Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Разговор Читателя с Писателем. Беседа третья


Читатель: Сегодня я предлагаю поговорить о критике. Как вы относитесь к тому, что вас критикуют?

Писатель: Что вы имеете в виду? Уточните ваш вопрос.

Читатель: Но вот говорят, что, когда писатель публикует свое произведение, он прежде всего жаждет признания и болезненно переживает критику. Разве у писателей нет привычки обижаться на критиков?

Писатель: Мне кажется, люди придают слишком большое значение признанию. Я понимаю, что признание часто находит свое выражение в величине гонораров. Однако все же не в признании дело. Ибо что такое признание? Чего оно стоит за пределами гонораров? Я нередко встречался со случаями, когда читатели дарили писателю свое признание и при этом проявляли полнейшее непонимание того, что он, писатель, для них написал. Я сам неоднократно с этим сталкивался. Для меня такая ситуация невыносима. Поэтому я предпочитаю непризнание. Я думаю, в нормальном случае писатель, публикуя свое произведение, ждет прежде всего понимания.

Читатель: Так ли на самом деле важно понимание? Не кокетство ли это писателя, который, допустим, не встретил признания?

Писатель: Нет, не думаю. Ведь любое произведение содержит некую идею, или, говоря современным языком, мессидж, который адресуется читателю. Согласитесь, обидно, когда твой мессидж не доходит до адресата. Признание без понимания я могу уподобить бумажным цветам: они могут быть сколь угодно красивы, но они мертвы.

Читатель: Вы только что сказали, что в произведении есть мессидж, адресованный читателю. Означает ли это, что любое произведение должно быть заранее рассчитано, продумано, а его идея - сформулирована писателем... Но какова в таком случае роль вдохновения? Не пытаетесь ли вы свести труд писателя к ремесленничеству?

Писатель: Не все так страшно и однозначно на самом деле. Что лежит в основе прозы, что является побудительным мотивом для ее написания? Уверяю вас - не потребность передать читателю мессидж. В основе прозы лежит желание рассказать историю. Вот по каким-то таким неясным, непонятным порой самому писателю признакам ему кажется, что рассказанная им история будет интересна многим людям. Конечно, писатель сознает, что он на свете не один такой пишущий рассказчик, значит, надо постараться сделать так, чтобы читатель, во-первых, заинтересовался написанным, а во-вторых, получил удовольствие. Это последнее требование и заставляет автора работать с формой, иногда даже фокусничать, выдумывать что-то необыкновенное, непривычное, увлекательное. Как раз здесь не обойтись без вдохновения. Ведь бывает так, что рассказ льется, как песня, а бывает так, что вымучиваешь каждую строчку. Но это все относится к форме. Однако, поскольку произведение написано, то есть приобрело форму, то в нем обязательно содержится мессидж.

Читатель: То есть писатель иногда сам не знает, какой мессидж он сообщает читателю...

Писатель: Совершенно верно! Это как раз то, что я хотел сказать.
Читатель: Как же быть в таком случае?

Писатель: И вот тут нужен критик. Ведь кто такой критик? Это тоже читатель, но только не рядовой, а - квалифицированный. Ведь все читатели разные, с совершенно различной способностью воспринимать текст. Большинство читателей, разумеется, способны воспринимать прочитанное на самом простом уровне, скажем, на уровне сюжета и расстановки героев, их элементарной характеристики. Какая-то часть читателей, скажем, процентов 20 - 25, воспринимают динамику сюжета и диалектику характеров. А своем малое количество читателей способно глубоко проникнуть в замысел автора, прочитать мессидж, оценить его новизну и полноту... Вот из этого малого количества наиболее квалифицированных читателей 2 - 3 самых-самых квалифицированных и являются критиками. Правда, помимо способности глубоко воспринимать текст критик еще должен обладать способностью адекватно выразить свое понимание, так, чтобы читателю было интересно его читать.

Читатель: Есть мнение, что критик - это соперник автора в творчестве. Как вы относитесь к этому мнению.

Писатель: Категорически не согласен. Во-первых, писатель не нуждается в сотворце. Во-вторых, роль критика — служебная, подчиненная. Вы можете быть сколь угодно талантливым критиком и писать прекрасные критические разборы, допустим, Хемингуэя. Но кто вы без Хемингуэя? Никто. Ибо искусство всегда первично, а критика всегда вторична. В-третьих, это и этически неправильно, потому что критик-сотворец просто паразитирует на авторе.

Читатель: Тогда как вы относитесь к подражанию?

Писатель: Подражание — необходимый этап в становлении писателя. Здесь, я полагаю, допустимо даже копирование стиля и технических приёмов выбранного для подражания автора. Но важно в таком случае одно: чтобы подражатель сознавал свое подражательство и не требовал за него каких-то дополнительных благ.
Читатель: Что вы имеете в виду, говоря о дополнительных благах?

Писатель: Это когда кто-то удачно подражает признанному классику, скажем, Платонову, и заявляет: цените меня, я подражаю самому Платонову. Но в таком случае Платонов — первопроходец, ему и венок. А вы даже не второй номер, скорее — бледная тень. Какие же вам за это награды?! Впрочем, творчество — это само по себе награда.





Рейтинг работы: 8
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 22
© 13.06.2020 Роберт Иванов
Свидетельство о публикации: izba-2020-2830423

Рубрика произведения: Разное -> Литературоведение


Асия Караева       12.07.2020   11:28:25
Отзыв:   положительный
Все очень точно сказано!
















1