Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Непревзойдённый


Непревзойдённый
LaryK
Непревзойдённый
Роман
Часть вторая
Предисловие: «Непревзойдённый» - это вторая часть романа «Ассасин».
1
И дни, и недели, и месяцы, и годы, все они где-то пропадали, вероятно, в бездне под названием вечность.
В российском военном ведомстве, УОБ, было создано подразделение, занимавшееся поиском бесподобного, неуловимого преступника, предположительно работавшего на заказ, было установлено, на основании тонких выводов капитана УОБ, который был психологом-криминалистом, что жёсткий, беспощадный убийца, которого в течение полутора лет не могла найти и схватить российская полиция, скорей всего, представитель Азии. Тот же психолог, капитан Егозина, не торопясь выдвинула предположение, что это молодой мужчина от тридцати до сорока лет, скорей всего, гомосексуал, причём изощрённый. В этих направлениях главным образом резвые сыщики медленно двигались.
Свистоплясные поиски безрезультатно длились полгода и глава УОБ дал приказ остановить их. И тогда его заместитель, полковник Сигов, осторожно намекнул своему другу и начальнику, что надо бы ненавязчиво, а если придётся, то и навязчиво привлечь некоторых из ГУВД, пусть попотеют, ведь есть там, например, генерал Трубин, у которого, кстати, молодой племянник, некто майор Остроколов, был убит при совершенно странных обстоятельствах. И директор сказал Сигову, что поразмыслит над этим и через пару часов даст ответ. Когда надоедливый полковник удалился, генерал Жигов присел в коричневое кресло-качалку возле тёмной стены, за толстым шкафом с чёрными папками, надел на голову краснокожие наушники, поплотней их отрегулировал и включил плеер, чтобы развлечь себя Айронмейденом. Это нерафинированное музло здорово прочищало мозги. И он в итоге прослушал все альбомы железной группы, тщательно извлекавшей громкие и гордые звуки из содержащих металл инструментов, подключенных к конечной точке – электросети, без которой не представлялось возможности так ошеломительно шуметь, и, как оказалось, прошло больше двух часов и полковник Сигов уже шибко переживал, сидя в своём маленьком кабинете, на другом этаже. Тут-то и вздрогнул аппарат с пластмассовой оболочкой и замдиректора резко кинул цепкую пятерню на дрожащую гладкую трубку телефона, похожую на покалеченную гантелину из тренажёрного зала. Жигов сказал Сигову, по тонким проводам его речь достигла правого уха полковника, что надо немедленно искать того, кто подготовил этого шалыхвоста, то есть того, кто его обучал совершать преступления. И Жигов, завершив твёрдое указание, изрёк сакральное «аминь».
2
В этом же военном ведомстве, за несколько часов, оставшихся до конца рабочего дня, было создано спецподразделение, в которое вошли офицеры, имевшие понятие о родственных связях и наследственных перипетиях. К ночи был составлен неполный список тех, кто в России и ближайших республиках занимался тренировкой киллеров, палачей, мокрушников и иных супостатов.
Десятки людей были быстроного арестованы и грубовато допрошены. И только двое из них, не сумев выдержать специальные информационные пытки, медленно вынули из ртов своих рассказ об ассасинах незаурядных, где-то внутри русского простора обретавшихся, то ли в потрёпанных степях, то ли в идеальных лесах. Они с ужасом произносили обыкновенную, ничем не примечательную фамилию – Гречкины. Это они самые, ищите и свищите, но не найдёте. Это всё, что удалось узнать. И замдиректора, Сигов, потёр пятернёй шею возле туповатого затылка и сказал, что этого, пожалуй, достаточно. Неоднократно он слышал эту гладкую легенду, что есть, мол, в России семья Гречкиных, династия непревзойдённых убийц. А в действительности Гречкиных в стране полным-полно, как и Ивановых, искать среди них киллера трудней, чем волосинку в сенном стогу.
3
Директор Жигов неверное, зелёный лён, направление указал, ему, Сигову, это не кажется, он в этом уверен. Необходимо снова сварганить спецподразделение, которое станет лихо искать шустрого разгильдяя, высокоразвитого шизика. Сигов, дозвонившись до Жигова, по беспроводной связи попросил принять его завтра утром. И Жигов сказал, что пусть, мать его, этот нервозный непоседа зайдёт, коли так, угомону нет ему.

И утром следующего дня находчивый полковник с помощью мягкой лести уговорил генерала дать команду изготовить совершенно новое спецподразделение для поимки Гречкина, ямбись он хореем, или Сечкина, или Иванова, кем бы он ни был. А командиром этого актуального сброда назначить Рещина Андрея, того самого, майора, что хорошо помог нашим партнёрам из РГВ.
4
Андрей Рещин, двадцатилетний парень с лицом гладкокожим, как бы его тщательно отутюжили, приехав из деревни в столицу, с первого раза поступил в Академию УОБ. На второй курс он перешёл с колоссальными результатами. О блистательном студенте узнал директор Жигов, который предложил ректору проэкзаменовать Рещина по полной программе и ежели результаты снова будут внушительными, Рещину немедленно выдать диплом и пусть приступает к работе в опергруппе при Управлении. Так и случилось. А через полгода работы в группе, Рещина назначили её командиром, присвоив звание капитана.
5
В каждой стране есть правительство, министерство и различные ведомства, в том числе, разведывательное. Ни отдельные субъекты, ни группы субъектов, ни большие человеческие общества, представляющие собой государства не могут напрочь сдружиться. У каждого смертного, кружись он ежом, в крови есть подозрение, недоверие, сомнение, что вызвало к жизни такие организации, как ФБР, ЦРУ и им подобные.
В системе РГВ было много нерешённых задач, накопились, горбатые рожи, за время безделья, лени и некомпетентности. Министр внутренних дел, Жохов, однажды в своём кабинете свёл директора УОБ с директором РГВ и обескураженные генералы сговорились на том, что группа капитана Рещина поможет РГВ в их нелёгких и важных делах, главным образом, заграничных, пограничных и приграничных.
Молодого кэпа Рещина и шесть потасканных лейтенантов подтянули и бросили в эту неразбериху , называемую операцией РГВ.
6
Андрей прибыл в приграничный городок Г-ск, сказал усталым летёхам, что хочет немного проветриться и ушёл. Когда вечером он воротился, отдохнувшие летёхи сказали, что звонил местный эргэвэшник и сказал, что их группа может спокойно ехать домой, так как ситуация изменилась к лучшему. Андрей кивнул, повеселевшие подчинённые быстро собрались и вся группа отправилась на военный аэродром, а оттуда полетела восвояси.
На следующий день замдиректора Сигов пригласил в свой кабинетик Рещина и сказал, что раз в городке Г-ск ситуация странным образом улучшилась, а его группа там присутствовала, и хоть они ничего не делали для улучшения ситуации, всё равно все будут премированы. Рещин кивнул, скромно поблагодарил Сигова и ушёл.
7
Когда с благословения директора Жигова стали активно искать неуловимого безумца Гречкина, вспомнили про Рещина и назначили его главным куратором в созданное спецподразделение. В это время на юге страны, в А-ске, какие-то бурдохлысты захватили заложников в торговом центре и выдвинули наглые требования. Андрей Рещин обратился к вышестоящим с просьбой, чтоб его направили туда, так как у него есть в голове хорошие соображения на этот счёт. Эта просьба дошла до Сигова, замдиректора, который дал добро, бурлаковатого вида полковник.
Рещин с шестью лейтенантами, которые бодрились, как могли, прибыли в А-ск, вульгарного цвета фольксваген притормозил возле непривлекательного мерса, в котором приехала замгубернатора Лубковая Ольга, которая разговаривала с местным начполиции, то и дело чесавшим себя за ухом и повторявшим "так точно". Андрей сказал беспокойным подчинённым, чтоб они входили в курс, а сам пошёл осмотреться. Зевавшие бойцы абы как окружили торговый центр, от этого непрочного кольца до серого с примесью голубого здания было чуть больше десяти метров, согласно требованию нахрапистых дикарей, родившихся в цивилизованном мире и сейчас находившихся внутри ЦУМа.
Рещин Андрюха метнулся к боковому входу, который плохо стерегли серые вояки, похожие на напряжённых бурлаков, ребром ладони вышиб душу у замка, который сию секунду выскочил из креплений и пазов, и проник внутрь, прикрыв за собой. Зигзагообразно перемещаясь, так быстро, что бесстыжие захватчики этого не видели, Рещин одного за другим вырубал одним ударом в тощий кадык. Уложив варваров на первом этаже, Рещин резво достиг второго и здесь, двигаясь методом «ветропляс», приближался к вооружённым проказникам, к шалберникам, державшим в руках акаэмы, и, не меняя тактику, тем же одним ударом кинжалоподобной пятерни, отправил одного за другим, включая главного узурпатора, туда, куда уходят обычно холодные, так называемые двухсотые. После этого Рещин Андрюха, применив метод «ветропляс», затем зигзагообразный быстрый ход, вышел из здания и незаметно присоединился к своей команде из шести лоботрясов лейтенантов, которые деловито обсуждали возможные варианты освобождения заложников с длинным майором из местного УВД.
8
Прошло минут десять и парадная дверь торгового центра с шипящим звуком отворилась, затем вторая парадная дверь со всхлипом распахнулась и стали выскакивать с пронзительным визгом, с истошным криком разномастные люди, по-видимому, кленовый уклон, это были заложники. И ошалелые вояки, похожие на грубых бурлаков, стали их принимать, лаконично подбадривая. Когда, по-видимому, все выбежали и в течение минут пяти больше никто не появлялся, встревоженные спецназовцы стали осторожно входить внутрь. Прямая ходьба на полусогнутых ногах, акаэмы у плеча, вылупленные глаза, в народе называемые зенками, тупо глядят перед собой. Ага. Увидели сражённых захватчиков, которые опрокинуто возлежали на каменном полу. Ничего не понимая, они доложили ожидавшему снаружи начальству, что всё, мол, чисто. И тогда уже высокие чины, один за одним, посетили эту скорбную обитель. На сером тракторе с вертушкой прилетел замдиректора Сигов, слегка покачиваясь вошёл в здание и взглянул на застывший интерьер. Меж тем уже делались предварительные выводы, что взбудораженные террористы перестреляли и перебили друг друга, ибо по природе своей они туповатые баламуты и беспокойные головы, ничего в жизни не умеют делать, как только стрелять и убивать. И понемногу пришли к окончательному мнению, что, дескать, дебилы они, полные отморозки, угомону им нет, паршивые наркоманы, чем-то токсичным обкурились, и передрались, и порешили друг дружку. И нечего тут голову ломать.
За активное участие в опасной операции шестерых лейтенантов сделали старлеями, а капитана Рещина наградили орденом первой степени и погонами майора.
9
В РГВ, как это было всегда, проблемы валялись невзрачной кучей, как мешки с цементом на старом складе. Одна замусоленная проблема была намного больше других и связана с северо-востоком. Министр Жохов позвонил директору Жигову и сказал, что эргэвэшники снова просят помощи, возникла какая-то непреодолимая ситуация, и, согласно анализу, вряд ли она разрешится, как та, в Г-ске, сама собой. Жигов спросил, а что же в действительности тогда в Г-ске случилось, ведь помощь группы Рещина так и не понадобилась. И Жохов сказал, что в Г-ске погибли агенты противной стороны, по-видимому, это был несчастный случай. И эргэвэшникам очень повезло, не пришлось напрягаться, да они в последнее время, мыло им в рыло, потеряли хватку, вот было КГБ, так оно, едрись пересрись, действительно умело работать. Жигов сказал Жохову, что раз нужна помощь, он откомандирует ту же группу под началом майора Рещина. Жохов буркнул, что, пожалуй, эргэвэшным оборванцам эта группа подойдёт. И положил трубку.
10
В приграничном посёлке Ольгино было сыро и прохладно. Небеса предварительно хорошо бухнули и ливень разошёлся. Опытный октет, которым командовал Рещин, прибыл и разместился в принадлежавшей РГВ бревенчатой избе с добротной крышей. Там уже их ожидали трое с затенёнными профилями, которые сдержанно поведали о возникших проблемах. Спустя часа четыре сумрачные эргэвэшники в пиджаках, на вид тяжёлых, пропахших розовым днём, рассказавшие всё, что хотели, покинули консервативное помещение.
Андрюха сказал своим фраппированным подчинённым, что ему просто необходимо проветриться, заодно и поразмыслить над тем, что услышал. Он облачился в нечто балахонистое, что нашёл в угловой кладовке и вышел во двор. Его неулыбчивые летёхи посмотрели друг на друга и медленно прилегли, кто на что, на шаткий диван, на застеленную брезентом кушетку, на подёрнутый сединой топчан.
11
Рещин отсутствовал несколько часов и воротился, когда молодой день неизбежно состарился и пожелтел, почернев. Старлей Жиров, поднявшись с затрещавшего топчана, спросил его, что там и как, на улице, вообще в посёлке. И Рещин сказал, что посёлок, едрись пересрись, вполне приличный, полно магазинов, граница ведь рядом, солидол ей в подол, товары самые лучшие. Заспанные летёхи ожидали от него каких-то приказов, но он сказал, что сегодня уже ничего не произойдёт, ежели они хорошенько отужинают и лягут спать. И рослые парни в одеждах цвета окрошки из цемента и кирпичной крошки с ним согласились.
12
Утро без объявления появилось в квадратном окне и призывало к насущным делам. Вскоре без стука вошли те же трое из госразведки и с трудом сдерживаясь рассказали, что всё, что их тревожило, как-то само собой развеялось, как, мать его, вчерашний туман. Чужестранные филеры, бонды, джеймсы, или как их там, рог им в пирог, подъехали к пропускному пункту и сообщили, что их начальство дало согласие на переговоры по важным вопросам. Представитель РГВ встретился с каким-то рыжебородым из их разведки, главным, поди, ядрёным шпионом и тот сказал, что они всё поняли, всё уяснили, на английском наречии и на искажённом русском он уверил нашего майора Северцева, что они по вопросу «джи, точка, би, точка, си» полностью согласны, уступают и так далее. Трое из госразведки, в тех же пиджаках, провонявших местным воздухом, сказали Рещину, что благодарны ему за помощь и что он и его группа могут отправляться домой.
13
Замдиректора Сигов, узнав о том, что произошло в посёлке Ольгино, никак не мог взять в толк, почему Рещину и его компании так невероятно везёт. Он решил на досуге это расчухать, прочесть в этой подозрительной книге между строк и уму непостижимое сделать хоть чуток пригодным для понимания.
Замдиректора был вполне похож на огорчённого жизнью бомжа, на которого добрые и заботливые натянули новый костюм. Никто из его сослуживцев не знал, что, когда Сигов брал иногда в руки акустическую гитару цвета потёртого линолеума, она блестяще звучала, казалось, была живей самой жизни.
14
Сигов, узду ему в борозду, однажды вызвал к себе начальника подразделения «А плюс», капитана Кошкина и около получаса в кабинетике они разговаривали. Затем Кошкин, длинный, серобровый, краснощёкий, с головой гладкой, как девичье колено, вышел и пошёл исполнять тихую песню замдиректора.
И однажды Рещин заметил, что за ним кто-то скрытно подглядывает, и не один, завал им в провал, тщательно, умело, нагловато стали следить. И Андрей решил узнать, насколько это серьёзно, залез в свою ауди, коричневую вроде, а спереди посеревшую, включился и помчался по дороге. Разогнался он, жуть ему в путь, и думал, что оторвался от нелепых наблюдателей, ан нет, не удалось, они на нескольких машинах, шибко катясь, не отставали от него. И Андрюха притормозил возле городского аэропорта, который давно уже превратился в авторынок, где с раннего утра суетились худощавые тётки, причёсанные абы как, иные в сиреневых банданах, в чёрных с лиловым лоском кепках, мохнорылые дядьки, коротко стриженые, с неухоженными пятернями, похожими на модернизированные грабли, продавали всякие мелкие штуки для разноцветных телег с мотором; иные приезжали на своих четырёх и с надеждой стояли на замызганной площадке, авось какой-нибудь неопрятный туземец приобретёт их четырёхколёсную барракуду.
15
Там и сям громоздкие металлические ящики с чужеземным товаром. И Андрюха пошёл туда, в этот бордовый, местами коричневый лабиринт. Наконец он зашёл в длинный коридор и увидел впереди беспардонные рожи с жизнеутверждающими кулаками. Рещин посмотрел назад, там толпа зловонных остолопов и олухов, пустоголовые раздолбаи толпились в собственной тени. Ну что же, подумал Андрюха, метод «ветропрыг» здесь как раз подойдёт. И быстро двинулся вперёд. Окружавшие его долбанутые следаки потеряли его из вида, а он уже переместился за переднюю группу ушастых кретинов, и пока они думали, куда он пропал, и затем шумно бегали по посыпанным серым щебнем перекрёсткам, он сел в свою тачку и уехал. И он про себя решил, что, если мордатая слежка продолжится, он перебьёт всех, до последнего, ни одного свидетеля, жах ему в пах, не оставит в здравом уме. В противном случае всё, что он делал и к чему стремился, окажется бесполезным порывом.
16
Сигов, пожилой мужик, таскавший с собой спелое пузо, единственный размышлял о стабильном везении Рещина. Вот, мать его, везучий же сотрудник, даже его присутствие, а не участие в операции, хорошо для нас, для Управления.
И когда начальник подразделения «А плюс» сообщил ему, что Рещин от них сбежал, Сигов не удивился, бегает он быстро, это ещё в Академии он демонстрировал, сто метров за восемь секунд, а пятьсот за двадцать. Это же мировые рекорды, а такого живчика нельзя терять, в УОБ такие нужны. Энергия из него прёт, собака ему под ноги, по всем параметрам он башковит и головаст и выгоден Управлению. Вот ещё пара операций и дадим ему подпола и пусть тогда командует нашим секретным отделом «джи». Так прикидывал про себя дряхлый полковник.
Никто не догадывался, в итоге, что четыре года назад неоспоримый киллер Соломон Гречкин сменил имя и документы и стал Андреем Анатольевичем Рещиным.

Конец второй части






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
© 20.05.2020 лари клионова
Свидетельство о публикации: izba-2020-2811347

Метки: киллер, детектив, встреча, майор, изменение личности, полковник, генерал,
Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература


















1