Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Пришествие Дьявола


Пришествие Дьявола
Валера

Только настоящий мужчина способен любить другого мужчину!!!

Пока мои руки рассеянно блуждали по клавишам пианино, мои мысли были очень далеко. Почему так получается, что тебе хочется чего-то особенно сильно именно в тот момент, когда тебе этого нельзя. Я медленно раскачивался назад и вперёд, чтобы почувствовать ритм музыки... и потому, что моему набухшему члену очень нравились такие движения. Интересно, что делает Денис? И возможно ли, что ему сейчас так же плохо, как и мне?

Я застонал, когда мой член снова заныл, умоляя меня найти Дениса и глубоко вонзиться в него. А потом ещё раз. И ещё. Мои пальцы сильнее, чем нужно, ударили по клавишам, и я попытался остановить себя, чтобы не выбежать из комнаты и не сделать то, о чём так просит моё тело.

Так, просто дыши. Продолжай играть. И дыши. Ты сможешь сделать это. Ты не какой-то пещерный человек, который полностью подвластен основному инстинкту.

Сумасшедший высунул голову из своей клетки и приподнял бровь. Меня кто-то звал?

Я зажмурился и стал играть Моцарта. Моцарт весёлый, счастливый и совсем не сексуальный. Я сосредоточился на живеньком ритме и на нежных контрапунктах и попытался избавиться от стоявшего перед глазами лица Дениса. Его образы просто наводняли мой разум. Грязный Дениска в переулке, где он чуть не прожёг меня своими полыхающими злобой глазищами. Только что принявший душ Дэн; никогда не забуду, как он уничтожал ни в чём неповинный завтрак. Величественный Денис, усмиряющий моих буйных фанатов и требующий ответа, хочу ли я трахнуть хуястого официанта.

Я почувствовал, что улыбаюсь, думая об этом невероятном мужчине, который перевернул мою жизнь с ног на голову. Воспоминание того, как Денис лежал подо мной, пока мы занимались любовью, снова проникло в мой мозг. Его губы были приоткрыты, а волосы рассыпались веером вокруг его головы. Он двигался по подушке вверх и вниз, пока я продолжал врезаться в него, а его глаза потемнели от страсти и наслаждения.

Сумасшедший открыл клетку и вышел на волю, ухмыляясь как идиот и поглаживая свой член. Давай же, Валера... просто расстегни брюки, и мы сможем избавиться от этой раздражающей... пульсации. Я закрыл глаза и застонал, пытаясь урезонить себя. Русик, если ты коснёшься себя, то всё кончено. Твоя сестра узнает, и прежде чем ты успеешь осознать своё поражение, ты будешь сидеть за столиком и смотреть на пятнадцатилетнюю девчонку с брекетами, у которой такой мерзкий голос, что можно стекло им резать, и которая – можешь не сомневаться в этом – будет целый вечер говорить тебе, какой «ну прост нереально клёвый», в то время как ты будешь биться головой об стол, и просить случайных прохожих убить тебя.

Сумасшедший усмехнулся. Боже, перестань устраивать такую драму. Подрочи, а потом уж будешь думать о последствиях!

Я продолжил яростно колотить по клавишам, полный решимости не сорвать с себя джинсы и не начал бесстыдно удовлетворять себя. Эхо слишком громких звуков заполнило комнату, и я удовлетворённо зарычал. Надеюсь, ты слышишь это, Лиза! Просыпайся, маленькая сучка, а то я больше не могу терпеть эту пытку!

Мои пальцы внезапно стали жить собственной жизнью, и Моцарт превратился в ритмичную блюзовую мелодию с чувственными басами и резкими аккордами. В моём воображении эта песня стала порнографическим саундтреком к одной фантазии: Денис провокационно танцует передо мной, а потом оседлывает меня и насаживается на мой твёрдый член. Обвив руками мою шею, он откидывается назад и скользит по моей ноющей длине. Я восхищённо наблюдаю, как сперма с его члена покрывает меня. Я прямо вижу, как каждый дюйм моего естества исчезает в нём... Я начал сильнее лупасить по клавишам, пытаясь избавиться от соблазнительной картинки перед глазами. Музыка становилась всё более жёсткой, но изображение, стоящее перед глазами, никуда не исчезало. Кровь бешено пульсировала в моём теле, а когда я представил, как он откидывает голову назад и сжимается в конвульсиях оргазма, то сам чуть не кончил!

- Чёрт! – закричал я. Сердце ухало в груди, и я всё никак не мог отдышаться. От раздражения я начал биться головой о клавиши и схватился руками о пианино, как утопающий за спасательный круг. Дружок ворочался у меня в джинсах, умоляя меня о том, чтобы я облегчил его страдания.

Хмм... начинаем терять контроль, а, Русик? Снова этот Сумасшедший. Я не помню тебя таким взвинченным с тех пор, как ты пытался бросить кокаин... в первый раз. Скажи-ка мне, Валер, ты думаешь это нормально? То, что ты испытываешь к Дэну? То, что ты не можешь им насытиться. То, что ты постоянно нуждаешься в нём. Думаешь, мужчина, у которого нет твоей... склонности к наркотическим веществам, реагировал бы на него так? Или это только ты?

Я запустил пальцы в волосы и со всех сил потянул. Если у тебя нет для меня ничего конструктивного, то забейся.

Ты считаешь, что я не конструктивен? Ох, дорогуша. Просто я хочу, чтобы ты осознал свою быстро развивающуюся зависимость от этого мужчины. Ты же меня знаешь, я только за разрушительные мании, но разве то, что сейчас происходит, это не то, чего ты стараешься избегать?

Что? Ты думаешь, Денис просто очередная пагубная привычка? Это хрен знает что, даже с твоей колокольни.

Разве? Прошло не больше часа с того момента, как ты касался его... был рядом с ним, но взгляни на себя: ты сидишь и бьёшься головой об огромный музыкальный инструмент и споришь сам с собой. Как по мне, так ЭТО хрен знает что.

Я встал со стула и начал расхаживать по комнате.

Это бред. Дениска не грёбаная вредная привычка. Я люблю его.

Ну, я видел влюблённых людей. И я почти уверен, что никто из них так не сходил с ума, как ты.

Сумасшедший наклонился и прошептал в самый мрачный похотливый уголок моего сознания. Он НУЖЕН тебе, Валерка. Ты должен касаться его. Тебе это также необходимо, как дышать. Быть вдали от него для тебя не вариант. Время, проведённое без него, это доказало. Ты сам себе признался в том, что когда дело касается этого мужчины, ты не можешь контролировать себя. С тобой что-то не так. Он манит тебя... гипнотизирует. Как наркотики. Как алкоголь. Как никотин. Почему ты думаешь, что он нечто иное, чем твоя новая пагубная привычка?

Нет, ты не прав.

Он вздохнул и поднял вверх руки. Слушай, я не хочу ссориться. Я хочу его так же сильно, как и ты – ну, даже больше, если честно – просто я не вижу причины отказывать себе в нём из-за какого-то идиотского пари. Ты уже должен бы знать, что нельзя затевать споры с Лизкой. Ты НЕ МОЖЕШЬ выиграть. Так зачем отдалять неизбежное? Иди к Дэну. Возьми его. ТЫ же хочешь этого. Затеряйся в нём, сделай его своим. Давай же. Зачем мучить себя, если ты знаешь, что это неизбежно?

Я почувствовал, как моё дыхание участилось. Неужели этот Сумасшедший впервые в жизни прав? Неужели я просто по глупости мучаюсь? Стоит ли это пари того, чтобы быть вдали от моей второй половинки?

Сумасшедший усмехнулся. Вообще-то, это Я твоя половинка. Ну, знаешь, добро и зло, и остальная хрень. Он же может быть твоей лучшей половинкой. Я вот о чём... он сейчас в спальне... думает о тебе... наверняка, невероятно возбуждённый и ждёт не дождётся, когда на него набросится мужчина, которого он любит. Ты будешь и дальше эгоистом и сможешь отказать ему в этом?

Я попытался думать. Ну, когда ты так это всё представил... ну да, я вёл себя, как эгоист. Но свидание с кричащей безумной фанаткой? Думаю, всё будет не так плохо, как я думал раньше, да? Мой пульс тут же вдвое ускорился, и узел размером с анаконду начал скручиваться у меня в животе. Я застонал, и у меня появилось отчаянное желание залезть себе в голову и стереть эту самодовольную ухмылку с раздражающей хари Сумасшедшего.

Не могу поверить, что думаю над этой хернёй. Если я сделаю это. Если позволю тебе выиграть, то что помешает тебе взять надо мной власть? Ты опять будешь кукольником, а я марионеткой. Ты будешь контролировать мою жизнь, а я буду ненавидеть себя за это.

Его улыбка стала ещё шире, и я сглотнул неприятный комок, образовавшийся в горле. Валер, да зачем мне это?

Виски начали пульсировать от напряжения, когда я попытался собрать весь свой контроль в кулак. Сумасшедший продолжал забрасывать мой мозг образами Дэна. Кожу начало покалывать, когда я вспомнил, как кончики его пальцев касались моего живота и груди. Рот наполнился слюной, когда я вспомнил, как он сидел на моём лице, пока я поглощал его сладкий нектар. Мой член выкрикивал его имя, взывая о сокрушительном удовольствии, которое я испытал с ним.

Сделай это, Валера. Иди к нему. Сейчас.

Я подошёл к двери и упёрся руками в косяк. Бицепсы загорелись от той настойчивости, с которой я противился желаниям Сумасшедшего, который раздражённо ухмылялся.

Ещё несколько шагов, Валерка. Несколько шагов до комнаты, где он ждёт тебя. Иди к нему. Возьми его. Притворись, что вы занимаетесь любовью, если это сделает тебя счастливым. Сделай это. Сейчас.

И весь мой контроль рухнул. Дикое рычание вырвалось из моей груди, когда я выбежал из комнаты и направился к спальне Дэна. Моя рука задрожала, когда я потянулся к холодному металлу дверной ручки.

Денис, пожалуйста... я надеюсь, что ты закрыл дверь. Если ты закрыл дверь, то ты не хочешь, чтобы я вошёл и набросился на тебя. Если ты закрыл дверь, у меня не будет права выбора, и мне больше не придётся сражаться с Сумасшедшим. Пожалуйста, Дениска...

Я закрыл глаза и легонько нажал на ручку.

Дьявол!

Денис

Правду? Достаточно ли я верю в Валеру, чтобы думать, что моё прошлое не имеет значение?

Тёмная фигура ухмыльнулась мне. Он очень особенный, правда? Богатый? Знаменитый? Как думаешь, что случится, если пресса раскопает о тебе, малыш Дэн? «О, смотрите, это новый парень Валерия Русика. Давайте выкопаем на него всё, что есть, и поместим это на обложки наших жалких журнальчиков и газетёнок». Хмм... ты станешь просто лакомством для этих охотников за сплетнями. Они разорвут тебя на кусочки, ты это понимаешь? Он начал приближаться ко мне, и теперь я разрывался между желанием забить до смерти его бестелесную тушу и желанием сбежать отсюда и спрятаться так, чтобы меня никогда не нашли.

Сердце бешено колотилось, пока я обдумывал варианты. Неужели я позволю этому поддонку посеять во мне зерно сомнения и поставить под вопрос любовь Валеры ко мне? Если я не осмелюсь противостоять ему, его тёмный голос будет вечно нашёптывать у меня в голове и заставлять сомневаться во всём... Но какая-то часть меня знала, что он прав. И это ужасало меня.

Я принял решение, и бросился бежать. Тень преследовала меня, и я слышал его животное рычание, пока мои ноги стучали по асфальту. Внезапно его обжигающие пальцы схватили меня за рубашку и придавили к стене, а голова с отвратительным звуком шмякнулась о кирпичи.

Он наклонился ко мне, и я почувствовал у себя на лице его тошнотворное дыхание.

- Думал, сможешь убежать от меня, малыш Дэн? Думал, сможешь спрятаться? – выдохнул он, облапывая моё тело. – О, бедняжка Денни. Тебе стоило лучше подумать.

Внезапно моё тело стало гореть. Тёплые руки нежно ласкали меня, и я чувствовал эти прикосновения каждой частичкой своего естества. Я застонал, не в силах поверить в это, но моё тело горело от жажды. Я глубоко вздохнул, и чуть не обмер от удивления, уловив такой знакомый запах.

Валера!

Я поднял глаза и увидел перед собой его прекрасное лицо.

- О Боже, Валера, - выдохнул я. – Я так рад, что ты здесь.

Моё сердце едва не взорвалось, когда он накрыл своим ртом мои губы. Не в силах удержаться, я запустил пальцы в его волосы и притянул его ближе к себе. Наши языки встретились, и мы оба застонали, уступая слепой страсти, охватившей нас. Этот мужчина – всё для меня. Его тело, его душа, его ум. Моё сердце запело от любви, наполнявшей его, когда Валерка раздвинул мои ноги и устроился между ними.

- Пожалуйста... Валерик... ты нужен мне.

Он посмотрел на меня потемневшими от желания и отчаяния глазами.

- Денис, - тяжело дыша, прошептал он, - а как же пари?

Я поднял голову с подушки и лизнул его мускулистую шею. Он застонал от удовольствия, и я почувствовал, как кончик его эрекции коснулся моего входа. Боже, он нужен мне. Сейчас он нужен мне больше, чем когда-либо. Я нуждался в том, чтобы он любил меня и развеял все мои сомнения. Глядя на то, как эмоции наполняют его прекрасные глаза, я поудобнее устроился под ним.

- К чёрту пари, - прорычал я и приподнял бёдра так, чтобы его восхитительный член глубже вошёл в меня.

- Господи! Дэн! – застонал он и начал двигаться во мне. - О Боже, малыш, да! Не могу поверить, что хотел лишить нас обоих этого. Это... ты... просто рай, - его дыхание стало прерывистым, и он начал быстрее двигаться во мне.

- О Боже, Валерка. Никогда не оставляй меня... пожалуйста.

Я уже слабо контролировал себя. Моя простата пульсировала каждый раз, когда его кончик задевал её, и я знал, что этот оргазм будет совершенно особенным.

- Я не оставлю тебя, Дениска, - проскрежетал он, двигаясь во мне всё быстрее и сильнее. – Я никогда не оставлю тебя... если ты не расскажешь мне, чем ты занимался в прошлом, что теперь ты такая шлюха в постели.

Я перестал дышать.

- Что?

Он посмотрел на меня, и внезапно его черты превратились в бесформенную тёмную тень.

- Ты знаешь, что я имею в виду, правда, Денис? – это был голос Валеры, но он приобрёл такой зловещий оттенок, что я оттолкнул его и постарался отползти как можно скорее от него.

- ОТОЙДИ ОТ МЕНЯ, УБЛЮДОК! – закричал я и, скатившись с кровати, попятился к двери.

- Не паникуй, малыш Дэн, - выдохнуло безымянное лицо. – Ты же знаешь, что ты мой любимый мальчик, - он рассмеялся, и внезапно я сел в кровати, тяжело дыша. Мне захотелось прочистить мозг мочалкой из проволоки, лишь бы избавиться от воспоминаний об этом сне.

Я попытался восстановить дыхание и пробежал пальцами по волосам. Господи, ничего себе посланнице от подсознания. Я подумал о тёмной фигуре...

Нет... этого никогда не случится. Зачем ему? Какая ему от этого выгода? Ну, он как бы презирает тебя, поэтому, наверное, он получит какое-то извращённое удовольствие, если сможет разрушить твою новую жизнь.

Я тяжело сглотнул. Ведь именно это и произойдёт, так? Он выследит Валеру, расскажет ему правду, и Валерке будет так противно смотреть на меня, что он даже близко не приблизится ко мне. Никогда.

Я тихо всхлипнул и, оглянувшись, понял, что я возомнил, будто заслуживаю всё это. Мои глаза упали на пол, и я представил, как просочусь сквозь него и больше никогда не вернусь сюда.

И тут я услышал это. Тихий звук, доносящийся из-за двери моей спальни. Откинув одеяла, я подошёл к двери. Прислушавшись, я уловил тихий стон.

- Валера.

Я услышал движение за дверью, а потом его голос ответил мне.

- Эй, Дэн...

- Что ты здесь делаешь?

- Эм... ничего. Просто сижу.

Я в недоумении покачал головой.

- Валер, зачем ты сидишь под дверью моей спальни?

Послышался раздосадованный вздох.

- Потому что ты запер её.

Его голос звучал так, словно принадлежал маленькому мальчику, которого застукали с рукой по локоть в банке с конфетами. Я нахмурился, пытаясь понять, почему у него такое странное настроение.

- Валер, а если бы я не закрыл дверь, то чтобы ты сделал?

Он снова пошевелился, а когда он заговорил, то мне показалось, что он прижал губы прямо к двери.

- Боже... я не знаю. Думаю, я бы... - последовала долгая пауза. – Чёрт. Что со мной не так?

- Ты бы... что, Валерка?

- Дениска, - с болью в голосе сказал он, - серьёзно, я чувствую, что сломаюсь. Кажется, мне нужна помощь.

- Валер, милый, просто скажи, что, по-твоему, ты бы сделал?

Он вздохнул, и я практически увидел, как он раздражённо пробежался пальцами по волосам.

- Я бы уступил Сумасшедшему и оттрахал бы тебя до полусмерти. Вот, я сказал это. Это то, что ты хотел услышать, Дэн? Мне хотелось сорвать эту грёбаную дверь с петель, когда я понял, что ты запер её, потому что я словно в аду, когда ты не рядом. И моя злобная сестрица знает это. Именно поэтому она предложила это пари. И я ужасно зол на себя, что не могу контролировать Сумасшедшего в себе, потому что он сводит меня с ума, и иногда он, казалось бы, говорит разумные вещи, и он забрасывает меня мыслями о тебе, и потом, внезапно, он уже у руля, и, Боже, помоги мне, в те мгновения мне хочется, чтобы он был главным... - я слышал, как он тяжело дышит, и всё моё тело тянулось к нему. Мне хотелось обнять его. Поэтому я повернул ручку, и услышал, как он на секунду перестал дышать.

- Денис?

- Валер, если я открою дверь, ты будешь в порядке?

Он тихо застонал и глубоко вздохнул.

- Думаю, да.

Я медленно открыл дверь, и моё сердце едва не разбилось, когда я увидел выражение его лица. Он выглядел таким потерянным, что мне захотелось заплакать. Я не знал, смогу ли помочь ему. Я протянул к нему руки, и мы крепко обняли друг друга. Теперь, когда он был рядом, в моих объятиях, я, наконец, мог снова дышать.

- Валерик... - осторожно сказал я. – Кто такой Сумасшедший?

Он слегка сжался и, отстранившись, прижался лбом к моему лбу.

- Ты заметил, да? – тихо спросил он. Я убрал волосы с его лица и, заставив его посмотреть мне в глаза, увидел, каким расстроенным и убитым он был. Когда Валера нахмурился, я понял, что он, возможно, ещё не готов поделиться со мной этой частью себя.

- Ничего страшного, - заверил я его, - мы можем пока не говорить об этом.
Он заметно расслабился, и я снова притянул его к себе, отчаянно стараясь понять его внутреннюю борьбу с самим собой.

Он вздохнул, и его сладкое дыхание взъерошило мои волосы.

- Так ты поспал? – нежно спросил он.

Я вспомнил о своём тревожном сне.

- Немножко, - ответил я и принялся гладить его по спине. Стоило мне коснуться его, как в теле вспыхнул знакомый пожар. Его руки тоже пришли в движение, а его возбуждение становилось с каждой секундой всё более очевидным. Наши тела манили друг друга, и я знал, что, если мы не сможем сию же секунду оторваться друг от друга, мы уже не остановимся, и злорадствующая Лиза надерёт наши жалкие, управляемые гормонами задницы.

Я быстро отстранился и взял Валерку за руку. Он застонал, но послушно последовал за мной в гостиную.

- Пошли, - весело сказал я, пытаясь отвлечь себя и его от жаркого, страстного секса, которым нам нельзя заниматься. Легонько толкнув его в кресло у обеденного стола, я снял с книжной полки коробку. – Думаю, горячая игра в грязные слова это то, что доктор прописал.

Он посмотрел на меня и улыбнулся.

- Дэн, ты не думаешь, что нам лучше поиграть во что-нибудь с рейтингом пониже, скажем. Ну, чтобы чуть-чуть снять наше... напряжение?

- О, малыш, - выдохнул я, - ты только подумай о том удовлетворении, которое ты получишь, выкладывая слово «анус» на квадратике с утроением очков.

Из его груди вырвалось низкое рычание, и моя плоть начала подпрыгивать и выкрикивать разные нехорошие слова по поводу идиотского пари. Я с трудом вздохнул, почувствовав, как моё сердце переполняет любовь к моему невероятному, сексуальному, озабоченному мужчине.

Лиза

Я открыла глаза и потянулась, отчего все мои суставы заныли и захрустели. О да, так приятно. Взглянув на часы, я поняла, что проспала четыре часа. Хе-хе. Не могу дождаться, когда увижу лицо своего брата, когда он будет в очередной раз признавать, что я Королева споров. Господи, он такой придурок! Уже должен был бы понять, что спорить со мной бесполезно, но нет же, он всё напрашивается, и мне приходится надирать его жалкий зад. Когда же он научится?

Поднявшись, я пошла в ванную, чтобы умыться. Взглянув на себя в зеркало, я поблагодарила Боженьку за то, что это пари просто верняк. Господи, если бы мне действительно пришлось пройти через те жуткие наказания, что придумал Валера, я бы заползла в какую-нибудь нору и там умерла. Во-первых, я не делаю то, что мне приказывают – это я приказываю всем. Просто таков порядок вещей. Валерка всегда был моей сучкой, и если он думает, что каким-то нереальным образом я стану его рабыней на день, то у него серьёзно что-то не так с головой.

И ещё эта причиняющая ужасные душевные страдания мысль о сеансе с... ммм... доктором Вальтером. Боже, это бы убило меня. Я никогда не говорила с ним... По крайней мере, вслух не говорила. В смысле, с заменителем Вальтера у нас было много бесед, пока я представляла, что он трахает меня, но на этом, собственно, наши разговоры заканчивались. Он был единственным мужчиной из всех, кого я когда-либо встречала, при виде которого какая-то часть моего мозга отказывалась работать. И я понятия не имела, почему так происходит. Конечно, он просто до неприличия роскошен, но это не из-за его внешности. Хотя он выглядит так, что мне хочется... мммм... вы понимаете? Но, самое главное, дело в том, как я себя чувствую, когда он рядом. Он как тёплый массаж, кружка горячего чая и инъекция адреналина в вену. И всё в одном. И из-за того, что он заставлял меня чувствовать себя так – спокойной, но не способной контролировать ситуацию – я до смерти боялась его.

Ну что же, пора найти моего братца и напомнить ему об унижении, через которое ооооочень скоро ему придётся пройти. Я прекрасно осознавала, что это пари просто способ отомстить за «Блядские выходки Вэла», и, серьёзно, меня это устраивало. Может, в следующий раз он два раза подумает, прежде чем хвататься за члены в публичном месте. Идиот.

Открывая дверь, я усмехнулась. Не могу дождаться того момента, когда увижу его лицо. Это всегда самое сладкое в победе над ним – это очаровательное пристыженное выражение лица, смешанное с капелькой раздражения и досады. Глядя на это лицо, я всегда испытываю счастье. Счастливый вздох.

Я вышла в коридор и прислушалась. Хмм... никаких секс-звуков. Но, конечно, это ничего не значит. Может, они уже натрахались так, что сейчас валяются вместе в пост-оргазменной коме. Я тихо хихикнула. Не могу поверить, что он согласился на это пари. Они с Денисом были влюблены, родственные души, и все дела, но всё это было дополнительно обёрнуто толстенным слоем неконтролируемой похоти. Я знала, что даже если каким-то чудом моему раздолбаю-братцу удастся удержать член в штанах, Денис не сможет держать свои руки подальше от него... и всё же, Валера согласился на мои условия. О чём он только думал, чёрт возьми? Вот дурилка картонная.

Я прошла мимо музыкальной комнаты. Ого... оттуда исходят мощные сексуальные вибрации. Я посмотрела на полированное пианино чёрного дерева. Ой... фууу! Только не говорите, что они сношались на «Стинвее»... Я никогда не смогу получить за него страховку, если внутри найдут использованный презерватив.

Я заглянула в комнату Дениса. О даааа... гляньте-ка, расстеленная кровать... ООО... и одежда Дениса на полу? ПОБЕДА!

Подойдя к гостиной, я услышала голоса.

- Денис, это даже не слово! Господи, да это даже не матерное слово.

- Ещё какое матерное, мистер Умник!

- Да ты что? Используй его в предложении.

- Оки... эм... ему было трудно встать с кровати, потому что его едва держали ноги после стольких КОНЧАНИЙ. Видишь? Это настоящее слово.

Я услышала, как Валерка усмехнулся.

- Сука, как только Лизка, мать её, проснётся, я устрою так, что ТЕБЯ ноги не будут держать после всех кончаний.

Денис тихо всхлипнул.

- Так... это... значит, очки мне засчитываются?

Я вошла в комнату и увидела, как Валера встал и, схватив подбородок Дениса, накинулся на его губы. К несчастью, я не успела достаточно быстро отвернуться и заметила, как натянулся перед его брюк. О Боже... мои глаза... мои глаза!

Я застонала от отвращения, и они оба посмотрели на меня, перестав дышать. Да, правильно, сучки! Приготовьтесь пожать то, что вы посеяли!

- Привет, ребята, - весело сказала я, пытаясь подавить желание начать злорадствовать в эту самую секунду. – Что происходит?

И тогда я увидела это. Лицо Валеры. Что-то не так. Совсем не так. Неправильно. На нём не было стыда. И раздражения не было тоже. Несдержанность была, но без остальных двух эмоций она казалась... не такой. Я вся покрылась мурашками, а сердце начало лихорадочно искать выход из тела. Валерка улыбнулся, и я с трудом подавила желание бегать по комнате с воплями и рвать на себе волосы.

Нет. Не может, бля, этого быть. НЕ МОЖЕТ БЫТЬ, что эти двое не дотрагивались друг до друга ЧЕТЫРЕ ЧАСА. Это невозможно!

Денис тоже улыбался. Господи Иисусе! Нееееееееет!

- Привет, Лиза, - выдохнул Валера, и в этот момент я ненавидела брата так сильно, как никогда. – Хорошо вздремнула, солнышко?

Прищурившись, я взглянула на него.

- Валерий Членосос Русик, НЕ СМЕЙ стоять и улыбаться мне и не СМЕЙ МАТЬ ТВОЮ говорить мне, что вы ВСЁ ЭТО ВРЕМЯ играли в грязные словечки, потому что я точно знаю, что ты, блять, не знаешь столько слов! – я слышала, что срываюсь на истеричный визг, но ничего не могла с собой поделать. Этого просто не может быть.

Я подошла к столу и взглянула на доску. Она была почти заполнена. Член, палец, секс, сосать, трахаться, минет, ебля, яйца, мошонка, шлёпать и кончание. И это только некоторые из тех слов, что были выложены на доске. Кончание? Что за НАХ? Посмотрев на счёт, я увидела, что Денис – ясное дело – выигрывает с огромным преимуществом.

Я взглянула на них, и внезапно у меня появилось ощущение, что всё это один кошмарный страшный сон. Они оба ухмылялись мне. И дышали они в унисон. Это просто жуть какая-то.

- Итак, Лизуня, - мягко проговорил Валера, - когда мне назначат сеанс у доктора Вальтера? Завтра будет слишком рано?

Я закашлялась, потому что внезапно моё сердце подскочило к горлу и начало меня душить. Эй, сердечко, отличная идея. Если я буду мёртвой, мне не придётся сидеть в малюсенькой комнатушке с доктором Вальтером, Королём Секса. И он не будет смотреть на меня, и не будет разговаривать со мной, и не будет превращать меня в ничего не способную контролировать массу.

- Валер, да ладно... вы, ребята, не могли...

- О да. Мы смогли, - прощебетал Дэн.

Я подавилась.

- Дэн, нет... пожалуйста... только не это!

Валера обошёл стол и, грубо схватив Дениса, яростно присосался к его губам. А когда Дэн потянулся и сжал его прикрытую джинсами задницу, меня чуть не стошнило. Потом Валерка перекинул его через плечо, и он громко захихикал.

- Увидимся позже, Лиза, - закричал Валера. – Я собираюсь провести следующие несколько часов, удовлетворяя моего мужчину, а потом поговорим о твоём наказании. Хорошо?

Денис снова хихикнул, и мне снова захотелось выдрать у себя все волосы.

Дверь громко хлопнула, и я сползла на диван, не в силах справиться с охватившим меня ужасом. Я проиграла. Я проиграла пари Валерке. Впервые в жизни я стала сучкой моего брата.

Уронив голову на ладони, я попыталась перестать дрожать. О... Боже... У меня серьёзные неприятности.

Вскоре пентхаус заполнился дикими громкими звуками секса, и, клянусь, у меня из ушей потекла кровь, когда я услышала, как мой брат громко кричит «БОЖЕ, ДА, ДЕНИС, Я КОНЧАЮ, МАЛЫШ!!! О ДА, НАКОНЕЦ! ДААААА!»

А теперь можно сказать официально. Добро пожаловать в ад.

Снятся мне глаза твои родные,
Тёплые, как пламя от костра,
Звёздочки небесно-голубые
Снятся мне глаза твои сестра...

Вижу девочку на старом фото:
Босоногий маленький цветочек,
Озорно хохочешь от чего-то,
Так же как твоя смеётся дочка.

Далеко ты от меня, сестрёнка,
Города меж нами пролегли,
Девушка с повадкою котёнка,
Где-то на краю чужой земли.

Не хватает мне твоей улыбки,
Сердца, что с такой любовью бьётся,
Мне прощая все мои ошибки,
Голоса, что эхом отзовётся.

По душе пройдётся, как по струнам,
Сердце вдруг тоска сожмёт легонько:
Если на глазах слеза блеснула -
Значит, то грустит моя сестрёнка...

Пусть нас жизнь по свету разбросала,
Пусть с тобою видимся не часто,
Только целой жизни будет мало
Осознать, какое это счастье:

То, что в моей жизни есть такая
Озорная, милая девчонка,
То, что я люблю тебя, родная
Ласковая, нежная сестрёнка...





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 21.06.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2835946

Рубрика произведения: Проза -> Любовная литература


















1