Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Неоконченная партия…


Неоконченная партия…
В гостиной тишина. Поздний вечер. Приглушенный свет от торшера падает на журнальный столик. На нем стоит шахматная доска.

Я напряженно пытаюсь просчитать комбинацию ходов, которая поможет мне выйти из тяжелой ситуации - партия движется к моему проигрышу. Мой противник Яковлев Михаил Яковлевич, опытный игрок. Он не спешит, знает, что мне выкрутиться из этого положения будет очень непросто.

Чтобы разрядить обстановку, я пошел на военную хитрость.

- Батя! Ты был ведомым у Володи Васильчикова. Вы воевали вместе в 33-м штурмовом авиаполку. Он погиб в марте 43-го и ему посмертно было присвоено звание «Герой Советского Союза». Расскажи, как это было.

Тесть задумался. И после паузы неторопливо и обстоятельно начал свой рассказ:

- «В полк я пришел в октябре 42-го, после окончания летного училища, а Володя Васильчиков на три месяца раньше меня - в августе.
Мой первый боевой вылет с ним состоялся 17 февраля 43-го. Помню, что тогда у него стрелком был Михайловский. Васильчиков к этому времени имел большой опыт боевых вылетов и меня поставили к нему ведомым.

В этот день мы ушли на задание шестеркой самолетов. У Васильчикова номер борта 19-й, у меня 16-й. С нами вместе взлетели Никишин, Сарвин и Батарин. Все были со стрелками, а я один.

Нам была поставлена задача атаковать артиллерию и технику противника в районах Рогино и Уполозы. Погода была не очень хорошая - облачность 8 баллов, высота 200-300 метров и видимость 2-3 километра. Но отлично работала радиосвязь, и разведданые оказались точными.

Мы вышли на цель и отработали прекрасно - с бреющего полета атаковали колонны фашистов.

Во второй половине дня вылетели второй раз с той же задачей.

В результате нашей работы в этот день в общей сложности было уничтожено и повреждено порядка 35 автомашин, 25 повозок с пехотой, 80 солдат и офицеров, до 10 лошадей, одно орудие полевой артиллерии, а заодно подавлен огонь полевой батареи.

Так и ходили мы вместе на задания - Володя ведущий, а я за ним.

12 марта наш полк перелетел с аэродрома Вины в Крестцы, Новгородской области, а 14 марта состоялся тот самый роковой вылет на задание.

В этот день погода была прекрасная - облачность 4 балла, высота 2000 метров, видимость более 10 километров.
В таких условиях нам надо было атаковать скопление артиллерии, пехоты и техники в укреплённых пунктах в районе Гущино и северной окраины Старой Руссы.

День не задался с утра. На задание должна была уйти семерка Илов - Васильчиков, я, Просандеев, Лаптев, Алиев, Белавин и Удачин, но сразу после взлета Алиеву пришлось вернуться на аэродром. Васильчиков вылетел со стрелком Мишей Сочивко.

Это был тяжелый бой…

Наша шестерка атаковала цель с высоты 1300 метров двумя заходами.
Во время штурмовки мы были обстреляны зенитной артиллерией из леса западнее Медведно.

На втором заходе на нас из-за облаков вывалились четыре Фокера - ФВ-190. Сходу был сбит Лаптев, мы даже не видели, как он упал…

Отходили «змейкой», прикрывая друг друга. Удачину удалось подбить один из Фокеров - он задымился и пошел на снижение.

Фашисты преследовали нас более 20 километров. Нам пришлось вести воздушный бой до аэродрома Антипово.

Истребителями был серьезно поврежден самолет Белавина. Ему пришлось совершить вынужденную посадку на этом аэродроме, но экипаж остался невредим.

У Антипово, на развороте, в самолет Васильчикова, в правую плоскость попал снаряд. Его самолет перевернулся, рухнул на землю и взорвался.

Я собрал оставшиеся Илы, увел их в облака и без потерь вернулся на свой аэродром в Крестцы».

Закончив свой рассказ, Михаил Яковлевич надолго замолчал…
Мы сидели в тишине, за шахматной доской с неоконченной партией.

Из шести Илов на аэродром вернулись три…
Четыре летчика и стрелка погибли…

Каждый думал о своем - боевой летчик перебирал в своей памяти все детали того страшного боя, а я представлял себе, в какую мясорубку попали Илы в этот ясный и солнечный весенний день 43-го года…

Этот разговор состоялся в далеком 1995 году.

Почему я вспомнил о нем?
А вспомнился он, когда я начал работу над очередной книгой, которая посвящена моему тестю Яковлеву Михаилу Яковлевичу.

Я решил разобраться - что на самом деле произошло в тот день, когда погиб Васильчиков, а Яковлев привел на аэродром оставшиеся после боя самолеты.

Я поднял архивные документы - наградные листы, боевые карты марта 1943 года, журналы боевых действий и вылетов 33 гвардейского штурмового авиационного полка.

Так все и было, как рассказал Михаил Яковлевич…

За свой недолгий, менее полугода, боевой путь, Владимир Васильчиков уже имел два боевых ордена - 7 января 1943 года ему был вручен орден Красной звезды, а меньше чем через три недели 26 января - орден Красного знамени.

30 марта командир 3-й гвардейской штурмовой авиадивизии гвардии полковник Сухоребриков Георгий Александрович представил Васильчикова к высшей Правительственной награде - званию Герой Советского Союза.

1 мая 1943 года гвардии старшему сержанту, старшему пилоту 33 гвардейского штурмового полка Владимиру Владимировичу Васильчикову, Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР было присвоено звание Герой Советского Союза (посмертно).

Владимир Владимирович Васильчиков похоронен на Ямском кладбище посёлка Крестцы Новгородской области. Именем героически погибшего лётчика названа одна из улиц посёлка. На месте боя установлена мемориальная доска.

16 марта, через два дня после этого боя, гвардии сержант Яковлев Михаил Яковлевич, за отличное выполнение боевых заданий командования, проявленное при этом мужество и отвагу, был представлен командиром полка к награде и 23 марта ему был вручен орден Красной звезды.

Краснодар 20.05.2020г.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 21.05.2020 Александр Ряхин
Свидетельство о публикации: izba-2020-2812877

Рубрика произведения: Проза -> Статья


















1