Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Владислав Зубец. Течение Нижнего Амура. V.17. Загадка деревяшек


Владислав Зубец. Течение Нижнего Амура. V.17. Загадка деревяшек
 

V.17. Загадка деревяшек
(продолжение V.16)


Тропинка по корням, пружинящим брусникам:

– В небытие еще одну библиотеку…

Такую вот – кольчемскую, с бревенчатыми стенами и печкой, кою топят солидными поленьями.

Трещат дрова, Пиратик дожидается –

– Горячие лучи в таежное окошко…

Экстерриториальность? Ходи средь стеллажей. Забытые названья:

– Умиляйся…

Не торопись! Не порти, что осталось:

– Пружинящая мокрая дорожка…

Стена чужой тайги. А справа – огороды –

– Фиалка у жердины…



Цветок вполне нездешний.

Фиалка и расстроила? Попробуйте представить –

– К брусникам некасаема…

И нет моей вины, что пьеса еще тянется, что пережил отшельника –

– Что мне давно пора освободить просцениум…

Но у меня есть свойство – люблю закрыть эпоху:

– Закрыть абонемент…

Я и в Кольчеме с тем же:

– Ах, синяя тьма…

Огороды с листвянками? Действительно высокая трагедия.

Настраиваю роль:

– Конец такой, хоть плачь?

Но ведь и тут не выйдет – библиотека заперта. Вот парадокс:

– Я все еще читатель!

И сумерки влияют с прицельным попаданьем.

Трагедия –

– Трагедия…

Я склонен к трагедийности? Вот и фиалка – о том же темнела. Кстати, движок почему-то молчит:

– Может быть, рано?

Да нет – уж пора бы.

Сидел и ждал чего-то:

– Ступеньки – тоже классика…

Войди в тайгу – попробуй? Не вернешься. Ограда из жердин, какой-то угол дома:

– Все прочее уже неразличимо…

Тьма уж не синяя? Кончен закат –

– Он ведь и был по традиции…

Помни ступеньки, приют предназначенный –

– Помни березки кустистые…

Пиратик по традиции свернулся под березами. Лежит в сухой траве и изредка мерцает:

– Сейчас пойдем, косматый…



Хотя спешить нам некуда. Как, впрочем, и всегда, когда я жил в Кольчеме.

Я об афише клубной –

– Оборванной афише…

Но это так – слегка, по ходу пьесы. Мираж ведь непридуманный:

– Возможно, ясновиденье…

А может быть, Кольчем пугал своеобразьем.

Свет так и не зажегся. Кольчем как будто вымер:

– Мои шаги по дОскам тротуара…

До дальнего конца –

– Конца за магазином…

Где были те – теленок и собачка.

Мои шаги:

– Запомни тишину…

Бревенчатые стены? И заборы, которые из палочек, стоящих вертикально.
Селенье свайное –

– Загадка деревяшек…

У «Алки» на двери тоже замок. Сам я сей факт, наверно, не заметил бы, но выступил из тьмы китаец одноногий:

– Не отдадут десятки, они от тебя прячутся!

Эксперимент в развитии? К «читателю» впридачу – я все еще «этнограф»:

– Кольчем не отпускает…

Сидят внутри и будут так сидеть:

– Голубчики, на сутки просчитались!

Веселое злорадство на досках тротуара. Нарочно, чтобы слышали, китайца успокоил:

– Еще зайду! Не могут обмануть…

Китаец растворился, как и возник загадочно.

И вновь один на досках тротуара:

– Заветное свершается…

Кольчем, но без кольчемцев? Древнейший из древнейших, устойчивый во Времени. Древнее Сикачей, Помпеи, Баальбека.

Но не дают сегодня философствовать! Из тьмы образовалась взъерошенная Дина. «Хайвэ» до изумления – хватает за рукав, куда-то тянет, пьяная невиданно.

Портвейн не впрок – с Борисом поругалась. Домой не пожелала и ключ не отдала. Борис, конечно, рамы обе высадил. И Дина теперь тянет:

– Пойдем вместе?

О, камера-обскура! Ну почему так вышло, что подружился с самыми:

– Изо всего Кольчема?

Испортили сиесту, и черт их все наносит. Кольчем как будто вымер, а эти всё такие.

Но Дина все цепляется и норовит свалиться. Не бросишь же певунью с растрепанными патлами. Зову пересидеть в бунгало, на крылечке. И что б вы думали:

– Если нальешь, пойду!

Ну что за прелесть эти информаторы? Не истребить легенду о бутыли. Готовность пить – до состоянья трупа. И вот:

– Нальешь – пойду…

Тут вовсе непотребство.

Ну ладно:

– Отпирай!

Но Дина не спешит. Протягивает ключ с застенчивой улыбкой:

– Он будет меня бить…

Каков матриархат? В Кольчеме его нет и, безусловно, не было.

Замок отброшен – дверь сама открылась. Борис великолепен:

– Иди, сучка!

Но драться не способен – его бросает в стороны. И «сучке» ничего не угрожает.

Я ухожу, не слушая воробушков:

– Израненные руки, патлы…

Мордой в стену? Да провались вы пропадом – ушел, не обернувшись. Те что-то там чирикали, но я уже не слушал.

Тут выступил из тьмы китаец одноногий:

– Теперь будут вставлять…

Бесстрастно комментирует. Возможно, летописец кольчемских безобразий:

– А я не удивлюсь?

Он из театра теней.

И этому не спится! Кольчем как будто вымер, а он, как привидение, блуждает:

– Загадочный Кольчем…

Загадочная ночь? Особенно – китаец одноногий.



Благословенна тьма и тишина? Тропическая ночь – из серии прогулочных:

– Хотя луна отсутствует, хотя довольно холодно…

А сыро – так уж вовсе безусловно.

И выводы оставим? Они на чердаке, а то и в Верхнем мире, где все вперед расписано.

Опять Кольчем – я вновь с ним примирился:

– Мои шаги по доскам тротуара…

Нам больше ничего не надо друг от друга:

– Такими и останемся…

Друг к другу благосклонными? Пусть даже и чужими –

– Но все-таки и все-таки…

Вот именно – возможно, будет книга.

Так прОжит день, обещанный воронами. Свалил ответственность, и думать больше незачем. Баюкаю Пирата на крылечке:

– Не знаю, сколько времени…

А свет так и не дали.

Крякают утки во тьме за Ухтой –

– Вот пролетели над крышей с трещотками…

Этому типу я тоже завидую:

– Птицы полночных морей…

Так было и так будет:

– Небесная дорога…

Пират во сне вздыхает:

– Счастливый как всегда…

Я запускаю руку в шикарный мех загривка:

– Тот тип – ведь это я…

И все еще в Кольчеме.

На все еще горячую плиту насыплю зимних листиков багульника:

– Так было и так будет…

Мечтания на канах? И день, каким бы ни был, меня уж не касается.

Кстати, опять ореол у свечи? Это копилось с утра понемногу. Пик настроений попал на сиесту:

– Ну, а теперь отпустило…

Я поднимаю свечу с ореолами. Тени бросаются –

– Добрые тени?

Дом мой такой – поворот вокруг печки:

– Вот Диоген по-кольчемски!

Тени и светоч? Последний эффект? Я продержался, как было предписано:

– Занавес…

Самый последний сегодня – пьеса была содержательной.

Привиделись мне крошечные айсберги. И так им было радостно сверкать:

– В свободном плаванье…

Фигурные, знакомые? Да, да – ведь Река Времени:

– Позвольте, не в Кольчеме ли…

– Да, да – на Амазонке.




Продолжение (Глава V.18.): https://www.chitalnya.ru/work/2817470/






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 21
© 27.05.2020 Николай Зубец
Свидетельство о публикации: izba-2020-2817158

Рубрика произведения: Проза -> Поэма


















1