Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

ТВОЯ НОЧЬ, ДРАКОН


ТВОЯ НОЧЬ, ДРАКОН
– Мама!
– Я здесь сынок. Всё хорошо, – крепко обнимая меня и теребя мою шевелюру, взволнованно сказала мама, – какая-то страшилка приснилась, верно? Твоё сердечко до сих пор быстро колотится. Успокаивайся скорее, всё уже позади, ты же проснулся. Проснулся, Тай?
– Вроде бы проснулся, – приходя в себя, ответил я, – сон странный приснился. Будто наяву всё происходило.
– Что именно? – попыталась уточнить мама.
– Да ладно мам, ничего особенного, не переживай, – пытаясь уйти от дальнейшего разговора о произошедшем, ответил я.
– Если честно, Тай, ты меня слегка напугал, – продолжила мама, – я ведь уже несколько минут рядом с тобой сижу. Никогда тебя таким беспокойным во сне не видела.
– И что же со мной было? – нервно спросил я.
– Не переживай. Ты же сам сказал, что сон был реалистичным. Наверное то, что там происходило, так на тебя повлияло. Ты сильно ворочался и бормотал что-то постоянно. Я хотела тебя аккуратно разбудить, но мне показалось будто ты из-за этого ещё беспокойней становишься. Потом ты резко сел и… Ну дальше ты всё знаешь. Так что же тебе приснилось? Что-то страшное?
– Я бы не сказал, что это было страшно, – начал объяснять я, – скорее, очень необычно, самое главное, будто наяву всё происходило. Сначала я стал по-другому дышать.
– Тебе стало трудно дышать? – испуганно спросила мама, – может из-за этого всё? А вдруг это аллергия? Что ты ел перед сном? Может во сне…
– Нет, мам, мне не было трудно дышать, не беспокойся, – перебил я, – это другое. Я чувствовал, что я по-другому дышу, глубже чем обычно, дольше, как будто воздуха в себя набираю намного больше и от этого расти начинаю.
– Начинаешь расти? – с удивлением спросила мама.
– Расти что-то начинало во мне – продолжил я, – сначала резко потянуло вверх спину, будто из неё что-то стало вырываться наружу. Я упал лицом вниз и прижался к земле, но из спины меня что-то тянуло вверх так сильно, что я едва удерживался на земле. А когда это что-то вырвалось наружу, тянуть меня вверх перестало, но я чувствовал, что это что-то никуда не делось, оно как бы сидело на мне, я чувствовал его присутствие на мне, там, на спине. Но я не мог пошевелиться и попробовать посмотреть на это.
– Тебе было страшно, сынок?
– Сначала страха не было, – продолжил я, – но очень скоро опять началось. Не успел я отдышаться, как меня что-то стало растягивать, только теперь не вверх, а в стороны. Мои плечи расползались друг от друга, руки сильно напряглись и стали тянуться вперёд с такой силой, что, казалось, вот-вот оторвутся, а ноги отяжелели настолько, что возникло ощущение будто я по пояс в цемент замурован. Ещё на секунду всё успокоилось, а потом стало страшно. Похожие ощущения происходили с лицом. За уши будто тянули в разные стороны. Глаза раздувались и должны были вот-вот лопнуть, а челюсти… они точно пытались дотянуться и укусить что-то находящееся передо мной. Потом опять всё успокоилось. И знаешь, мам, сейчас мне кажется, что я превращался в какое-то необычное существо.
– Всё уже прошло, Тай, – крепко обнимая меня, попыталась успокоить мама, – забудь и не думай больше об этом. Слышишь? В конце концов, ты у меня уже совсем взрослый. Даже не верится, что тебе уже двенадцать. Кстати, в таком возрасте с детьми часто происходят всякие странные вещи.
– Да, да. Знаю. Расту, взрослею и всё такое, – соглашаясь, сказал я, – так бы я и сделал, наверное, но там, во сне, было ещё кое-что, точнее, кое-кто.
– Кто же это? – заинтересованно произнесла мама, – маг, волшебник, который тебя пытался превратить в чудовище, а может быть такое же существо, в которого ты превращался?
– Не угадала, – уверенно ответил я, – это была девочка. Девочка с невероятно красивыми и запоминающимися зелёными глазами.
– Я так понимаю, что сон заканчивался хорошо, – пытаясь пошутить надо мной, сказала мама, – ты чего же тогда проснулся так, будто еле ноги оттуда унёс? Эта милая девочка тебя напугала?
– Ты знаешь, мам? – объясняя своё испуганное пробуждение, сказал я, – помню, что лежал я и не мог пошевелиться, а девочка склонилась надо мной, смотрела прямо в мои глаза, улыбалась и говорила: «Не бойся дружок, я тебя в обиду никому не дам», – а ещё она гладила меня рукой по лицу и в какой-то момент я очень хорошо почувствовал, что лицо это… не моё.
***
– Вот ты где! – радостно закричала девочка, – как же ты меня напугал. Куда ты вчера подевался? Не исчезай так больше, пожалуйста. Мой Дракон!
Дракон? Она назвала меня драконом? Так вот в кого я вчера ночью так мучительно превращался, но ведь это же был сон. И сейчас сон. Сейчас следующая ночь, а выглядит так, будто вчерашний сон продолжается. Разве такое бывает?
– Ты сегодня другой, – подойдя совсем близко ко мне, продолжала говорить девочка, – вчера у меня сложилось впечатление, что ты только что родился – всё время лежал, почти не шевелился, тяжело дышал и смотрел как-то странно, в никуда. А может и так? Ведь никто же не знает откуда появляются огнедышащие драконы во время великой ночи.
Девочка положила руки на моё лицо, а я испытал уже знакомые ощущения. С одной стороны, я вновь почувствовал тепло её рук. С другой, я вновь отчётливо почувствовал, что моё лицо – не моё. А точнее, не лицо, а большая морда, с зелёными чешуйками.
В зеркало бы на себя полюбоваться. Я попытался себя осмотреть. У меня получилось встать на ноги, но учитывая мое нынешнее обличие, правильнее было бы сказать – на задние лапы.
– Ого, а ты не такой маленький, как мне казалось, – глядя на меня снизу-вверх, сказала девочка, – но всё же не такой большой, как говорится в древнем предании.
Да, это были огромные, трёхпалые с длинными и острыми когтями задние лапы, и очень похожие на них, только значительно меньше, передние лапы. А ещё, двигая плечами, я привожу в действие выросшие из моей спины огромные, тоже зелёные, но с каким-то странным красноватым оттенком крылья. Метров шесть в размахе, они такие большие, что просто удивительно, как я с такой лёгкостью ими управляю. Наверное, я очень сильный.
Да, ладно сильный, это же крылья! Крылья! Я могу летать! Теперь я могу летать не только во сне! Хотя, это ведь тоже сон. Просто он какой-то необычный.
Неистово замахав крыльями, я побежал вперёд, чуть не сбив с ног мою маленькую подругу. Пробежав метров десять, я вспомнил, что мои руки сейчас не совсем человеческие и, вероятнее всего, тоже предназначены для передвижения. Я перешёл на галоп, но очень скоро понял, что взлететь не могу. Может быть, потому что никогда раньше этого не делал? С первого раза редко что-либо получается. А может, потому что огромный хвост мешал? Да-да, хвост у меня огромный – метров шесть с пятью отростками на конце, торчащими в разные стороны, по всей видимости, для того, чтобы от недоброжелателей отмахиваться.
– Не переживай, мой дракон, – посмотрев на меня, сказала девочка, – у тебя обязательно всё получится. Уже завтра, я уверена. Как сказано в предании: «В полночь третьей фазы великой ночи, явившийся дракон взлетит на вершину горы Айхевбах, издаст боевой клич, от которого у врагов Трувора кровь в жилах застынет, а затем извергнет в бесконечность неба столб жара и огня, который разорвёт тяжёлый сумрак, накрывший земли Трувора! И поверит тогда царь в могущество и верность Трувору огнедышащих драконов. И встанут в оцепенении враги под стенами Трувора, и не осмелятся атаковать. И ослабеет сумрак, позволив Солнцу вновь взойти над землёй Трувора».
Мои глаза с очевидным удивлением смотрели на девочку. Она быстрым и решительным шагом подошла ко мне, села передо мной на колени, взяла за крыло и потянула на себя, предлагая сесть рядом, а потом начала объяснять только что сказанную часть древнего предания.
– Всё просто, мой дракон. Трувор – это Великое северное царство, владения которого простираются вдоль океана льда от скалистых островов до горящих гор, а великая ночь – это время, когда солнце не всходит над горизонтом даже днём. Правит Трувором уже очень много лет царь Синеус, он же мой отец. Да, я принцесса Эдда, единственная наследница престола Трувора. Наши враги – это драконы, плотоядные драконы.
Я в мгновенье расправил крылья, приподнялся на задних лапах и попытался возразить, сказать, что драконы не враги, они не могут быть врагами людям, я это чувствую, я же дракон. Правда, всего только вторую ночь. Надо сказать, что получилось у меня не очень хорошо. Ничего человеческого я изречь не смог, и на боевой клич, от которого кровь в жилах стынет, тоже было не похоже.
– Прости, мой дракон, прости! – воскликнула девочка, – я не хотела тебя напугать или разозлить. Как же хорошо ты меня понимаешь. Мои мама и бабушка много раз пересказывали мне древнее предание. В нём говорилось, что огнедышащие драконы людей понимают, но я не думала, что это серьезно. Древнее предание говорит, что плотоядные драконы, живущие в ледяных пещерах далеко на севере, примерно раз в тысячу лет собирают армию и в поисках пропитания нападают на земли Великого северного царства, убивая людей, птиц, животных, всех живых существ, которые попадаются им на своём пути. Они не знают ни пощады, ни жалости. Славныевойны Великого северного царства всю свою жизнь посвящают тому, чтобы научиться успешно сражаться и побеждать этих чудовищ, чтобы суметь защитить свои дома и семьи. Но не только о драконах-чудовищах говорится в предании. В нём говорится о волшебном огнедышащем драконе – спасителе жителей северного царства и всего живого на его землях! И я верю, что это ты. Ведь всё складывается так, как говорится в предании. Плотоядные драконы сейчас разоряют наши приграничные селения. Наши войны, к сожалению, не смогут их там остановить. До сердца Трувора, до нашего замка эти чудовища, скорее всего, доберутся только к завтрашней ночи, точнее к третьей фазе великой ночи. Ты появился здесь и сейчас, в то самое время и в том самом месте, у подножия горы Айхевбах, в те самые мрачные для народа Трувора времена, о которых и говориться в предании! Ты – тот самый волшебный дракон! Ты наш спаситель! Я верю в это! Я чувствую это!
Я не враг – это хорошо. Что если я всё-таки не тот, за кого меня принимает Эдда? Так получилось, что я очень мало о себе знаю, а про окружающий меня мир и подавно. Что если она ошибается? Что если я плотоядный? С другой стороны, если бы я был плотоядный, то съел бы уже это милое создание. Может, я просто не голоден?
– Жаль только, что мой отец не верит в волшебную силу огнедышащих драконов, – взглянув мне в глаза, продолжила Эдда, – если бы он узнал, что я вторую ночь тайком убегаю из замка и блуждаю здесь в поисках волшебного дракона, он бы к моей кровати своих лучших воинов приставил меня охранять. Как ему всё рассказать? Как его убедить, что предание не выдумка и что ты появился для того, чтобы защитить нас? Он ведь сочтёт тебя врагом. Но мы должны убедить царя в том, что всё это правда. Ради нашего народа и всего Великого северного царства. Мы должны, слышишь? И поэтому, перед тем как прийти к тебе в следующую ночь, я оставлю отцу послание, в котором напишу, куда и зачем я сбежала. Он пойдёт за мной, а ты должен быть готов к встрече с царём Синеусом. Понимаешь меня?
Я утвердительно кивнул головой. Эдда, увидев это, очень обрадовалась и хотела что-то сказать, но вдруг всё исчезло. Оказавшись в полной темноте, я ещё некоторое время слышал голос Эдды: «Куда ты исчез? Дракон! Дракон! Неужели опять? Да, об этом ведь тоже в предании говорится, что в каждую из трёх фаз великой ночи дракон исчезает и появляется вновь. До завтра, мой дракон».
***
– Слава Богу, сынок! Ты проснулся, – испуганно, но с облегчением произнесла мама, – ну что же ты меня так пугаешь вторую ночь подряд.
– Где мы? – удивлённо спросил я, – мы в больнице?
– Мы недавно приехали, Тай, – с наворачивающимися на глаза слезами продолжила мама, – я вызвала скорую помощь, потому что испугалась. Зашла тебя проверить в два часа ночи, а ты лежишь на полу рядом с кроватью, весь горишь, сердце бьётся так сильно и часто, как будто вот-вот выскочит из груди. И ещё… я не смогла тебя разбудить.
– Понятно, мам. Но ты не переживай, со мной всё будет хорошо. Поехали домой, – ответил я.
– Я бы с удовольствием, Тай, но вдруг это болезнь, вдруг это продолжится в последующие ночи, – обеспокоенно сказала мама, – ты что-нибудь помнишь?
– Я свой сон хорошо помню, – спокойно ответил я, – и он не последний.
– Что ты хочешь сказать, сынок? Ты что видел тот же сон, что и вчера? Ты опять в кого-то превращался?
– В дракона. Это был дракон.
– Там была та девушка?
– Её зовут Эдда. Она принцесса, наследница Трувора.
– Сынок, Тай! – взволнованно продолжила мама, – это не нормально видеть сны, проживая там другую жизнь!
– Вот это ты точно сказала: «проживая там другую жизнь» – ответил я, – в моих снах так всё и происходит.
– Я всё решила, – не разделяя моё спокойствие, сказала мама, – мы не поедем домой. Я знаю хорошего врача в этой области, мы поедем к нему. Ты больше не увидишь этот сон. Я не специалист, но обычные сны не вызывают того, что происходит с тобой – температура под сорок, пульс сумасшедший. Ты просто не здоров, Тай, надо что-то сделать с этим. Слышишь, сынок?
– Мам, я всё понимаю, – пытаясь объяснить происходящее, продолжил я, – но поверь мне, пожалуйста, я должен ещё раз просто уснуть и оказаться там, куда я попадал во сне в последние две ночи. Я чувствую, что это очень важно. Важно для Эдды, для её народа.
– Сынок, это же всего лишь сон. Принцесса Эдда и… как ты это место называл?
– Трувор, – ответил я, – Великое северное царство.
– Пусть будет Трувор, – продолжила мама, – но это всего лишь сон!
– Тебя, мама, не поймёшь! Ты говоришь, что это обычный сон, но
с другой стороны, утверждаешь, что так не бывает, что с этим срочно надо что-то делать. Мама, я ведь и сам многого не понимаю, так дай мне возможность разобраться. Дай мне ещё одну ночь. Поверь, мамочка, всё будет хорошо.
– А вдруг ты оттуда… из той, другой жизни не вернешься, – почти плача сказала мама, – вдруг ты здесь… в жизни, где есть я у тебя, больше не проснешься.
– Не плачь, мам, – успокаивая, сказал я, – никогда я тебя не брошу.
– Сынок, имей в виду, пожалуйста – вытирая слёзы, попросила мама, – я знаю, ты хороший сын, ты всё сделаешь правильно, ты постараешься. Я тебе доверяю. Не понимаю, как это возможно – вернуться в твой другой мир во сне, но мне кажется, ты точно знаешь, о чём просишь. Просто в жизни так бывает… так складываются обстоятельства, что не все от тебя зависит. Я хочу, чтобы ты знал, я никому тебя не отдам, я не позволю никаким обстоятельствам отобрать тебя у меня. Я однажды уже теряла самого любимого человека. Мой папа, твой дедушка… мне было десять лет, когда он исчез. Просто взял и исчез. Он всегда меня будил по утрам, приходил в мою комнату, садился перед кроватью на колени, наклонялся близко к моему лицу и шептал тихонечко на ухо: «Пора вставать, моя принцесса, утро тебя заждалось». Но в то утро не пришёл и никогда больше не приходил. А когда папа был со мной, он очень любил рассказывать мне сказки, которые сам и придумывал. По крайней мере, те истории о рыцарях и принцессах, далеких землях и странных существах, я, кроме как от него, не слышала. Кстати, драконы в его историях тоже встречались.
– Ты никогда мне не рассказывала об этом, – удивлённо сказал я, – я знал, что мой дед умер из-за болезни, когда ты была ещё совсем маленькой.
– Нет, Тай, всё было так, как я сейчас рассказала. И поэтому я не хочу… я не могу допустить, чтобы с тобой что-то случилось, – ответила мама.
– Ты думаешь, что его исчезновение и то, что происходит со мной сейчас как-то связано? – спросил я.
– Нет, – ответила мама, – я уверена, что это никак не связано. Хватит об этом. Расскажи лучше мне о твоей подружке? – сменив тему, попросила мама, – она красивая?
– Ну, мама!
– Хорошо, хорошо, – продолжила мама, – расскажи хотя бы в целом о том, что там происходит. Я же всё-таки мать! И должна знать, чем ты там во сне занимаешься! Мой дракон!
***
Ой! Ты меня напугал! Откуда же ты появляешься, так неожиданно? – запыхавшись, воскликнула Эдда, – хорошо, что я знаю, что ты вот-вот появишься примерно где-то здесь, у подножия горы. Сегодня я тебя искала особенно долго, начала волноваться. Времени у нас с тобой почти не осталось.
Сегодня принцесса Эдда была взволнована. Совсем не такая как при нашей последней встрече – она была радостная, полная восторженных надежд и рассуждений. Сегодня в её глазах была тревога. Чувствовалось, что вот-вот должно произойти что-то важное. Мне хотелось спросить девочку о том, что нас ждёт и я, согнув передние лапы, потянул шею в её сторону. Мои глаза оказались напротив глаз Эдды. В то же мгновение я почувствовал уже совсем знакомые ощущения, они были вызваны прикосновением её рук к моему лицу, почувствовал тепло этих рук.
– Я боялась, что ты больше не появишься, – с дрожью в голосе произнесла Эдда, – почему ты так долго сегодня?
Я знал, что Эдда долго меня ждала, потому что я долго не мог уснуть. Ведь я дракон только во сне мальчика Тая. Хотя, может быть я мальчик Тай во сне дракона. Не может такого быть, конечно. Там у меня есть мама. А здесь у меня есть Эдда. И кажется, что я совсем не три ночи её знаю, а больше. Она дорога мне.
– Тай!? Тебя зовут Тай!? – удивлённо закричала девочка.
Я понял, что Эдда начинает меня понимать, слышать мои мысли. Конечно, не так хорошо, как я её. Я её просто слышу и понимаю, а сам ничего не говорю, только думаю, а она всё равно меня понимает. Ей сложнее. Я кивнул в ответ на вопрос Эдды.
– Здорово! – радостно воскликнула Эдда, – мы можем разговаривать!
– Эдда! Принцесса Эдда! – послышался сильный мужской голос.
– Папа! Я здесь! – прокричала девочка, – мы здесь! Не пугайтесь.
Мы замерли, стоя спинами к входу в пещеру и всматриваясь в темноту уходящего вниз склона горы Айхэвбах. Мне было очень тревожно. Оно и понятно, ведь я до сих пор очень мало знал о том, что со мной происходит. Но от того, что чувство тревоги явно испытывала и принцесса Эдда, я был готов запаниковать. Ей было страшно.
Из темноты появились девять высоких крепких мужчин. Один, по всей видимости, отец Эдды в центре. Все они крепко в руках сжимали огромных размеров мечи, молоты, копья и булавы. Я почувствовал, как мурашки пробежали по моей чешуйчатой коже.
– Так это твой волшебный дракон? – грозно спросил Синеус Эдду, – как ты могла так со мной поступить? Ты же знаешь мой приказ! Никто не должен выходить за стены замка! Тебя это тоже касается! Тебя это в первую очередь касается! Это же очень опасно.
– Поверь мне, папа, пожалуйста, – ответила девочка, – это он. Его зовут Тай.
– Даже имя у него есть? – продолжил Синеус, – отойди от него! Эдда, мы не знаем кто он и на чьей он стороне.
– Я знаю. Он, огнедышащий дракон, защитник рода человеческого. Сегодня исполнится древнее предание и Тай встанет на защиту Трувора.
– Я бы обрадовался больше всех, если бы это была права, Эдда, – с явным сомнением в голосе сказал Синеус, – но древнему преданию больше тысячи лет и не наши отцы, не наши деды, не прадеды не были свидетелями пришествия на нашу землю огнедышащих драконов. А вот плотоядные драконы, наши самые злейшие и опаснейшие враги, были где-то поблизости всегда. Сейчас, когда они собрались в многотысячную армию, когда выбрали вожака, когда действуют слаженно и имеют единственную цель – охоту на людей, я не удивлюсь, если эти твари ещё и хитростью нас захотят взять, подослав «своего» под видом огнедышащего дракона. Дочка, отойди от дракона и пусть он докажет, что является тем, кем ты его считаешь. Это ведь в полночь третьей фазы великой ночи должно произойти? Пять минут нам подождать осталось. Так ведь?
– Тай! Милый Тай! – повернувшись ко мне, взявшись своими маленькими ручками за мои огромные ноздри, и прижавшись своим лбом к моему, заговорила Эдда, – ты и так уже всё понял. Ах, если бы у нас было чуть больше времени! Я бы тебя подготовила. Но сейчас просто выслушай меня внимательно и сделай то, что должен. Я говорила… я вчера говорила: «В полночь третьей фазы дракон взлетит на вершину, издаст боевой клич, извергнет в бесконечность неба столб жара и огня. И поверит тогда царь в могущество и верность дракона». Это твоя ночь, дракон! Сделай это! Сделай! И больше тебе не придётся никуда исчезать. Ты станешь верным другом царя и народа Трувора навсегда. Ты останешься со мной навсегда.
Но как я могу остаться? Остаться здесь, в этом мире – это значит не проснуться там, в моём привычном мире. Моя мама, она этого и боялась. Я ведь её убедил в том, что ничего страшного со мной не случится, а она мне поверила. Я не могу её обмануть. А Эдда? Как она на меня надеется. Как она верит в то, что встреча со мной – это её судьба, которая была предначертана ей с самого рождения.
Я попятился назад, отдаляясь от принцессы. Я чувствовал, что мои глаза были полны ужаса и Эдда не могла этого не видеть.
Пожалуйста, Тай! – стала умолять Эдда, – попытайся! Я знаю, что ты никогда этого не делал, но я уверена, что у тебя всё получится. Ты не можешь быть обычным драконом! Ты тот самый, огнедышащий, волшебный! Лети на вершину, пожалуйста!
– Эдда, отойди в сторону! – закричал царь Синеус, – уже полночь, ты ошиблась! Он обычный! Такой же, как все драконы! Охотник на людей!
– Тай, пожалуйста, лети на вершину! – кричала и плакала маленькая принцесса, – они убьют тебя! Если не докажешь, что ты огнедышащий дракон, они сочтут тебя врагом! Слышишь! Лети или беги, Тай! Куда угодно! Просто исчезни, Тай! Не дай убить себя!
Зря пыталась докричаться до меня Эдда. Я не мог пошевелиться. Я не мог убежать и бросить, предать её, потому что я чувствовал, что это моё предназначение. Я должен быть рядом с ней. Она настолько сильно этого желает и в это верит, что другой исход попросту невозможен. Но я не могу и попытаться взлететь на вершину, рискуя навсегда остаться в этом странном, неизвестном для меня мире.
Синеус уже держал в своих крепких объятиях Эдду. Решение было принято. Я должен умереть.
– Убить подлую ящерицу! – скомандовал царь Трувора, – хотел запудрить нам мозги! Не все люди так наивны, как маленькие девочки, наслушавшись неправдоподобных сказок.
Восьмёрка Труворских храбрецов в одно мгновенье окружили меня и нацелили на меня своё грозное оружие. Я знал, что не враг людям, потому закрыл глаза и склонил голову.
– Нет! Не делайте этого! – вытянув из объятий отца в мою сторону руки, кричала Эдда.
В следующее мгновенье всё замерло. Я был ещё жив, кажется. Я открыл глаза, огляделся и понял, что все, находясь в лёгком оцепенении, смотрят на вершину горы. Резко подняв голову вверх, я увидел то, чего не ожидал увидеть ни при каких раскладах, впрочем, как и все остальные участники развернувшейся драмы.
На вершину горы Айхевбах взгромоздился дракон, не такой как я, в разы больше. Хотя, в остальном, кажется, мы были похожи. Дальше произошло всё так, как говорила принцесса Эдда. Сначала из дракона вырвался неслыханной громкости и мощи клич, затем ярко-красный огненный луч вырвался из его пасти и, разрезав чёрные тучи, устремился в бесконечное небо. А затем дракон, расправив огромные крылья, спустился к подножию горы, в местечко возле соляной пещеры, приземлился таким образом, что я практически полностью оказался под одни из его крыльев, и тогда я услышал беззвучные слова: «Мы останемся здесь вместе, Тай. Это наша судьба и предназначение».
Мама?






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 23.05.2020 Владимир Щукин
Свидетельство о публикации: izba-2020-2814369

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези


















1