Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Бомж


Бомж

       Случилась со мной эта история недавно, под самый Новый год. Под серией стрессов у меня на плече появилось устойчивое толстое покраснение, как будто нарыв. А время предновогоднее. Я сначала бегу в диспансер, где под вопросом поставили аллергию и прописали крем от нее, но перенаправили тут же к хирургу. А уже 31 декабря. Только дежурный врач в районной поликлинике. Сказал, чтобы я мазала плечо левомиколем, и ничего другого не надо. Под бой курантов у телевизора с пурпуровым больным плечом я встретила Новый год. Соседка меня послала в травмапункт утром. Оказалось, что он очень далеко от меня, здание перенесли с прежнего места, но, меняя автобусы и маршрут, я бросилась туда немедленно. Прибегаю в этот травмапункт , а дежурный врач мне говорит, что они теперь такими проблемами не занимаются, что даже скальпеля нет у них, чтобы разрезать нарыв, только переломы  рук и ног в их компетенции. «А как же мне быть?» - «Идите к дежурному врачу, это терапевт». Иду. Занимаю очередь.. Вхожу. «Вам надо лечь в больницу, мы не можем здесь разрезать…Нужны анализы, и другое » « Я не могу в больницу сейчас». И так мы, споря друг с другом, вели переговоры. Я умоляюще прошу помочь. Она в растерянности. Говорит, что и так много времени на меня потратила. Смотрит в компьютер. Узнает, что я уже перед Новым Годом была у дежурного врача в своей поликлинике. Дает мне направление в районную больницу на консультацию в хирургическое отделение. Я поняла, что нужно быть очень здоровым человеком, чтобы лечиться. Всегда избегала медицинских учреждений. Только в случае крайней необходимости посещала врачебные кабинеты, но сейчас я оказалась в ситуации именно такой необходимости. Деваться мне было некуда. Я взяла направление, поблагодарила за него и поехала в нашу районную больницу, где когда-то в одном из отделений речевого центра работала клиническим психологом. Теперь это здание превратилось в приемное отделение. Я не узнала его. Все внутри изменилось, как будто в другой мир попала. Ни вестибюля, ни раздевалки, ничего. Но зато все блестит, новые кабинеты, красивые панели и регистратура с компьютерами и супертелефонами.. Подхожу, разъясняю свою проблему. Мне говорят, что хирург на операции и спустится к таким как я, только после нее. И так я в ожидании хирурга просидела до вечера несколько часов, благо в сумке была бутылка с минеральной водой. Но оторвемся от моих проблем на время.
          Главным героем моего рассказа стал бомж, человек примерно 60 лет. Видимо, он ночью заснул под снегом. Его привезли с обмороженными ногами и положили на каталку. Где-то его подобрала скорая, но поздновато, ноги были фиолетовые по колено, брюки подняты, стопы и голени открыты. Понимая, что это кончится в лучшем случае ампутацией и домом инвалидов, я совсем застыла в оцепенении. Увидев эту картину, я перестала суетиться. Я поняла, что мое положение не из худших. Почему мне так запомнился этот бомж ? Он лежал спокойно, с закрытыми глазами и с каким-то невероятно блаженным выражением лица. Он был еще на этом свете, но мне казалось, что уже на том. Он был в пальто и в черной вязаной шапочке. Почему-то бомжи часто в таких шапочках ходят. Медсестра задавала ему вопросы. Он медленно на них отвечал, при этом был абсолютно спокоен и находился в каком-то другом измерении сознания. Документы с каталки то и дело падали на пол, медсестра их поднимала. « Какие таблетки Вам врач прописывала?» «А, какие-то были» - не задумываясь отвечал он. Видно было, как далека теперь от него прежняя забота врача, которая и тогда была рассчитана на более благополучных, чем он, пациентов. Ни жалоб, ни недовольства он не предъявлял. Полузабытье и блаженство на лице. Как будто сон какой-то видит, а медсестра его только отвлекает вопросами. И вот мне подумалось: лучше бы Господь уж забрал его скорее к себе, чем пребывание в нашем грешном мире и в таком состоянии, в котором он и сам уходил в забытье, спасавшее его на той каталке. Думал ли он, что его ждет дальше? Нет, конечно, нет. Кто-нибудь скажет, что он сам виноват, что докатился до такого состояния. Я далека от мысли хоть в чем-то осудить его, поскольку понимала, что с пребыванием в нашей трудной жизни он не справился, как и многие другие бомжи. И так довольно долго он лежал на каталке. А что было с ним дальше, я не знаю.
       Стемнело, а хирурга все не было. И совсем под вечер пришел вместе с медсестрой молодой черноволосый восточный паренек. Это и был наш хирург, освободившийся от операции и встретивший еще раз Новый год. Нас уже перевели в коридор другого этажа. Я была второй. Он спросил о направлении, но даже проверять его не стал. Инфильтрат, а что там внутри, неясно. «Сейчас разрежем и посмотрим». Как камень сделалось после укола мое плечо. «Сейчас будет больно, потерпите». Я слышала, как трещит моя кожа при разрезе. Он глубоко ткнул скальпелем, и я почувствовала боль. Тем самым скальпелем, которого не было в травмапункте. И вдруг довольно весело проговорил: « Гноя нет». «А что же это?» На мой вопрос он даже отвечать не стал, поскольку это было для него уже не актуально. «Носите хирургический бинт и через день - левомиколь. Другое- не надо.. Аллергии у Вас нет. Пейте обезболивающее ». Я поблагодарила и как пьяная, шатаясь, вышла в коридор. Добросердечные сопровождающие одной пациентки  принесли мне чаю. Ее, как и меня, звали Леной. С ней все оказалось сложнее. Гнойник при разрезе. Она вышла. Было видно, что самой ей не дойти до дома. Вызвали такси. Мы обменялись телефонами, но так и не созвонились. Она уезжала вместе с подругой на машине, я шла пешком до метро. 
         Когда я уходила из клиники, каталки с бомжом уже не было. Его дальнейшая судьба мне неизвестна. Сомневаюсь, что он жив. Но так хотелось думать, что мучения его не будут длительны. Как получилось на самом деле, я не знаю.
          Что касается меня, то еще более месяца я промучилась со своим плечом, так и оставшись без диагноза. Поговаривали о повторной операции. Разное предполагали , но ничего определенного. Я устала от посещений женщины - хирурга в районной поликлинике, от ее трафаретной фразы «Я Вас услышала». Она и сама толком не понимала, в чем дело, поскольку «гноя нет». Менялись бинты и мази, но это пурпурное пятно упорно продолжало оставаться на моем плече. Посередине его пересекал тот новогодний разрез. Проходить оно стало через 2-3 месяца. Не слишком давно «новогодний» разрез затянулся, и постепенно стало стираться из памяти все то, что было пережито в то новогоднее время в клинике и в последующие дни. Но блаженный тот бомж никогда из моей памяти не уйдет.

30 мая 2020, прп Ефросинии Полоцкой






Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 34
© 30.05.2020 Елена Фанталова
Свидетельство о публикации: izba-2020-2819851

Метки: бомж. зима, скальпель, плечо, травмапункт,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Лилия Пан-Литви       02.06.2020   02:23:37
Отзыв:   положительный
Дорогая Леночка, какой очень грустный, волнующий душу рассказ и о Вашей боли - физической и нравственной, и о боли тягостной встречи с несчастным обездоленным, по сути дела никому не нужным, умирающим человеком! В случае с бомжом - это поистине человеческая трагедия. Увы, в нашей отнюдь не радостной действительности, полной тревог и несправедливости, таких случайных встреч, рвущих сердце, немало. Написан рассказ, конечно, замечательно, жизненно, в нём чувствуется сопереживание, добрая, благородная душа автора!
Леночка, пусть Господь хранит Вас!
С глубоким уважением и самыми добрыми, светлыми пожеланиями, Лилия.
Елена Фанталова       02.06.2020   06:40:08

Милая Лилечка! Спасибо за теплый душевный отклик, за понимание! Так глубоко все Вами прочувствовано. Мне это дорого, очень дорого. Будьте хранимы Богом!
С теплом и благодарностью, обнимаю, Лена.


















1