Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Владислав Зубец. Течение Нижнего Амура. VI.5. Есть оба якоря!


Владислав Зубец. Течение Нижнего Амура. VI.5. Есть оба якоря!
 

VI.5. Есть оба якоря!


Шли пятьдесят–шестьдесят километров. Время – едва ли за полдень:

– От силы…

Так только кажется, что скоро вечер:

– Будем стоять в Мариинском!



Вернитесь к первой части – там тоже Мариинское:

– Мне-то не надо, я ведь персонаж…

Кроме того, не намерен сознательно, чтоб не сбивать впечатлений.

Кроме того, и настрой подозрительный. Может быть, вычерпан той Циммермановкой. Что-то мешает, еще не причалив:

– Может быть, слишком все быстро…

Первое, что еще с палубы видно:

– Круча не так уж крутая, как раньше?

Лесенки, впрочем, наверное, те же, да и гостиница – там же.

Вспомни, как нас догоняла весна:

– Юрий Михайлович щелкал подтяжками…

Благо – не надо расписывать план, где Батарейная сопка.

Камни, конечно:

– Ну как не узнать!

Камни пятнистые, в травах расчесанных:

– Ветром с Амура…

А ветер всегда? Он и сейчас подгоняет.

Сяду под вышкой, зажмурюсь –

– Заслушаюсь…

Триангуляция – знак постоянства? Ниточка к той, что в заливе Арсеньева. Впрочем, кто знал о заливе.

Камни замшелые – те, что торчали. Длинные тени по снегу:

– Контрасты…

Только уже я на гребне, а вышка –

– Вышки-то нет…

Вот тебе и История.

Травы и ветер. И камни пятнистые. Я отыскал основание вышки:

– Ну, посидел…

Но не так, как хотелось. Не до гудка, разумеется.

Лишь для проформы спустился:

– Лишь ветер…

Так ли спускался в Ледовом походе? Розы-ругозы цветут –

– Но к чему это…



Ветер напел мне обратное.

«Букет цветов из Ниццы», те колпачки шаманские? Тайга здесь сильная:

– Сильнее человека…

Я понимаю все, только заметьте:

– В листиках нет еще должного запаха…

Кстати, букеты и всякие ветки – запрещено приносить на корабль.

Я и пронес потому, что опаздывал:

– Вахта концы отдавала?

Шары эффектны – с палубы в окно. Язык не повернется сказать – в иллюминатор.

А под шарами – листики, какие из-под снега. Без должной буроватости, а также – толстоватости.

Но запахи – шмелям на изумленье! Соцветия шаманят сладковато:

– От рук не отмываются…

Чертовски липкий запах? Да я и не хочу, чтоб отмывался.

Нет, я не говорю про декадентку. Та ходит в окружении (по
виду – продавщица). И разговоры мелкие, вниманья не достойные:

– «Взыскательные уши» и так далее?

И здесь рассказ про щебень, что с сопки Батарейной –

– Про ягодки шиповника морозные…

Да, не забыть – пещерных пауков, чьи сети обещают прекрасную погоду.



Гора Шаман не врет, но пауки ведь тоже? Посмотрим, чьи пророчества надежней. Пока, по крайней мере, над Батарейной сопкой сияют небеса, ничем не омрачаемы.

Ну, что же – в магазин? Пошли по магазинам, раз тут не Циммермановка:

– Все время отвлекаешься…

Сидеть на мшистых глыбах полезно для здоровья, но глыбы слишком замкнуты на собственных проблемах.

Когда душа молчит и настроенье кислое, и магазины – тоже часть истории. Взять книжный – он и в этот раз не подкачал нисколько. Вчера, как и тогда, случилось «поступленье».

А.К. Толстой, Апухтин, Фраерман? Жаль, нет Юрий Михалыча:

– Реванш за Дж. Дарелла?

Не побежишь показывать:

– Умолкли голоса…

К чему скрывать опять же – мне не хватает снега.

Лишь я еще в «Хозяйственном»? Лежит отличный ножик, а свечи – в Богородском, если помните. Скисаю окончательно, мне не хватает многого, хоть Мариинск остался Мариинском.

Село (или поселок?) являет многолюдство, которое и раньше раздражало.

– Опять, что ли, у них комиссия шоферам?

С китайцами как будто не воюем.

Но тут всё больше наши, корабельные. Четыре группы – каждой по экскурсии. А я-то и не знал. И опоздал к началу, хоть вряд ли отказался бы от Батарейной сопки.

Всех слушаю? В казенном исполненье – легенды, коих множество. Иные умирают, иные – как-то тлеют и видоизменяются. Я сам, наверно, много искажаю.

Гостиница – легенда? Но ведь – из «местных лиственниц», ноль два начала века:

– Полезно знать, наверно…

Но я же и свидетель, я тут же дополняю:

– Здесь Юрий Михайлович щелкал подтяжками!

Я, между прочим, встретил ту красавицу. Она меня узнала, как ни странно:

– Но вовсе не красавица?

Так только показалось, когда те марсиане карабкались на кручу.

Да печка, коя топится? Да не переставая:

– Почти столетие…

Дрова были березовы? Еще раз повторю:

– Весна нас догоняла…

И догнала, как знаете, в Кольчеме.

Легенда – избирательный участок –

– Что то же – Дом культуры…

Но строил купец Котов – «еще до революции». А в эту революцию:

– Тряпицинские дрожжи…

Так именно – про «дрожжи».

Но лучше по порядку:

– Старинное село…

Одно из самых старых на Амуре. Пост Невельского:

– Помните две стелы?



В честь транспортов – «Байкала» и «Кадьяка».

Поселок Рейк. Протока в Кизи –

– Сучи…

Те огонечки? Как же – видел, видел. Но съездить не пришлось и не придется, видимо. А может быть, так лучше –

– Огонечкам…

Башмак (Бошняк), Разградский с казакАми? В записках Невельского, конечно, все подробнее. Там и Кольчем затронут, хотя и мимоходом. И, помнится, затронут даже дважды.



История столетия? Пожалуй, я оставлю – ее для колорита, да и в связи, конечно.



Хоть книга – про отшельника, насколько понимаю. Про чудеса, которые в избытке.

Старинное село, полвека без налогов. Был лес, и было золото и рыба, разумеется.

Богатое село, что до сих пор заметно. Дома кержацкие:

– Такое впечатленье…

Вот, впрочем, достовернее:

– Затмение…

«Корона» две минуты – в году восьмидесятом. Со всей планеты съехались любители блистальности. Сюда, на остров Сучий:

– Наверно, не случайно?

Библейность и блистательность:

– Святые имена…

И незачем доказывать, что место исключительно? Но нужен снег:

– Слепить голубизной…

Я знаю про себя, что легковерный.

Допустим, слишком рядом – Софийск и Мариинское. И день один и тот же, и я перегрузился. Как раз в ударной точке Ледового похода, которой ожидал с понятным нетерпеньем.

На аэросанях я делал фотографии. И в Мариинском тоже – отлично получилось.

Хотя все остальное испортил, проявляя:

– Такая избирательность вуали?

Да, фото – там сосульки, там топят печь березой. Дымки из труб, гостиница:

– Но это не История…

Там просто все другое, но я не огорчен:

– Рукой водило нечто симпатичное…

Не возвращайтесь – истина избитая. Пусть Мариинск остался бы таким. И с этой точки зренья – спасибо, турбюро, что мы – вокруг да около Кольчема.

Да, дрожжи пресловутые, «тряпицинские дрожжи»:

– Ведь это здесь эсерка мыла ноги…

А то и вся купалась в «повальных реквизициях»:

– Экскурсовод в сем пункте сомневается…

Я опоздал к началу его лекции – наверное, там было про отряды, вобравшие весь люмпен с обоих берегов:

– Лесоповал и золотоискатели…

Но горстку офицеров, засевших в доме Котова, Тряпицин штурмовал четыре раза. Обман с почтовой сумкой, Маяк (уже в Де-Кастри), в финале – бандитизм и реквизиции.

История известная, но я впервые слышу, что в горстке офицеров был и купец как будто. Его потом поймают и где-то тихо шлепнут, но по весне:

– Легенда…

Наверное, легенда.

Труп Котова прибило половодьем коварной реки Сучи – к ступенькам его дома. К ступенькам агитпункта. Того – с резным навесом:

– Добротная постройка, любопытная…

Прибить могло – двойные ледоходы. А вот история – нарочно затемняется. Кто был сначала красным, кто эсеркой. История с «дрожжами» вообще малопонятная.

Журнал «Дальний Восток» (да, тот, где я печатался) в обзоре периодики тех лет дальневосточных цитирует какого-то тогдашнего редактора:

– «Крепки еще тряпицинские дрожжи!»

Ну что еще? Опять казак Самсон. Что дом бакенщика (на Аури) шатался. Такие вещи слушать интересно, а можно и не слушать, как известное.

И самое последнее – про бунт туземных жителей:

– «Побили лесорубов из Прибалтики»…

Тем делали поблажки, приписки. И начальство – «нахапало несметно», но били не начальников.

Туристы разбредаются. Лишь я с своим блокнотом:

– Возможно, надоел экскурсоводше…

Я не специалист! Экскурсовод недавно. Была функционеркой, но раскаялась.

Литературы, видите ли, мало:

– Хотите подарю журнал «Дальний Восток»?

Там есть про Мариинское! Журнал с собой, в каюте:

– Зайдите после ужина…

Пока мы не отчалили.

Когда-то я почел за счастье небывалое бродить по Мариинскому, цепляясь за заборы. Где «малый флот» не отводили на зиму, где остовы застывших пароходов.

Все правильно? И времени как будто бы достаточно:

– Бреду…

Но те заборы – нависли над обрывом. Последние шаги – по лесенкам, площадкам. Корабль – мой дом:

– Букет цветов из Ниццы…

До ужина торчу на верхней палубе. Рисую – как умею, что попало. Попался тот же спуск и домик староверов (вернее – половина, другая – отвалилась).

Потом-таки пришла энтузиастка:

– Презент!

Две сухих рыбины:

– Печного прокопченья?

Хотел скрыть автора, но скромность не позволила. Пишу:

– Тамаре Белкиной…

Презент меня растрогал.

Автограф автора – мой первый и единственный. Красиво надписал:

– Наискосок обложки…



Останется мой отпуск в анналах Мариинского. Пусть знают, как рассказывать легенды.

А тетка золотая – приглашает:

– В любое время будет вам гостиница!

И каждый день «по чаю»:

– Чай – лично от меня!

Ну что же – неплохое приглашенье.

Протока Сучи, озеро Бол. Кизи? Де-Кастри, наконец:

– Святые небеса!

Подумаю! Но все-таки, наверно, не приеду, ведь что-то все равно мне помешает.

На воде уже тени кустов – левый берег:

– Алебастровый купол луны…

Мы давно уж плывем:

– Очевидно, на север…

Сковородка безлюдна:

– Только ванты мотаются…

Еще из шахты трапа:

– Знакомое лицо?

И поворот «три четверти» – лицо луны-блондинки. Как купол парашюта, еще едва заметный. На алебастр похоже, но прозрачней.

Плывем, вода спокойная. Лицо луны-блондинки. Голубизна библейская:

– Простите за повторы…

А слева по кустам, блистательно пылая, крадется и пылает:

– Крадется и пылает…



Так я своими средствами стараюсь соответствовать. Куда смотреть, не знаю:

– Но солнце опускается…

Луна висит над клотиком, желтея понемногу. Голубизна – такая невозможная.

Начинается игра –

Облачков в библейском небе…

Должна быть где-то Аури? Но тут ведь два Амура. Каким плывем, неведомо. Наверно, все же Старым. Ведь горы только слева, за лугами.

Закатная страна –

– Проплыли длинный остров…

Идем непредсказуемо – почти уже на запад. Брег солнечного моря с высоким горизонтом:

– Мечта, архипелаг, непредсказуемость…

Архипелаг действительно:

– Лавируем…



На карте повороты не показаны. Тут, видимо, нужны листы Юрий Михалыча.

А то – Амур прямой, а румбы изменяются.

Светились облака, как на картинке. Я узнаю картинку:

– Бежим за горизонт?

Ведь горы, за которые садится раскаленное, в отсутствие других –

– Амбы, не что иное…



Ты не смотри на карту:

– Затмилося полосками…

Да, в точности же Чайные? И тоже – на востоке? Мои места, и мы идем в Кольчем. На Малую Амбу –

– Откуда видно чайность…

Я заглянул, хвативши через край:

– Кольчемская депрессия с полосками светящихся…

Там все нетронуто:

– Смотрите, убеждайтесь…

Там все – по книге –

– Если не касаться…

Закат погас, но все еще крадется. Краснеет между гор –

– За ширмою кустов…

Но звездочка зажглась:

– Без четверти одиннадцать?

Зажглась на юго-западе, вчерашняя, знакомая.

Ну, а луне – желтеть и раскаляться? Ей скоро ничего другого, как светить:

– Светить, желтеть, чудовищно катиться…

Недаром же – все время обгоняет.

Ушли и острова, архипелаг тропический:

– Слияние Амуров, наверно, состоялось…

И за баржОй – след синий. Сигнальные огни. Глаз маяка во тьму –

– Огни бакенов…



Корабль тихо гудит, вибрирует, сипит:

– Кольчемский вечер тихо завершается…

Пройдемся по Кольчему? Не торопись с ответом. Смотри, не отвлекаясь, на лунную дорожку.



Пока не позабылось, скажу про странных птиц. Вороны (или вОроны) –

– В бинокль они громадные!

Такие птеродактили, отчасти перепончаты? Способны подлетать к луне-блондинке.

Сейчас я склонен думать, что это журавли:

– Да, журавлиный танец, несомненно…

Однако под луной, отнюдь не на болоте! И стаи их несметны:

– Все стекла занимают…

Идем довольно ходко:

– Пожалуй, в Богородское?

Вдруг явно к берегу –

– А впрочем, разворот?

Такая, видно, мода у нашего «Пржевальского»:

– Есть оба якоря!



И – носом на теченье.

Продолжение (Глава VI.6.): https://www.chitalnya.ru/work/2832807/







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 43
© 11.06.2020 Николай Зубец
Свидетельство о публикации: izba-2020-2829169

Рубрика произведения: Проза -> Поэма


















1