Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Солнце русской поэзии или «Наше всё»


Солнце русской поэзии или «Наше всё»
«Пушкин – это наше всё!». В этой несколько коряво звучащей на великом и могучем русском языке фразе заложен всеобъемлющий смысл. Действительно, Пушкин – наше всё. Наше детство, наши первые прочитанные стихи и сказки, наше заветное Лукоморье (не случайно именно такое название носит творческое объединение литературно одарённых ребят, которым мне посчастливилось руководить).

Мне необыкновенно повезло с бабушкой. Берта Григорьевна, немало лет посвятившая работе в астраханском музыкальном училище и лично знавшая и Валерию Барсову, и Марию Максакову, и Людмилу Целиковскую, была моей истинной Ариной Родионовной. Бывало, проснувшись, увижу, как накрапывает первый осенний дождь за окном, а бабушка подойдёт к балконной двери и процитирует: «Уж небо осенью дышало, уж реже солнышко блистало, короче становился день…». Когда, будучи уже шестиклассницей, я спросила её, что, мол, особенного в песне Булата Окуджавы «На фоне Пушкина снимается семейство», бабушка загадочно улыбнулась и произнесла: «Годика через два поймёшь!».

И я действительно поняла! В то лето мы с подругой отдыхали в Царском Селе. Во время тихого часа в детском санатории все мирно спали. Но только не я… Проделав дырку через забор, я постоянно бегала «к Пушкину». Норовила взобраться на скульптурную лавку и присесть с поэтом рядышком. И так бывало довольно часто, пока мне не пришла в голову идея надеть вдруг высокие каблуки (понравиться, что ли, Пушкину захотелось?..). Так вот. Залезть-то на лавку мне удалось, а вот слезть оттуда – куда там! Сижу час, сижу второй, по счастью, проходившие мимо с экскурсией юные морячки из Кронштадта помогли спуститься с поэтических высей неуклюжей девице. Естественно, выход в город в санатории после того, как меня там обыскались, был закрыт для меня раз и навсегда. Искусство требует жертв!

Вот говорят, мол, портит восприятие великого поэта школьная программа. Отнюдь! Мне и с первой учительницей русского языка и литературы необычайно повезло. Льстило мне, четверокласснице, что Надежда Фёдоровна Меликсетова, по стопам которой, я, собственно, и отправилась учиться на филфак педагогического вуза, называла меня «замечательной сказительницей» за хороший пересказ пушкинских произведений, что ценила она мои первые поэтические опыты. Давала она нам и наглядные уроки. К примеру, мальчик, грезивший химией, после школы окончивший институт Менделеева и ставший крупным учёным, профессором, ныне возглавляющим американо-российское предприятие, занимающееся, в том числе, и безопасной утилизацией нефтяных отходов, взял, да и не подготовился к уроку литературы. Не успел прочесть «Сказку о мёртвой царевне». А мальчик этот, признаюсь, мне очень нравился. И вот… моя любимая учительница приближается к моему любимому однокласснику и, притопывая ногой, восклицает: «Ах ты, мерзкое стекло! Это врёшь ты мне назло!». Класс замер. Какое стекло? Кому оно врёт? И почему назло? А пуще всех замерла за партой я. Пока не вспомнила, что это же цитата из монолога царицы со «свет-мой-зеркальцем». На перемене я успокоила одноклассников: не ругала, мол, за невыученный урок, Надежда Фёдоровна, просто Пушкина цитировала. Но «двойку» в тот день мой приятель всё же схлопотал. И, видимо, справедливо.

Пушкин – это наша национальная идея. Да и не только наша. Проживая в Израиле, не раз и не два убеждалась, что эфиопы считают поэта своим. Притом только своим.

Моё дебютное поэтическое выступление тоже состоялось у памятника Пушкину. Шутник и балагур Борис Сверлов любит вспоминать на творческих встречах, как у совсем юной девчонки-девятиклассницы взлетал-разлетался широкий подол модного платья (ну ни дать, ни взять, Мерлин Монро!), а мне вспоминается иное. Как от волнения назвала Аврору Евророй, как позабыла процитировать целый катрен, но главное – что именно тогда впервые 6 июня 1979 года встретила у памятника А.С. Пушкину настоящих взрослых поэтов! И Нинель Мордовину, и Николая Ваганова, и Юрия Кочеткова. Это его стихотворение – нынешний гимн творческого объединения «Лукоморье». И закончить своё эссе я хочу именно им:

ЮРИЙ КОЧЕТКОВ

ЛУКОМОРЬЕ

«Там на неведомых дорожках
Следы невиданных зверей...»


А.С. Пушкин


Я в детстве, помню,
часто спорил
о том, что в давние года
здесь Пушкин был,
встречал здесь зори
и здесь писал про Лукоморье
и про учёного кота.

Приметил я одно местечко,
где так легко поёт душа,
где затерялась наша речка
в глухих и тёмных камышах.

Могучий дуб стоял там кротко,
к воде тянулась жадно степь.
Там запирал я на ночь лодку
замком
на ту златую цепь.

А поутру лесной тропою
никем не виданный шёл зверь.
В избушке там сама собою
со скрипом открывалась дверь.

Я видел даже, как русалка
в тумане вышла из воды,
и леший там корявой палкой
играл на струнах бороды.

Я до сих пор со всеми спорю
о том, что в этом правда есть.
И утверждаю:
Лукоморье
в краю рыбацком нашем.
Здесь.








Рейтинг работы: 4
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 42
© 30.05.2020 Дина Немировская
Свидетельство о публикации: izba-2020-2819316

Рубрика произведения: Проза -> Эссе


Лариса Калинина       31.05.2020   20:56:49
Отзыв:   положительный
Да, дорогая Дина, с легкой руки Пушкина Лукоморье теперь у нас в крови!
Дина Немировская       01.06.2020   11:55:38

Спасибо, Лариса!


Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  

















1