Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Заглядывая вперёд... Главы 13 - 16


ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Приснился Валерии жуткий сон. Снилось ей, что она лежит в своей спальне на кровати. На улице ночь, в квартире никого. И вдруг она видит, что в форточку ломится нечто темное страшное. Нет, это не было человеческим лицом или очертанием человеческой фигуры. Это была черная, бесформенная масса, и Валерия поняла, что это - Зло, и, если оно влетит в квартиру, то она умрёт. Конечно, в действительности, то, что она увидела, показалось бы ерундой, пустяком, но во сне тот страшный образ обрастал фантасмагорическими деталями и от этого становился еще более жутким и ужасным.
- Мама! Мамочка! - закричала Валерия во сне. - Помоги! - но голос вырывался из горла лишь тоненькой струйкой.
Когда она очнулась, рядом сидел Милорд и лизал ее мокрые от слез глаза. Сердце колотилось, как бешеное, ночная сорочка прилипла к телу.
- Господи, страх-то какой! - прошептала Лера и облегченно вздохнула оттого, что это был всего лишь сон. Сомнений нет: и в квартире и на улице все в полном порядке.
Она прошла на кухню, все еще ощущая слабость в ногах и дрожь в руках, открыла холодильник и налила себе целый бокал апельсинового сока. Холодный сок приятно обжег горло, и страх постепенно исчез.
"Странный сон, - подумала Валерия. - Ко мне рвалось какое-то зло. Это очень плохо. Но оно не смогло влететь в квартиру. Уже лучше. А кто может быть этим злом? Борис? Возможно. Ясно одно: с ним нужно держать ушки на макушке, иначе он погубит меня. "
Больше ей уснуть так и не удалось.
На следующий день, когда Лера вошла в отделение, Летковского там не было. На его месте лежал новый пациент. Сердце защемило в груди от нехорошего предчувствия, и она бросила тревожный взгляд на Верочку.
- Где?! - задохнулась Лера.
Верочка преспокойно занималась своими делами.
- А что ты так перепугалась? А? - хитро прищурила она глаза. - Можно подумать, что он единственный твой пациент. Почему ты так о нем печешься?
- Да так. . , - пожала плечами Валерия.
- В общую палату перевели твоего Летковского, - улыбнулась Вера. - Уже спрашивал о тебе.
- Почему мой? - обиделась Лера. - Просто жаль парня. . .
- Ладно уж, я пошутила. Сходи к мальчику. Он ждет тебя не дождется.
А он ничего! - недвусмысленно подмигнула Верочка.
- Как тебе не стыдно? - возмутилась Валерия. - Он ведь еще совсем ребенок.
- Ничего себе ребенок! Видела я, какой он ребенок. Вообще-то сейчас модно, когда женщина старше мужчины лет на десять-пятнадцать.
- Не болтай ерунду! Ладно, я зайду к нему. Если что, - Фарид на месте. В какой палате лежит Летковский?
- В 302-м боксе.
В палате, кроме Алексея, никого не было. Вторая койка пустовала. Увидев Валерию, юноша заулыбался и попытался сесть.
- Лежи, Ленечка, - улыбнулась Чистова. - Как дела?
- О, кэй! Вашими молитвами.
Лера придвинула стул поближе и села возле больного. Алексей тут же завладел ее рукой . Взгляд его темнокарих глаз светился нежностью.
Валерия пожалела о том, что пришла к Летковскому одна.
" Молодой, да ранний, - подумала она, пытаясь высвободить ладонь из длинных тонких пальцев юноши. Но он крепко держал ее. Лера отметила про себя, что Алексей чем-то напоминает ей Ярослава в миниатюре. - Видно, тот еще будет Дон-Жуан. "
Но, приглядевшись повнимательней, она отметила, что во взгляде Алексея нет той самовлюбленности и нагловатости, которые она привыкла видеть в глазах Гржебовского. Серьезный, твердый взгляд юноши свидетельствовал о том, что слов на ветер он не бросает.
- Как вы ко мне относитесь, Валерия? - ни с того, ни с сего спросил Алексей.
- Очень хорошо! - улыбнулась она.
- Это не смешно! - резко оборвал женщину молодой человек. - Я серьезно спрашиваю.
- Я и отвечаю серьезно. Как может врач относиться к своему пациенту?
- К пациенту ? - нахмурился юноша. - И только?
- А что, собственно говоря, ты хотел еще услышать? Как я должна к тебе относиться?
- Не считайте меня легкомысленным, - глубоко вздохнул Летковский. - Я никому еще не говорил таких слов. Я люблю вас, и прошу стать моей женой.
Валерии показалось, что она ослышалась, поэтому молчала, не в силах произнести ни слова.
- Вы не думайте, я не бандит, не мафиози, и уж тем более не альфонс. Я вообще-то по своей природе неразговорчив, но мне нужно вам все объяснить. Такое со мной происходит впервые. Но я надежнее некоторых старперов, которые много обещают и мало делают. . .
- Ты это о чем? - не поняла Валерия.
Юноша заметно нервничал. Лера поняла, что одно резкое слово может повлечь за собой нежелательные последствия.
" Мальчик слишком горяч и темпераментен, - подумала она. - Не стоит ему сейчас ничего говорить. Слаб еще. "
- Послушай, мой хороший, - начала она. - Мы вернемся с тобой к этому разговору, но потом, когда ты окончательно поправишься. Это все слишком серьезно и в одну минуту не решается. Встретимся вне больничных стен и тогда поговорим.
Алексей кивнул.
- Обещаете?
- Обещаю, - ласково улыбнулась Валерия. - Неужели у тебя нет подруг-ровесниц? Вот уж никогда не поверю!
- И правильно делаете, - нахмурился Летковский. - Подруг,  как собак нерезаных. Но они сами вешаются мне на шею. Я никого не прошу о таком одолжении. Это все несерьезно, а я хочу - навеки, навсегда.  Вы - мой идеал женщины.
Валерия вздрогнула, словно к телу ее прикоснулись раскаленным железом. Она поняла, что этот мальчик в свои восемнадцать лет вовсе не шутит. Он намного серьезнее, чем она предполагала. Он заткнет за пояс многих солидных мужчин своей мудростью и философскими рассуждениями.
- Родители твои где? - перевела Лера разговор на другую тему. - Почему к тебе никто не приходит?
- Почему не приходят? Приходят бабушка и друг Ромка. Мы с ним, как братья.
- А мать с отцом у тебя есть?
- Есть. Они живут за границей.
- В какой стране?
- В Бельгии.
- А почему ты не с ними ?
- Что я там потерял ? - недовольно поморщился Алексей. - Я русский человек. Мне и здесь неплохо.
- Родители хоть помогают?
- На фига мне их помощь! - зло выкрикнул юноша. - Пусть трахаются там в свое удовольствие. Они давно об этом мечтали. Я сам себе помогаю. И бабушке. . .
Валерия поняла, что в семье Алексея произошла драма. Она не стала больше теребить его душу.
В дверь в тот момент заглянула Верочка.
- К тебе там пришли, - подмигнула она Валерии.
- Кто?
- Выйди в коридор, сама увидишь.
Лера похлопала юношу по руке и поднялась со стула.
- Прости, мне нужно идти. Не скучай, Ленечка. По возможности я буду тебя навещать.
- Так, значит, наш разговор остается в силе? - удержал ее за руку Алексей.
Лера высвободила руку и серьезно посмотрела на него.
- Да. Только не надо на этом зацикливаться.
- О чем вы говорили? - загорщическим голосом спросила Верочка, когда Валерия вышла из палаты. - Как пить дать о любви.
- О ней, злодейке. - Валерия дотронулась пальцем до кончика носа подруги. - А тебе все-то надо знать.
Верочка хмыкнула и обиженно поджала губы.
- Я же все понимаю, - сказала она примирительно, - и хочу, чтобы ты была счастлива.
- Любыми путями? И даже с этим юным мальчиком?
- А чем он тебя не устраивает? Красивый мальчик, недурно сложен, современный.
- То-то я смотрю , что ты выбрала себе совсем другого мужчину: солидного, с некоторым жизненным опытом, независимого в финансовом отношении. Я что же по твоему похожа на извращенку? Что я буду делать с этим сосунком? В игрушки с ним играть вместо мамки ? Пройдет несколько лет, и он возненавидит меня. А я этого не хочу.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Когда Валерия вышла в коридор, сбоку на нее надвинулся огромный букет нежнорозовых роз. И сейчас же из-за букета выглянуло улыбающееся синеглазое лицо молодого человека.
- Димочка! - радостно воскликнула Лера и, взяв лицо юноши в свои ладони, поцеловла его в щеку. - Как я рада тебя видеть!
- Это вам, Валерия Вадимовна! - Юноша протянул ей цветы и скромно заложил руки за спину.
Дмитрий был именно тем первым пациентом, которому начинающая врач спасла жизнь ровно два года тому назад.
- А разве сегодня. . , - не успела договорить Валерия.
- Шестнадцатое мая, - подсказал Дмитрий. - Вчера вы, к сожалению, не работали. Или к счастью...
- Спасибо, мой мальчик, за внимание, - улыбнулась Лера. - Ты не представляешь,  как я тронута твоим вниманием. Ну, расскажи, как ты? Как мама?
"Какой же он хорошенький! - отметила про себя Валерия. - Вот только шрам на самом видном месте от эндотрахеальной трубки его немного портит. Наверное девушки обращают на это внимание. Теперь ему нужно постоянно носить рубашки с высокими воротничками, а сейчас жарко." - Дмитрий почти месяц находился в коме после
травмы черепа и дышал при помощи аппарата искусственного дыхания.
- Все нормально. Учусь на втором курсе университета. После окончания думаю поступать в аспирантуру. Мама вышла замуж за хорошего человека.
- Я искренне рада за вас обоих, - улыбнулась Лера. - А как твой мотоцикл? Не катаешься больше?
- Нет, - нахмурился Дмитрий. - Мотоцикл на свалке. С ним покончено.
- Ну, и правильно. Зачем тебе снова рисковать? Мотоцикл - это гроб на колесах. Машина лучше! Молодец, что поступил в университет. Скажу тебе честно: пусть сейчас тяжелые времена, пусть наука не в чести, но когда-нибудь все вернется на круги своя, и снова будет мода на ученых. Кстати, ты на каком факультете учишься?
- На факультете психологии.
- Ну, ты даешь! - восхищенно выдохнула Лера. - Слушай, юный психолог, не мог бы ты мне помочь в одном деле?
- С удовольствием, если смогу.
- Мне нужна литература по оккультным наукам. - Она поняла, что Дмитрия  ей сам бог послал. - Может в библиотеке найдутся какие - нибудь старые фолианты по парапсихологии?
- А что именно вас интересует? - спокойно спросил юноша.
- Короче говоря, меня интересует литература о душах умерших, фантомах, привидениях.
- Ого! Не хило! - присвистнул Дмитрий. - Признайтесь, вы, наверное, решили вступить в отряд охотников за привидениями?
- Почти что так. Вечерами, когда делать нечего, хочу пощекотать себе нервишки.
- У меня есть одна неплохая книга на эту тему, - вспомнил юноша. - Думаю, в ней вы найдете все, что нужно. Завтра я вам позвоню и подвезу, куда скажете.
Дмитрий крепко пожал руку доктору Лере и направился к выходу. Она проводила его до лифта и вернулась в отделение.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Дмитрий, как и обещал, привез Лере массу литературы о еще неизученных явлениях. Обложившись книгами, она залегла на диване и углубилась в чтение с надеждой найти в них хоть что-то полезное для себя, периодически запуская руку в корзиночку с сырным крекером, который она обожала.
Первой книгой, которую открыла Валерия, была книга по спиритизму. Видимо, она представляло собой большую ценность, так как была издана в начале XIX века. Со временем страницы книги пообтрепались, текст потускнел, а в некоторых местах букв не было видно вообще.
Книга была занятная, но сейчас вызов духов не представлял для Леры никакого интереса, и она отложила ее до лучших времен.  Среди принесённых книг были некоторые по черной магии и гаданию.  Они тоже были отложены в сторону. Наконец, одна из книг по оккультизму  ей показалась весьма интересной, и полистав её немного, она поняла, что это именно то, что ей нужно.
Лера стала с интересом листать страницу за страницей, пока не дошла до раздела, посвященного духам, и вот что она прочла:
"При появлении духа нередко наблюдается странное поведение животных, в основном кошек и собак. Они, как никто другой, чувствуют присутствие призрака, ведут себя беспокойно, мечутся по помещению, шерсть на спинах животных поднимается дыбом."
"Именно так вел себя Милорд, когда появился Борис, - подумала Валерия, ощутив неприятный холодок. - Еще одно такое посещение, и  я - в сумасшедшем доме. Главное, он требует невыполнимого.  Я - в роли палача! Бред какой-то!"
Она стала читать дальше, и чем глубже вдумывалась в смысл написанного, тем сильнее ее охватывал ужас.
"Духи - не просто безобидные бестелесные существа, они могут быть агрессивными и причинить много зла. Встретившись с духом,  нужно вести себя правильно и постараться не вызвать его гнева."
" Так-так, это уже ближе к делу, - стараясь унять дрожь в теле, подумала Валерия. - Что же в таком случае делать? Как отвязаться от нежелательного посетителя?"
И вдруг:
"Что касается духов, связанных с землей, - писал автор, - то если перед смертью они были одержимы навязчивой идеей, эта идея способна удержать их в нашем материальном мире. Эти духи своего рода амфибии, они могут существовать и в этой жизни, и в иной, как черепахи живут и на суше, и в воде. Причиной того, что душа оказывается столь крепко привязанной к жизни, которую покинуло тело, может быть любая сильная страсть. Известно, что такой эффект производят алчность, жажда мести, тревога, любовь, жалость. Как правило, подобные чувства порождаются неисполненным желанием, поэтому если это желание выполнить, то материальная связь ослабевает. Описано немало случаев, когда духи преследуют людей с редкостным упорством, но исчезают, стоит лишь выполнить их желание, причем иногда бывает достаточно заменить предмет, которого они добиваются, чем-то сходным. "
"Нужно прислушаться к мнению умных людей, - сделала вывод молодая женщина. - Иначе, этот призрак от меня не отвяжется. Но вот как узнать, какой именно человек ему нужен?"
Она долго лежала, устремив взгляд в потолок. Она считала, что несчастнее ее нет никого на свете. Рано или поздно призрак появится снова, хочет она того или нет.
Заснула Валерия неожиданно и проспала целых полтора часа. Она проспала бы и больше, если бы над ухом вдруг не затрезвонил телефон. Лера не сразу опомнилась, и только когда последние остатки сна улетучились, - сняла трубку.
Звонил Ярослав. Вначале его почти не было слышно, и Лера долго кричала в трубку "алло", - пока, наконец, там что-то не затрещало и связь  более-менее наладилась.
- Здравствуй, моя девочка, - первое, что услышала Валерия - Ты, наверное, спала?
- Ну да, ты меня разбудил, - сердитым голосом ответила она. - Откуда звонишь? Почему межгород?
- Я звоню из Звенигорода.
- Каким же ветром тебя туда занесло?
- Ты что, забыла, я же на даче. А дача - под Звенигородом.
- Ах, да. . . Что нибудь случилось? - довольно холодно спросила Лера. - Кстати, как ты себя чувствовал после перепоя?
- Хреново. Еле отошел, - признался Гржебовский. - Но это все ерунда. Я вот по какому поводу звоню. Тридцатого мая у матушки день рождения. Она приглашает тебя. Я тоже очень прошу тебя приехать. За одно отметим нашу помолвку, а утром поедем вместе в Москву и подадим заявление в ЗАГС.
Валерию всегда очень раздражало, когда за нее кто-то что-то решал. Обычно она принимала решения самостоятельно.
- Повестка дня исчерпана? - спросила она. - Ну, так вот. На день рождения к твоей маме я постараюсь приехать, насчет помолвки подумаю, а с ЗАГСом придется повременить до осени. Летом играть свадьбу - самоубийство, а осенью - в самый раз. Медовый месяц проведем в Пальма де Майорке. Я всю жизнь об этом мечтала. Ну, как тебе мой
грандиозный план?
- Устраивает, - разочарованно протянул Ярослав. - Я теперь на все согласен. Правда, хотелось бы побыстрее. . .
- У тебя что, горит? - сорвалась Валерия.
- Горит.
- И наш красавец-сердцеед решил выбрать меня на роль огнетушителя ?
- Ну, зачем ты так, - обиделся молодой человек. - Я к тебе всей душой. . . Как ехать, не забыла?
- Как-нибудь сориентируюсь.
- Ну, всё, время заканчивается, - прокричал в трубку Ярослав. - Тридцатого мая жду. Целую. . .
Послышались короткие гудки.
Лера повесила трубку и чуть не разрыдалась.
"Ну вот, ещё одна проблема, - с досадой подумала она. - Но здесь-то уж винить некого, сама виновата. И зачем только согласилась ехать к ним на дачу? Могла бы придумать какую-нибудь отговорку. "
И тут она вспомнила, что хотела посмотреть по телевизору матч между командами России и Испании с чемпионата мира по волейболу. Валерия включила телевизор и застыла у экрана с пультом в руке. Она была поклонницей и знатоком этого вида спорта, когда-то играла сама и даже имела первый юношеский разряд.  Волейбол был для нее своего рода наркотиком. И на площадке и возле телевизора Лера отдавалась ему полностью, забывая все на свете.
Сегодняшний матч был из разряда "так себе". Русские долбили испанцев и у сетки и на задней линии. Валерия знала, что судьба матча предрешена. Но у нее, как и у многих женщин, была своя слабость. Она любила красивых мужчин, а уж тем более мужчин с идеальной фигурой. Поэтому при возможности не пропускала ни одной спортивной программы. Она преклонялась перед спортсменами, перед этими смелыми, мужественными людьми. Тайком вздыхала у телевизора, когда, облаченный в элегантные горнолыжные доспехи, по склону летел покоритель женских сердец итальянец Альберто Томба. Она обожала бразильца Аэртона Сенну и француза Нельсона Пике, Габриэля Батистуту
из "Ювентуса"и хоккеиста Павла Буре. Но из всей галереи лидеров мирового спорта она неизменно выделяла испанского красавца Рафаэля Паскуаля, "крылатого волейболиста", как его называли знатоки и любители этого вида спорта. И сейчас на фоне своей не очень выразительной команды Паскуаль показывал фигуры высшего
пилотажа. Ни один мяч, который он, взмывая ввысь, посылал со средней линии на площадку противника, не брался асами российского волейбола. "Кинжальный" - так окрестили удар Рафаэля телекомментаторы. Такой удар пробивал любой блок. Это было великолепно! Валерия прощала своему любимцу всё: и неудачные приемы мяча, и сочную ругань, которой темпераментный испанец сопровождал неудачи своей команды. Она удивлялась: какие же есть
красивые мужики на свете! Взять хотя бы Италию, Испанию или Латинскую Америку. Почему же в России ни одного более-менее стоящего мужика не осталось?
Как и предполагала Лера, матч закончился победой россиян в трех сетах, но она даже немножко расстроилась, так ей хотелось видеть победителем своего любимца!
Потом она долго гуляла с Милордом, прихватив для компании Катьку. Вернувшись домой, Валерия поняла, что снова одна, что скоро наступит ночь, и ее опять начнут одолевать страхи. И тем не менее, она стала вдруг осознавать, что ей очень хочется снова увидеть Бориса.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Вырвавшись из ада МКАД и свернув на Новорижское шоссе, Валерия сразу почувствовала облегчение. В окно машины пахнуло свежестью зелени и смолистым ароматом хвои.
"Господи, какая же благодать! - вздохнула полной грудью молодая женщина. - Хоть чуточку побываю в раю."
Был будний день, и ехать по шоссе было приятно: никто не сигналил, не нахальничал, не сидел на "хвосте". Каждый выжимал из своей тачки ровно столько, сколько можно было выжать, вовремя притормаживая перед прячущимися в кустах инспекторами ГИБДД, .
Таня Горохова объяснила толково, и через полчаса Валерия уже подруливала к её даче - трехэтажному коттеджу из красного кирпича с изящными  башенками и огромной лоджией, протянувшейся по всему второму этажу.
"Ничего себе бунгало! - с восторгом и некоторой примесью зависти подумала Лера. - Как Гржебовские не пыжатся и не ерепенятся, им до такого дворца ещё далеко! И даже тех денег, которые Ярослав выручил от продажи квартиры своей покойной бабушки, хватило бы, пожалуй, на один лишь фундамент. А его древняя "Мазда" , которой он так гордится, на фоне этой красавицы вообще выглядит хреново, я уж не говорю о своем "Жигуле". - Возле дома, сверкая перламутром, стояла новенькая " Субару-Импреза". Значит, в гараже - еще одна машина.
Владелицей шикарной иномарки оказалась Татьяна Горохова. Она вышла к школьной подруге в экстравагантном длинном сарафане с открытой спиной и едва прикрытой грудью.
- Это кто же к нам приехал? - воскликнула Татьяна, заметив Валерию. - Сколько лет, сколько зим, пропащая душа!
Женщины обнялись и расцеловались. Лера заметила, что за ними с ажурного крыльца внимательно наблюдает мужчина лет сорока в темных очках, одетый в белые брюки, белую сорочку с короткими рукавами и светлые туфли.
Татьяна подвела гостью к мужчине и мило улыбнулась.
- Познакомься, дорогой, моя школьная подруга Валерия, - кивнула она.
- Очень приятно, Анвар. - Мужчина говорил с сильным акцентом. Он слегка наклонил голову и галантно поцеловал Лере руку.
- Анвар египтянин, - пояснила Татьяна. - Он представитель крупной нефтяной компании в Москве и мой гражданский муж.
Они стояли на крыльце, и Валерия старалась понять, какие перемены произошли в подруге за столько лет?
- Знаешь, а ты совсем не изменилась, разве что похорошела, -  сделала комплимент Лера. - Молодец! Как тебе удается сохранить красоту и изящество?
- Да ну, - небрежно пожала плечами Татьяна, - на мне что, дрова возят?  Просто нужно себя любить и жить в свое удовольствие. Сауна, солярий, бассейн, тренажерный зал и все такое. Два раза в год мы с Анваром ездим в Египет на Красное море.
" Да, - вздохнула про себя Лера, - нам такая жизнь не по карману. Мне бы хоть в Лыткарино съездить или в Бронницы, и то,  только в том случае, если отпуск дадут. Гржебовский молодец. Он заявление подал, послал начальство куда подальше и спокойненько отдыхает у себя на дачке под крылышком у родимой матушки. А если я надумаю летом отдохнуть, мне покажут фигу с маслом. Потому что анестезиологи, по разумению начальства, - белая кость, их есть кем заменить, а реаниматологи - рабы на плантации. Они будут пахать до тех пор, пока не сдохнут на боевом посту. Наконец-то до тебя, Вадимовна, стало доходить, - похвалила она себя, - что памятник при жизни тебе никто за твой тяжкий труд не поставит. И не надейся! Перешагнут через твой бездыханный труп, если ненароком свалишься при исполнении, немного повздыхают и дальше пойдут. "
- Папа приготовил тебе сюрприз, - прервала размышления гостьи Татьяна. - Сейчас он пока смотрит футбол. Наши там с кем-то играют. Ну, это конец света! - жеманно повела она плечами. - Когда передают футбол, никто не смеет ни разговаривать, ни дышать. Все должны передвигаться по одной половице, а лучше вообще замереть и
находиться в состоянии анабиоза до конца игры. Вот такие завихрения у моего старика! Ну, ничего, это скоро закончится, и мы будем ужинать. А пока, если ты не против, можно немного прогуляться.
Татьяна подхватила под руку Анвара и повела его по дорожке мимо строящихся коттеджей к небольшому лесочку, что яркозеленой полосой выделялся на фоне синего майского небосклона. Валерия шла рядом и удивлялась, откуда у людей столько денег, чтобы возводить такие хоромы.
Разговаривали ни о чем, и гостья заскучала. Она поняла, что Татьяна изменилась не внешне, а внутренне, и что теперь
между ними не осталось ничего общего, кроме воспоминаний. Леру стало тяготить общение с людьми, по сути совершенно чужими для неё, и она уже не чаяла, когда же, наконец, эта прогулка закончится.
Когда минут через сорок они, наконец, вернулись, на крыльце дома стоял отец Татьяны Василий Иванович Горохов и сладко потягивался.
- "Спартак" выиграл у дортмундской "Боруссии" со счетом 3:1, - радостно доложил он, прекрасно, однако, понимая, что это сообщение окружающим до фонаря. - А что, дочка, - обратился Василий Иванович к Татьяне, - подруга твоя еще не приехала?
И тут вперед выступила Валерия.
- Здравствуйте, Василий Иванович, - сказала она, подходя к хозяину и протягивая ему руку. - Как поживаете?
- Великолепно, сударыня, - улыбнулся он. - А вы, если мне не изменяет память, Валерия Лисицина, школьная подруга моей дочки?
- Да, вы не ошиблись. Я очень благодарна вам за то, что пригласили меня к себе.
Горохов серьезно посмотрел на Леру из-за стекол тонких очков в золотой оправе и сделал приглашающий жест.
- Пройдемте в мой рабочий кабинет, прошу вас. А ты,  егоза, - обратился он к дочери, - скажи матери, чтобы накрывала на стол. Мы поговорим с дамой наедине. Тебе все равно это неинтересно. Кавалера своего забирай с собой.
Комната, куда пригласил Валерию старик, была небольшой, но очень занятной. Она напоминала музей. На стенах красовались старые выцветшие плакаты со спортивной тематикой, фотографии улыбающихся спортсменов и спортсменок, почетные грамоты, вымпелы, кубки. Возле окна стоял старинный письменный стол с обтянутой зеленым сукном крышкой и ножками в виде львиных голов. Рядом со столом - старый кожаный диван и стеллаж с книгами.
Лишь только дверь за Татьяной и Анваром закрылась, Горохов с раздражением кивнул в их сторону.
- Видала?! Будто русских мужиков мало, - сказал он с презрением. - Всё каких-то чурок выискивает.
- А мне показалось, Анвар очень даже симпатичный, - встала на защититу подруги Валерия.
- Симпатичный, - недовольно проворчал Василий Иванович, жестом приглашая гостью присесть на диван. - Все они
симпатичные, когда спят зубами к стенке. Что это я вдруг разворчался? - спохватился он. - Рассказывай, сударыня, как живешь, где работаешь? Сколько детишек? Про муженька расскажи. Мне все интересно. А то, видишь ли, пропала, и ни слуху о ней, ни духу. А ведь когда-то, я помню,  бывало, и дневала и ночевала у нас.
Это было истинной правдой. Дом Гороховых всегда отличался шумным весельем, многолюдьем, гостеприимством. Василий Иванович и Наталья Андреевна любили принимать у себя гостей, причём, гости часто бывали знаменитые: спортсмены, тренеры, комментаторы, иногда даже известные актёры. Лера любила бывать у них.
- Нет у меня никого, Василий Иванович, - вздохнула она. - Ни мужа, ни детей.
- Как же так? - удивился тот. - Такая красавица и одна? Бери пример с моей Таньки. Уж не один десяток мужиков сменила. И  каких всё выискивает: то бизнесмен, то дипломат!
- Да понимаете, мне просто некогда по мужикам-то бегать, - призналась  Лера. - Работаю врачом в реанимации, сутки через двое. Иногда домой приезжаю после дежурства, так еле добираюсь до кровати, какие  уж там мужики!
- Значит, спасаешь человеческие жизни? - одобрительно закивал Горохов. - Благородно, благородно.
- Так ведь Таня тоже работает. И в каком престижном месте - у самого Зайцева! Такой дочерью гордиться надо! - воскликнула Лера.
- Одним местом она хорошо работает! - взорвался Василий Иванович. - Первое время мы с матерью не знали, куда глаза девать от стыда. Потом, вроде, привыкли. Работала бы тренером да работала, учила бы детишек. Так нет же, захотелось ей красивой жизни. А ты думаешь, откуда все это ? - обвел он взглядом комнату. - На одну пенсию такой дом не выстроишь. Я тебе по секрету скажу: и дача, и машина, и тряпки заграничные - это все Танькино, нашего здесь нет ничего. А мы с матерью так, сторожа при ней. Если бы не Наташа со своим больным сердцем, я бы сроду сюда не приехал. У нее ведь дом был в Рязанской области, еще от родителей остался. Нам бы хватило его до конца дней своих. Так нет же! Эта сигарга, дочка наша, уломала мать дом продать и построить этот каменный мешок, будь он трижды неладен! Тут в такую жару и дышать-то нечем, не то что в бревенчатой избенке. Мать, ангельская душа, не смогла отказать любимой дочке. Вот теперь и колупаемся. . .
Валерии стало жаль этого симпатичного старичка. Она подумала о том, что, наверное, если бы были живы ее родители, постаралась устроить так, чтобы старость у них была счастливая, без каменных дворцов и иномарок - они им ни к чему. Просто нужно побольше чуткости, ласки, заботы. Старики любят, когда их внимательно слушают и
поступают так, как они советуют.
- Да тебе это неинтересно, девочка, - опомнился Горохов. -  Прости, что пожаловался по-стариковски. Честно тебе признаюсь, хоть и есть у нас дочка, а как чужие мы для нее. Сами виноваты, баловали слишком в детстве. Вот теперь и пожинаем плоды своего воспитания.
Валерия не перебивала старика. Она понимала: сейчас ему необходимо  выговориться. Но он сам вспомнил о причине её визита и снял с полки  старый запыленный дипломат.
Открыв его, он извлек оттуда пачку фотографий, перевязанных тоненькой розовой ленточкой, аккуратно развязал узе -
лок и передал фотографии Лере.
- Дочка сказала, что мы с матерью захламили всю квартиру, - признался он. - Вот и приходится все дорогие сердцу реликвии хранить на даче . Смотри, здесь много интересного. Это история советского спорта.
Валерия с интересом разглядывала старые фотографии. Некоторые из них пожелтели от времени, покрылись тоненькими трещинками и темными пятнами. На некоторых были отломаны уголки.
На одной из фотографий Лера увидела красивую молодую женщину в гимнастическом костюме с гербом Советского Союза на груди. Она готовилась к пируэту на бревне.
- Это Зиночка Воронина, - объяснил Василий Иванович. - "Мисс гимнастика" - 65. Обворожительная женщина. А это еще одна Воронина, - взял он следующий снимок, - Инга, знаменитая конькобежка. Ее муж топором зарубил. А вот, гляди - это мы с Левой Яшиным. Славный мужик! - добавил он, явно гордясь дружбой со звездой советского футбола.
Знаменитые пловцы, легкоатлеты, борцы, боксеры, целая галерея знаменитых совестких спортсменов предстала перед глазами Валерии.
- А это знаешь кто? - спросил Горохов, протягивая молодой женщине большую черно-белую фотографию. - Наверное, не знаешь. Когда он играл, ты под стол пешком ходила.
Валерия внимательно посмотрела на улыбающегося шатена с густыми черными бровями и уверенно сказала:
- Я знаю. Это знаменитый хоккеист Валерий Харламов.
- Умница. Конечно же, это Валерик, - царствие ему небесное! - хоккеист века, любимец мой. Такие бриллианты, как он, рождаются очень редко. Пожалуй, из современных хоккеистов Паша Буре чем-то его напоминает, да еще Боря Келлер. Кстати, у Бори с Валерой  даже судьбы чем-то схожи. Но Келлер из другой плеяды спортсменов, более ранней.
У Валерии похолодело внутри: Василий Иванович упомянул ее странного знакомого. Теперь она поняла, почему Горохов начал издалека. Наверное, сейчас она увидит Бориса на фотографии.
И точно, следующий снимок запечатлел советских хоккеистов в полной экипировке с медалями на груди. В центре стоял капитан команды. Он держал на поднятых руках внушительного размера кубок.
- Это 1965 год, чемпионат мира в Тампере, - объяснил Горохов. - Вот он, Келлер, третий слева в первом ряду. Очень милый и обаятельный был молодой человек. В нем и в помине не было той хамоватой грубости, которая часто бывает присуща многим знаменитым спортсменам.  Девчата его очень любили. И шведки, и финки, и чешки, бывало, просто забрасывали его цветами. Ребята из сборной донжуаном его считали. А он вовсе не был донжуаном. Скромнягой он был и женился на совсем простой девушке. Она работала медсестрой в госпитале, где он лежал с очередной травмой. На его похоронах ее еле оттащили от гроба!
Но Валерии не надо было объяснять, в каком ряду находится Келлер. Она узнала его сразу.
- А что было потом? - спросила Лера дрогнувшем голосом. - Я слышала, что у него незадолго до смерти сын родился.
- Совершенно верно, назвали его Глебом в честь отца Елены, его жены.  Сразу же после похорон она увезла ребёнка
в Ленинград к своим родителям, да так там и осталась. Если мне не изменяет память, Глебу-то сейчас, наверное, уже около тридцати.
В этот момент в дверь заглянула Татьяна и пригласила их к столу.
У Леры не было особого желания сидеть за столом и хлопать глазами, не зная, о чем говорить, но отказываться
было неудобно.
- После ужина я тебе покажу еще кое-что интересное, - пообещал Горохов Лере. Ему было приятно найти в лице школьной подруги дочери внимательного слушателя и собеседника.
Наталья Андреевна очень обрадовалась, увидев Валерию, но поговорить с ней так и не смогла. Она, как Золушка, бегала от стола к кухне и обратно, носила тарелки, подносы, салатники.
Татьяна между тем даже пальцем не пошевелила, чтобы помочь матери. Она с аппетитом поглощала пищу, обильно запивая ее "Кьянти".
Валерии есть не хотелось, но приличие требовало, чтобы она хотя бы сделала вид, что ужинает вместе с хозяевами. Она положила на тарелку две дымящиеся картофелины и начала машинально разминать их вилкой, уставившись на едва заметное пятнышко на зеленовато-голубой клеенке, которой был накрыт обеденный стол.
Кроме сока и минеральной воды Лера ничего больше не пила. Она думала о том, что если ее темпераментная подруга садится в таком состоянии за руль, недалеко до беды. Сама же Лера, когда была за рулем, не позволяла себе даже пива.
После ужина Татьяна с Анваром удалились на второй этаж, а Валерия предложила хозяйке помочь убрать со стола и вымыть посуду.
- Да что ты, деточка! - сказала та. - В кои веки приехала к нам в гости и будешь руки пачкать. Я сама все сделаю, а ты лучше с Василием Ивановичем поговори. Он так тебя ждал!
И Лера снова уединилась с Гороховым в его рабочем кабинете. Она, во-первых, боялась обидеть старика, хотя пора уже было возвращаться домой, а во-вторых, она пока ещё не узнала того, что хотела узнать у Василия Ивановича,
и из-за чего, собственно, сюда и приехала.
Тем временем, он принес откуда-то кинопроектор и коробку с пленкой. Наладив аппарат, он заправил пленку, повесил на стену клеенчатый экран и плотно задернул шторы на окне.
Зажжужал мотор, замелькали пустые кадры, и Валерия с ностальгией вспомнила пионерский лагерь и любимые кинофильмы, которые ежедневно показывали в клубе. Какие это славные были времена!
- Это сейчас разные хитроумные приспособления придумали: видеокамеры там, видеомагнитофоны. Отснял, вставил и смотри на здоровье: и видимость тебе, и цвет, и звук, - комментировал Горохов. - А раньше все было по-другому: отсними, прояви пленочку, и только тогда можешь смотреть фильм, правда, ни цвета тебе, ни звука. Сейчас уж и пленка-то такая, наверное, не продается.
Но вот на экране появилась ледовая арена. Потом на лед выехали хоккеисты, начался матч.
- Чемпионат мира 1965 года, - пояснил Горохов. - Наша сборная играет с "Тре Крунур", то бишь, со шведами. Сейчас Келлера увидишь. Он играет под номером восемь. Понаблюдай за ним. Не зря в свое время иностранные журналисты окрестили его "Русским дьяволом". На площадке Боря был метеором. Почти каждый его прорыв к воротам противника заканчивался голом. А вообще, он за московский " Спартак" играл. Кстати, это его последний чемпионат.
И правда, на площадке Келлер творил чудеса.
- Что же с ним произошло? - спросила Лера, стараясь сохранять спокойствие.
- Трагедия случилась. Несчастный случай. Ехал он летом с дачи  на собственной машине и разбился.
- Как разбился?! - подскочила молодая женщина, не в силах сдержать эмоции. - А я слышала, что его убили.
- Да нет, сударыня, - возразил Горохов, - разбился Боря на машине. То ли с управлением не справился, то ли задремал за рулем, то ли ехал поддатый, - говорят, с ним это частенько случалось, особенно в последнее время, - не знаю, врать не буду. Только ухнул он с железнодорожного моста прямо на рельсы. Хорошо, что поезд в этот момент мимо не проходил. Машина его, новенькая "Волга" представляла собой груду металла. Хоронили Келлера в закрытом гробу, потому что изувечен он был до неузнаваемости.
Леру трясло мелкой дрожью, хотя на улице стояла жара. Зубы плясали во рту от ужаса.
- А мне говорили, что Келлер ни капли в рот не брал, - хрипло проговорила она и не узнала своего голоса.
- Да я, в принципе, ни разу и не видел Бориса пьяным, - признался Василий Иванович, - но судмедэкспертиза вроде бы подтвердила в тот момент наличие алкоголя у него в крови. И ребята говорили. . .
Валерия уже ничего не видела на экране. Она думала о своем. Зачем понадобилось призраку обманывать ее? Какую он преследует цель? А вдруг, толкая ее на преступление, привидение хочет заполучить ее душу ?
"Что же делать? - лихорадочно соображала Лера. - В этом вопросе мне никто не поможет. Придется думать самой. "
И, поспешно поблагодарив Горохова и простившись с Натальей Андреевной, она села за руль и поехала домой. Татьяна со своим очередным любовником, судя по всему, уже спали.
По дороге, чтобы немного забыться, она взяла первую попавшуюся кассету и вставила ее в магнитолу. Это был Иглесиас с песней "La Nave del Olvido. " *

* La Nave del Olvido( исп. ) - Корабль Забвения.

" Esperа un poco, un poquito mas, - страстно выводил певец, -
para llevarte mi feliсidad. . . **

** Подожди немного, совсем чуть-чуть, чтобы пришло к тебе мое счастье. . .

" Пусть она ждет сколько угодно. Это ее дело. А я больше ждать не хочу! - В груди Валерии бушевал вулкан. - Ни немного, ни чуть-чуть! Нисколько! Где оно, мое счастье? Видно, совсем забыло дорогу ко мне. Пожалуй, для меня сейчас самый разумный шаг выйти замуж. А так как, кроме Гржебовского в данный момент другой кандидатуры на горизонте не предвидится, придется выходить за него.  И чем скорее, тем лучше. "






Рейтинг работы: 21
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 36
© 28.05.2020 Долорес
Свидетельство о публикации: izba-2020-2818254

Рубрика произведения: Проза -> Мистика


Екатерина Олен       04.06.2020   22:01:14
Отзыв:   положительный
Долорес, не могу оторваться, бросила все дела, читаю дальше
что там еще Борис предложит Лере. Какая смелая девушка.


Долорес       06.06.2020   21:34:01

Спасибо, Катенька!
Почти уже всё прочитала...
Отличных выходных!


Людмила Зубарева       29.05.2020   16:13:57
Отзыв:   положительный
Очень интригующе... Аварию, конечно, подстроили. Но вот- зачем?
А сынку-то лет тридцать, это интересно...
Долорес       31.05.2020   21:01:42

Да, я выложила ключевую главу.
Из неё всё будет понятно...
Спасибо, милая Люси!
Задорожный Александр       28.05.2020   17:56:41
Отзыв:   положительный
Прекрасно Долорес. Читать на ночь не рекомендую.
С улыбкой Саша.
""Странный сон, - подумала Валерия. - Ко мне рвалось какое-то зло.
Это очень плохо. Но оно не смогло влететь в квартиру. Уже лучше.
А кто может быть этим злом? Борис? Возможно. Ясно одно:
с ним нужно держать ушки на макушке, иначе он погубит меня. "
----------------------------
С уважением и теплом Саша.


Долорес       31.05.2020   19:20:00

Добрый вечер, дорогой Саша!
Не читатйте такие страшилки на ночь. Мистический роман всё же...
Спасибо большое!
С теплом сердечным!


















1