Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Тютинский мост


Тютинский мост
(или сказ о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем)

   Если вы вознамерились совершить автомобильное путешествие в Залесский район, то вряд ли  промахнетесь мимо его главной достопримечательности - большого, в два пролета, каменного моста, соединяющего берега здешней речки  с  незаслуженно пренебрежительным  названием - Неплюйка. Местное население почтительно и тепло относится к его величественной конструкции. Здесь, на десяти метрах над уровнем водоема, любят останавливаться свадебные кортежи с тем, чтобы молодые, торжественно хлебнув из бутылки шампанского, запустили в небо пару голубей. Новобрачным непременно будут при этом кричать "горько" слегка поддатые рыбаки, что в любую погоду тянут поблизости красноперку, леща и плотву, а также сигналить  проезжающие мимо автомобили. В  девяностые лихие местная братва забивала на мосту свои стрелки,  часть из нее находили  потом много ниже по течению. Ну и в конце концов именно по нему селяне привыкли  время от времени выбираться на большую землю, ибо вся территория Залесского муниципального образования представляет собой один живописный полуостров, окруженный с трех сторон водной Неплюйкиной гладью. С четвертой стороны район упирается в огромный заповедный лесной массив, через который проходит  еще одна дорога во внешний мир. Правда на беду какой-то умник  спроектировал ее столь витиевато, так что если вы вдруг рискнете отправиться по ней в соседнюю местность, то будьте готовы сначала совершить экскурсию по всем населенным пунктам, находящимся в границах своей.  Однако, время ,сами понимаете,  деньги. Поэтому, как бы там  ни было, а жизнь обитателей Залесска  и его окрестностей оказалась намертво связанной с нашим замечательным гидротехническим сооружением.
   Со временем, правда, переправа обветшала, пришла в упадок. Бетонное ее основание местами растрескалось, теперь кое-где через прорехи в дорожном покрытии заинтересованный наблюдатель может запросто разглядеть, как быстрые воды Неплюйки преодолевают гранитные, с выступающими острыми краями, пороги, которыми изобилует ее русло.
      Вот и старший лейтенант ДПС Иван Никифорович Тютин, поправив портупею на своем упругом, точно баскетбольный мяч, животе, и встав на четвереньки, опасливо заглянул в одну из таких амбразур.  После чего тяжело поднявшись он  отряхнул штаны и  грязно выругался:
- Кажется еще раздалась, сволочь. На днях  только  с перчатку была, а сейчас вон вишь уже в половину жезла. Узнают если, то как пить дать прикроют лавочку, - оборвалось у него все внутри.
   Больше всего на свете он боялся, что мост однажды закроют на капитальный ремонт. Ходят упорные  слухи , что это знаменательное событие должно произойти очень скоро. Но несмотря  на неизбежный бытовой неуют все жители района ждут этого момента словно манну, ибо передвигаться по мосту  с каждым днем становится все экстремальнее. Ждут, за исключением разве только  самого Ивана Тютина.  А все потому, что его стационарный пост находится, как раз возле этой самой переправы через главную водную артерию района. За годы безупречной службы по организации  движения он привык к интенсивному траффику близ своего рабочего места. Лейтенант часами может с блаженством смотреть, как мимо его будки сплошным потоком тянутся вереницы транзитных автопоездов, чадят междугородние автобусы, ну и само собой поднимает пыль частный сектор с областными, а то и со столичными номерами.
    В то время как его  менее фартовые коллеги мечутся по району в поисках настоящего  дела,  Ивану на этом мосту работа, образно говоря, сама плывет в руки. Тут и салаге ясно, что предстоящее его закрытие означает ни больше ни меньше - подрыв базиса Тютинского благополучия. Нет, остается, конечно, еще местный транспорт- трактора и подержанный отечественный автопром селян. Но это все так,  только чтобы не умереть с голоду. Зато аппетитные люксовые Бэшки и Крузеры, на которых по выходным устремляются на встречу с природой вечно поддатые лихие дачники и , что самое главное,  транзитные потоки - тучные купеческие караваны, идущие косяками на восток по этой автомагистрали, останутся для Тютина в недосягаемой дали  его светлого прошлого.
- Ладно, на сегодня хватит с меня тягостных дум, дай-ка тормозну я лучше для поднятия духа вон тот щеголеватый тюнингованный шевроле, - решил Тютин и машинально посмотрел на часы. - Опаньки, а вот и смене конец. Шабаш значит, домой.
   От такой перспективы по всему его обильному телу растеклась теплая блаженная истома. Что, впрочем, легко объяснялось, поскольку дома лейтенанта ожидают растопленная заботливыми руками супруги банька и две запотевшие после долгого пребывания в морозилке бутылки беленькой. Ввиду нахлынувшей на него духовной радости лейтенанту вдруг неудержимо захотелось сделать какую-нибудь приятность ближнему своему, в данном случае первому же встречному автомобилисту. Неожиданно для себя он махнул рукой начавшему уже было торможение автомобилю: " Езжай-ка ты мол, милый человек, дальше с Богом. Раз уж в рубашке родился…"
 Хотя на самом деле две бутылки Столичной это еще не все преимущества нынешнего вечера. По сложившейся пятничной традиции сегодня он будет париться не один. Компанию Ивану составит его давний друг и по совместительству сосед - Иван Иванович Лепехин. Ближайший друг и сосед тоже ближайший. Не считая имен у них вообще можно много чего общего отыскать. Вот, например, одна сторона забора у них общая. Пацаны в один класс ходят. Супруги опять-таки, не общие конечно, но как –никак сестры троюродные. И что самое главное, Иван Иванович тоже гаишник. Работает он, правда, в соседнем районе. Точно также, как и Тютин «сторожит» мост, только другой. Через тот мост транспорт тоже идет на восток, правда не в таких объемах. Потому, что там крюк ему приходится давать очень большой. По сути это обстоятельство является единственным камнем преткновения в безоблачных отношениях Ивана Ивановича и Ивана Никифоровича.
      Несмотря на шикарные банные посиделки, этой ночью на сердце у Ивана Ивановича было паршиво. Проснувшись в четыре часа утра, он, как ни ворочался, не смог заставить себя больше сомкнуть глаза. Он лежал и слушал через открытое окно, как по крыше их теплицы вовсю барабанит обильный летний дождь. Богатое воображение живо представило ему мутные ливневые потоки, которые собираются у его моста и еще больше размывают, дышащее на ладан дорожное покрытие. Интуиция, которая редко подводит Тютина, сейчас не предвещает ему ничего хорошего.  И как  окажется в последствии, она попала в яблочко.
      На следующее утро Тютин, прибыв к месту несения службы, застал там откровенно траурную мизансцену. Где еще вчера шумел транспортный поток сиротливо стоял  один Уазик со зловещей надписью на борту- «Росавтодор». Два дюжих мужика в оранжевых жилетах водружали посреди дорожного полотна  информационный щит, на котором крупными буквами было выведено: «Граждане водители. Плановый ремонт пролета моста, срок сдачи 30.10.2019. Ближайший объезд через д. Михайловку. Приносим извинения за доставленные неудобства.»
Дочитав объявление до того места, где был указан срок сдачи Тютин схватился за сердце и зашарил в карманах в поисках сигарет: " Вот вам, старший лейтенант и Юрьев день. Нет, ну вы только поглядите. Как у них все просто выходит. Извините. И все дела. Кто-то может быть и извинит, но от меня не дождетесь. Это же сколько там на круг… неужто три месяца получается "- лихорадочно высчитывал Тютин период вынужденного простоя, -  это что,  целый квартал что-ли? Он  беззвучно взвыл. Сейчас квартал  соответствовал для него примерно вечности. Не в силах больше сдерживать эмоции, гаишник зло зашвырнул свой скипетр прямиком в  самую стремнину Неплюйки.
    Вечером,когда  друзья собрались у Лепехина за столом на его летней веранде, они долго молча курили. Рядом  в деревянном ковше пузырилась, настоенная на малиновом варенье, брага,  в которой одиноко  плавала муха. Неподалеку в мангале шипели, истекая последним соком, бараньи ребрышки.
- Беда, - только и смог произнести  наконец Тютин, упав на грудь хозяину стола, - слышал уже небось, как они со мной?
- Слышал, конечно, трагедия та еще, - сочувственно затряс головой приятель, - соболезную от всей души, родной. Даже не знаю, что тут еще сказать. Давай хотя бы стакан твой освежу…
После второго стакана браги у бедолаги в голове блеснула идея. - А если, я покамест на твоем мосту перекантуюсь? - Тютин взял друга за пуговицу кителя и преданно посмотрел ему в глаза, - может поставишь на довольствие?
- Ты, Ваня, часом ничего не перепутал? - Лепехин откашлялся и мягко высвободил куртку, - работа, она, знаешь ли, как жена - глубоко интимная вещь. Ведь я же не прошу тебя, к примеру, чтоб ты  на супружеское ложе меня пустил, поскольку у моей жены дни критические. То-то вот. И потом, о каком ты там довольствии мне  сейчас говоришь? Без слез не взглянешь. В общем, извини, но мой Боливар не выдержит двоих.
- Понимаю, тут ты, скорее всего, прав.- Задумавшись, осиротевший гаишник не заметил, как  окурок , торчавший в углу его рта  стал обжигать ему губы.
- Но постой, с другой-то стороны!– Встрепенулся он вдруг, сплюнув бычок и опять стиснув  в руках несчастную пуговицу, -  мои же клиенты к тебе теперь попрут. Ты представь только, что там у тебя скоро начнется? Помощник тебе нужен, Иваныч, ассистент.
Надо было видеть, как при этих словах забегали глаза у Лепехина. Но Тютин, увлеченный своей теорией на это не обратил даже толики внимания. Он был занят развитием темы.
- А тут я к ним со своей полосатой палкой, сечешь? – оживленно тараторил он, - Здрасьте вам, товарищи, не ждали? Я же на твое довольствие, друг, не покушаюсь. Мне, понимаешь, свое бы только отыграть.  Ну что, когда  едем?- Тютин  в пылу даже приподнялся немного.
 Лепехин молчал. Только поросячьи глазки  его стали бегать еще быстрее.
- А ничего, что ты к другому району приставлен?-  Выдавил он из себя неохотно наконец. 
- Ты пойми, надо чтоб все по порядку было, чтоб по закону,  - продолжил он смущаясь. - Нет полномочий таких  у меня на моем месте.  Как там говорится,  дружба - дружбой, а служба- службой?
- Совести  нет, гражданин Лепехин,... на  вашем месте... -  Разочарованный Тютин резко поднялся, окатил коллегу презрительным взглядом и не попрощавшись, хлопнул калиткой. Лепехин в ответ на этот демарш только плечами пожал. Дома Тютин запретил жене даже смотреть в сторону своей сестры. Сына же заставил пообещать, что тот при первой же возможности непременно наваляет отпрыску негодяя Лепехина по самые, что говорится, «не хочу».

   Вот прошли три месяца. Потом еще три. А мост, так сказать, и ныне там. Как и ожидалось, Тютинский контингент потихоньку проложил дорогу в Лепехинские края. Хоть и приличный крюк получается, а деваться вроде как ему и некуда. Ехать- то  все равно надо.
В течение этого времени несчастного Ивана Никифоровича не раз замечали дежурящим у моста конкурента. Тот, по-быстрому, пока никто не видит, справлял там свою службу. Выпрыгивая на автомобилистов из кустов словно черт из табакерки, он цеплялся ко всему, на что падал его изголодавшийся по настоящей работе глаз - к толщине протекторов, к отсутствию аптечки и огнетушителя, к неправильно оформленным накладным- в общем Тютин неистовствовал. Сам он называл это действо достижением социальной справедливости. Хотя Лепехин однажды охарактеризовал такое недостойное поведение, потерявшего всякий стыд и совесть коллеги, несколько иначе - браконьерством и наглым пиратством. После чего он, в свою очередь, наложил вето на общение супруги со своей дальней родственницей, а сыну заповедовал, чтобы тот при случае обязательно надрал зад Тютину младшему.
   Отношения у друзей после симметричных Лепехинских мер совсем расстроились. Особенно после того, как Лепехин пару раз брал соседа на неположенном месте с поличным,  оформлял административный протокол и строчил на нарушителя рапорт о превышении им служебных полномочий.
   Но это никак не останавливало нашего героя, которому все было уже, как с гуся вода. Селяне по-прежнему частенько наблюдали Ладу «Калина» Тютина на исконной территории неприятеля. Дождавшись сумерек, тот барражировал в Лепехинских пределах, как летучий голландец, с выключенными габаритами и проблесковым маяком, время от времени создавая то тут то там аварийные ситуации. Сердобольные встречные автомобилисты частенько мигали ему фарами дальнего света в случае, если доходное место, которое так манило лейтенанта, было уже занято надлежащим выгодоприобретателем.
    Тогда Тютин разворачивался и ехал к своему мосту. Там, на площадке, заглушая своим рыком шум работающей техники, он устраивал эмоциональные разборки с начальником участка, если последний не успевал к тому времени сделать ноги на УАЗике с надписью: «Росавтодор» или на худой конец скрыться от праведного Тютинского гнева в строительном вагончике.
- Ты когда мост сдашь уже, курва? - вопрошал он, обдав жертву адской смесью из чеснока и вчерашнего самогона.
- Как только, так сразу Иван Никифорович, - нехотя отвечал тот, стараясь не дышать в его сторону.
- Как только должно было наступить уже месяц назад, а сразу и того раньше.
- Так материалы же опять не подвезли, вон сами посмотрите,- разводя горестно руками, оправдывался прораб.
- А это что по-твоему, скотина, ну? - Тютин зло плевал в сторону кучи гравия и штабеля арматуры.
- Это что ль? Гравий, конечно, но фракция, видите ли, не подходящая. Поставщики, как всегда, проворонили.
- Значит и полис ОСАГО у тебя имеется, - обреченно то ли спрашивал, то ли утверждал тогда разочарованный гаишник, направляясь к автомобилю оппонента, не зная чем бы таким насолить своему обидчику, - и ТО ты уже вижу прошел...
    На следующий день все повторялось сначала.
- Чем порадуешь? - задавал он традиционный вопрос, не успев даже выпихнуть свое тело из служебной «Калины».
- Да нечем особо, Иван Никифорович.
- Сегодня - то что случилось, проходимец?
- Экскаватор встал. Подшипник вон под замену.
- Так меняй давай.
- Так меняю уже.
- Ну значит меняй живее….
Понимая, что больше ничего от своего визави не добьется, лейтенант махал в сердцах рукой на раскуроченный мост, и вразвалку шел к своей Ладе. За ним, вздыхая словно побитая собака, семенил «курва и проходимец».
Как-то, уже садясь в машину, Тютин не удержался от того, чтобы не задать один вопрос, который особенно терзал его душу в последнее время.
- И, кстати, а по какому поводу к тебе Лепехин на днях после смены заглядывал, причем с каким-то подозрительным свертком, не подскажешь? Думаешь не знаю про ваши с ним шашни. Намекнули уже. Мир не без добрых людей, как видишь.
- Извините ‘с, но это уже наше личное с ним дело, интимное даже’c? - встрепенулся тот. Искреннее возмущение, перемешанное с врождённым почтением к любому представителю власти, заставило мужика непроизвольно произнести фразу на старорежимный манер.
- Может быть скажешь еще, что любовь у вас?
- Может и любовь. Ехали бы вы уже, Иван Никифорович,  а то работать только мешаете, - дерзнул наконец повысить голос прищученный прораб, сам не ожидая от себя такой смелости.
     В тот вечер, а точнее в первом часу ночи Тютин вернулся домой изрядно навеселе. Правда веселого в нем в тот момент было не то чтоб  много. Поэтому скажем как есть - Тютин приперся домой на рогах. Приоткрыв уже было калитку, он глупо хмыкнул и направился в сторону владений своего соседа Ивана Ивановича. Навстречу ему, чертя круги хвостом, ринулся было соседский Мухтар, но получив пинок сапожищем чуть пониже копчика тот, издав удивленный и обиженный писк, ретировался в близстоящие кусты сирени.
- Хозя…вва.- Едва выговаривая слова, промычал старлей в полный голос. Ему показалось даже, что он кричал. В действительности голос его был настолько слаб, что даже не вспугнул воробья, дремавшего на соседней ветке. - Выходь да..вай,  не бойсь. Бить не буду, - произнес он еще тише, увидев, как зажглось окно спальни. За портьерой Иван разглядел две  тени, в одной из которых он узнал  профиль своего обидчика, а во второй  роскошные  формы троюродной сестры  своей жены. Наконец открылась форточка и из нее вылетел какой-то резиновый предмет, угодив лейтенанту прямиком в его сократовский лоб. После чего шторы сразу задернулись и свет опять погас.
- Ах вы, …это вы… это так, значит, - аж поперхнулся от возмущения Тютин, сообразив, что за изделие  к нему прилетело, - да я, да вы…. Скоооты вы, после этого, - взвыл он, жалея себя изо всех сил. – Сейчас, сейчас, погодьте….
Оглянувшись по сторонам, он кряхтя согнулся и извлек нечто из кучи мусора. Предмет, на поверку оказавшийся здоровенным куском штукатурки, был запущен им в то место, где он только что наблюдал вражеские силуэты. Но попасть Тютин сумел, увы, только себе в ногу. Он взревел.  Не столько от боли, сколько от обиды. Для великих дел потенциала у него сегодня было явно недостаточно. 
  Тогда мститель застыл в беспомощности, в поисках такого свершения которое было бы ему по плечу, и не придумав ничего лучшего он, откинув брезент, с наслаждением справил малую, но при этом весьма большую свою нужду в коляску Лепехинского раритета - старенького Урала, который являлся предметом гордости своего владельца и зависти всех сослуживцев, не исключая самого Тютина.
       На утро у лейтенанта страшно раскалывалась голова. Болела она у него и на следующий день и через три дня и через неделю. Наконец Тютин, обросший, как черт, вышел из бани, где он обретался все это время. Икая и почесывая свой пузень, нависавший над сползшими к коленям труселями , он направил свое обмяклое тело на кухню.
 Первое, что он увидел, зайдя в свой дом, это была жена его лучшего в прошлом друга, помешивающая ложечкой в чашке, источавшей кофейные ароматы. Оная что-то увлеченно докладывала супруге, лицо последней при этом светилось от счастья и таяло от удовольствия.
- А эта драная кошка что  у нас в хате делает? – процедил Тютин, тяжело взглянув на соседку, и нехотя поправил свои труханы.- С каких- таких пор у нас муж уже не  авторитет  в доме стал?-  Он снова икнул.
- Так сдали мост - то, Ваня, теперь поди уже можно - то, – всплеснула руками довольная жена.
- Куда еще сдали? – Не сразу дошла до сумеречного сознания Ивана суть радостной новости.
- В... как ее... в эксплуатацию, - бойко встряла в разговор троюродная сестра, - сама по нему третьего дня в соседний район ездила, на автобусе.
- Брешешь?
- Вот те крест! неделю, как сдали. - Гостья торопливо наложила на себя знамение и на всякий случай отошла в сторонку, ибо взгляд гаишника стал совсем диким.
- Так, что ж я стою - то, а? - метнулся он было к двери, на ходу продевая ноги в портки, - они ж ведь там уже неделю, как просто так ездят! - Но увидев свое отражение в окне, он вернулся, и бросив на ходу супруге: «Рубашку погладь… белую», помчался в ванную комнату, искать свои бритвенные принадлежности.
       Когда пошла вторая неделя с момента торжественного открытия движения через Неплюйку,  Иван Никифорович, изрядно посвежевший и разгладившийся от долгожданной работы на свежем воздухе, направился с повинной головой к Ивану Ивановичу, неся под мышкой продуктовую корзинку, наполненную до краев домашней ветчиной, козьим сыром, маринованными грибочками и четвертью хлебного вина. Эта ноша должна была поспособствовать восстановлению изрядно пошатнувшихся отношений между соседями и заодно позволить им душевно отпраздновать запуск Тютинского моста.  Лепехин, как оказалось, тоже был в целом не против вернуть старого друга, тем более,  что он еще не обедал.
Не успела живительная влага растечься по стаканам, как в комнату влетела Лепехинская супруга, размахивая свежим выпуском "Районного вестника". Ее грудь колыхалась на бегу, как колокола во время благовеста.
- Мост, - только и смогла она произнести задыхаясь.
- Ну мост, - Лепехин приподнялся, недовольный заминкой в приятной процедуре, – выражайся уже яснее.
- Мост твой…  насовсем...закрывают. Реконструкция … района. Вот план ! - Исчерпав на этом способность говорить, она в сердцах швырнула на стол злополучное периодическое издание и тихонько заскулила.
  Лепехин на этих ее словах так и осел мимо стула. Перед тем как распластаться на полу всей своей полутора центнеровой тушей, он краем глаза увидел торжествующую физиономию своего лучшего друга - старшего лейтенанта ДПС Тютина Ивана Никифоровича.






Рейтинг работы: 34
Количество рецензий: 5
Количество сообщений: 6
Количество просмотров: 83
© 20.06.2020 Александр Пономарев
Свидетельство о публикации: izba-2020-2835508

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Людмила Зубарева       02.07.2020   16:13:02
Отзыв:   положительный
Да уж, теперь никогда не быть друзьями Ивану Никифоровичу с Иваном Ивановичем...
А мосту- долгой жизни!
Александр Пономарев       02.07.2020   16:39:57

Пока стоит Тютинский мост, точно - они
враги...)
НАТАЛИЯ ПОЛУНИНА       24.06.2020   12:53:20
Отзыв:   положительный
Работа то сложная и в холод и жару,
Бутерброда не жалей и воды скорей налей!
Как всегда смешно.


Александр Пономарев       25.06.2020   07:17:23

Спасибо,
картинка прикольная...
Светлана Сайфутдинова       23.06.2020   20:19:00
Отзыв:   положительный
Какое свинство - лишать людей куска хлеба!
Александр Пономарев       24.06.2020   07:32:53

Да еще какого куска,
Но ничего. Он потом
отработает...
Светлана Сайфутдинова       24.06.2020   17:17:19

Ну конечно, с маслом и сыром. Даже с икрой.:)))
Ди.Вано       22.06.2020   07:06:00
Отзыв:   положительный
Приветствую!!
Читая Ваши рассказы, Александр,
жизнь познаю в разных ипостасях... )))
Оно конечно грустно, что так живём..,но
личный интерес ...такой нынче форпост у власти придержавших, а у ментов особенно....
Сочный образ Тютина и его моста.
Спасибо!!!
Александр Пономарев       22.06.2020   09:27:05

Рад Вашему утреннему визиту, Дина,
Спасибо.
Увы , я раскрываю мир только в одной ипостаси,
и далеко не в самой лучшей.
Иногда хочется написать что-нибудь
светлое и жизнеутверждающее,
но в итоге, посмотрев по сторонам, все равно скатываюсь на сатиру...
Татиру       21.06.2020   18:25:17
Отзыв:   положительный
Очень иронично) а вообще, конечно, мусор он и в Африке мусор. Хоть каких подразделений.
Александр Пономарев       22.06.2020   09:14:59

Это точно, Таня,
Что у нас , что в Африке ситуация развивалась бы одинаково.
В Штатах, там Тютин не рискнул бы рыпнуться на чужую территорию.
В Европе Тютин бы вообще не понял , а причем тут мост.
В Китае же этот мост бы за пару дней отремонтировали...)
Спасибо за визит,
















1