая книга «Родина зовёт: Записки офицера Советской Армии» 1962 год, автор И.П. Кривоногов, литературная запись Ирина Сидорова. В этой книге от лица одного из организаторов побега И.П. Кривоногова описываются история угона немецкого бомбардировщика нашими военнопленными с ракетного полигона на острове Пьюменд. Об этих событиях были написана книга от лица лётчика М.П. Девятаева участника этого подвига «Полет к солнцу» 1972 год. литературная запись А.М. Хорунжего.

Эти произведения естественно отличаются в деталях и ролях участников побега. По художественной ценности они тоже отличаются. Переиздание этих книг под другими названиями уже шли без ссылки на авторов литературной обработки.

Совершенно идентичная картина наблюдается в мемуаристке на Западе. Поскольку период реального участия США и Великобритании в боях в Западной Европе (высадка во Франции и продвижение по западным областям Германии) меньше года и каких-то ярких крупных сражений, кроме самой высадки не было, то мемуары Брэдли, Эйзенхауэра выглядят достаточно скучными.

Как писались мемуары немецких генералов

Большое распространение и интерес вызвали мемуары фашистских полководцев. Причём они вызывают неподдельный интерес не только у не искушённой публики, но и у профессиональных историков как источник якобы достоверной информации о войне.

Для сознательного искажения реальных событий у этих военных преступников мотивов более чем достаточно. В каждой странице ложь о сокрытии преступлений, в которых автор принимал активное участие, отдавая преступные приказы или транслируя их от высшего командования. На каждой странице таких мемуаров оправдания своего поражения, явная попытка очернить противника.

Немецкие генералы, попав в плен, как к Красной Армии, так и к союзникам, становились объектом изучения соответствующих разведывательных отделов. Генералам предлагалось описать всю свою военную биографию. Этот труд включал в себя все стороны развития военного дела в Германии. Где учился, с кем учился (имена сокурсников сделавших военную карьеру), какие достоинства недостатки в обучении, как проходил карьерный рост, какими войсками и где командовал, кто были командиры, дать характеристики всего окружения, выше стоящих и ниже стоящих командиров. Описать слабые и сильные стороны свои и противника и т.д.

После выполнения этой работы генерал передавался в органы политического управления, и там принималось решение о его использовании. Эти же органы принимали решения о том, какие и как надо писать мемуары.

Заметим, что при написании немецких мемуаров элемент секретности принятия решений немецкими штабами отсутствует. Это казалось должно придать им большую полноту и истинность, но в неумеренных попытках оправдаться, вся реальная информация ими скрыта за общими словами, а весь механизм оценки ситуации и принятия решений приписывается лично Гитлеру.

Рассмотрим мемуары Гейнца Гудериан. Поскольку нас в большей степени интересует Великая Отечественная война, то рассмотрим его деятельность как полководца в этой войне.

Гудериан командовал 2-й танковой группой в составе группы армий «Центр». Первые неудачи начали его преследовать с первых дней войны. Войска под его командованием не смогли в запланированные сроки взять Брестскую крепость и сразу же начали отставать от разработанного графика продвижения.
Сражение под Смоленском и медленное продвижение немецких войск на южном направлении остановили наступление на центральном направлении. Танковая армия Гудериана была развёрнута в южном направлении и участвовала в создании «Киевского котла».

После завершения разгрома Юго-Западного фронта РККА танковая армия была вновь повёрнута на Москву. Танковая группа под командованием Гудериана действовала на южном фланге немецкого наступления и не выполнила поставленную перед ней задачу. Она не сумела разгромить войска Красной Армии перед своим фронтом. Начальный наступательный порыв в лобовой атаке на оборонительные рубежи Красной Армии быстро выдохся. Растратившая все материальные и людские средства танковая армия Гудериана была остановлена под Тулой.

Интересно отметить следующий факт информационной войны. В википедии на странице посвящённой 2-й танковой армии вермахта, факт поражения и разгром её просто игнорируется. Описываются успехи армии на начальном этапе операции «Тайфун», занятие некоторых подмосковных городов. О боях под Тулой даже не упоминается. А затем идёт описание истории армии в августе 1942 года.

6-го декабря 1941 года Красная Армия перешла в наступление по всему фронту. Гудериан показал свою неспособность организовать оборону. Он фактически потерял управление армией. В результате контрнаступления Красной армии в районе Ельца, Михайлова, Тулы создалась угроза окружения частей 2-й танковой армии, которая главными силами начала отход в юго-западном направлении на Орёл, а левым флангом на запад — на Юхнов. Между этими группировками образовался разрыв, ширина которого к вечеру 17 декабря достигла 30 километров.

Разгром был полный. Например, на железнодорожной станции Калуги был захвачен эшелон с 30 танками, 11 гаубицами, 15 миномётами, вагоны с пулемётами, со снарядами. Было захвачено несколько миллионов патронов, а также много другого имущества и продовольствия.

Этим отступлением Гудериан фактически обрушил юго-западный фланг группы армии «Центр». За это он был смещён с поста командующего 2-танковой армии 24 декабря и отправлен в отставку.

Надо заметить, что немецкая армия не имела достаточного количества просто нормально подготовленных генералов. Поэтому, после покушения на Гитлера в июле 1944 года, Гудериан был вызван из отставки, но больше его не допускали к самостоятельному командованию. Он был назначен начальником Генерального штаба сухопутных войск.

Технология написания мемуаров Гудериана была более упрощённая чем та которая была использована при написании мемуаров того же Г. Жукова. Был взят послужной список Гудериана, журналы боевых действий соответствующих корпусов и армий, которыми он командовал.

Вот описание всего одного дня из этих мемуаров, которое, по сути, взято из журнала боевых действий его штаба 2-танковой группы.

«23 июня в 4 часа 10 мин. я оставил свой командный пункт и направился в 12-й армейский корпус, где генерал Шрот доложил мне о ходе боев за Брест-Литовск. Из этого корпуса я поехал в 47-й танковый корпус, в деревню Бильдейки, в 23 км северо-восточнее Брест-Литовска. Там я переговорил с генералом Лемельзеном и установил телефонную связь с моим командным пунктом, чтобы ознакомиться с общей обстановкой. Затем я направился в 17-ю танковую дивизию, в которую и прибыл в 8 час. Командир пехотной бригады генерал Риттер фон Вебер доложил мне о своих действиях. В 8 час. 30 мин. я встретил командира 18-й танковой дивизии генерала Неринга, затем ещё раз генерала Лемельзена. Потом я поехал в Пружаны, куда был переброшен командный пункт танковой группы: Оперативная группа моего штаба прибыла в Пружаны в 19 час.
В этот день 24-й танковый корпус с боями продвигался вдоль дороги Кобрин, Береза Картузская на Слуцк. Командный пункт корпуса переместился в Береза Картузская.
У меня создалось впечатление, что 47-му танковому корпусу предстоят серьёзные бои с русскими, двигавшимися из Белостока в направлении на юго-восток, и поэтому я решил остаться в 47-м танковом корпусе ещё на один день».

Зафиксированы перемещения Гудериана, его звонки и встречи с генералами, которые отмечаются в журнале боевых действий 2 группы войск. В нормальных человеческих воспоминаниях должны были присутствовать описания генералов, с которыми он общается, оценки личностей этих генералов, оценки их действий. В воспоминаниях Гудериан должен был описать своё вмешательство в управление подразделениями, в которые он прибыл, это либо приказы, либо советы, либо одобрение действий командиров дивизий. Ничего этого нет.

В некоторых местах для того чтобы, как-то придать мемуарам какую-то истинность автор окрашивает их личностными моментами, приводит сентиментальные рассуждения о погибших окружающих офицерах и связи с семьёй.

Лично у меня складывается впечатление, что мемуары Гудериана писались под жёсткой американской цензурой. В мемуарах практически полностью отсутствуют количественные оценки немецких сил, так и сил Красной Армии. Все преподносится в общих словах о трудностях наступления и больших потерях противника.

Например, в мемуарах описывается, боевой эпизод, когда Гудериан со своим штабом, находясь в тылу одной из своих дивизий, сталкивается с отступающими подразделениями Красной Армии и даже попадает под артиллерийский обстрел (лето 1941).

Какие подразделения Красной Армии идут на прорыв, в каком количестве, что показали пленные, какие трофеи? Все это остаётся неизвестным и даже как бы совсем не интересует Гудериана. При этом из описания следует, что он остаётся совершенно спокойным. Если бы такое событие произошло реально, то командир дивизии, начальник штаба, начальник его охраны получили бы такой разнос, что им мало бы не показалось. Это было бы связано не только с тем, что Гудериан попал в критическую ситуацию, а с тем, что командир дивизии не контролирует свои тылы.

Рассмотрим другие знаменитые мемуары фельдмаршала Манштейна «Утерянные победы».

Веянье нового времени, указывающее на переписывание истории, начинается с предисловия к этим мемуарам. Оно наполнено восхищением полководческими талантами Манштейна, приводятся отзывы немецких и западных генералов, но нигде, нет ни слова о том, что Манштейн был осуждён как военный преступник. Если бы он не бежал на Запад, то отсидел бы в Гулаге за свои преступления лет восемь, до прихода к власти Н. С. Хрущёва.

Мемуары наполнены «глубокомысленными» рассуждениям о стратеги вермахта, об успешной полководческой деятельности автора и т.д. Весь смыслы этих рассуждений полностью обесценивается реальной практикой самого Манштейна.
Послужной список фельдмаршала Манштейна выглядит следующим образом.
22 июня 1941 Манштейн командует 56 моторизированным корпусом группы армий Север.

Уже через три недели после начала войны 14 июля его корпус понёс большие потери под Сольцами и вынужден был перейти к обороне. Это поражение было связано с плохо организованным движением корпуса, отсутствием разведки, связи и взаимодействия между дивизиями корпуса.

В сентябре 1941 года Манштейн назначен командующим 11 армией штурмующей Крым. Поставленная перед ним задача быстрое овладение Крымом и Севастополем не была выполнена в поставленные сроки. Только в июле1942 года был взят Севастополь.
В ноябре 1942 года Манштейн назначается командующим группой армии Дон, созданной для деблокады окружённой армии Паульса. Операция была провалена. Группа армий Дон не сумела прорвать кольцо окружения, и была фактически разгромлена.

В своих мемуарах своё неумение сконцентрировать войска, правильно спланировать операцию и провести её он сваливает на Гитлера и Паульса
Пик провальной деятельности фельдмаршала Манштейна связан с провалом операции «Цитадель». Под его командование были отданы самые лучшие танковые дивизии вермахта. Он сжёг их в бессмысленной лобовой атаке на глубоко эшелонированную оборону Красной Армии, предопределив тем самым окончательный разгром Германии.

Следующий этап его военной карьеры связан с поражение войск под его командованием в 1944 году в Корсунь-шевченковской операции. Боясь разгрома аналогичного Сталинградскому, он отдаёт приказ об отступлении, не организовав его. В результате было потеряно все тяжёлое вооружение и около 40000 солдат.
Весной 1944 года в ходе Проскуровско-Черновицкой операции проводимой Красной армией подчинённая Манштейну 1-я танковая армия попала в окружение. По итогам этого очередного поражения, Манштейн 30 марта 1944 года был награждён Мечами к Рыцарскому Кресту с Дубовыми Листьями, а 1 апреля 1944 года был отстранён от должности и зачислен в резерв фюрера.

Человек с таким послужным списком пытается учить кого-то воевать. Весь текст мемуаров наполнен придуманными событиями, которые как-то оправдывают его действия. В мемуарах нет даже намёка на сомнения о том, что он мог действовать по-другому более эффективно, поскольку результаты не соответствовали ожиданьям.

На эти мемуары ссылаются многие историки, как на какой-то исторический документ. Мне кажется, что его мемуары могли бы послужить предметом анализа психологов демонстрирующих патологическую попытку личности уйти от действительности.

В эти же годы был создан фактически шедевр антисоветской мемуарный литературы Пауля Карелла, издавшего после войны целую серию книг описывающие нападение фашисткой Германии н СССР, как поход благородных культурных немцев несущих свободу на Восток.

Справка.
Пауль Карелл (Шмидт Карелл) - оберштурмбаннфюрера СС, Посланник 1 класса МИД Третьего Рейха. Руководил ежедневными пресс-конференциями министерства. Под его руководством Шмидта нацистский пропагандистский журнал «Signal» (тирах 2,5 млн экз.).
Пауль Шмидт-Карель считается одним из главных пропагандистов нацизма в годы Второй мировой войны.

Обсуждать эти мемуары как источник реальной информации о ходе боевых действий это все рано, что изучать их по пропагандистским гебельсовским сообщениям или по сообщениям аналогичной структуры СССР сводкам информбюро.

Современные мемуары

В настоящее время мемуары пишутся журналистами, воспитанными в современной школе пиара в средствах массовой информации, умело подстраивающимися под требования властей. Идеологическое управление журналистами создающими мемуары осуществляется простыми экономическими рычагами. Публикуется только те мемуары, которые соответствуют требованиям элит.

Опишем технологию создания современных мемуаров.

Основное требование к мемуарам. Необходимо создать достоверный образ авторов мемуаров и естественность их появления через десятки лет после войны.
Первое необходимо выбрать автора мемуаров, соответственно род войск и подразделение, в котором он служил.

Выбор действий достаточно большой. Можно взять опубликованную историю какого-нибудь воинского подразделения армии, дивизии, полка и ввести придуманного героя. Вряд ли найдутся люди, которые займутся архивным поиском героя в списках подразделений, а с учётом потерь архивов это практически не возможно. Реальные свидетели уже все ушли в иной мир.

При таком выборе автора мемуаров возникает проблема с созданием послевоенной биографии. Она должна быть схематичной и не допускающей проверки.

Следующий этап в создании мемуаров это выбор источника сохранившихся воспоминаний. На этом этапе также возможны различные варианты. Самый простой, рассчитанный на наивную публику это прямые воспоминания ветерана.

Реальные вспоминания человека о любых событиях с течением времени искажаются, приобретают дополнительные домысленные эпизоды, изменяется эмоциональная окраска воспоминаний. В лучшем случае эти воспоминания состоят из отдельных эпизодов, которые отбирает и связывает журналист настоящий автор мемуаров.
Современно понимание работы человеческой памяти может быть пояснено на простейшей модели запоминающего устройства компьютера.

В компьютере закодированная сжатая информация хранится на диске. При вызове в оперативную память, эта информация расшифровывается. Пользователь, желая сохранить информацию, нажимает кнопку сохранить, и информация из оперативной памяти записывается поверх старой записи на диск.

В мозге человека происходит в чем-то аналогичный процесс. Фактически в памяти человека хранится не само событие, а то, как человек его вспоминал, то есть, как он его пересказывал в последний раз. Именно при таких преобразованиях происходит утрата эмоциональной связи рассказчика с пережитыми событиями. Он помнит, что испытывал, например, гнев, жалость, страх и т.д., но
эмоциональный уровень этих чувств уже остаётся за пределами его мироощущения.

Вторая проблема воспоминаний человека связана с тем, что человеческая память просто ограничена по объёму и воспоминания о новых событиях записываются поверх старых.

Третья проблема связана с послезнаньями. Человек о прошедших событиях получает информацию из разных источников: книги, телевиденье, кино и т.д. Эту информацию он подсознательно включает в свои воспоминания, преобразуя их соответствующим образом.

Приведу пример реальных воспоминаний моего отца о его участиях в боевых действиях в июне 1941 года. Он рассказывал, как его одного обстреливали и даже бомбили три немецких самолёта. О марках самолётов и рассуждений об их эффективности у него не было. Он говорил, что видел лица лётчиков, пули как косой косили рядом с ним траву.

Какие его самолёты обстреливали и бомбили Юнкерсы или Мессершмиты он даже не задумывался до конца жизни. В его рассказах это были просто немецкие самолёты.

Второй вариант источника воспоминаний и мемуаров это якобы сохранившиеся дневники, письма и записи военных лет.

Это вновь рассчитано на людей с отсутствующим критическим подходом к осмыслению информации.

Одним из примеров таких мемуаров воспоминания командующего группы армии Центр Ф. фон Бока «Я стоял у ворот Москвы». Фон Бок погиб в апреле 1945 года. Якобы неким журналистом были найдены его дневниковые записи, которые уже в наше время были опубликованы. К сожалению я не нашёл в интернете того, когда эти записи были найдены и кем обработаны.

Информация, содержащаяся в этих записях, очень близка к описаниям штабного журнала группы армии Центр, который имел самый высокий уровень секретности. Создание таких записей и их хранение было военным преступлением. Фон Бок был профессионалом высочайшего уровня, вряд ли он был способен на такой безрассудный поступок, создавать секретный документ не обеспечив его сохранность.

В самих мемуарах есть эпизод, в котором описывается утеря в штабах армии части оперативного плана наступления на Сталинград. Расследование этого инцидента, наказание генералов, офицеров и солдат которые даже только косвенно касались утери, рассматривал лично Гитлер. Этот инцидент в мемуарах связывают и утрату фон Боком личного доверия Гитлера.

В любой армии всех времён и народов вести какие-то дневники и записи строго запрещено. Обнаружение таких записей и писем грозит обвинением в шпионской деятельности со всеми вытекающими последствиями.

Действительно при попадании этих записей в руки противника они послужат ценной информацией о состоянии вооружённых сил, об их расположении, о боевой подготовке, о командирах.

Все это относится к письмам с фронта. В письмах нельзя было писать о месторасположении, части, о потерях, о трудностях и даже о конкретной погоде и т.д. Информация должна была носить самый общий нейтральный характер. Все письма проходили военную цензуру.

В немецкой мемуарной литературе описываются случаи, когда солдат и даже офицеров расстреливали за пораженческие настроения в письмах.

В нашей армии классическим примером люстрации писем с фронта может служить Солженицын. Он в переписке с друзьями высказывал антисоветские взгляды.
Соответствующие службы, установили за ним наблюдение и после того, как было выявлено все его окружение, он был арестован и получил солидный срок. Это произошло в 1945 году. Если бы подобная переписка имела бы место в 1941-1943 годах, то вероятность получить расстрел, была очень высока.

Дневники и какие-то личные записи могли вести только военные журналисты из соответствующих политических структур. Эти записи являлись их рабочим инструментом при написании текстов статей для газет. Причём сами авторы понимали, что эти записи не должны были, нести сколь ни будь значимой военной информации, то есть имела место жёсткая само цензура. Это хорошо видно по опубликованным дневникам военных журналистов, например, опубликованы дневники военного журналиста, писателя К.М. Симонова «Разные дни войны».

Во второй части работы я покажу, что широко разрекламированные воспоминания Алексея Шумилина носят очень много признаков того, что они были написаны в 90х годах и носят ярко выраженный заказной характер.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 21.06.2020 Александр Ляхов А.Ф.
Свидетельство о публикации: izba-2020-2836068

Рубрика произведения: Проза -> Очерк


















1