Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Террор, как инструмент войны


На духовной войне победа принадлежит не тем, у кого больше оружия, но чей дух сильнее. «Не в силе Бог, а в правде!» Единственный способ избежать поражения для более слабого в этом смысле противника – это полное уничтожение всего, что с ним не согласно. То есть «энергичный и массовидный террор» а-ля товарищ Ленин, или не менее энергичный и массовидный – Соединенных Штатов Америки в отношении неугодных стран. Кого нельзя победить, того необходимо уничтожить.
Руководствуясь этим принципом, большевики планомерно пустили в распыл лучшую и значительнейшую часть русского народа и тем обеспечили свою власть.
Новое украинское руководство, надо сказать, весьма неплохо усвоило уроки своих духовных сродников.
1. Террор в отношении всех иных политических и общественных сил (избиения депутатов и журналистов, убийства гражданских активистов, аресты активистов и простых граждан по надуманным обвинениям, запугивание граждан).
У всех у нас в памяти избиение Олега Царева, после которого уголовное дело было заведено на него же, и сожжение его дома, нападение на дом другого нардепа-регионала, избиения депутатов от КПУ… Памятно и избиение Олегом Ляшко и другими представителями «новой власти» неугодных журналистов. Не забыть и пятерых убитых украинскими военными российских и зарубежных журналистов. А кроме того несколько похищений российских съемочных групп. Кошмарным символом расправы над гражданскими активистами стал Дом Профсоюзов в Одессе. А, вот, официальная сводка СБУ на начало мая 2014 года, характеризующая охватившую Украину шпиономанию:
6 марта в Донецке СБУ арестовала «народного губернатора Донецкой области» Павла Губарева. Его обвиняют в захвате власти, покушении на территориальную целостность Украины и захвате государственного здания.
10 марта в Луганске СБУ был арестован Арсен Клинчаев, лидер «Молодой гвардии»; ему предъявлены обвинения в захвате власти, покушении на территориальную целостность Украины, организации массовых беспорядков, надругательстве над государственными символами, захвате государственного здания.
11 марта лично глава СБУ Валентин Наливайченко заявил, что в ночь с 10 на 11 марта в Донецке СБУ был арестован 37-летний гражданин РФ, подозреваемый в организации диверсионно-подрывной группы. «Опасность задержанного в том, что это не обычный преступник, а подготовленный, профессиональный диверсант», - объяснил Наливайченко. Он сообщил, что среди личных вещей арестованного было найдено вещество, похожее на взрывчатку. 5 апреля пресс-служба СБУ заявила, что 10 марта в Донецке были арестованы четверо диверсантов (один гражданин РФ и трое граждан Украины) и назвала их имена. При этом сообщение о взрывчатке сильно изменилось: якобы было изъято «взрывчатое вещество с электродетонаторами и поражающими элементами».
В час ночи с 11 на 12 марта в Херсонской области СБУ арестовала «разведгруппу Вооруженных сил РФ», якобы проникшую из Крыма. Численность «разведгруппы» не сообщалась. Зато сообщалось, что у руководителя был «незаконно полученный паспорт гражданина Украины на имя Арбузова Евгения Сергеевича 1986 года рождения».
13 марта в Луганске СБУ был арестован лидер «Луганской гвардии» Александр Харитонов. Его обвинили в захвате власти, массовых беспорядках и захвате государственных зданий.
14 марта в Днепропетровске СБУ арестовала троих активистов «Освободительного движения Юго-Востока Украины», обвинив их в покушении на территориальную целостность Украины. Пресс-релиз сообщает, что они «распространяли сепаратизм через интернет».
14 марта возле временного пропускного пункта Чонгар был «задержан вооруженный автоматом АК-74 гражданин РФ в черной униформе с несколькими документами на разные имена». СБУ заявила, что задержанный – из состава войсковой разведки Вооруженных сил РФ и выполнял шпионско-диверсионные задания на территории Херсонской области. Как говорилось в пресс-релизе, «соответствующие документы по этому делу направлены в Европейский Суд по правам человека для добавления к доказательной базе Заявления № 20958/14, Украина против России, от 13 марта 2014».
16 марта в Запорожье СБУ арестовала группу лиц неуказанной численности, подозреваемых в незаконном владении оружием. Арестованные якобы планировали «осуществить мероприятия, которые могли привести к дестабилизации обстановки в Запорожской области».
17 марта в Одессе СБУ арестовала лидера «Молодежного единства» Антона Давидченко, обвинив его в покушении на территориальную целостность Украины. Дабы избежать такой же участи один из лидеров одесской «Русской Весны» депутат одесского горсовета Александр Васильев вынужден был срочно уехать в Крым: «Ну вот я и снова в бегах. Не прошло и полугода, как нас хотели позакрывать при Януковиче за сопротивление при аресте Маркова, как теперь уже новая власть шьет мне сепаратизм, — писал об этом он сам. — Не могу раскрыть всех подробностей, но поверьте, у меня были все основания считать, что после ареста Антона Давидченко утренний визит на повторный допрос в СБУ стал бы для меня билетом в один конец.
…В чем же моя вина? Всю сознательную жизнь я старался быть полезным Одессе. За копеечную зарплату я учил студентов, в жизни не взял даже коробки конфет. Я помогал делать СМИ которые пользовались у одесситов доверием и популярностью. Я боролся за гражданские права, за человеческое достоинство, против коррупции. В городском совете я как мог отстаивал интересы Города. Так и не нажил за годы своего депутатства машины, квартиры или бизнеса. Вот и все, чем я провинился перед новой властью. Ах да… Еще я позволил себе до конца оставаться русским.
…Обещаю приложить все усилия чтобы люди которые заставили меня бросить Город, который я люблю как живого человека, бросить родной дом, семью, собранную за эти годы библиотеку, так вот, чтобы эти люди как можно скорее испытали бы на себе горький вкус слова «изгнание»…».
Вскоре СБУ был арестован еще один лидер одесского сопротивления - председатель правления ОО «Щит отчизны» в Одесской области Юрий Танклевский.
19 марта СБУ арестовала троих якобы организаторов двух диверсионных групп на Луганщине. Как сообщалось, у них найдены списки диверсантов и выяснено, что есть еще две аналогичных группы (то есть - всего российских диверсионных групп в Луганской области, по подсчету сбушников, четыре).
20 марта в Чернигове СБУ арестовала гражданина РФ В. Макарова, якобы кадрового работника Главного разведуправления Генштаба Вооруженных сил РФ. Авторы сообщения утверждают, что он в течение двух лет вел агентурную разведку на Украине, собирал компрометирующие материалы коррупционного характера на украинских чиновников.
22 марта СБУ в Одессе арестовала «диверсионную группу» из четырех человек, якобы намеревавшихся напасть на воинскую часть, захватить оружие и вооружить еще сто своих сторонников.
22 марта в Донецк СБУ арестовала лидера народного ополчения Донбасса Михаила Чумаченко, обвинив его в насильственном захвате власти и покушении на территориальную целостность Украины.
27 марта в Киеве СБУ арестовала гражданина Украины Сергея Р. По заявлению пресс-службы СБУ, задержанный создал «группу провокаторов» из 40 человек, которая якобы намеревалась дестабилизировать положение в столице путем провоцирования столкновений между мирными гражданами и работниками правоохранительных органов.
29 марта в Одессе СБУ задержала и депортировала из страны гражданина РФ Антона Раевского, обвинив его в попытке создания диверсионно-подрывной группы.
30 марта СБУ в Одессе арестовала капитана КГБ ПМР С. Кузьмука и гражданина Украины – якобы завербованного им агента. «Шпион», по заявлению пресс-службы СБУ, намеревался поставлять в Одессу оружие и боеприпасы с целью дестабилизации общественно-политической обстановки.
31 марта СБУ сообщила о задержании в центре Киева гражданина РФ Бахтиярова, якобы готовившего штурм Верховной Рады и Кабмина Украины. По заявлению пресс-службы СБУ, арестованный создал преступную группу из 200 (!) человек и договорился о видеосъемке провокации с российскими телеканалами.
2 апреля Служба безопасности Украины задержала на территории Львовской области двух граждан РФ, которые якобы намеревались захватить в заложники нескольких граждан Украины, один из которых является кандидатом в президенты Украины. На опубликованном фото паспортов арестованных видны имена и места выдачи документов: Сергей из Костомукши, родился в Костомукше 23.07.1987, и Александр из Петрозаводска, родился в Костомукше 17.11.1986. У «террористов» найдены толовая шашка и 16 патронов к ПМ.
4 апреля в Донецке арестован гражданин Украины Роберт Доня. Его обвиняют в организации массовых беспорядков и захвате государственного здания.
5 апреля на пропускном пункте Красная Таловка в Луганской области арестован военнослужащий в/ч 13204 (пресс-служба СБУ подчеркнула, что часть «входит в состав ГРУ ГШ ВС Российской Федерации») Банных Роман Сергеевич, которого СБУ обвинила в том, что он с территории РФ организовывал и координировал деятельность диверсионных групп на территории Украины. Пресс-служба СБУ заявила, что именно с Банных поддерживали связь арестованные 10 марта в Донецке гражданин РФ В. Негриенко и граждане Украины М. Чумаченко, В. Иванов, А. Головин. В пресс-релизе говорится, что вину арестованных доказывают «материалы зафиксированных телефонных переговоров Негриенко и Банных». По имеющимся у «СП» данным, в/ч 13204 — это 154-я отдельная радиотехническая бригада, которая действительно входит в систему ГРУ ГШ ВС РФ.
5 апреля пресс-служба СБУ сообщила об аресте одного из лидеров протеста в Донецке Дмитрия Кузьменко, обвиняемого в покушении на территориальную целостность Украины.
22-летнего Ивана и других активистов задержали 8 апреля после мирного митинга в Харькове. Положили лицом на асфальт прямо в грязные лужи после дождя. Если кто поднимал или поворачивал голову, сразу били по голове. Судебные заседания назначались и переносились без объяснения причин. При свиданиях жена Ивана Юля замечала у него свежие кровоподтеки и ссадины. Содержали активиста в одной камере с бандитами и уголовниками. Охрана постоянно требовала денег. Дошло до того, что Юле вручили счет, на который она обязана перечислять деньги.
Среди задержанный 8 апреля оказался и Сергей Юдаев. О нем рассказывал в своем блоге Олег Царев: 22 февраля, когда Украины, по сути, не стало как правового государства, центром протестных движений стали Харьков, Одесса, Донецк, Луганск.
Захват власти стал последней каплей в чаше терпения Сергея Юдаева. Он почувствовал, что задета его честь - честь человека, родившегося в семье потомственного военного, выросшего в гарнизоне под Евпаторией, привыкшего к дисциплине и порядку.
До этого момента он наблюдал за событиями по телевизору. Но переворот перевернул и его жизненную позицию. Он искренно не понимал: почему его, не скакавшего на майдане, не спросили - как не спросили миллионы других людей?
С того дня он начал снимать все происходящее, - он стал стримером. Фактически перестал жить дома. Жена Сергея - Лена, рассказавшая мне их историю, и двое его сыновей 5 и 14 лет, видели его только в моменты, когда он возвращался отдохнуть и переодеться. Борьба за правду фактически забрала у них отца и мужа.
Он снимал все – митинги, ребят, охраняющих памятники Ленину, события в администрации. Своими глазами видел, как людей, возвращавшихся домой после митинга, избивали братки, выскочившие из микроавтобуса с днепропетровскими номерами. Видел и снимал, как люди стояли живой цепью, пытаясь защитить пострадавших после митинга, ведь в те дни милиция не работала.
Сергей стал единственным примером, который отважился снимать события на Рымарской 18, когда боевики правого сектора открыли огонь по мирным протестующим.
Его семье угрожали. Он уже знал, что некие люди ждут, когда же с Юдаевым что-то случится. Но он продолжал снимать.
7 апреля участники протестного движения вошли в здание ОГА Харькова, а 8-го утром Сергей с другими журналистами поехал все снимать. Там, на месте событий, и были задержаны он - и еще 64 человека.
Инкриминируют Сергею ст.294 часть 1УК. 27 июня из СИЗО его перевели в 12-ю зону Харькова. Ее называют зоной для «первоходок». Лена много рассказывала о жутких условиях, в которых находится ее муж. Плохая пища, отсутствие движения и свежего воздуха. Наглость, хамство и вседозволенность охраны. Он не может пользоваться деньгами, которые ему передают родственники. По словам охранников, ими могут пользоваться только осужденные.
Но главное - тягостная неизвестность, которая напрягает больше всего.
Все это длится уже четвертый месяц. Уже прошли два судебных заседания, наши адвокаты заявили 3 ходатайства, ни одно из которых не было принято! Письменного отказа судьи не дают.
Жена говорит, на последнем свидании он был совсем осунувшимся и морально подавленным. Сказал: «Живым мне отсюда не выйти…» Это было 15 июня, в день его рождения».
8 апреля в Херсоне СБУ арестовала известную московскую политическую активистку Марию Коледу, обвинив ее в том, что она «выполняла задачи спецслужб для дестабилизации ситуации в южных областях Украины» и «принимала непосредственное участие в столкновениях под Николаевской ОГА, во время которых применяла огнестрельное оружие». Марию удалось вызволить из заключения лишь через 5 месяцев, обменяв на пленных карателей.
Показания потерпевших
«— На обмен меня пытались подавать с мая, но украинская сторона категорически не хотела меня отдавать. И я была очень удивлена, что меня все-таки обменяли.
Узнала об этом в киевском СИЗО за пару часов до того, как нас забрали и повезли в Харьков. В Харькове мы еще двое суток провели в специзоляторе СБУ, а оттуда нас повезли на обмен — 70 человек.
— А кто сказал про обмен, сокамерники?
— Нет, какие сокамерники — я в одиночке последние три месяца сидела. Ребята сказали, которые по аналогичным статьям сидели, по сепаратизму. Мы между собой общались, помогали друг другу чем могли. Мой сотовый так и не смогли найти. В камере был тайник.
— Кто были те 70 человек, вместе с которыми тебя обменяли?
— Было двое россиян — Рома Банных и Слава Негриенко. Остальные украинцы, которых сотрудники СБУ обвиняли в сепаратизме, организации массовых беспорядков, покушении на территориальную целостность и неделимость Украины, ношение оружия, терроризме — политические статьи.
— Россия взяла этих украинцев к себе?
— Нет, меня обменяли в ДНР.
Вообще это очень странная ситуация, когда гражданина другой страны сперва задерживают на своей территории, а потом на этой же территории обменивают как военнопленного.
Причем нас отдали без документов, фактически без личных вещей, без денег. То есть в теории я не могла выехать из Украины без паспорта. В Донецке я провела более недели, потом меня аккуратно вывезли на территорию России. Спасибо за это огромное.
— А кто вывез?
— Ребята.
— Ну, в смысле твои друзья или местные ополченцы ДНР?
— Мои друзья — местные ополченцы ДНР.
— На границе тебя, наверное, пограничники узнали? Поздравляли?
— Я не проходила пограничный контроль со стороны России. Потому что пограничники — это была проблема номер один: документов-то у меня нет. Как я докажу, что я гражданин России.
— Так, скажи, а российские власти, консульство помогли хоть чем-то?
— Помогали друзья — с передачами, со всем остальным. Российские дипломаты — нет. Приходил один раз первый секретарь консульства РФ, но от него тоже никакой помощи, поддержки не было. Причем ни мне, ни кому из известных мне россиян консульство не оказало никакой поддержки. И участие в нашем освобождении они не принимали.
— Понятно. Расскажи тогда с самого начала, почему ты поехала на Украину. Ясно, что как журналист, но, может быть, тебя влекла опасность конфликта.
— Поехала как журналист, потому что очень многое писали про события на Украине. Я смотрела и украинские СМИ, и российские, информация была очень противоречивая. Естественно, как корреспондент я захотела получить объективную картину происходящего на месте событий. Я побывала в Киеве на Майдане, после чего поехала в Новую Каховку, Херсонская область. 7 апреля я освещала события у администрации города Николаева, где на лагерь пророссийских активистов напали около 200 человек из «Правого сектора» с битами, «травматами», взрывпакетами. В результате столкновений лагерь был разрушен. Когда я выносила раненых, мне пробили голову битой.
— К врачам обращалась с травмой?
— Нет, так как было много людей с более серьезными травмами. На следующий день я уехала к друзьям в Новую Каховку за медпомощью. Во время встречи с моим знакомым 8 апреля меня захватили сотрудники спецподразделения «Альфа» СБУ.
— Как это было? Подошли, сказали, давайте пройдемся до отделения?
— Из машины вылетели с автоматами и в масках. На голову — маску, на руки — наручники и повезли.
Самое интересное, что даже не били при этом, спасибо. В помещении, куда меня доставили, произошел допрос сотрудниками УКРП ДКР СБУ. Они стали утверждать, что я старший лейтенант ГРУ, прибывшая на Украину с целью разведдеятельности. Мне вначале, честно говоря, было просто смешно. Я думала, что они шутят.
— Ага, мужики такие, с автоматами, шутят.
— Ну, да! Но тебе самой бы не показалась бредовой ситуация, что девушка в 22 года — старший лейтенант ГРУ? Дня через два я поняла, что это не шутки, когда меня доставили в СИЗО Киева и по всем телеканалам показали, что я диверсантка и шпионка.
— А что тебе конкретно говорили? Какой тон у них был?
— Вначале уговаривали: дай интервью, и мы тебя отпустим. Они хотели, чтобы я на камеру призналась, что я сотрудник ГРУ.
Боишься возвращаться в Россию? О′кей, сейчас мы тебя устроим, гражданство дадим, все дадим. Жилье дадим, работу дадим. А потом уговоры закончились, началось силовое убеждение.
— Когда, на какой день тон сменился?
— Это началось числа с 15 апреля.
— Тебя били, когда ты была один на один?
— Их всегда было несколько. Всегда — мужчины, среднего возраста, лет под 40. Кстати, сволочи, бить умеют. Били в живот, в грудь. По лицу не были — им же надо было от меня интервью, а как записывать, если бы у меня все лицо было синее. Где-то с середины мая оставили в покое. А до этого меня в среднем раз в неделю везли к следователю, и из его кабинета отводили в управление контрразведки. Там требовали признаться. Было больше обидно, чем больно. Потом очень больно было, потому что когда такие события происходят, а ты их видишь по новостным телеканалам... В камере же был телевизор, там показывали, как жгли людей в Одессе, как убивали мирных жителей в ходе так называемой АТО. Когда связь с волей появилась, друзья стали рассказывать про общих знакомых: «А ты знаешь, этот погиб, другой погиб». Именно это было тяжело.
Потом, когда в СИЗО начали ребят доставлять — они были все синие, избитые, живого места на них не было. Некоторые с ранениями, с пулевыми. Но киевское СИЗО людей с пулевыми ранениями не принимало, оно их отсылало обратно в СБУ. Вот это все очень сильно расстраивало, конечно. Например, уже гораздо позже, когда мы ожидали в Харькове обмен, у нас парень был, у него на груди было выжжено «СЕПР». Нормально? Это в фашисткой Германии так делали.
После обмена я провела неделю в Донецке и под Донецком. Я посмотрела на это все... Столько людей — раненые, избитые, которые из плена вышли, вообще кошмар. Украинские военнослужащие, которых обменивали на нас, выглядели гораздо лучше. При обмене им возвращают вещи и документы. А Украина... Вот сейчас, когда начались крупные обмены, украинская сторона по спискам ЛНР и ДНР не смогла отыскать более 300 человек, поэтому в замен ополченцев они возвращают захваченных целыми семьями гражданских лиц. Перед обменом, когда мы находились в специзоляторе СБУ в Харькове двое суток, нас вообще не кормили. А следующие партии, которых в Харьков доставляли для обмена, не кормили больше недели. Они нам рассказывали об этом после обмена. В камерах не перевязывают, медпомощь не оказывают, медикаментов нет.
— У тебя образование политолога. Как ты считаешь, можно ли как-нибудь остановить этот конфликт?
— Мне кажется, мирного урегулирования в ближайшее время не будет. Слишком много убитых с обеих сторон, и их родные этого не забудут и не простят. Очень много трупов, их в отстойники сбрасывают. Изнасилованных очень много. Города сильно разрушены. Я была в Луганске, там треть города в руинах. Донецк по сравнению с Луганском не так сильно пострадал. Множество деревень, которые просто стерты с лица земли.
— Чем ты планируешь дальше заниматься?
— Жить как прежде уже не смогу. Я хочу попытаться поехать туда, на территорию ДНР и ЛНР, и продолжить там свою деятельность в качестве журналиста, в том числе для украинской аудитории, потому что пропаганда Киева откровенно лжет о происходящих на Донбассе событиях. Хотелось бы заняться также вопросами организации гуманитарной помощи, поскольку очевидна необходимость создания единого центра распределения гуманитарной помощи.
— Дело, по которому тебе грозило 8 лет, в итоге закрыли? В каком оно состоянии?
— Ни в каком. Тут такая ситуация — нас обменяли, а через неделю объявили в федеральный розыск по Украине. То есть мы все в розыске. Официально наши уголовные дела не закрыты, и получается, что мы сбежали. Никаких справок об освобождении нам не выдали. Так что в Киев путь заказан. А вот в Донецк и Луганск — нет».[i]
8 апреля СБУ задержала жителя Херсонской области С., 1960 г.р., которого обвинила в планировании захвата Каховской ГЭС.
9 апреля пресс-служба СБУ сообщила об аресте жителя Херсона, бывшего военнослужащего, обвиненного в шпионаже. По заявлению СБУ, задержанный руководил «деятельностью агентурной сети военной разведки Российской Федерации, осуществлял подготовку акций, направленных на подрыв обороноспособности нашего государства».
9 апреля в Харькове СБУ арестовала гражданина РФ и трех граждан Украины, обвинив их в шпионаже: якобы граждане Украины намеревались передать россиянину «жесткие диски с серверов одного из управлений СБУ на востоке Украины». Как говорится в пресс-релизе, «сотрудник российской спецслужбы С. ночью 8 апреля прибыл на границу Украины вблизи Белгорода. Оставив автомобиль в пограничнье, в 23 часа он пересек украинскую границу. На заранее подготовленном автомобиле той же ночью он прибыл в Харьков, где скрываясь, ожидал «курьера»... Сотрудники СБУ задержали всех четырех человек. У них изъято 5 жестких дисков, которые являются собственностью государства».
10 апреля в Чонгаре СБУ задержала российского военнослужащего. Как говорится в пресс-релизе, он «пытался попасть с территории Автономной Республики Крым в Херсонскую область. У злоумышленника изъяты автоматическое оружие (АКС), 4 магазина и две коробки с патронами, штык-нож, сигнальная мина. Задержанный был в нетрезвом состоянии».
10 апреля в Черниговской области СБУ арестовала пассажира поезда Полоцк–Симферополь гражданина РФ Ч., обвинив его в намерении осуществлять диверсии «на территории Автономной Республики Крым». Как говорится в пресс-релизе, «было обнаружено 5 мобильных телефонов, 23 сим-карты, 17 сигнальных ракет и 5 устройств для осуществления пуска этих ракет, 2 военных билета Вооруженных Сил РФ, 3 фотоаппарата, 11 карт памяти цифровой фотокамеры, таблица позывных радиосвязи. В блокноте задержанного найден номер мобильного телефона официального лица ФСБ РФ». На иллюстрирующей пресс-релиз фотографи, помимо фотоаппаратов, телефонов и сим-карт – шутихи и фейерверки.
12 апреля в поезде Киев–Симферополь СБУ арестовала военнослужащего внутренних войск МВД Украины, у которого изъята флэшка с информацией о системе связи внутренних войск. Задержанный обвиняется в государственной измене в форме шпионажа в пользу РФ. Сообщение об этом пресс-служба СБУ распространила 25 апреля.
12 апреля при попытке въезда в Крым СБУ арестовала подполковника Воздушных сил Украины, у которого изъяты флэшка и мобильные телефоны с информацией под грифом «Секретно». Задержанный обвиняется в государственной измене в форме шпионажа в пользу РФ. Сообщение об этом пресс-служба СБУ распространила тоже 25 апреля.
14 апреля в Мелитополе СБУ арестовала гражданина Украины К., который якобы направлялся в Луганск для выполнения диверсионного задания российской военной разведки. В пресс-релизе говорится: «Установлено, что К., 1981 р., житель Запорожской области, был завербован офицером разведывательного управления ЧФ РФ и в марте с.г. выезжал в АР Крым по инструкциям для провокаций массовых беспорядков и терроризирования местного населения в Луганской области. Для выполнения преступного задания он должен был создать диверсионную группу из числа жителей Запорожья».
15 апреля в Мелитополе СБУ арестовала четверых пассажиров поезда Феодосия–Днепропетровск, у которых было изъято 1 млн. 880 тыс. гривен. Как говорится в пресс-релизе, «средства предназначались для финансирования акций пророссийской направленности в г. Днепропетровске. Следствие устанавливает, кому именно они предназначались и откуда происходят». Задержанных обвиняют в покушении на территориальную целостность Украины.
Между 15 и 18 апреля (точной даты в пресс-релизе от 18 апреля нет) в Чонгаре СБУ задержала троих жителей Днепропетровска, ехавших автомашиной из Крыма. У них с собой были мобильная рация и 300 тыс. гривен.
21 апреля в Харькове возле корпусов университета ВВС имени И.Н.Кожедуба был задержан гражданин, похожий на нищего. Его поведение показалось подозрительным. У задержанного оказались при себе бумаги, на которых от руки были зарисованы «объекты инфраструктуры военно-учебного заведения». СБУ заявила о разоблачении российского шпиона.
23 апреля СБУ задержала при попытке въезда с территории АР Крым гражданина Ю., атамана Объединения казаков Крыма «Крымская паланка». По утверждению пресс-службы СБУ, арестованный «организовывал и принимал непосредственное участие в сепаратистских мероприятиях на территории АР Крым… координировал участие представителей пророссийских казачьих организаций в массовых беспорядках в Донецкой и Луганской областях». Ю. обвиняется в покушении на территориальную целостность Украины, государственной измене и организации массовых беспорядков.
23 апреля СБУ задержала гражданина Украины П. и гражданина РФ С., якобы незаконно въехавшего в страну, используя паспорт гражданина Украины. Как утверждается в пресс-релизе, они – «особо опасные преступники, которые входили в состав диверсионной группы И. Стрелкова». («Диверсионной группой И. Стрелкова» пресс-служба СБУ называет отряд самообороны Донбасса, действующий в Славянске). «У задержанных изъята компьютерная техника и средства связи», - говорится в пресс-релизе.
25 апреля в Одессе СБУ задержала пятерых граждан Украины, пытавшихся «коктейлями Молотова» поджечь офис «Приватбанка». По утверждению пресс-службы СБУ, арестованные – члены экстремистской организации «Бригады оперативного реагирования», планировавшей не только поджоги, но и провокации на 9 мая (будто бы под видом украинских националистов намеревались нападать на ветеранов) и даже вооруженный захват власти.
26 апреля в Луганской области СБУ задержала четверых граждан, у которых изъяты два пистолета и две гранаты. По утверждению пресс-службы СБУ, это сепаратисты, принимавшие участие в захвате здания СБУ в Луганске.
27 апреля в аэропорту Донецка задержан вернувшийся из Москвы заместитель «народного мэра Славянска» Игорь Перепечаенко, накануне выступавший в эфире «Первого канала». По заявлению пресс-службы СБУ, в Москве завербованный российской разведкой Перепечаенко «получил необходимые указания и инструкции от куратора иностранной стороны о принятии мер по усилению эскалации ситуации в восточных регионах нашей страны. Куратор также передал для «Стрелка» средства (19 тыс. у.е.) и техническое средство (прибор для шифрования телефонных разговоров)».
29 апреля в Николаевской области СБУ арестовала группу лиц неуказанной численности, якобы планировавших «совершить во время мероприятий ко Дню Победы диверсионные акции, направленные на эскалацию ситуации в регионе».
30 апреля в Харькове СБУ арестовала лидера общественного объединения «Великая Русь» Ю. Апухтина и провела обыск в офисе организации. По заявлению пресс-службы СБУ, этими акциями СБУ «разоблачила и прекратила подрывную деятельность экстремистской группы, которая для эскалации ситуации в регионе готовила диверсионные акции во время майских праздников».
30 апреля в Мелитополе СБУ задержала гражданина Украины К. По заявлению пресс-службы СБУ, 1 мая «это лицо планировало организовать массовые беспорядки на центральных улицах г.Мелитополя с последующим захватом административных помещений органов государственной власти».
1 мая на пограничном пункте «Должанский» в Луганской области СБУ задержала двух граждан РФ и гражданина Белоруссии, якобы направлявшихся в Донецкую область для участия в вооруженном противостоянии. По сообщению пресс-службы СБУ, намерения задержанных доказываются их собственными показаниями.
3 мая СБУ арестовала гражданина Украины Д. По заявлению пресс-службы СБУ, задержанный – «боевик разведывательно-диверсионной группы ГРУ ГШ ВС РФ», «сообщник так называемого «Абвера», ему ставились задачи под видом участника праворадикальных националистических структур организовать в Восточной Украине провокации по дискредитации действующей власти и разжигание антиукраинских настроений».
5 мая в Донецке СБУ арестовала гражданина Украины Г. По заявлению пресс-службы СБУ, он является активистом экстремистской группировки и сообщником «руководителя разведывательно-диверсионной группы ГРУ Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации Игоря Гиркина (позывной «Стрелок»)». Как говорится в пресс-релизе, Г. «пытался наладить нелегальные поставки оружия в юго-восточные регионы нашей страны, а также финансирование сепаратистского движения и террористической деятельности в Украине».
7 мая в Запорожской области СБУ арестовала «диверсионную группу из 5 человек», которой «руководил гражданин РФ Белоусов Максим Юрьевич, 1978 года рождения, житель Ростова-на-Дону». По заявлению пресс-службы, «члены преступной группы планировали диверсию на базе обеспечения МВД Украины, где хранятся горюче-смазочные материалы».
7 мая в Одессе СБУ «задержала одного из организаторов массовых беспорядков 2 мая в г. Одесса, которые привели к массовым жертвам среди людей. 26-летний местный житель, лидер одного из радикальных группировок, скрывался от правоохранительных органов на арендованной им квартире. Чтобы избежать уголовной ответственности злоумышленник использовал средства конспирации», говорится в пресс-релизе. Имя арестованного СБУ не назвала. По сообщениям одесской прессы, это депутат горсовета Сергей Бовболан.
8 мая в Одессе СБУ задержала 4 граждан, в том числе директора отделения банка, осуществлявших операции по незаконному переводу безналичных средств в наличные. Как говорится в пресс-релизе, преступная группа финансировала радикальные группировки и дестабилизировала ситуацию в регионе. Уголовное дело, однако, возбуждено по ст. 191 Уголовного кодекса Украины (присвоение, растрата имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением).
8 мая в Николаеве СБУ задержала двух местных жителей, 36 и 38 лет, лидеров «Николаевского сопротивления», якобы намеревавшихся 9 мая организовать «взрывы во время возложения ветеранами цветов к Могиле неизвестного солдата и Мемориалу славы героям-ольшанцам». Уголовное дело возбуждено по статьям 110 (посягательство на территориальную целостность Украины), 111 (государственная измена) и 263 (незаконное обращение с оружием ) УК Украины.
8 мая в Луганской области СБУ задержали двух граждан РФ при попытке незаконного пересечения государственной границы Украины вне пункта пропуска. По заявлению пресс-службы СБУ, задержанные – члены «Другой России» и по заданию российских спецслужб должны были принять участие в мероприятиях экстремистского характера. «По свидетельству одного из задержанных, гражданина РФ С.Запланова, непосредственно перед отъездом в Украину он получил инструктаж и задание от сотрудника ФСБ РФ», - говорится в пресс-релизе.
http://svpressa.ru/society/article/87184/
23 июня в Одессе СБУ была арестована Инга Авдеева. Материалами обвинения являются исключительно скриншоты со страницы Инны в социальной сети «Вконтакте», в которой она фигурирует под псевдонимом Алисса Ченская: несколько записей со словами “Новороссии быть!”. Дома у обвиняемой сотрудники СБУ не обнаружили ничего компрометирующего.
Мерой пресечения для Инги Авдеевой было избрано содержание под стражей до 21 августа. Против молодой женщины открыли уголовное производство по статье «Терроризм», предусматривающей лишение свободы на 12 лет.
О том, что Инге пришлось пережить в заключении, писал Олег Царев: «...Ее пытали лишением сна и светом. При ней избивали ее молодого человека. Не выдержав пыток, она потеряла ребенка. Но даже после выкидыша ее не перевели в больницу, а оставили в тюремном лазарете... Медицинскую помощь ей не оказали, потому что в СИЗо в этот день отмечали 120-летие..." - так пишет про юную одесскую политзаключенную Дмитрий Дзыговбродский в соцсетях. А друзья девушки добавляют, что один из следователей по этому поводу пошутил: "Нам лишних колорадов не нужно".
Ей 24 года. Ее зовут Инга Авдеева. После обнародования информации о ней со стороны власти не последовало снисхождения, наоборот, с ней стали обращаться еще жестче. В СИЗО говорят, что Ингу Авдееву запрещено только убивать.
Чем же так испугала эта девочка Киев, что ее собираются посадить на 12 лет? Посадить только за то, что она имеет свое мнение, которое отличается от мнения кровавого майдана!
Мы продолжаем рассказывать про участников протестного движения на Юго-Востоке, против которых украинские власти фабрикуют дела и устраивают судилища. Депутаты нашего парламента Новороссии держат эти дела на контроле. Благодаря усилиям наших юристов вышли на свободу 35 человек.
Сотни репрессированных людей находятся под нашей защитой. Среди них и одесситка Инга Авдеева. Ее обвиняют в «приготовлении к преступлению» и в «организации террористических актов». Обвиняют только за то, что она на своей страничке в соцсети написала фразу «Новороссии – быть!».
23 июня Инга, известная в соцсетях как Алиса Ченская, была задержана сотрудниками СБУ в Одесской области. Уже на следующий день следователь следственного отдела УСБУ в Одесской области вручил ей уведомление о подозрении в совершении указанных преступлений.
Как рассказали нам адвокаты, Инге вменяется «преступный сговор с лицом, направленный на применение оружия, совершения взрывов, поджогов, опасных для жизни и здоровья людей, с целью нарушения общественной безопасности, запугивание населения... приготовления к террористическому акту, по предварительному сговору группой лиц». Уведомление о подозрении готовилось «при наличии достаточных доказательств для подозрения». Но что конкретно стало основанием для предъявления подозрения, в акте не указано.
25 июня Приморский райсуд Одессы вынес решение об избрании меры пресечения для Инги в виде содержания под стражей, без возможности внесения залога. Жалобу адвоката, в которой он указывает на многочисленные процессуальные нарушения, суд проигнорировал. Защита убеждена, что так устраняются лица, неугодные действующей власти. Ничего противозаконного у девушки дома не нашли, и в материалах обвинения фигурируют только ее странички Вконтакте.
Инга – образованный человек, закончила юридическую академию. Ее многочисленные друзья пишут в соцсети, что девушка занимается дайвингом, любит читать книги. Наверное, сегодня такие увлечения в понимании киевских властей – это признаки терроризма.
По сообщению родителей Инги, ее каждый день истязают – не дают спать, лишают прогулок и воды, избивают, выбивая показания против себя и товарищей».
Пыткам подвергались и другие заключенные одесские активисты.В частности, 22-летнего Николая С., подозреваемого в подготовке к насильственному свержению государственного строя (ст. 109 УК Украины), избивали по гениталиям. Александр Я., арестованный в Затоке, «познакомился» с приемом под названием «ласточка», когда человека подвешивают за скованные за спиной и между собой руки и ноги. Более пожилых задержанных (а среди них есть люди и 60-65-летнего возраста) не пытали физически, но подвергали моральному давлению: им угрожали, что на их родных и близких, оставшихся на свободе, «натравят» националистов, которые с ними расправятся. С помощью пыток и угроз из задержанных пытались выбить показания, причем не столько на самих себя, сколько на товарищей.
О судьбе еще одного одесского узника также рассказывал в своем блоге Олег Царев: «Влад Романюк, 19-летний паренек из Одесской области, стал жертвой политического дела под условным названием «Куликово поле». Похоже, что киевские власти всех, кто находился на поле со знаменитым историческим названием, разделили на две части. Первая – те, кто убивал и сжигал, но они почему-то даже в подозреваемых в совершении преступления не числятся. Вторые – те, кого хотели сжечь или убить, но они, неблагодарные, как-то остались живы. Но этих вторых теперь под любым предлогом упекают за решетку.
Правда, предлог им вменяют не «какой-то», а серьезную статью - 294 УК Украины – «участие в массовых беспорядках, которые привели к гибели людей и другим тяжким последствиям». Вот этого парнишку «взяли», например, за то, что он в тот злополучный день 2 мая находился возле ТЦ «Афина» по улице Грецкая в Одессе, «умышлено проявляя характер дебоша и агрессивности». При обыске в его квартире были найдены электрошокер, противогаз и… сумка от противогаза.
Причем пацана задержали уже на следующий день – 3 мая. И, как это принято, стали «давить». Как позже Влад рассказал своему адвокату, под давлением следователя он «согласился» дать показания и был вынужден подписать все, что указал следователь. Тем самым якобы согласился с версией следствия.
В протоколе допроса указывается, что «Романюк В.В. был участником дружины, организованной на Куликовом поле Одессы. 2 мая 2014г. якобы был вызван на Куликово поле для участия в предотвращении разноса палаточного городка. О столкновениях представителей самообороны, правого сектора и футбольных фанатов узнал из телефонного звонка».
И уже 5 мая следственным судьей местного Приморского районного суда Одессы Коваленко В.М. было вынесено определение «о применении к Романюк В.В. меры пресечения в виде содержания под стражей в следственном изоляторе Винницы до 01.07.2014 года».
Дальше понятно. 1 июля срок содержания под стражей был продолжен. До 29 августа. Ходатайства адвоката остаются без рассмотрения. Парень продолжает находиться в СИЗО в чужой далекой Виннице. Мама плачет и ищет правды. Но ее, этой правды, в украинских судах нет».
Показания потерпевших
Переданные во время обменов пленными участники одесского движения «Куликово поле», направленного против Евромайдана, рассказывают о том, как подвергались пыткам и были обворованы сотрудниками СБУ. Пострадавший Александр Якименко (65 лет) рассказывает: «В канун событий 2 мая был комендантом православного палаточного городка на Куликовом поле, созданного Союзом православных граждан Украины. 9 июля 2014 года был задержан СБУ Одесской области.
Во время обыска в моей квартире были похищены 4 тысячи гривен наличными, 5 банковских карточек, кортик офицера ВВС СССР (память об отце, ветеране трех войн) и другие личные вещи.
Все это делалось под контролем следователя майора Нечипорука Ивана и оперуполномоченного капитана Мандрика. Через месяц с моей украденной пенсионной карточки была украдена очередная пенсия в 2050 гривен.
С момента задержания в СБУ Одесской области меня избивали. Надели на мои кисти наручники ласточкой, надели на голову мешок и, взяв за наручники, бегом таскали по коридорам. Прекратили, только когда я третий или четвертый раз потерял сознание.
После того как облили водой, начались вопросы оперуполномоченного Мандрика — с какого времени я являюсь сотрудником ГРУ и ФСБ».
Пострадавший Юрий Трофимов (60 лет) также рассказывает, как во время задержания сотрудники СБУ обокрали его дом: «Я был заместителем коменданта православного палаточного городка на Куликовом поле. Во время боестолкновения с радикальными группами боевиков-ультранационалистов мне удалось с группой граждан Одессы укрыться на крыше Дома профсоюзов во время пожара. С крыши мне удалось выйти только утром, со мной вышли спасенные мной последние 4 человека. 9 июля 2014 года был задержан подразделением “Альфа” СБУ Одессы. Руководил задержанием майор Иван Игнатович. Постановление не предъявили, права на обыск, понятых не показали, адвоката не предоставили. При задержании разбили мне правую сторону лица, много ссадин и гематом на правом плече и коленках. Обыск проводили хаотично — каждый тащил, что хотел. Один вытаскивал деньги — 500 гривен из кармана куртки, майор украл два золотых кольца и наручные часы, другой украл новый фотоаппарат. Украли принтер, плоские мониторы, медицинские приборы и многое другое».
…Пострадавший Владимир Безымянный рассказывает, как сотрудники СБУ сломали у него ребра и запрещали госпитализацию: «23 октября был задержан Одесским областным управлением СБУ. После задержания подвергался физическому воздействию — избиению ногами и прикладами автомата. В результате избиения были сломаны ребра и поврежден позвоночник. На протяжении нескольких дней почти не мог передвигаться. Был направлен в больницу, где меня хотели госпитализировать, но сотрудники СБУ запретили.
Также мне угрожали, что передадут в штаб “Правого сектора” адрес проживания моей семьи»».[ii]
В июне 2014-го в Киеве был арестован профессор, объявленный российским диверсантом. Имя арестованного следствие не обнародовало. По данным СБУ, еще в 2005 году мужчина отправился в Россию, где якобы его завербовали представители российских спецслужб для проведения провокаций на территории Киева. Как утверждают следователи, профессор должен был держать связь с куратором по имени Александр Вячеславович только при помощи мобильного телефона.
В службе безопасности страны отметили, что спустя 8 лет пожилой профессор якобы получил задание пробраться на территорию здания Центральной избирательной комиссии в день выборов президента Украины и повредить кабель электросетей, дабы помешать подсчету голосов.
После этого, как считают следователи, 28 июня мужчина якобы по приказу российских спецслужб планировал обстрелять здание посольства Польши в Киеве сигнальными ракетами и подбросить к дверям символику "Правого сектора" для того, чтобы дискредитировать организацию. Как утверждают в СБУ, за все провокации Россия должна была заплатить пожилому человеку три тысячи евро.
В начале июля СБУ сообщила о задержании двух граждан России и одного гражданина Белоруссии. По информации украинской спецслужбы, они "финансировали координаторов одесского "антимайдана" и готовили массовые акции против украинской власти".
"Установлено, что указанные лица прибыли в Одессу в конце июня с.г. для выполнения спецзадания российской разведки - развернуть широкую работу по организации акций протеста с целью дестабилизации социально-политической ситуации во всем регионе", - говорится в сообщении на сайте СБУ.
Согласно сведениям СБУ, задержанные, "используя тактику распространения слухов и дезинформации, спекулируя недовольством доли граждан социально-бытовыми проблемами … через контакты с местными сепаратистами готовили группы радикально настроенных граждан для проведения акций, изготавливали и распространяли листовки с призывами выходить на митинги, подстрекали население к массовым беспорядкам".
"Путем подкупа "карманных СМИ" злоумышленники распространяли "панические настроения" через проплаченные ленты новостей, публикации в прессе, сюжеты на телевидении. После каждой проведенной акции злоумышленники должны были отправлять своим иностранным кураторам фотоотчеты", - говорилось в сообщении.
В СБУ также утверждали, что задержанные по указанию иностранной стороны финансировали так называемый "антимайдан" на Куликовом поле Одессы.
В начале июля СБУ объявила о задержании гражданина Украины, работавшего на ГРУ. «Задержанный — 42-летний гражданин Украины, житель Днепропетровска. Установлено, что весной во время поездок в Луганск он был завербован представителями Главного разведуправления Генштаба РФ и вел разведывательно-подрывную деятельность против Украины. Одна из его задач — вербовка наемников из числа местных жителей для поддержки террористов», - сообщал официальный представитель ведомства.
«В ночь с 29 на 30 июня в своей харьковской квартире, после 5-часового обыска сотрудниками СБУ был арестован и затем жестоко избит известный ученый Алексей Самойлов, - писал журналист Андрей Бородавка. - 2 июля судья Киевского районного суда Наталия Ефименко вынесла постановление об избрании исключительной меры пресечения задержанному и избитому проректору Международного Славянского университета — 2 месяца содержания под стражей в Полтавском СИЗО. Доцента кафедры международных экономических отношений, кандидата географических наук Служба безопасности Украины подозревает в хранении боеприпасов и сотрудничестве с Антоном Гурьяновым, который 7 апреля объявил о создании «Харьковской Народной Республики». Об этом нашему корреспонденту в эксклюзивном видео-интервью рассказала жена ученого — Анна Раковская-Самойлова.
«Автоматчики ворвались к нам во время праздничного ужина по случаю Дня Конституции Украины. Многочасовый обыск с угрозами проводили в присутствии нашей внучки — пятилетней Лизы, они даже на нее наводили оружие. У ребенка психологическая травма, а мой муж и его приятель Денис были жестоко избиты на глазах у членов семьи. Настоящим результатом многочасового обыска стала изъятая семейная компьютерная техника, записные книжки и визитки, но, очевидно, для того что бы выполнить поставленную сверху задачу, сотрудники СБУ подбросили боеприпасы — 2 тротиловых шашки. С момента ареста моего мужа, известного ученого и президента областной федерации гиревиков уже прошла неделя, я обратилась к Уполномоченному послу миссии ОБСЕ в Украине, однако украинские СМИ молчат об этом сфабрикованном деле», — заявила со слезами на глазах преподаватель Европейского университета Анна Христиановна. Более 20 лет она проработала проректором по воспитательной работе Международного Славянского Университета, как и муж, имеет награды и грамоты за научную деятельность и награждена медалью «За развитие образования».
В адвокатском офисе супруга арестованного ученого подробно и с документами рассказала об обстоятельствах обыска и задержания Алексея Николаевича Самойлова — отца троих детей. После того, как Киевский районный суд вынес постановление о содержании избитого доцента в Полтавском СИЗО, Анна теперь надеется на общественную огласку и на то, что судьи Апелляционного суда Харьковской области в присутствии журналистов и международных наблюдателей примут решение, руководствуясь нормами права.
29 июня примерно в 18 час. 20 мин., когда семью Самойловых на праздничный ужин по случаю праздника Дня Конституции Украины пришли навестить родные и знакомые, под видом приятеля соседа по тамбуру, незнакомый человек позвонил в дверь тамбура и попросил открыть.
Анна Хрисиановна позвонила соседу. Тот ответил, что никаким приятелям ключей от квартиры не давал, а потому впускать в тамбур никого не нужно и посоветовал вызвать милицию. Звонки в дверь стали настойчивее. Вызывать милицию Самойловы не стали, но чтобы незнакомец не надоедал, Анна выключила звонок входной двери.
Однако, через минут 15–20 за дверью начали кричать, стали слышны звуки, как будто кувалдой били по входной двери тамбура. Самойловы выбежали в тамбур, входная дверь была уже выбита и в это время ворвались вооруженные люди в масках и в камуфляжной форме, скрутили Алексею Самойлову руки, Анну Христиановну оттолкнули в другую сторону. За ними вбежали мужчины в штатском, в т. ч. и человек, который до этого представлялся приятелем их соседа.
На вопрос «Кто возместит затраты на восстановление дверей», псевдонезнакомец ответил — «Государство Украина».
Всего в квартиру ворвалось 16 человек, которые начали быстро передвигаться по квартире Самойловых, искусственно создав неконтролируемую атмосферу хаоса, уследить за действиями всех лиц было невозможно.
В тот вечер у Самойловых дома находилась их внучка, Волкова Елизавета Вадимовна, 01.09.2008 г.р. Но даже присутствие малолетнего 5-летнего ребенка не остановило вооруженных автоматами сотрудников УСБУ в Харьковской области, которые наводили их даже на ребенка. Лиза перенесла невероятное потрясение и очень испугалась, что крайне негативно отразилось на ее нервном состоянии. 01.07.2014 Лиза была осмотрена врачами и у нее был диагностирован астенно-неврологический синдром после психологической травмы.
На вопрос Самойловых, почему автоматчики ворвались именно таким варварским способом, человек, представившийся знакомым их соседа, ответил, что по его убеждению, они бы по-другому не открыли дверь. Анна Христиановна подчеркивает, что в действительности, они бы впустили правоохранительные органы, если бы они представились и действовали исключительно в рамках правового поля.
Данному псевдознакомому соседа все же пришлось представиться, им оказался целый полковник СБУ Пухнатый Илья Федорович (занимает должность начальника отдела Управления СБУ в Харьковской области).
Старший следователь по ОВД СО УСБУ в Харьковской области Артем Когут сообщил, что «сейчас на основании соответствующего постановления следственного судьи будет проходить обыск с целью отыскания и изъятия вещей и документов о деятельности „Харьковской народной республики“; оружия, боеприпасов и специальных средств, которые могут использоваться в противоправной деятельности, а также с целью установления местонахождения разыскиваемого подозреваемого Гурьянова А.Б».
Семейство Самойловых не стало препятствовать обыску, поскольку им хотелось, чтобы беспорядок закончился как можно скорее. Поскольку физически невозможно было находиться такому большому количеству лиц в квартире, Алексей Самойлов попросил, чтобы в квартире остались только непосредственные участники следственного действия.
Так, в ходе обыска кроме указанных лиц принимали участие: оперуполномоченный Коваленко Евгений; оперуполномоченный Кучерина Евгений, специалист по компьютерной технике Кныш Никита Николаевич, сотрудник, который осуществлял видеосъемку Масала Андрей. Оперуполномоченные осуществляли обыск квартиры, не находя ничего существенного, только была изъята вся семейная компьютерная техника, записные книжки и визитки.
Обыску никто не препятствовал, однако по непонятным причинам полковник Пухнатый И.Ф. вел себя особенно вызывающе, провоцируя присутствующих на конфликт. Он постоянно кому-то звонил. Затем ему поступил звонок, он внимательно выслушал и ответил «Так точно».
Участники обыска хаотично передвигались по квартире таким образом, чтобы невозможно было за ними уследить.
Перед проведением обыска в последней комнате Пухнатый И.Ф. позвал к себе о/у Коваленко Евгения и что-то шепнул ему на ухо. После обыска последней комнаты, которую осматривали дольше чем другие, быстро осмотрели кухню и пошли к сан. узлу, хотя ванная шла за кухней. В этот момент сотрудники УСБУ в Харьковской области особенно настаивали, чтобы супруга Самойлова никуда от них не отходила. В самом конце обзору была подвергнута ванная комната, в которой о/у Коваленко Евгений сразу почему-то начал открывать ящики тумбочки под умывальником, где лежали неизвестные Самойловым коробочки с косметическим мылом торговой марки «Чистая линия», в которых находились тротиловые шашки массой по 200 граммов каждая, и лекарственное средство «Фенистил-гель» с какими-то проводками, как потом озвучили правоохранители — это были электрические взрыватели к тротиловым шашкам.
Супруга Алексея Самойлова сразу отметила, что такими косметическим и лекарственными средствами их семья никогда не пользовалась, более того в тех ящиках у них не лежали ни косметические, ни медицинские средства. Вечером накануне, оставляя в тумбочке свои личные вещи, Анна Христиановна точно видела, что вещей, найденных при осуществлении обыска, не было.
По всей видимости, вся атмосфера хаоса при обыске была создана с одной единственной целью — подбросить в суматохе в квартиру Самойловых взрывчатку. Алексей Самойлов сделал в протокол обыска официальное заявление по поводу того, что найденные взрывчатые вещества ему не принадлежат, и что единственный способ, которым они могли попасть в его квартиру, есть только умышленное подбрасывание. При этом никакого сопротивления лицам, проводившим обыск, он не оказывал, даже спустился в их сопровождении на улицу.
Когда участники обыска с Самойловым спускались на лифте на первый этаж, параллельно на грузовом лифте снова поднялись сотрудники в масках под руководством полковника Пухнатого, которые, указав на приятеля семьи Самойловых Воробьева Дениса, сказали «Вот этот» и начали его беспричинно бить. Сорвали с его руки часы, стоимостью примерно 500 $, мол, ему они ему уже не понадобится, и затолкали в лифт и, продолжая наносить невыносимые удары, спустили во двор дома.
Все действо перенеслось на улицу, где сотрудники УСБУ в Харьковской области, несмотря на окружающих, которые в принципе являются очевидцами и при необходимости могут дать показания (Раковский Александр, Воробьева Дарья), начали возле гаражей цинично, с нечеловеческой ненавистью и силой бить Алексея Самойлова и приятеля семьи Самойловых — Воробьева Дениса.
Активно побои Алексею Самойлову и Воробьеву Денису наносили полковник Пухнатый Илья Федорович и Никита Кныш, а другие участники обыска цинично стояли и наблюдали, не причинив никаких действий к прекращению беззакония. Затем люди в масках и с автоматами, не прекращая избиения Самойлова и Воробьева, затолкали их в автомобиль с государственным номером АХ 2092 ВХ. На вопрос жены Самойлова: «Куда их собираются везти?» ответили: «На кладбище».
Обстоятельства злостного избиения Алексея и Дениса зафиксированы вызовом милиции по телефону 102 в 01 час. 06 мин. Затем пришли два милиционера, из которых представился только один: Зябиров Артур Алиевич, служебное удостоверение № 076151. Однако, милиционеры также уклонились от выполнения своих непосредственных обязанностей и не совершили никаких действий направленных на прекращение избиения, мол раз данные действия совершают сотрудники УСБУ в Харьковской области, значит они наделены соответствующими полномочиями.
Как сообщил супруге при короткой встрече в зале суда Алексей Самойлов, их отвезли в здание УСБУ в Харьковской области, где во дворе продолжали еще 40 мин. невыносимо бить, фактически пытать, таскать лицом по асфальту, требуя признаться в совершении преступлений, к которым в действительности они не имеют никакого отношения. Самойлова били всю ночь, до обеда 30 июня. Затем один из мужчин в маске предложил заклеить Алексею глаза скотчем, чтобы тот не видел, куда его ведут.
Следует заметить, что Дениса беспричинно избивали и задержали вообще без правовых оснований (протокол задержания не составлялся, о подозрении не сообщалось). Отпуская Дениса, ему сказали: «Если обратишься хоть к одному врачу, даже частному — тебе не жить».
Врачи 14-й Клинической больницы г. Харькова им. проф. Л. Л. Гиршмана» 30 июня поставили диагноз Алексею Самойлову: контузия, гематома субконъюнктивальная, кровоизлияние левого глаза. «Когда мы увидели Алексея в суде, мы были поражены тому, как он был жестоко избит. Наша дочь, медик по образованию, определила, что фактически Самойлов ослеп на один глаз и оглох на одно ухо», — говорит жена ученого.
Дмитрий Воробьев также после допроса с избиением в УСБУ в Харьковской области вынужден был пройти медицинское обследование 30.06.2014 года и 1 июля был направлен на госпитализацию в неврологическое отделение с диагнозом: сотрясение головного мозга; ушиб мягких тканей лица, гематома нижнего века.
Человек, находясь в таком состоянии, нуждается в немедленной госпитализации и интенсивном лечении, что невозможно в условиях пребывания в следственном изоляторе. Судебное заседание по избранию меры пресечения Самойлову было назначено на 1 июля, однако его в суд так и не доставили. По всей видимости, Алексей Самойлов не был доставлен в суд т. к. он даже не мог ходить, весь этот день семья Самойлова провела в Киевском районном суде, ожидая назначенного заседания.
2 июля следственная судья Киевского районного суда г. Харькова Наталия Ефименко удовлетворила в полном объеме ходатайство следствия о применении к Алексею Самойлову исключительной меры пресечения в виде содержания под стражей. В ходе заседания суд не выслушал, а фактически проигнорировал позицию стороны защиты, явные следы телесных повреждений и тяжелое состояние задержанного проректора не повлияли на решение судьи.
Произошедшему, на взгляд супруги, есть одно обоснование — судья Наталия Ефименко помогает так называемым «правоохранителям» «замести следы», не дать возможности доступа к Самойлову врачам, международным наблюдателям, чтобы у него сошли явные следы избиения. Однако, судья Ефименко, демонстрируя свою зависимость от УСБУ в Харьковской области. Вероятно именно поэтому судья и поместила Самойлова в тяжелом состоянии в следственный изолятор соседней области. Ученый, доцент и теоретик Самойлов подозревается по части 1-й статьи 263 Уголовного Кодекса Украины — незаконное обращение с оружием, боевыми припасами или взрывными веществами.
Указанное постановление следственного судьи от 02.07.2014 стороной защиты обжаловано в апелляционном порядке. Судебное заседание по рассмотрению апелляционной жалобы назначено на 11 часов 10 июля в Апелляционном суде Харьковской области на пл. Руднева.
Все изложенные в этом материале факты, подкрепленные фото и видеосвидетельствами, медицинскими справками и соответствующими постановлениями СБУ и МВД, отправлены также в адрес Уполномоченного посла миссии ОБСЕ в Украине. Защита и родственники Самойлова надеются, что полномочное лицо миссии ОБСЕ будет присутствовать в судебном заседании при его апелляционном пересмотре Судебной коллегией судей судебной палаты по уголовным делам апелляционного суда Харьковской области.
Этот случай полного беззакония, попрания прав человека и абсолютного произвола работников Управления СБУ в Харьковской области так называемые «честные СМИ» и многочисленные правозащитные организации, ранее без устали сообщавшие о нарушениях прав человека и полицейской диктатуре «режима Януковича», стараются не замечать, очевидно, действия новой власти и настоящие политрепрессии, в их понимании, абсолютно укладываются в рамки наведения нового, европейского порядка.
Отметим, что преподаватель Европейского университета, проректор Международного Славянского университета, доцент кафедры международных экономических отношений Алексей Самойлов критически относился к евроинтеграционным амбициям Украины и был последовательным сторонником евразийского вектора развития нашей страны и тесного сотрудничества с Россией и другими странами СНГ. Свои оценки и прогнозы он аргументированно высказывал на многочисленных региональных и международных круглых столах, конференциях и дискуссиях.
«Экономику мы не поднимем, она умрет, и мы превратимся в сельскохозяйственный придаток и поставщика достаточно невысококвалифицированной рабочей силы для Европы, как, например, Румыния или Болгария. Прибалтику я вообще не беру в расчет, она уже завершает свой жизненный цикл как самостоятельное государство. Для нас наиболее характерный сценарий нашего развития для псевдоинтеграции — это как раз Болгария, в которой уничтожаются все основы самостоятельности, т. е. политический суверенитет, уничтожается экономическая и энергетическая основа. Единственная станция была закрыта, и сейчас Болгария вынуждена покупать с 60%-ной, а в некоторых случаях и гораздо более высокой наценкой энергоресурсы, электроэнергию из Европы. Поэтому тут вариант тупиковый», — заявил Самойлов в ходе открытой неполитической дискуссии «Перспективы экономического развития Украины в контексте интеграционных процессов», которая состоялась 16—17 декабря прошлого года в Киеве.
Предупреждал проректор и об опасности возрождения фашизма в нашей стране и о том, какие угрозы несет это Украине: «Такое явление, как ВО „Свобода“, играет опасную социальную роль, поскольку легализует и легитимизирует фашизм и нацизм в общественном и индивидуальном сознании. Под прикрытием этого проекта в обществе происходит зарождение настоящего идеологического фашизма и нацизма. Это большая опасность, особенно учитывая, что в мире вокруг нас фашизм также начинает пробуждаться… Для раскола и уничтожения любого полиэтнического общества на постсоветском пространстве наш противник давно уже определил стратегии и болевые точки — это так называемые линии разлома: Язык, Конфессии, Территория, История, Культура (Традиция). Как мы уже говорили, именно по этим направлениям (или точкам) наносятся или могут наноситься в нужный момент разнообразные удары. Это смертельные направления для украинского общества, и если их активизировать, то катастрофический исход неминуем».
Теперь эти слова Алексея Самойлова выглядят пророческими и естественно опасны для новой украинской власти. Может быть, авторитет, твердая позиция настоящего ученого и гражданина, его аналитические выводы и прогнозы более взрывоопасны для нынешней киевской власти, чем тротиловые шашки? За что держат за решеткой и избивают ученого в стремящейся в Европу Украине?»[iii]
Алексей Самойлов был освобожден полгода спустя в ходе обмена пленными между Украиной и ДНР.
Показания потерпевших
«СБУ превращено в репрессивно-карательный орган и работает по методикам родственной ей по духу организации Geheime Staatspolizei (фашистское гестапо). Развернуло беспрецедентные репрессии против граждан Украины, хватает огромное количество людей бросает их в застенки, незаконно содержат в местах лишения свободы.
Так, с 12 сентября по 5 ноября 2014 года, я был незаконно удерживаемым во внутренней тюрьме СБУ. На каком основании и в каком статусе — заключенного, задержанного, подозреваемого, осужденного? СБУ захватывает мирных людей не на территории военных действий, а просто на улицах города, в квартирах, домах, на транспорте. Фабрикует против них дела, предъявляет им надуманные обвинения и сажает невинных граждан в тюрьму.
А потом… потом меняет на своих карателей и палачей, пойманных ополченцами. До недавнего времени задержанным после обмена СБУ не возвращала документы — паспорта, например, фактически лишая гражданства людей. В случае, если они возвращались, то со стороны СБУ опять начиналась слежка, в первую очередь, за членами их семей, и за ними, их вычисляли и ловили опять.
Я знаю ребят, которые возвращались домой, к семье, а их по второму разу ловили, оказывалось, что на них опять возбуждено уголовное дело. Поэтому, когда я уезжал, мне сказали: «Не вздумайте возвращаться». Фактически это депортация. Лишение всех гражданских прав.
Вот пример, 26 октября были выборы в Верховную Раду, но никто не принес нам в камеру урны, как это положено по закону, мне никто голосовать не дал. Хотя я спрашивал, будем ли мы голосовать, но в ответ охранники лишь грустно улыбнулись и ничего не сказали. Но они и ничего не могу сказать, они лишь исполнители режима. Да, это даже хуже, чем режим, это нацистская машина по уничтожению народа Украины.
Я сидел в трех тюрьмах: Полтавское Сизо № 27, Харьковский изолятор временного содержания на Камышева и внутренняя тюрьма харьковского СБУ, я все это время между ними курсировал. Когда я сидел в одиночной камере во внутренней тюрьме харьковского СБУ — это было помещение 2, 5 х 4, 5 метра, окно 1, 20 на 1 метр, там была раковина, унитаз, «парус» — стенка, его отгораживающая, шконка — кровать, стол и 2 табуретки.
Потом мне дали две тумбочки, дали книги и разрешили читать. Охранники — нормальные ребята, благодарен им за человеческое отношение. Я штук 30–40, может, даже 50 книг прочитал, в день читал по книжке. У них небольшая библиотека в подвале СБУ, видимо, там книги, принадлежавшие семьям бывших сотрудников. Читал Жукова, Рокоссовского, кучу военных мемуаров и многие книжки, которые даже не читал в молодости.
Прогулка была 20–30 минут — походил, побегал и все, обратно. В одиночке, конечно, труднее всего сидеть. Очень неприятно чувствовал себя, когда по вечерам оперативники СБУ затаскивали в тюрьму свои новые жертвы и издевались над ними били и пытали — то есть допрашивали на их манер. Крики жертв, звуки ударов хорошо слышны. В других тюрьмах проще.
Там есть общение, возможность передач от родственников, свиданий. Да и условия содержания помягче. Там нет допросов и пыток, там нет той мерзости — зондеркоманд СБУ. Работники этих учреждений со мной вели себя корректно и никаких замечаний или претензий у меня к ним нет.
Мне предъявили обвинение по трем статьям — незаконное обращение с оружием, боевыми припасами или взрывными веществами. Я якобы хранил вместе с гигиеническими принадлежностями тротиловые шашки, которые мне были подброшены сотрудниками СБУ во время обыска и ареста.
Второе обвинение — нарушение территориальной целостности Украины, путем вступления в преступный сговор с лидерами ДНР Андреем Пургиным и Павлом Губаревым, и помощь в создание законодательной базы ДНР. Это, конечно, неправда, это не моя специфика, я в этом ничего не понимаю.
Третье обвинение — это вообще феерично! — измена Родине, путем передачи сведений, составляющих государственную и военную тайну представителям другого государства, а именно сотрудникам российского консульства. Это тоже ложь, я никогда не обладал и не имел доступа к сведениям составляющими военную или государственную тайну и никогда не состоял на государственной или административной службе.
Почему меня схватили? Им нужно было количество, им нужен был миф, что они поймали крупную рыбу. Я себя крупной рыбой не считаю, я университетский преподаватель, который имеет иную политическую позицию, отличную от позиции киевской власти. Так как я считаю, что случившееся в феврале в Киеве — это антиконституционный переворот, и все правительство, которое было после него, я считаю антиконституционным.
Я говорил правду и думал, что эта правда поможет Украине и ее политическому классу понять свои ошибки и разрешить имеющиеся противоречия мирным путем, сохранить хоть какую-то видимость демократии на Украине. Но адекватность у правительства Украины просто полностью отсутствует, у политического класса нет никаких прав, да они просто недостойны управлять этой территорией. Что с ними будет? История их просто сметет.
Что же касается ареста — это чисто фашистские действия СБУ, они хватают всех, просто за телефонные разговоры. Это даже не Служба Бандеризации Украины, как ее уже давно еще со времен Ющенко называют, а фашистское гестапо.
Технология такая — они по методикам американцев создали центры по перехвату электронных сообщений и телефонных разговоров, после этого высылаются зондеркоманды, которые хватают людей. Мое обвинение строилось на том, что все мои телефонные переговоры с 4 апреля 2014 года были прослушаны, я сам все это читал.
На Украине творится беззаконие, массовые репрессии, полное попрание человеческого достоинства и гражданских прав. Этих людей будут судить, и их сдадут свои же. СБУ превратилась в украинско-американскую корпорацию по оказанию услуг олигархическим группировкам и иностранным субъектам.
Эта спецслужба давно уже превратилась в вещь в себе и для себя. Они же не предотвратили ни одного государственного переворота, хотя во всех участвовали. Эта спецслужба выращивала фашизм на Украине под видом укропатриотов и совершила много других преступлений против украинского народа. И потому люди, которые в СБУ работают, находятся в состоянии страха и серьезного когнитивного диссонанса.
Алексей Самойлов».[iv]
22 июля на блокпосту Нацгвардии в Старобешевском районе Донецкой области был замучен коммунист В. М. Ковшун. Утром изувеченное тело с многочисленными гематомами и огнестрельными ранениями ног и грудной клетки было обнаружено в луже крови.
30 июля на своей пресс-конференции прокурор Запорожской области Александр Шацкий сообщил, что сотрудники СБУ задержали 53 человека по подозрению в диверсионной деятельности и сепаратизме.
2 августа генпрокурор Украины Виталий Ярема озвучил статистику «охоты на ведьм». Он отметил, что правоохранительными органами принимаются максимально возможные меры по противодействию проявлениям сепаратизма и терроризма: «По таким фактам зарегистрировано более 2 тысяч уголовных производств, разоблачено в совершении преступлений почти 1,5 тысяч человек, направлено в суд около 40 обвинительных актов». В целом начато свыше 60 уголовных производств за совершение государственной измены, около 40 производств — по фактам дезертирства, уклонения от военной службы и халатное к ней отношение.
В августе 2014-го Служба безопасности Украины задержала первого секретаря Волновахского райкома Компартии Украины Сергея Филиндаша. Задержание на самом деле было похищением: коммуниста схватили на глазах жены и детей ворвавшиеся во двор его дома люди в масках и увезли в неизвестном направлении. Филиндаша обвинили в организации антиукраинских мероприятий в Волновахе и призывах к отделению Донбасса. А также в участии в организации «псевдореферендума и создании ячейки террористической организации „Донецкая народная республика“ на территории Волновахского района».
21 октября глава СБУ Наливайченко заявил, что за государственную измену были привлечены к ответственности 47 бывших работников силовых структур.
38-летняя жительница Харькова Юлия Колесникова пропала 22 октября. Мать, Вера Леонидовна Слепух, сразу же написала заявление об исчезновении дочери… А увидела ее только 28 ноября, во время заседания Киевского районного суда: меру пресечения для арестованной избирали спустя 38 дней после ареста-похищения.
«Колесникова, заметная участница харьковских протестов, еще и активно помогала беженцам… Чтоб поддержать Юлю, в суд пришли ее единомышленницы. Все говорили о том, что Колесникова выглядит изможденной (после суда в соцсетях появились ее фото, до ареста и 28 ноября, — нынешнюю Юлю узнать трудно). Люди возмущены и еще одним обстоятельством. Юле вменяют в вину подготовку подрыва памятника древнегреческой богине Ники на шаре (он же памятник Независимости «Летящая Украина»). Подозревают ее в том, во что верится с трудом… Между тем буквально накануне судебного заседания по делу Колесниковой окружной админсуд признал незаконным снос памятника Ленину. И исполнители на свободе; а идейный вдохновитель, подписавший постфактум распоряжение о сносе памятника, до сих пор мнет губернаторское кресло…
Вера Слепух рассказывает «Свободной прессе»:
— Мы живем в пригороде. Когда Юля пропала, утром приехали следователи из поселка Солоницевка. Я сказала, что никаких известий о ней нет. Они забрали ее расческу, зубную щетку... И после этого у нас со следователями никаких контактов не было. Они не искали ее. Они просто звонили и спрашивали: «Ничего не слышно о ней? Не объявлялась?» Потом, через два дня, вдруг пришла SMS-ка: «Мама, я уехала в Белгород. Не волнуйся, буду через неделю». Но такое же сообщение пришло и матери ее гражданского мужа. А Юля никогда не называла ее «мамой». И я понимаю, что это не Юля писала.
5 ноября у нас в доме был обыск. Когда они пришли, человек шесть-семь и понятые, предъявили удостоверение, я испугалась. Думала, что ее труп нашли. Спрашиваю: «Вы мне скажите, она жива или нет? Вот этот шабаш для чего?». Они сказали: «Ее у нас нет. Если найдем на территории, контролируемой Украиной, — мы вам сообщим в первую очередь».
А потом, вскоре после обыска, мне позвонила женщина из Луганской области, Светлана. Она сказала: «Вера Леонидовна, не волнуйтесь. Юля в СБУ. Я сидела с ней в одной камере». И рассказала, что Юлю задержали 22 октября (неслучайно у меня тогда сердце екнуло). Она была с Юлей в камере, — кажется, до 7 ноября. Потом ее обменяли… И вот накануне этого суда следователь приходит и говорит: «Я вам принес самую хорошую новость за этот месяц. Ваша Юля задержана». Рассказывает: дескать, она пыталась уйти куда-то в Луганск и ее задержали вчера… Я ее увидела в суде — ужаснулась: во что она превратилась, как похудела, черная вся… Может, били ее? Почему ее не показывали? Сколько людей пропавших — как это так?
И в чем ее обвиняют?! Сейчас говорят, что хотела взорвать памятник. Когда обыск был, говорили: подозревают, что какие-то железнодорожные колеи она взрывала. Нашли тогда ленту георгиевскую и флаг с Лениным… А потом нашли какой-то пластилин. Сказали, что это взрывчатка. Руслан, ее муж, работал в органах, теперь пенсионер. И мне трудно представить, чтоб в его доме под подушкой хранились взрывчатка и какой-то детонатор. Это в голове не укладывается. Я не верю им. Как можно им верить, если ее задержали 22 октября, больше месяца скрывали это, а в конце ноября сообщили, что задержали вчера?!
Женщина из Луганской области, сокамерница Колесниковой, о которой говорит мать, — это Светлана Коноплева. Ее задержали еще летом (как депутата парламента ЛНР). В октябре перевели из Краматорска в Харьков. 7 ноября обменяли. Во второй половине ноября в интернете появилось видео-интервью с ней. Там Светлана Коноплева говорит о своем пребывании в изоляторе временного содержания СБУ в Харьковской области: «24 октября, когда я туда переехала, она (Юлия Колесникова — авт.) там находилась уже две ночи… Когда мы обратились к следователю, он сказал, что никто не знает, где вы находитесь, никто вас не регистрировал. Поэтому найти вас — нет никакой возможности… Мы слышали, как привозят и увозят мужчин… И все они заходили с той винтовой лестницы, по которой прошли мы. То есть они тоже не проходили регистрацию». В этом же интервью Коноплева, рассказывая о Колесниковой, заявила: «Я настаиваю на том, что она находится во второй камере».
Так совпало, что адвокату Александру Шадрину, представляющему в суде интересы Веры Слепух, матери Юли, — пришлось защищать и других политзаключенных, таинственно исчезавших в Харькове: проректора Славянского университета Алексея Самойлова и Игната Кромского (Топаза). Правда, у нового дела есть существенное отличие. Самойлова и Кромского сначала арестовывали, избирали меру пресечения содержание под стражей. А когда, наконец, суд принимал решение выпустить их из-под стражи, арестованные пропадали в «недрах» СБУ. А дело Юлии Колесниковой началось с исчезновения-похищения — и только месяц спустя дошло до «судебных формальностей» с мерой пресечения. Александр Шадрин говорит о том, почему стало возможным неделями и месяцами скрывать неучтенных арестованных, таких как Юлия Колесникова:
— 8 ноября был провальный мониторинговый визит в Управление СБУ в Харьковской области сотрудников Секретариата Уполномоченного Верховной Рады по правам человека. Они в СБУ никого не нашли. Отчитались, что на момент их визита без предварительного предупреждения — «ни одного задержанного в изоляторе не содержалось». А в это время Юлю и остальных незаконно задержанных переместили на несколько этажей вверх в помещение типа актового зала.
«СП»: — Что с ней происходило после исчезновения, во время пребывания в изоляторе?
— За 38 дней она потеряла 18 килограммов и состарилась лет на десять. Говорит, что ничего не ела в этот период. У нее черепно-мозговая травма. Вменяют приготовление к теракту. Якобы ее целью должен был стать памятник Независимости «Летящая Украина».
28 ноября состоялось заседание Киевского районного суда: избрали меру пресечения - содержание под стражей. Плюс обязали провести судебно-медицинскую экспертизу и проверку по поводу содержания в изоляторе с 22 октября. Единственная «поблажка» — удовлетворили ходатайство по поводу нахождения вне металлической клетки (унижает достоинство арестованной) во время заседания: положительно сказалось присутствие представителя из Комитета ООН по правам человека.
«СП»: — Что кроется за схожестью этих политических дел: системный подход к их штамповке?
— Все очень похоже на 30-е годы прошлого века, увы. На допросах то и дело спрашивают: «Общались ли вы с тем-то на политические темы?»
Что касается «неучтенных» арестованных. Европейский суд по правам человека одним из самых тяжких нарушений права на свободу считает случаи незарегистрированного задержания. Тяжесть заключается в абсолютном бесправии таких лиц. И обычно влечет за собой «паровозом» и нарушение иных статей Конвенции: 3-й (пытки и нечеловеческое обращение), 8-й (право на уважение частной и семейной жизни), а иногда даже и 2-й (право на жизнь). Именно поэтому должен эффективно работать национальный превентивный механизм. Нормы Конвенции — это те минимальные требования, которые должны соблюдать все государства -члены Совета Европы.
Однако в последнее время Украина отдаляется от Европы все дальше: это и принятие закона о превентивном задержании до 30 суток по постановлению прокурора, и невозможность избрания альтернативных мер пресечения по некоторым категориям преступлений (причем в этом списке не все из них являются тяжкими). Но несмотря на широкие полномочия, правоохранительные органы умудряются нарушать даже это. Какие цели преследуются, догадаться нетрудно: повышение раскрываемости, выбивание признательных показаний, фальсификация доказательств стороны обвинения, стремление сломить волю задержанного лица».[v]
14 ноября в СБУ был до смерти замучен дончанин Александр Агафонов. За три месяца до этого его жена Яна родила в Белоруссии сына. Александр приехал уже после родов – забрать семью. Возвращались домой через Харьков. На девятом блокпосту под Изюмом их остановили и без объяснения причин доставили в РОВД. В телефоне Александра обнаружили контакт ополченца с позывным "Скорпион". И это стало поводом для вызова сотрудников СБУ. Больше живым Александра Яна не видела. Объяснение, что "Скорпион" – одноклассник, не устроило.
«Я встала перед ними на коленях с грудным ребенком на руках, и попросила вернуть моего мужа. Они сказали, что убили его», - рассказывала Яна в интервью Грэму Филипсу.
Допрос, судя по кадрам, снятым уже в донецком морге, проводили с пристрастием. Глубокие раны на руках и ногах, гематомы. Следы — как будто под ногти загоняли спицы. Друзья, которые забирали тело, могут лишь предполагать, чем можно нанести подобные травмы.
«Они его просто забили до смерти. Когда они приехали — они его пытали. Когда они привезли сюда тело — у него даже пятки синие были, подошва синяя была. У него на руках от уколов, от… я не знаю… под ногти ему там загоняли или уколы, или спицы какие-то — там дырки. На каждой косточке — дырка, дырка, дырки. Они его пытали так, как когда, наверное, была война, не пытали, как они его пытали», - говорит Яна.
11 ноября в Закарпатье сотрудники СБУ явились с обысками к русинскому писателю И.Ю. Петровцию, о чем подробно рассказал он сам.
Показания потерпевших
«В шестом часу утра 11 ноября 2014 в двери моей ужгородской квартиры позвонили … Открыв дверь, я увидел целую группу «мужчин в штатском» … Так это действительно была группа офицеров СБУ, целых — шестеро…
Мне показали подписанное судьей Ужгородского районного суда А.А. Придачук решение об обыске в моей квартире.
Уважаемого читателя сразу же рассмешу цитатой из этого постановления о главной причине обыска: «В настоящее время Петровций И.Ю. знаком с отдельными планами российской стороны по дестабилизации ситуации в регионе …»
А вероятно что вы, уважаемый читатель, думали: Петровций И.Ю. — Никакой себе, некий … Аж — нет: вон какой я — «во всеведении»!..
Что касается всеведения несколько иной, я подтверждаю мое всеведение планам киевско-галицкой хунты по дестабилизации ситуации во всей Украине, и — особенно по-животному жестокой! — В Донбассе и Подкарпатской Руси. Все это я чувствую делом — на себе!
Здесь же мне приходят на ум слова советника председателя СБУ Марьяна Лубкивского, буквально на днях очень серьезно сказанные о том, что «сейчас по всей Украине готовятся производства уголовных дел, возбуждаемых против тех, кто недоволен национальной политикой руководства и социально-экономическим уровнем жизни украинского.
Обыск в моей квартире длился пять с половиной часов.
Само собой, что ничего уголовно компрометирующие меня в моей квартире не нашли, так как кроме книг там ничего нет: во всех трех комнатах, а также в коридоре на всех стенах от пола до потолка на полках в два ряда стоят книги, и только — книги!
Лет шесть назад на протяжении семи месяцев я систематизировал мою библиотеку, и все книги по моей личной системе разложил на полках.
За пять с половиной часов шесть офицеров СБУ мою систему полностью уничтожили — что то искали...
Правда, мне так и не сказали, ЧТО именно…
Однако, в конце обыска у меня изъяли мой личный компьютер, мой мобильный телефон, целую кучу разных моих писаний…
Здесь же выписали повестку, согласно которой я должен явиться на допрос в СБУ 13-го ноября в десятом часу утра.
Само собой, что в отрицательном настроении я пошел на работу, а вернувшись вечером, начал наводить хоть какой-то порядок в том, что оставили мне незваные «гости».
И внезапно обнаружил отсутствие на моем рабочем столе авторучки «Паркер», несколько лет назад подаренной мне мужем моей племянницы Ирины.
Кстати, я сам не мог себе позволить купить за сто двадцать четыре доллара такое дорогущее вечное перо, ну, и кроме того, эта авторучка для меня дорогая как подарок родного человека.
Однако, ни вечером 11 ноября, ни в течение следующего дня мое вечное перо «Паркер» я найти не смог. Правда, осталась на столе парадная подарочная сумочка с изысканным футляром и запасками для моего «Паркера».
И тут я вспомнил, что в ходе обыска моего «Паркера» несколько раз брал в руки офицер СБУ по имени Андрей…
А сейчас несколько слов о подписанном судьей Придачук А.А. постановлении на обыск моей квартиры.
Прежде: сначала указывается, что Петровций И.Ю. проживает в «квартире № 8 по адресу: г. Ужгород, ул Черновола, 9», далее: «Петровций Иван Юрьевич зарегистрирован и проживает по адресу: г. Ужгород, ул. Грушевского, д 45, кв. 10», а еще дальше: в «м. Ужгород, ул. Грушевского 9, 8»
И как это безпекаши при такой адресной неразберихе нашли меня?! — Прям удивительно…
Думаю, что к написанию и подписанию этого «постановления» судья Придачук А.А. выпил не менее литра Осийский самогонки, и то — без закуски: трезвый человек такой идиотской путаницы не напишет и не подпишет…
Ну, и — пунктирно — то, кроме выше уже сказанного! — В чем по просьбе СБУ меня обвиняет Придачук А.А.
Оказывается, что Петровций И.Ю..:
— высказывается по поводу признания русинов отдельной национальностью;
— не признает унитарности Украины;
— противодействует «галицкому вторжению» в Закарпатье;
— создает негативный образ Украины и украинцев».[vi]

22 ноября в Днепропетровске начался суд по делу четырех распространителей электронной версии газеты «Новороссия». Трем мужчинам и женщине инкриминируют преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 110 Уголовного кодекса Украины (посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины по предварительному сговору группой лиц).
Досудебным расследованием установлено, что в мае 2014 года эти граждане Украины распространяли в социальной сети «ВКонтакте» издание газеты «Новороссия» с сепаратистскими призывами изменения границ территории нашего государства в нарушение порядка, установленного Конституцией Украины, с целью привлечь к указанной преступной деятельности других жителей Днепропетровской области. Участников преступления задержали. Трем мужчинам судом избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, женщина находится под домашним арестом.
За подобные деяния Уголовным кодексом Украины предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 10 лет с конфискацией имущества или без таковой.
33-летний житель Днепропетровска агитировал пользователей социальной сети «Вконтакте» создать Украинскую автономную республику в составе Российской Федерации. Следователи прокуратуры поймали «преступника», когда он в одном из ресторанов Днепропетровска с помощью мобильного телефона опубликовал очередной призыв изменить границы Украины, с помощью референдума. Обвиняемому грозит наказание в виде лишения свободы на срок от трех до пяти лет.
В начале декабря Служба безопасности Украины объявила о задержании граждан, собиравших информацию об украинских войсках на востоке страны. Двое задержанных были жителями Стаханова (Луганская область) и активистами партии «Русский блок», официально запрещенной на Украине за призывы к свержению конституционного строя и нарушению территориальной целостности. В разведчики их завербовал глава стахановского отделения «Русского блока», известный по позывному Старовер. Позывные задержанных — Инвалид и Знамя. Как утверждает СБУ, они в течение нескольких месяцев собирали данные о вооружении, личном составе и расположении позиции ВС Украины. В частности, действовали в районе Дебальцево.
Еще двух человек, которые, как утверждается, работали на разведслужбы ДНР за вознаграждение, задержали контрразведчики Львовского Управления СБУ. Сообщается, что они действовали на территории Донецкой области. По словам одного из задержанных, за пять тысяч гривен (325 долларов) он передавал ополченцам координаты расположения военной техники в Марьинском районе. Второй расспрашивал местных жителей о передвижении техники силовиков в районе Красноармейска.
При попытке проникнуть на территорию, контролируемую украинскими силовиками, контрразведка СБУ также задержала представителя формирования «Беркут», действующего в ДНР. Он передвигался на автомобиле ВАЗ-2101 и был вооружен автоматом Калашникова. В отношении него начато расследование по статье «Создание террористической организации».
13 декабря в Полтаве был осужден краматорский волонтер, который помогал выжить мирным жителям во время обстрелов украинскими карателями. Октябрьский районный суд Полтавы приговорил к 4 годам заключения жителя Краматорска за участие в вооруженных формированиях Донецкой народной республики. Активист и волонтер признался в том, что течение июня—июля 2014 года в его обязанности входила систематическая организация материального и денежного обеспечения жителей Краматорска, который вошел в состав ДНР. Обвиняемый волонтер признал себя виновным в том, что остался Человеком в трудной для краматорчан ситуации, и помогал нуждающимся.
Анастасия Коваленко работала поваром в одном из луганских кафе, будучи в разводе, растила маленького сына. Киевский отдел СБУ, жестоко пытая молодую женщину, заставил ее подписать признательное «показание» о подготовке теракта. Как видно из видео и материалов следствия, женщина имеет множественные синяки и кровоподтеки на лице и руках. Также налицо общее измученное состояние, что свидетельствует о пытках.[vii] Про текст «признания» вообще можно не говорить, человек никогда не будет так читать, если бы писал это сам. В самом СБУ применение пыток к заключенной, разумеется, отрицают.
А вот, два сообщения конца последних чисел декабря.
СБУ задержала участников террористической группы, которые планировали отравить цианистым калием водозаборные водоемы Константиновки (Донецкая область). Об этом в ходе пресс-конференции официально сообщил советник главы СБУ Маркиян Лубкивский. По его словам, террористическую группу возглавлял депутат Константиновского горсовета от КПУ. «Безумный коммунист вместе с другими преступниками, которые тоже задержаны, планировал отравления цианистым калием водозаборных водоемов города Константиновка», — заявил правоохранитель.
Служба безопасности сообщает о задержании в Одессе мужчины, который в составе диверсионной группы планировал совершение террористических актов и силовой захват админзданий в области. Задержанным оказался 53-летний уроженец Черниговской области, который постоянно проживал в Ильичевске. Правоохранители изъяли у него целый арсенал оружия, а именно: два ручных пулемета MG-42 (выпускался с 1942 по 1954 годы), два автомата АКМС (на фото отсутствуют), одну снайперскую винтовку Драгунова (на фото отсутствует), винтовку «ТОЗ-8» (образца 1932 года), обрез охотничьего ружья, пять устройств бесшумной стрельбы, сигнальный пистолет и 5 тысяч патронов к нему, а также шесть бронежилетов и семь единиц холодного оружия.
26 ноября в Харькове от пыток СБУ скончался активист Антимайдана Виктор Топчаев, 1961 г.р.
Показания свидетелей
«26.11.2014 не приходя в сознание, находясь в состоянии комы в больнице скорой неотложной помощи по официальной версии от воспаления легких, а не по официальной от полученных травм несовместимых с жизнью, скончался Топчаев Виктор Павлович 1961 года рождения. У него остались пожилые родители инвалиды и жена с сыном. Я не буду выкладывать реквизиты для сбора помощи просить максимально распространить этот пост, я просто хочу что б Вы все знали правду о том как погиб Витя.
Он был ветераном Афганистана и человеком с четкой жизненной позицией и не поддерживал те события, которые разворачивались на Украине вместе с майданом, он участвовал в протестном движении Харькова и 22.11.14 был задержан сотрудниками СБУ. Применить ему было нечего, и поскольку его официально не оформили как задержанного и понимая что за очередного недоказанного «сепара», они денег не получат, то они просто решили его запытать, а вдруг он чего-нибудь, да расскажет, вдруг он возьмет на себя ответственность за теракт, или же оклевещет какого-нибудь активиста типа Апухтина Ю.М.?
Его пытали три дня…. На третий день после невыносимых пыток, он впал в кому. Его выбросили на дорогу в районе ХТЗ, откуда его и забрала скорая в состоянии комы и доставила 25.11.14 в «неотложку», где он не приходя в сознание 26.11.14 около часа ночи скончался.
Когда жене выдали официальное заключение о том, что он умер от воспаления легких, она просто не поверила своим глазам…. У Вити практически не осталось ребер, череп треснул по середине лба!!!!! все пальцы на руках поломаны и вывернуты в обратную сторону, ногти были сорваны, все тело сплошная гематома!!!!
Он не сдался! Не предал! Не оклеветал! Он ушел из жизни с достоинством! За его плечами остались две войны из которых он вышел живым и невредимым, и ни кто не мог подумать, что он погибнет на своей земле, от рук обезумевших шавок продавшихся за мерзкую зелень. Вот она демократия и свобода прав человека по американски.
Мы помним! Скорбим! Не забудем!
Руководитель Межрегионального фонда содействия трудоустройству Александр Александровский»

8 февраля решением Ивано-Франковского городского суда был арестован журналист Прикарпатья Руслан Коцаба, обвиняемый в государственной измене. Уголовное производство в отношении Коцабы было открыто после того, как он инициировал акцию под названием «Я против мобилизации». Коцаба обнародовал в Интернете видеоролик, в котором призвал украинцев не идти на фронт.


20 января 2015 года в Харькове был задержан инвалид-антифашист Олег Новиков, лидер общественной организации «Исход». Это произошло в тот момент, когда Олег привез из роддома жену с новорожденной дочкой. «Операцию по задержанию курировал лично «фейсбучный» министр Арсен Аваков. Он же первым и разместил на своей страничке в «Фейсбук» авторские фотографии задержанного инвалида (у активиста нет одной ноги) с издевательским комментарием: «Не томный вечер провожу в родном Харькове. Не все согласятся, что один из лидеров так называемого «Исхода» - новоявленной сепаратистской организации - проведет время в тюремной камере вместе со своими флажками ХНР. Но, я полагаю, ему там и место. Уж больно мне, да и остальным харьковчанам, не хочется превращения Харькова в один из опустошенных городов, оккупированных «русскими народными республиками». Так что, господин Новиков, не позволю. Мы - не позволим».


Дабы не снижать накал страстей, Аваков там же, на страничке в «Фейсбук», сообщил: «Это - не последние аресты, в том числе, и сегодня. Мы не рассматриваем ситуацию как шутейную, мы рассматриваем ситуацию как в прифронтовом городе в условиях агрессии РФ, и поэтому не потерпим любых поползновений в эту сторону». Тогда вместе с Новиковым были задержаны еще два активиста «Исхода».


Уголовное производство против Новикова открыто 20 января по подозрению в совершении уголовного правонарушения по ч.2 ст. 110 УК Украины - покушение на территориальную целостность и неприкосновенность государства. 21 января судья Киевского райсуда Константин Садовский избрал для подозреваемого инвалида исключительную меру пресечения - содержание под стражей в условиях СИЗО. При этом суд не принял в расчет, что у арестованного четверо детей, что он - инвалид, передвигающийся на костылях и т.д.».[viii]


Суд приговорил Новикова к трем годам лишения свободы за поддержку отделения области от Украины.


В июне 2015 года в Харькове шли судебные процессы над арестованными еще в апреле прошлого года лидерами «Русской весны». «Помощи от различных фондов политзаключенные харьковчане и их родные не получают. Неравнодушные на месте собирают последнее. Раньше собирали хотя бы на митингах теперь все под запретом.


Очереди на прием передач, под СИЗО десятки женщин с разных областей Юго-Востока ищут своих родных, кто знает приехали с передачами.


Камеры переполнены. Много задержано женщин.


Ребята голодают, многие потеряли более 20 килограмм веса, у родственников давно закончились средства. Вокруг царит обстановка безысходности и террора.


В Киевском районном суде города Харькова продолжаются слушания по событиям 6 апреля и в ночь с 7 на 8 апреля 2014 года. Фактически это десять дел, которые слушаются разными судьями. Сейчас допрашиваются свидетели, сроки и перспективы данных дел туманны, по мнению защитников в деле фактически отсутствуют доказательства вины обвиняемых. Несмотря на это по данному делу под стражей до сих пор находятся 20 человек, лидеры протеста – Егор Логвинов, Спартак Головачев и журналист Сергей Юдаев лишены возможности внесения залога. Остальные 17 человек находятся под стражей больше 13 месяцев, но у близких нет возможности внести те суммы, которые в качестве залога определены судом. Среди удерживаемых под стражей находится имеющий хронические заболевания журналист Всеукраинской правозащитной газеты «Современность и объективная мысль» Дмитрий Пигорев, его родители уже давно находятся за гранью нервного истощения».[ix]


Показания потерпевших


«Так называемые структуры Киевского государственного недоразумения — СБУ, Прокуратуры — моделируют ситуации вокруг имитации борьбы с террористической деятельностью на подконтрольной им территории. Искусственно сфабрикованные Следственным Управлением СБУ уголовные дела в отношении граждан России, находящихся на законных основаниях в Украине, регулярно передаются в судебное делопроизводство. Примером тому является уголовное дело в отношении меня — гражданки России Чубаровой Ларисы Викторовны /»Терезы»/, которое на скорую руку было состряпано стороной обвинения. Оно получило быстро широкий общественный резонанс в Украине благодаря ангажированным СМИ, в частности, телеканалам ICTV и TCH, находящимся на службе у СБУ, фабрикующей без устали сумасшедшие пропагандистские сюжеты о псевдо-террористах в Украине.


Лишь по окончании четвертого месяца незаконного содержания меня под стражей харьковский прокурор Максюк удосужился озвучить обвинение в отношении меня, на основании которого СБУ по сей день удерживает, а точнее — прячет меня — Чубарову Л.В. в СИЗО отнюдь не г.Харькова, а в СИЗО города Полтавы! Прокурор Максюк заявил, что гражданство Российской Федерации, оказывается, является преступлением само по себе и поэтому преследуется на территории Украины согласно действующего Законодательства. Протесты мои и моего адвоката Кузиной И.В. против вопиющего нарушения прав человека в зале Апеляционного Харьковского суда были попросту проигнорированы.


Таким образом, происходит умышленное введение в заблуждение обывательской аудитории Украины, а то есть, де-факто нагнетается круглосуточно в медийном пространстве атмосфера неприкрытой и ничем не обоснованной ненависти обычного украинца как к отдельным гражданам России, так и к Российскому государству в целом… И если ненависть, прививаемая украинцу к гражданам России пропагандистскими усилиями киевской хунты, захватившей власть в стране, можно попытаться «оправдать» проводимой ею политикой тотальной лжи, поражающей воображение и лицемерием, замешанном на псевдопатриотизме, то какую же оценку можно дать действиям преступного украинского правительства, направленным на геноцид собственных граждан, не желающих распродавать свою родину торговкам пирожками, подобным госпоже из США Нуланд?


В застенках СБУ, камерах следственных изоляторов в различных городах Украины томятся и зачастую подвергаются психическому и физическому насилию, издевательствам сотни граждан Украины, единственным «преступлением» которых является инакомыслие и желание развития Украины в пророссийском направлении. Псевдо суды выносят постановления на немотивированные ничем аресты представителям самой прогрессивной, думающей части населения Украины, не желающей быть «биомассой» и не идущей на поводу у дешевой, насквозь лживой пропаганды ненависти к русским братьям и сестрам, ко всему российскому народу.Украина превратилась в Лжекраину, Бредокраину, в страну, утопающую в ненависти и геноциде значимой части собственного населения.


В Украине бушует гражданская война! Это не Анти Террористическая Операция против мифической агрессии террористов из России, а полноценная, жестокая и бессмысленная война без правил между согражданами одного государства. Одурманенные западной пропагандой, зомбированные продажными украинскими СМИ украинцы под завывание гимна про «ще невмерлу Україну» едут убивать детей, стариков и женщин только за то, что они выбрали для себя другой вектор жизни и развития на своей земле.


Поразительно, как можно было убедить украинца в том, что его генетический код заложен в вышиванках? Чудовищный по своему цинизму слоган: «Україна понад усе» — лучшая иллюстрация того, что творится в больном «раком ненависти» мозге украинских псевдопатриотов, паразитирующих на развязанной ими войне! «Понад» здравого смысла, порядочности, любви к своему ближнему? Вышиваночники не дают выбора жителям Донбасса: умереть от пули, разрыва бомбы или защитить свои дома, семьи, взяв в руки оружие-выбор у русскоязычного Донбасса невелик… Украинцев хотят не мытьем так катаньем убедить в том, что американский дядюшка Джо заменит собой брата Ивана, что можно купить всех и вся, а затем продать и снова купить, продав еще раз братство. Родину, дружбу, но уже чуточку дороже.


Вот почему именно сейчас, как никогда, нам необходимо аккумулировать усилия на всех фронтах, особенно в вопросе, касающемся защиты и помощи заключенным, находящимся в подвалах СБУ, камерах СИЗО, всем приверженцам «Славянского Мира». Правозащитники, переговорщики, участники обменов должны, акцентирую внимание аудитории, помнить о каждом, оказавшемся в заложниках у натурального беззакония и терроризма в лице псевдо государственного образования под названием «Украина».


На мой взгляд, правозащитникам в сегодняшних реалиях необходимо сосредоточиться на лоббировании в парламентах ЛНР, ДНР количества и оперативности в вопросах, касающихся обменов военнопленных, заложников, в том числе из числа гражданских лиц, подпадающих под действие Минских договоренностей от 12.02.2015. Необходимо подключать к кампании освобождения наших людей из тюрем на подконтрольной Киеву территории представителей миссий ООН, ОБСЕ, Международного Красного Креста!


В руках СБУ и прокуратуры Украины сосредоточен огромный живой ресурс, состоящий из жителей, проживающих на территории Украины. Мы все обязаны помнить, что, освещая кампании обменов заложников, военнопленных, позиционирующихся Киевской Хунтой не иначе, как «террористами», «сепаратистами» из разных регионов Украины, мы демонстрируем общественности, что сторонников «Славянского Мира» гораздо больше, чем кажется зашоренному рядовому украинскому обывателю… Наши сторонники есть в каждом городе, селе, поселке, в любом, даже самом отдаленном уголке Украины. Убить миллионы людей, ментальность которых неотделима от «Славянского Мира», вытравить из их сознания память о тысячелетней истории и своих героических предках невозможно!


В газете «Вечерняя Полтава» /номер 25(1165) от 21 июня 2015/ имеется обширное интервью председателя СБУ Наливайченко на седьмой странице, где Наливайченко нагло утверждает, что военнопленных, заложников в тюрьмах, лагерях Украины не существует… В контексте им озвученного статус задержанных, подследственных, подсудимых, осужденных априори одинаков для всех без исключения: террористы или же их пособники!


Представьте себе 1240 украинских граждан, которые не взрывали, не воевали, даже не пытались этого делать… Эти люди сидят за решеткой в надежде не на украинское «правосудиe», а на то, что их вызволят из беды те, за поддержку чьих идей они невинно пострадали… Сидят в острогах, по украински «незалежных» от здравого смысла и правовых норм: за прописку Донбасса, за право разговаривать на русском языке, впитанном с молоком матери! Сидят за право быть человеком, а не казаться таковым! Могут ли наши сторонники в Полтаве, Харькове, Черкассах, Одессе, Запорожье рассчитывать на нашу безусловную поддержку?


По ту сторону добра и зла наши соотечественники сами не выберутся из окутавшей их тюремной паутины… Вряд ли мы должны допустить, чтобы люди в застенках бессмысленно тратили лучшие дни своей жизни!


В преддверии намечающихся выборов обращаюсь к собравшимся баллотироваться политикам. Задумайтесь над своим рейтингом. Народ не так слеп и глух, как вам кажется… Прекратите душить друг друга во внутренних политических разборках! Победите, а потом уж делите финансовые потоки. Сколько еще понадобится минских тусовок для того, чтобы прийти к консенсусу? Киевского «крокодила» невозможно умиротворить, вам ли о том не знать?


Привожу конкретные имена мужчин, которые целый год из камер Полтавского Следственного изолятора наблюдают за тем, как ДНР меняет тех, кого посчитает нужными… На каком, интересно, калькуляторе обмудсмэн ДНР Даша Морозова считает? Бизнес и ничего личного? Мы так понимаем, однако…


И все равно, Победа будет за нами, украинцами и русскими!


1.Шанько Артур Валентинович: 22.09.1976, ВДВ, кадровый разведчик, Киевский институт Сухопутных Войск.


2.Омельченко Эдуард Николаевич: 01.08.1967, ст. лейтенант, Полтавское Высшее Училище Связи (ПВКУС).


3.Любченко Максим Иванович: 03.03.1979, спецназ МВД.


4.Певрухин Сергей Анатольевич: 07.12.1959, Полтавское Высшее Зенитно-Ракетное Училище (ПВЗРККУ).


С ув., Чубарова Лариса Викторовна


От редактора: статья была набрана Ларисой Викторовной на мобильный телефон Nokia x2000 в СИЗО».[x]



«Полученные Фондом свидетельства позволяют однозначно сделать вывод, что большинство жертв пыток не являются ополченцами Донецкой или Луганской Народных Республик, а относятся к категории мирных граждан. «Причиной» ареста и пыток граждан украинской стороной может быть участие в митингах против Евромайдана, участие в программах российского телевидения, заявление своей позиции в интернете, участие в митингах в поддержку ДНР, участие в проведении референдума, «наличие телефона российского журналиста», наличие в личном телефоне «имен с Кавказа — Аслан, Узбек», телефонный разговор с людьми из Донецкой Народной Республики, «оказание медицинской помощи в ДНР» и т. д. Аналогичной абсурдностью и бездоказательностью отличаются и другие обвинения», - такой вывод делают эксперты «Фонда исследования проблем демократии» в своем докладе, посвященном преступлениям украинских силовиков.


Показания потерпевших


«Сергей Корнеев был захвачен 22 сентября. Он рассказывает: «В квартире, где я жил с женой и несовершеннолетней дочерью, была выбита дверь. Ворвались люди в масках и с автоматами и стали меня избивать автоматами и ногами на глазах у моей семьи. Как


потом выяснилось, это были сотрудники “Альфы” из Днепропетровска. С ними были сотрудники СБУ Днепропетровской и Харьковской области. После меня повезли в Днепропетровск. По дороге останавливались и продолжали избивать меня, требуя брать на себя все. В противном случае угрожали расправиться с семьей».


…несовершеннолетний Андрей Цаюков (17 лет) был схвачен за то, что заявлял свое мнение в сети интернет. Он рассказывает: «Я был захвачен боевиками Азова 30 октября 2014 года у себя дома. Они ворвались в дом, повалили всех на пол и связали руки.


Потребовали, чтобы я отдал им телефон, к которому привязана моя группа в сети "ВКонтакте". Ими был изъят телефон с сим-картой. Меня привезли в Мариупольское СБУ. 8 ноября следователь Анищенко М. М. заставил меня подписать, что я якобы добровольно согласился на арест на 74 часа. Там я подписал документы — обвинение, которое мне предъявляли».


Виктор Примак (60 лет) рассказывает, как он подвергался пыткам за телефонные звонки своим знакомым на Донбассе: «У меня есть друг, и его сын работает в ДНР. Я с ним часто общался по телефону. В ноябре 2014 года за мной приехали вооруженные люди с желто-голубыми ленточками на рукавах. Я проживаю со старой матерью. Они начали избивать меня при ней, требовать мобильный телефон и документы. Меня увезли на блокпост, который находится на другой стороне реки Кальмиус. Потом надели мешок на голову и посадили в машину. Когда приехали, завели в какой-то кабинет и стали допрашивать и избивать. Сильно били, включали электрошокер. Я кричал, что говорю правду, что у меня больное сердце, что мне уже 60 лет. Я говорил, что это был просто телефонный разговор, опять начинали бить и говорили, что сейчас уколют сыворотку. Я потерял сознание».


Ополченец Владимир Ковальчук свидетельствует, что в СБУ его обвинили в продаже комплекса «Кольчуга»: «Я занимался гуманитарной помощью в г. Славянске, с двумя священниками мы выехали в Крым. Выехали обратно, и при пересечении границы нас уже ждали сотрудники СБУ. На следующий день был суд: меня обвинили продаже комплекса “Кольчуга“, отправке бойцов для учебы в лагерях, в знакомстве с батальоном “Восток“ и т. д. Душить меня пытались, что-то добавляли в воду… Когда сидел в СИЗО, один человек рассказывал, что их пытала Надежда Савченко, она била мужчин в пах».


Пострадавший Дмитрий Вик свидетельствует, что причиной его захвата стало сотрудничество с российским телевидением: «25 ноября 2014 года в мою квартиру ворвались вооруженные люди. Меня ударили в грудь дулом автомата, положили лицом на пол, на руки за спиной надели наручники. Напавшие представились “Правым сектором“, угрожали убить и “напомнить об Одессе“, “ты там за Россию, сейчас получишь возмездие”. В квартире находились моя жена, сын и моя мать. Агрессивное поведение нападавших вызвало у меня страх за свою семью. Я простился с жизнью и решил, что мою семью убьют.


Потом они через полчаса только представились, что СБУ. Они самостоятельно проводили дальше обыск моей квартиры. И в кладовке они нашли гранаты, пистолеты, они позвали меня, спросили, что это такое. Я возмутился, потому, что они берут все своими руками, это то, что явно было подброшено. Они рылись в вещах моей матери, жены. Они также изымали драгоценности, деньги все изъяли, изъяли все мои пенсионные, денежные карточки, теперь, после моего ареста, моя семья полностью оказалась без средств.


Когда я задавал вопросы, меня избивали. Во время обыска меня обвинили в сотрудничестве с ТВ России, изъяли мою переписку и видеорепортажи на ТВ Россия-1 и Рен-ТВ, где я работал внештатным корреспондентом-стрингером. В марте 2014 года принимал участие в программе “Специальный корреспондент” А. Мамонтова, “Прямой эфир” с Борисом Корчевниковым.


Меня упрекали в том, что я постоянно жалуюсь на высшее руководство Украины, что вот таким образом пришло время разобраться со мной.


Следователь СБУ Живов Алексей Борисович заявил, что меня лишат пенсии и всего имущества».


Арестованный сотрудниками СБУ Алексей Лукьянов рассказывает: «…под Славянск, в село Евгеньевка, где был их штаб и по совместительству фильтрационный лагерь… попадали люди совершенно разные, в основном это жители Донбасса. У каждого своя история, но в основном это люди, которые каким-то образом пересекали блокпост, они почему-то стали подозрительными, их решили отправить на дополнительные опросы.


В качестве примера могу привести такой случай: когда человек проезжал блокпост, у него взяли телефон, начали смотреть и нашли там имена кавказские — Аслан, Узбек. Человека забрали и сказали, что он пособник террористов и знает всех чеченских боевиков. Его забрали, привезли в кунг и несколько дней избивали, говорили: “Расскажи, где прячутся чеченцы?“


Нескольких людей задержали просто из-за того, что паспорт открывают и смотрят там сзади: дети записаны одной ручкой. Говорят: “У тебя паспорт поддельный, все дети написаны одной ручкой“, он говорит: “Я терял паспорт, мне его восстанавливали и переписывали”. — “Нет, ты агент”. И его тоже в фильтрационный лагерь».


Ольга Егорова была захвачена 15 сентября 2014 года СБУ. Она рассказывает: «Они выбили наружную и внутреннюю двери, окружили моего 14-летнего сына, приставили к голове пистолет. После ареста меня привезли в СБУ, где сразу подвергли физическому воздействию, потом стали угрожать с описанием пыток. Трое суток проводили непрерывные допросы, во время которых следователи сменяли друг друга. Только к исходу третьих суток дали пить и есть. Они предъявляли участие в митингах в поддержку ДНР и участие в референдуме 11 мая».


В целом ряде случаев для участия в обмене пленными украинские власти совершают аресты граждан, которые заведомо не совершали никаких правонарушений. Например, Наталья Чернявская, 58 лет, рассказывает: «Приехали, сказали, что с моего телефона звонили, и еще нужно ехать с ними. Привезли в аэропорт, держали в холодильнике, есть не давали. Полы кафельные, каждые 20 минут включается двигатель холодильника. Сказали, что я изменница родины и меня ждет пожизненное. В СБУ быстренько составили все документы и отправили в суд. На другой день пребывания в СИЗО написала заявление, чтобы мне объяснили все, но меня не приняли. Потом меня опять повезли, посадили на автобус и сказали, что везут на обмен».


Пострадавший Александр рассказывает: «Был задержан на въезде в Харьков, когда хотел выполнить просьбу своего приятеля — передать посылку. После чего был отправлен в здание СБУ. Просидел там полгода и был освобожден по обмену военнопленными».


В большинстве случаев мирные граждане Украины также подвергаются избиениям и угрозам расправ с семьей. Например, Геннадий рассказывает: «Созвонился с другом, собрался ехать в спортзал. На остановке меня вытащили из машины, никто не представился, лицом положили на дорожное покрытие, наносили удары по ребрам, разбили очки, повредили глаз. На голову надели мешок, на руки наручники и посадили в машину. В машине выслушивал угрозы в свой адрес и адрес своей семьи. В конце концов я потерял сознание.


Очнулся только от запаха нашатырного спирта. По приезде в СБУ я увидел, что у меня поврежден глаз. Потом повезли на обмен».


Артем Павлеченко рассказывает: «Меня задержали возле автомагазина. Сказали, что кто-то показал пальцем на меня, что я участвовал… Привезли меня в отдел, обыскали всю мою машину, меня избили и еще угрожали. Забрали телефон и документы. Но так как не было доказательств, меня опустили. Я вернулся домой, потом мне позвонили, сказали, что у них остались документы на машину.


Я поехал, чтобы их забрать. Заставили подписать документы. Опять били. Привезли в больницу, просили, чтобы не писал никаких жалоб. Потом привели в суд, осудили, потом меня повезли в Харьков, в тюрьму. Пробыл там сутки, повезли на обмен».


Александр Размылин рассказывает, что в некоторых случаях захваты осуществляют с участием и согласно информации «Правого сектора»: «Меня повалили на землю и связали. Они сказали, что из “Правого сектора”. Привезли меня по месту прописки. Было постановление об обыске, во время которого мне подкинули патроны.


В СБУ сказали, что простят патроны, если расскажу все. Я заявил, что ничего не знаю. После этого меня отвели в другую комнату и два раза избили. Угрожали, что убьют мою семью. Ближе к вечеру приехал адвокат и потребовал скорую. Она приехала, мне оказали первую помощь, но отказали в госпитализации, если не подпишу. Я подписал протокол».


В значительном количестве случаев похищения со стороны украинских силовиков людей не носят предусмотренного законодательством характера и не регистрируются. Только после подписания навязываемых украинскими силовиками «признаний» задержанных людей регистрируют в официальном порядке.


Например, ополченец Ольга Вербицкая рассказывает: «Меня захватил “Правый сектор”. Продержали меня семь дней в каких-то штольнях. Без еды, почти без воды. Очень было холодно. Делали мне уколы, инъекции, наркотические. Арматурой меня избивали и держали меня семь суток, нигде не регистрируя. В любую минуту могли вывести, расстрелять, выкинуть на какой-нибудь мусорник — и на этом все. Потом уже передали в СБУ».


Пострадавшего от пыток Михаила Яковлева задержали в конце июля 2014 года. Он рассказывает: «Привезли меня за какие-то гаражи, приковали руками к дереву, подвесили и стали избивать руками, ногами, деревянными палками. Я несколько раз терял сознание от болевого шока. Они пытались узнать об ополченцах. Я сказал, что не имею к ним никакого отношения. У меня забрали деньги и сказали добираться домой самому. Вернулся домой. Отлеживался.


Где-то в начале августа — снова они. Привезли в райотдел, начали меня избивать, стали надевать мне на голову мешок и перекрывать кислород».


…Представитель общественной организации «Планета ребенка» Татьяна Земленухина свидетельствует: «Наш офис находился в Киеве по ул. Грушевского, 4б, за гостиницей "Днепр". Во время противостояния в январе-феврале 2014 года принимала активное участие в помощи “Беркуту” и ВВ в качестве волонтера в группе Ивана Проценко. На тот же момент состояла в движении “За чистый Киев”, движении “НОД”. Принимала участие в акциях против событий, происходящих на Майдане, перед посольством США, судом, на Бессарабской площади. По этим же событиям связывалась с российским телеканалом “Россия-1”. Также летала на передачу “Украина в огне. Брода нет” крымского телевидения.


Единомышленники мне сообщили, что я нахожусь в списках “Правого сектора”. По этой причине я решила покинуть Киев и уехать в Крым. Потом приняла решение возвращаться. 9 июля я выехала поездом из Севастополя. После пересечения границы меня сняли с поезда. Со всеми личными вещами посадили в машину и увезли в неизвестном направлении. Впоследствии я узнала, что это было здание СБУ Запорожья. На меня оказывалось психологическое давление, угрожали расправиться с моей семьей».


Гражданский активист Ольга Селецкая рассказывает: «С марта 2014 года я принимала активное участие в митингах в Мариуполе, была комендантом палаточного городка у горисполкома. Занималась подготовкой и проведением референдума в Мариуполе.


Была арестована в Мариуполе батальоном “Азов”. Сразу после ареста была вывезена с мешком на голове в район п. Речной на расстрел. Автоматная очередь была выпущена над головой. После этого была отвезена в Мариупольский аэропорт, где из меня пытались выбить показания путем надевания целлофанового пакета на голову, не дающего поступать воздуху. Использовали электрошокер, хотели бросить в яму с трупами. Запугивали расправой с моим ребенком и моими родными.


В этот же день вечером вывезли на блокпост Мангуш — Мариуполь, куда были приглашены следователи СБУ. Они заставили меня написать объяснительную, как будто я ехала на автобусе из Бердянска и была высажена бойцами Нацгвардии с пакетом патронов и техпаспортом от инкассаторской машины Приватбанка. После этого меня отвезли в СБУ и в течение трех дней со мной работала контрразведка, штаб АТО и следователи СБУ. Через три недели ко мне начали применять допросы с пристрастием. Надевали темный пакет на голову, связывали руки, били тяжелым предметом по ногам, по спине. Иногда применялся электрошокер. И водой, когда теряла сознание, поливали водой»».[xi]


Следуя традициям своих предшественников, украинские власти придали политическому террору характер системы, в которую старательно вовлекается все население.


В середине апреля 2014 года власти Днепропетровской области "в связи с резким обострением ситуации на востоке Украины решили выплачивать вознаграждение за действия, способствующие борьбе с сепаратистами". О суммах, которые получат украинцы, написал в своем Facebook заместитель губернатора Днепропетровской области Коломойского Борис Филатов: "за каждый возвращенный ствол выплачивается вознаграждение: за автомат - 1000 долларов США, пулемет - 1500 долларов США, гранатомет - 2000 долларов США". "За каждого переданного "зеленого человечка", он же наемник, ступивший на нашу общую землю и пытающийся столкнуть нас в братоубийственной войне - вознаграждение 10 000 долларов США".


В августе 2014-го в Киевской области начала работу «горячая» телефонная линия по противодействию сепаратизму. Граждан призывают звонить в органы при любом подозрении на угрозу территориальной целостности государства. Милиция призывала бдительных граждан немедленно сообщать по телефону (044) 425−02−56 о фактах «сепаратизма, мародерства, антиукраинских действиях». Также правоохранители просили предоставлять сведения о подозрительных лицах, возможно, причастных к разведывательно-подрывной деятельности против Украины. На все обращения в главке обещали «немедленную реакцию».


В ноябре того же года прокуратура Днепропетровска открыла «горячую линию», на которую просила граждан сообщать о проявлениях сепаратизма: «С целью оперативного реагирования на действия, совершенные для насильственного изменения или свержения конституционного строя, захват государственной власти, изменения границ территории или государственной границы Украины, а также публичные призывы или распространение материалов с призывами к совершению таких действий, которые имеют место в городе Днепропетровске, в прокуратуре введен телефон „горячей линии“ — (056) 756 89 07, (056) 756 89 14».


Печальную известность обрел сайт «Миротворец», открытый в декабре. Здесь группа «бдительных граждан» под руководством Георгия Туку собрала данные о более 7500 «террористах, сепаратистах и их пособниках». Об этом на своей странице в Facebook сообщил советник министра внутренних дел Украины Антон Геращенко. По его словам, собранной информацией уже давно пользуется МВД, СБУ, разведка и пограничная служба: "На сегодня только МВД получено разрешение суда на задержание и арест более 500 сепаратистов и террористов. В том числе и на основании данных с сайта Центра".


Данные с этого ресурса рекомендовалось использовать бойцами сил АТО при проверке документов на блокпостах: «Если при проверке документов выяснится, что это лицо есть в базе данных Центра, то его нужно задержать и препроводить в ближайшее отделение милиции для дальнейшей проверки личности, ее связей и контактов».


В базе «Миротворца» были и депутат Олег Калашников, и писатель Олесь Бузина. Их убийства было определены на сайте, как «ликвидация»…


Зафиксированы случаи выпытывания у детей политических взглядов родителей. Так, например, мать одного из учеников харьковской школы № 117 сообщила, что неизвестные личности передвигаются по школе без препятствий со стороны руководства. Разговор со школьниками заводят в кабинетах в формате «психологической консультации», однако все вопросы посвящены политическим взглядам семьи — какие новости смотрят родители, как их обсуждают, принимают ли участие в митингах и так далее. По словам школьника, рассказавшего матери о происходящем, «консультанты» даже отдаленно не напоминают психологов и являются, по всей видимости, сотрудниками СБУ.


После оставления ополчением Славянска и Краматорска начались репрессии против учителей, которых назвали пособниками террористов. Депутаты от партии Батькивщина направили в СБУ списки преподавателей, которые во время бомбежек осажденных городов помогали ополченцам и местным жителям. Речь шла в том числе и о моральной поддержке. Некоторым учителям ставили в вину отсутствие чувства патриотизма и обещают наказание вплоть до тюрьмы. Андрей Павловский, депутат Верховной Рады Украины заявил: «Вся эта пророссийская сволочь будет наказана. Мы могли говорить про амнистию до того, как пролилась первая кровь. После этого, каждый, кто оказал пособничество террористам, должен понести справедливое наказание…»


20 декабря представители оккупационных сил ворвались в департамент образования, чтобы потребовать увольнения начальника отдела образования Славянска Александра Зубарева, назвав его антиукраинским чиновником.


Свои требования представители громады изложили начальнику и.о. директора департамента образования и науки Донецкой ОГА Елене Макаренко. Но, как выяснилось, Александр Зубарев решил не дожидаться люстрации и уволился сам.


Удостоверившись, что Зубарев действительно уходит с должности, оккупанты уходить из кабинета начальника департамента образования не спешили. Принялись обсуждать механизм увольнения из учебных заведений Славянска неугодных хунте директоров школ и учителей.


Свое беззаконие представители новой власти объяснили тем, что многие представители сферы образования Славянска имеют антиукраинские взгляды, и объявили, что будут фиксировать все факты антиукраинской деятельности представителей сферы образования и направлять их в карательные инстанции.


Учителям вообще особенно досталось от нацистской власти и ее пособников. Так, одесскую учительницу уволили с работы в октябре 2014-го за «антигосударственные взгляды»: «В 9 «Е» Евгению Балакиреву называли классной мамой. Ученики в ней души не чаяли: последние несколько лет она была для них авторитетом и защитой. Но все изменило одно неосторожное слово. Собственный класс Балакиреву сдал. В защиту педагога прозвучал только один голос.


Дарья Шендерук, ученица 9 «Е» класса школы №40 г. Одессы: «Да ничего она не говорила. Она просто пересказала разговор, она нам не навязывала собственную точку зрения, понимаете».


Даша Шендерук называет эту историю провокацией. Говорить о войне на Донбассе учителя вынудили сами ученики. На классном часе, где обсуждали проблемы наркомании, задали вопрос: знает ли она, что на самом деле происходит в Донецке. Ответ своей классной мамы записали и выложили в сеть.


Откровенный разговор состоялся в пятницу, 3 октября, а уже в понедельник Евгения Балакирева была уволена из школы. Приказом номер 420: «За антигосударственные высказывания».


Людмила Семенкова, директор школы №40 г. Одессы: «Находясь на этом рабочем месте, мы себе не можем позволить вносить раскол в душу ребенка, манипулировать его сознанием, манипулировать его мыслями и нагонять страхи».


И на этом беды педагога не закончились. Одесской школе номер 40 Евгения Павловна отдала почти 20 лет, и называла ее родной. Но теперь она, вообще, не сможет работать учителем.


Местный отдел образования уже предупредил, двери всех школ Украины для нее теперь закрыты. Прокуратура начала собственную проверку. За критику боевиков Правого сектора Балакиревой грозит статья «государственная измена».


Олег Власюк, начальник управления контроля за соблюдением законов в уголовном производстве в Одесской областной прокуратуре: «По этому поводу назначена проверка, такая же проверка проводится и отделом образования, и мы назначили проведение такой проверки в отделение службы безопасности Украины в Одесской области».


Для Балакиревой лучший выход, считает одессит Евгений Козлов, покинуть Украину. Он сам был вынужден бежать из страны. Его тоже обвинили в антигосударственных высказываниях, а он всего лишь участвовал в мирных маршах. В Одессе всех инакомыслящих, говорит Козлов, преследуют еще с весны, тогда людям рекомендовали просто уехать. Но после пожара в Доме профсоюзов несогласные стали пропадать.


Поступают ли ей угрозы, этот вопрос пока остается без ответа. Евгению Балакиреву вот уже два дня никто не видел. В понедельник после педсовета она вышла из школы в последний раз».[xii]


Месяцем позже «несколько студентов решили «люстрировать» 33-летнего доктора наук Виталия Лукащука: отправили прямо в «Фейсбук» главе Минобразования Сергею Квиту скриншот его странички в соцсетях, на котором можно увидеть, что тот поддерживает коммунистов, заявляет, что «никаких выборов без референдума».


Плюс ссылки на антимайдановские ресурсы в записях. Спустя примерно месяц, 5 ноября, Лукащука уволили по согласованию сторон.


Несколько человек сообщили, что преподаватель ведет антиукраинскую деятельность в соцсетях. Наша позиция: сепаратисты не должны работать в вузах, — сообщили в департаменте высшего образования МОН. — Назначили проверку, ведь из-за поста нельзя уволить человека. Результаты еще неизвестны, но из вуза уже сообщили, что декан уволен».


Сам Лукащук не выходит сейчас на связь даже с друзьями, злосчастную страничку сразу удалил, а коллеги и сейчас теряются в догадках, за что его уволили. «Причину не объявили — просто поставили перед фактом. Особых претензий к декану не было ни у студентов, ни у преподавателей — его позиция, если и была, никак не проявлялась, — рассказала „Вестям” доцент кафедры методов социсследований Надежда Корытникова.


В студенческой среде удивлены увольнением не менее. «Даже если он неровно дышал к „республикам”, на факультете он такой не один, — рассказала третьекурсница Елена. — Но на лекциях это не сказывалось, а о чем он говорит в кабинете, нам все равно.


Впрочем, «народная люстрация» в Харькове — не первый случай, когда украинцы помогают чистить ряды преподавателей, сообщая куда надо. В Харьковском облуправлении образования подтвердили случаи увольнения учителей.


Родители сами обвиняют педагогов в сепаратизме, мы встречались с ними и педколлективом — когда учителя поняли, что были неправы, уволились сами. По статье нельзя — в УПК „сепаратизма” просто нет», — рассказал директор департамента образования ХОГА Анатолий Бабичев»[xiii].


Луганский Университет имени Тараса Шевченко из-за боевых действий эвакуировали в город Старобельск. С ним уехала и часть преподавателей. Но многие остались верны своему городу и стенам родного университета — они решили остаться, чтобы нести знания в массы. Те же, кто уехал, стали клеймить своих бывших коллег "террористами" и "предателями". И предлагать лишать их всех научных званий. В "черные списки" попали около сотни сотрудников, в том числе — профессора и доценты. Официальная инициатива исходила от коллегии министерства образования и науки Украины.


В конце декабря вдохновленные примером официальных лиц ученики тернопольского ПТУ «люстрировали» своего директора, бросив его в мусорный ящик.[xiv]


В апреле 2015-го в Харькове разгорелся скандал из-за посещения группой педагогов России. Во время визита педагогический коллектив имел неосторожность сфотографироваться со своими российскими коллегами под портретом Владимира Путина, а заместитель директора даже надела Георгиевскую ленточку.


Заместитель министра образования и науки Украины Павел Полянский заявил, что поддерживает обращение, якобы поступившее от родителей учеников, с требованием уволить директора и преподавателей: «У человека, который идет в государственную школу есть выбор — или действовать в интересах государства, или писать заявление на увольнение и стоит под какими-то флагами».


Сама директор уверяла, что «роковая» фотография была сделана в 2013 году, сама она выступает за единую Украину, а классы в ее школе оформлены с украинской символикой и изображениями Тараса Шевченко.


Ранее директор харьковского областного Департамента образования Анатолий Бабичев сообщил, что за пророссийские высказывания уволено уже 20 учителей области.


Беспредел власти всегда найдет себе достаточное число пособников в толпе. Революция во все времена давала «право на бесчестье». А выражаясь языком современным – на тот самый беспредел. На Украине бесчинство власти и бесчинство толпы с первого дня шли рука об руку, покрывая и питая друг друга.


Капитан милиции Александр Кисилевский был зарезан в Херсоне боевиком Евромайдана. В начале марта 2014-го убийца - активист "Свободы" Андрей Наливайко - по "постановлению" Верховной Рады был выпущен на свободу, все обвинения с него были сняты. «Верховная Рада, хоть кто-то читал из них уголовное дело это, почему они приняли такое решение, не могу с внучкой остаться наедине, что я скажу, что ее отца убили, – а теперь тот, кто убил, – национальный герой Украины», - говорил после этого отец убитого капитана.


17 марта пять представителей «Народного трибунала» - подростков с повязками «Правого сектора» - зачитали приговор главному врачу Винницкой областной детской клинической больницы Татьяне Антонец. Она обвинялась в принадлежности к партии регионов и отсутствии лояльности к майдану. Приговор - увольнение с работы. В противном случае «активисты» угрожали семье доктора. В тот же день Татьяна Антонец подала заявление об уходе.


28 марта на главного врача Ульяновской центральной районной больницы Александра Ткаленко группой лиц было совершено нападение в его рабочем кабинете. Нападавшие оказались представителями местной Народной Рады и членами ВО «Свобода». Среди них - и известный бизнесмен, владеющий сетью ресторанов и сейчас проживает в Киеве. Местные жители единодушно утверждали, что врач пострадал из-за своих политических убеждений, ведь был назначен главврачом предыдущей властью.


Показания свидетелей


«Ехал с работы. Работаю я закройщиком: крою ткани. В это время мне звонит мама, произносит шепотом: «Приехали по твою душу», — и бросает трубку. Понимаю, что происходит что-то неладное. Начал размышлять, кто это мог быть: проблем у меня никаких не было. Пришел к выводу, что это из-за движения «Антимайдан». Хотя движение-то давно уже закончилось. Но я понимаю, что это оттуда, что кому-то могли попасть списки сотников и десятников.


Судорожно размышляю, что мне делать. Пошел в парк. Закурил сигарету. Спустя некоторое время звонят мне с работы: «Дима, тут какие-то парни за тебя расспрашивают». У меня с собой ничего нет. Что делать? Перезвонила мама: «Они уехали». Сказала, что были две машины. В салоне одной из машин она увидела флажок «Правого сектора». Увидела она это потому, что вышла на улицу к ним. Не хотела их пускать в дом. И еще у одного был чуб на голове. Пытались перелезть через забор. Поговорила с ними. Попыталась убедить их, что меня уже как два месяца нету. Они не поверили, сказали, что меня видели в Харькове три дня назад. За мной, видать, кто-то следил.


Один говорил с западно-украинским акцентом. В грубой форме попросили мать, чтобы она их впустила в дом. Сказали, что из какой-то организации, что я их знаю и что я им должен денег. Но я вообще никогда ни у кого не занимал денег. И кредиты не брал. Маме пришлось их впустить. Зашли, посмотрели — нету. Через какое-то время она мне позвонила. Объяснила всю ситуацию. В назначенное место мне принесла документы, необходимые вещи, немного денег. К сожалению, аттестат забыла взять. Ну неважно. Была только одна сумка — все по самому минимуму. Мама сразу поняла, что это майдановцы. Потом уже, распутывая всю цепочку событий, я пришел к выводу, что кто-то из наших продал информацию о десятниках. Но я не понимаю, почему именно сейчас. Наше движение перестало существовать еще в марте месяце. У нас не было никакой активности. Ладно бы это была СБУ, еще можно как-то понять. Но тут было все очень подозрительно. Возможно, через нас эти люди хотят найти информацию об ополченцах в ДНР. Возможно, они хотели как-то наказать, потому что я не изменяю своим взглядам. Примерно за две недели до моего случая пропал наш товарищ, тоже десятник. О нем вообще никаких вестей. Майдан сейчас у власти — кто-то сливает информацию, чтобы самому остаться нетронутым. Украм все равно, кого наказывать. Они хотят, чтобы весь Харьков был за единую Украину против России.


Десятников у нас немного было — около 12 человек. Десятник отвечает за свою группу. В этой группе — около 50 человек. У меня было 80 с лишним. В основном это были спортсмены. Ребята все сильные. Возможно, из моей группы кто-то начудил. Не могу ответить за каждого. Сейчас в Харькове состоять в таком движении достаточно опасно. Эти люди могут спокойно убить за то, что ты отстаиваешь свою точку зрения. Я могу точно сказать, что эти люди — фашисты. Чуть что — сразу кулаки. Ну, на кулаки — получите сдачу. Нас вообще не слышат. Говорят, Путин — это Гитлер. Ну какой Путин Гитлер, если он реально цивилизованный человек? По глазам все видно сразу. Ты задаешь майдановцу самый банальный вопрос: «Почему новые власти не расследуют, кто стрелял по вам в Киеве?» Они сразу: «Ты москаль!» И в драку лезут. А мы им говорим, что нам, Харькову, будет хуже из-за Европы. Они опять: «Ты дурачок. Ты зазомбирован».


В общем, мама приехала, отдала сумку. После я забежал в магазин, купил бананов и сигарет. Забрался на крышу одного дома, дождался утра. Дошел до вокзала. Никому ничего не сказал. Я понимал, что оставаться здесь больше нельзя. В голове крутилось, что я не один такой. Возможно, я был одним из первых в этом списке. Я без разбору купил билет, сел на электричку и доехал до Белгорода. Если бы меня искала СБУ, то мне бы просто не дали пересечь границу.


Антон Широких».[xv]


В многострадальном городе Счастье каратели из батальона «Айдар» убили администратора городской группы ВКонтакте «(г.Счастье) Новости» Яну Череневу. 25 мая Яне исполнился 21 год. В начале сентября взломали ее группу ВКонтакте, где девушка публиковала антимайданные материалы и сводки от ополчения. 17 сентября Яна вышла из дома и больше не вернулась. 24 сентября ее тело найдено в реке Северский Донец.


В начале октября в Черновцах на западе Украины радикальные активисты напали на главного врача госпиталя ветеранов войны Манолия Мигайчука, засунули в мусорный бак и заставили написать заявление об увольнении прямо там.


В феврале 2015-го экс-директора Национального института рака профессора Игоря Щепотина новоназначенное руководство проинформировало об увольнении во время операции одной из пациенток больницы.


«Сегодня была плановая операция, у пациентки рак. Оперировать должен был лучший украинский хирург-онколог, профессор Игорь Щепотин. У нас сложный случай и он был нашей надеждой. Однако, как только все было подготовлено для операции, уже наркоз сделали, все разрезы, врач должен был как раз начать свою работу… В этот момент в операционную ворвались, я их точно не знаю, одного фамилия Семиволос, и сообщили профессору о том, что тот уволен, чтобы он покинул операционную. Профессор вышел. Его выставили, а пациентка осталась лежать на столе. Вызвали милицию! После этого к нам прислали другого врача. И он нас не вел до сих пор», — цитирует УНН сообщение родственников пациентки.


Сам Щепотин подтвердил данную историю, отметив, что ни разу не сталкивался ни с чем подобным за все время своей практики. Он пояснил, что у него действительно закончился контракт 11 февраля, однако он все еще оставался заведующим отделением, а перед операцией никто не сообщал ему об увольнении.


По словам Щепотина, все это происходило в присутствии камеры журналистов одного из центральных телеканалов. Он отметил: «Было похоже на театрализованное представление. Досадно констатировать, что тем, кто так хотел моего освобождения от должности директора НИР плевать на жизнь людей, которых мы, врачи, призваны спасать. Ради „экшена“ на камеру, они готовы ворваться в операционную и просто выставить оттуда врача».


Профессор Игорь Щепотин возглавлял Национальный институт рака в Киеве около 10 лет назад. Наиболее вероятной причиной столь циничного поведения люстраторов стало то, что около года назад Игорь Щепотин «засветился» в одном кадре со свергнутым президентом Виктором Януковичем, посещавшим институт онкологии.[xvi]


В апреле сотрудники Суворовского РОВД города Одессы, сфальсифицировав дело против одессита Тараса Стеценко, наняли боевиков «Правого сектора», чтобы те разобрались с ним: радикалы выламывали дверь, где проживала жена одессита с четырьмя малолетними детьми.


Стеценко утверждает, что находился на работе, в то время как неизвестные проникли в закрытый от посторонних лиц тамбур перед квартирой и начали выламывать двери квартиры, где проживает его жена Инна с четырьмя малолетними детьми. Злоумышленники представились членами «Правого сектора» и требовали открыть дверь, угрожая жизням жены и детей: «Угрожали ей расправой именно физической. Угрожали расправой над детьми и говорили, что они следят за ней и за детьми, и знают кто, где. Называют кто, когда, вышел. Какой ребенок куда пошел. И это все действительно соответствовало тому, что было на самом деле. Жена была в шоке».


После того, как жена потерпевшего вызвала милицию, активисты «ПС» скрылись на темно-синем легковом автомобиле. Через некоторое время Инна письменно обратилась к активистам «ПС» на их официальный сайт и просила объяснить ситуацию.


Однако руководитель одесского «Правого сектора» Сергей Стерненко заявил Инне, что ее муж является преступником и проходит по уголовному делу, которое на данный момент находится на стадии судебного рассмотрения: «И передайте ему (мужу, — ред), что нож в нагрудном кармане носить — это небезопасно».


Ранее сообщалось, что такая же ситуация произошла в Одессе 5 апреля. Неизвестные люди в камуфляже ворвались в квартиру одессита и избили его на глазах у ребенка. Отметим, что в данном случае участвовали активисты из «Автомайдана» Евгения Резвушкина.[xvii]


6 мая в Киеве было совершено нападение на ветерана Великой Отечественной Войны. Зинаида Сергеевна возвращалась домой около 15 часов дня. Возле подъезда дома к ней подошли несколько молодчиков и задали вопрос, за кого воевала бабушка. Не дождавшись ответа, один из молодчиков нанес удар по лицу пожилой женщины. Упавшего ветерана еще несколько раз ударили ногами под крики "Слава Украине", после чего нападавшие ретировались. Родственниками было подано заявление в отделение милиции Соломенского района. Но дежурный сержант милиции ОТКАЗАЛСЯ принимать заявление, сославшись на то, что у них есть более серьезные дела.


Несколько дней спустя в Одессе подвергся нападению академик В. Запорожан. «Вакханалия бесчинств в стране продолжается, - прокомментировал это событие бывший премьер Украины Н. Азаров. - Киевский режим не только не способен навести порядок, но и сам организовывает и провоцирует насилие над всеми, у кого есть здравый смысл, а значит, априори противник режима. В Одессе подонки подняли руку на медика — человека с мировым именем академика Валерия Запорожана. Ректор Одесского национального медицинского университета, член президиума академии медицинских наук Украины, профессор, автор сотен научных трудов по медицине. Его кандидатура не раз рассматривалась на должность министра здравоохранения, но он предпочитал научную и педагогическую работу. Я обращаюсь к иностранным кураторам киевского режима — сколько он должен еще совершить преступлений, чтобы вы, наконец, поняли свою ответственность за эти деяния и остановили его».


В августе представители т.н. «Самообороны» во главе со своим координатором Виталием Кожухарем устроили самосуд над руководителем регионального отделения Фонда госимущества Украины в Одесской области, главой комиссии по сохранению русского языка Одесского горсовета Алексеем Косьминым. Около 50 человек зашли к нему в кабинет, который находится на 3-м этаже, и в грубой форме велели его покинуть. Затем Косьмина насильно спустили вниз и засунули в мусорный бак перед зданием ФГИУ и какое-то время там продержали, засыпав мукой и забросав зеленкой.


2. Тотальная цензура и пропаганда (убийства, похищения, выдворения из страны неугодных иностранных журналистов, запрет на вещание неугодных каналов, полная блокада любой альтернативной информации на каналах своих).


Пожалуй, ни одна страна не была столь опасна для российских журналистов, как Украина. Четверо погибших сотрудников крупных СМИ, несколько громких похищений, сопровождавшихся применением пыток вопреки всем мировым конвенциям… Британский журналист Грэм Филлипс и вовсе был похищен СБУ дважды. «В июле, когда они меня в Донецком аэропорту в плен взяли, все было по-другому, - рассказывал он. - Избили моего товарища ногами. Вели себя, как наркоманы. Убеждали, что каждый человек в Донецке – террорист. Я не соглашался, говорил, что нормальные, обычные люди, только они думают по-другому. А они орали «Слава Украине!», требовали от меня на камеру повторить это. Я опять не соглашался, автомат к голове приставляли. Адекватных уже не было, и разговаривать тоже было уже невозможно. Они вели себя как террористы… Я был как-то на их базе в Новосветловке, там везде валялись шприцы, на стенах везде написано: «смерть сепарам», «слава героям» «слава Украине» - они только и знают лозунги…»


На самой Украине запрещена трансляция российских каналов. Также попали под запрет 18 печатных изданий со словом «русский» в названии. Всякая же попытка показать или сказать что-то не то в эфире каналов своих жестоко карается.


Еще в марте 2014-го народные депутаты от "Свободы" Тягнибока во главе с Игорем Мирошниченко силой заставили написать руководителя Первого национального Александра Пантелеймонова заявление об отставке. Об этом в эфире телеканала "112 Украина" сообщил заместитель генерального директора НТКУ Евгений Каленский: «Минут 30-40 назад на встречу к господину Пантелеймонову приехал народный депутат Игорь Мирошниченко. Но с ним приехало 30-40 человек очень вооруженных и агрессивно настроенных. Так же там был господин Бенюк, народный депутат. Они очень агрессивно и очень нервно втолкнули его в кабинет. Там имеют какую-то беседу, угрозы. Есть подозрения, что его избили и требовали, чтобы он написал заявление на увольнение... После этого за 40 минут они его буквально за шиворот вытащили на территорию телекомпании, и сейчас они пытаются его втолкнуть в авто на стоянке телекомпании... милиция, которая там стоит, она стоит в стороне, ничего не делает... Из работников никто не пострадал. Требования, чтобы господин Пантелеймонов написал заявление на увольнение. Все это в очень угрожающих формах».


В конце июня боевики разгромили редакцию оппозиционной газеты Мариуполя и похитили ее главного редактора.


В Одессе уволили генерального директора ОГТРК Марину Аксенову. Об этом сообщила на своей странице в «ФБ» сотрудница этой телерадиокомпании Оксана Поднебесная: «Уволена Аксенова! Превратим областное телевидение из «ячейки сепаратизма» в украинский центр патриотизма!!! Всех неравнодушных, и тех, кто вместе с нами болел, боролся и отстаивал право на свободу слова и достоинство журналиста, искренне поздравляю!!!»


Скандал на ОГТРК разгорелся именно из-за Поднебесной, которая, не стесняясь в выражениях, в эфире поголовно обвинила жителей Бессарабии в сепаратизме. После этого решением гендиректора ОГТРК Марины Аксеновой Поднебесная была отстранена от эфира. Свое решение она пояснила тем, что журналистка в прямом эфире озвучила непроверенную информацию, а также допустила высказывания, которые можно трактовать как разжигание межнациональной розни. В защиту Поднебесной выступили одесские «евромайдановцы», которые начали против Аксеновой масштабную информационную кампанию с пикетами и публичными обвинениями. В результате этих акций, Нацкомиссия по вопросам телевидения и радиовещания обратилась в профильный Госкомитет с требованием уволить Аксенову с занимаемой должности.


В конце ноября корреспондента LifeNews Евгению Змановскую избили в Киеве перед концертом известной певицы Ани Лорак. Репортер освещала акцию футбольных ультрас «Динамо», которые собрались у дворца искусств «Украина», чтобы сорвать концерт артистки, однако украинские журналисты напали на Змановскую в попытке помешать ей выполнить редакционное задание. Около сотни активистов с закрытыми лицами пикетировали Национальный дворец искусств «Украина» с требованием отменить концерт Ани Лорак и кричали «Позор!» посетителям мероприятия. Змановская находилась возле дворца по редакционному заданию, когда ее узнали украинские коллеги и напали на девушку. Кроме того, журналисты обратили внимание ультрас на российских журналистов. В итоге Евгению закидали яйцами и петардами, брызнули в лицо газовым баллончиком и избили.


В апреле 2015-го в украинском городе Нетешин в Хмельницкой области была найдена в собственной квартире со следами насильственной смерти главный редактор издания «Нетешинский вестник» Ольга Мороз.


В ночь на 13 апреля был убит украинский журналист, один из соучредителей интернет-издания «Обком» (Общественная коммуникация) Сергей Сухобок. «Обком» среди украинских СМИ известен оппозиционными взглядами редакции и острыми критическими материалами об олигархах и зарвавшихся чиновниках. Особенно доставалось от журналистов «Обкома» олигарху Коломойскому.


9 мая во Львове был жестоко избит украинский журналист Дмитрий Лященко, который прикрепил на груди георгиевскую ленту и развернул знамя Победы. Празднование Дня Победы во Львове было спокойным, но в какой-то момент к Дмитрию подошли местные милиционеры и произвели задержание, надев на журналиста наручники. Причину задержания правоохранители не объяснили. «Я потребовала, чтобы милиция объяснила причину задержания. Дмитрий в свою очередь требовал, чтобы с него сняли наручники. Один из милиционеров набросился на меня и пытался отобрать камеру», — рассказывала коллега Лященко Елена Бойко. По словам журналистки, милиционеры обвинили Дмитрия и ее в том, что они в нетрезвом состоянии. Елена потребовала, чтобы их отвезли для проведения медицинского освидетельствования. Это требование выполнено не было. Самого Лященко милиционеры жестоко избили, сломав нос и выбив глаз.


13 июля в Киеве была застрелена журналистка Маргарита Валенко, сотрудничавшая с киевским филиалом МИА «Россия Сегодня». Последние 4 месяца в адрес журналистки массово поступали угрозы от украинских радикалов. «Весь день знающие Маргариту люди несли к подъезду цветы и свечи… Вспоминали ее, как хорошего человека и патриота Украины, вспоминали и те моменты, когда она отстаивала в своей работе — интересы Донбасса и здравомыслящих украинцев», — сообщала журналистка Елена Бойко. Ранее Валенко работала в одном из городских интернет-изданий Киева, но в январе 2014 года из-за политических разногласий по ситуации в стране покинула его. Ей было 26 лет, без матери осталось двое детей.


Самым громким преступлением стало убийство известного писателя Олеся Бузины, застреленного в Киеве возле своего дома 16 мая 2015 года. За день до этого досье на него было опубликовано сайтом «Миротворец». После убийства в официальном твиттере "Миротворца" были опубликованы поздравления "агенту 404": "Агент "404" вновь отличился. За успешное выполнение сегодняшнего боевого задания ему предоставлен краткосрочный отпуск".


Днем ранее в Киеве был расстрелян активный противник майдана экс-депутат Олег Калашников. Его досье также было опубликовано «Миротворцем» накануне убийства. А после оного «агент 404» также был отмечен благодарностью за «выполнение боевого задания».


Через несколько дней после этих двух знаковых убийств в СБУ сотрудникам «Миротворца» вручили награды, в том числе именное оружие.


Подозреваемые в убийстве Бузины были вскоре задержаны. Под стенами СИЗО, куда их доставили, собрались украинские радикалы-националисты, скандировавшие: «Свободу патриотам!» 23 июня стало известно, что за главного подозреваемого Дениса Полищука внесли залог в размере 5 миллионов гривен (около 230 тысяч долларов США), после чего радикала выпустили из СИЗО. Снаружи его ликованием и цветами встречали украинские нацисты.


Надо добавить, что майским убийствам предшествовал ряд загадочных самоубийств.


В сентябре 2014-го была найдена мертвой бывший руководитель Фонда государственного имущества Украины, народный депутат Валентина Семенюк-Самсоненко. В одном из своих последних интервью она успела рассказать о механизмах присваивания народной собственности, назначении министров факсами из США, приватизации Криворожстали, долгах депутатов и олигархов перед государством и произволе Тимошенко.


В 2015-м произошло несколько самоубийств представителей «Партии Регионов», в частности, бывшего депутата Михаила Чечетова, якобы выбросившегося с 17 этажа, и экс-председателя Запорожской областной государственной администрации Александра Пеклушенко.


В марте того же года из охотничьего карабина в собственной ванной застрелился народный депутат Верховной Рады V и VI созывов от Партии регионов, бизнесмен Станислав Мельник.


Документ


«Я, Елена Бондаренко, народный депутат от Партии регионов, которая находится в оппозиции к нынешней власти в Украине, хочу заявить о том, что власть опускается до прямых угроз физического устранения оппозиционных политиков в Украине, до лишения права на свободу слова оппозиции в парламенте и за его пределами, а также до соучастия в преступлениях против не только оппозиционных политиков, но и их детей.


Постоянные угрозы, негласный запрет на присутствие оппозиции в эфире большинства украинских каналов, целенаправленная травля - это уже как атрибут повседневной жизни оппозиционного депутата в Украине. Все, кто призывает к миру в Украине, сразу же записываются властью во враги народа, как это было, к примеру, в Германии 30-40 годов прошлого века или во времена политики маккартизма в США.


Несколько дней назад Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков, который является ярым сторонником так называемой «партии войны» в Украине, заявил следующее: "Когда выходит на парламентскую трибуну выступать Елена Бондаренко, рука просто тянется к пистолету".


Подчеркиваю: это сказал человек, наделенный полномочиями главного полицейского в государстве. Ровно неделю назад спикер украинского парламента Александр Турчинов также лишил меня права выступить с парламентской трибуны как представителя оппозиционной фракции «Партии регионов». Лишил только за то, что я заявила, что «власть, которая посылает армию бомбить мирные города, – преступна». После чего он же благодушно дал возможность парламентским радикалам озвучить призыв расстрелять оппозицию.


Памятуя то, что еще в конце прошлого года, когда в Киеве уже орудовали экстремисты, мой автомобиль был обстрелян и этот факт был зафиксирован мною заявлением в правоохранительных органах, отношусь к подобным угрозам в мой адрес вполне серьезно.


Также информирую всех, кто еще этого не знает, что нынешняя власть покрывает преступников, которые посмели поднять руку на сына другого оппозиционного политика Владимира Олейника. Руслан Олейник, выполняя обязанности районного прокурора, был избит на своем рабочем месте, в результате чего его жизнь и здоровье оказались под угрозой. Вместо того, чтобы расследовать данный факт нападения на прокурора при выполнении его обязанностей и факт чудовищного давления на оппозиционера и его семью, власть уволила данного прокурора. От своих коллег еженедельно я слышу об избиении их помощников, об обысках на предприятиях их сторонников, об угрозах, а также посягательствах на их жизнь, здоровье и имущество.


Украинское информационное пространство почти целиком зачищено от данной информации и обычные украинцы даже не догадываются, что в Украине ведется преступная борьба с оппозицией, что данное Конституцией право на свободу слова всячески подавляется. Те же редакции, которые, превозмогая страх, работают честно подвергаются нападениям националистических группировок, а организаторы и участники погромов редакций, даже идентифицированные по видео и фотоматериалам, не привлекаются к ответственности.


Я призываю международные структуры, которые декларируют приверженность демократическим принципам, не просто обратить на это внимание, а и подключиться к борьбе за сохранение и соблюдение демократических прав и свобод украинских граждан.


Методы украинской хунты в борьбе за власть, а точнее в борьбе за построение диктатуры в Украине не имеют ничего общего с понятием «демократия».


Бездействие со стороны международного сообщества в отношении этих вопиющих фактов будет выглядеть как соучастие и молчаливое одобрение всех тех преступлений, которые сейчас совершаются в Украине.


Свободный мир теряет еще один форпост – Украину. Все, кто не на словах, а на деле, борется за демократию, права и свободы человека могут сообща сделать многое. Ведь только сообща мы можем остановить хунту и братоубийственную войну в Украине!


С уважением,


народный депутат Украины Елена БОНДАРЕНКО».


3. Подчинение армии (де-факто, военспецов, необходимых нацгвардии, равно как и РККА, и насильственно призванных солдат) путем взятия в заложники их семей.


Иллюстрацией этого подхода служит переписка и.о. министра обороны Украины Михаила Коваля и генерального прокурора Украины Виталия Яремы.


В обнародованных фрагментах разговоров от 20 июня Ярема и Коваль обсуждают недовольство в армии войной на Донбассе и условиями несения службы.


Это недовольство министры называют «революцией капитанов». Михаил Коваль предлагал Яреме способ замирить офицерский состав ВСУ: с «застольными» – т.е. старшим офицерским составом «порешаем как обычно» – писал Коваль. С офицерами батальонного звена (от младших лейтенантов до капитанов) министр обороны предлагал обойтись жестче. Взять в заложники их семьи, причем для этого Коваль хотел использовать нацгвардейцев, свеженабранных из «самообороны майдана».


«Подключим восторженных...(вырезано Роскомнадзором). Они же теперь гвардия. Вот пусть и постерегут офицерских шлюх и их...(потомство), чтоб сапоги не рыпались» – писал министр обороны Коваль.


Ярема дал Ковалю «добро» на эти действия, но предостерег: если президент Порошенко «слил» главу МИДа Дешицу за матерные частушки у российского посольства, то Коваля за «эксперименты» с офицерскими семьями «в Антарктиду к пингвинам послом отправит».


Украинским властям удалось почти полностью блокировать утечки в СМИ и блоги информации о бунте в ВСУ, который в Киеве окрестили «революцией капитанов». Единственный эпизод, который ранее попадал в медиа – это история с днепропетровскими десантниками. В течение трех дней 20-23 июня около двух батальонов 25-й отдельной воздушно-десантной бригады либо подали рапорты об увольнении, либо просто отказались выдвигаться на Донбасс.


Как сообщал ранее «Новый Регион», почти 400 десантников 25-й бригады ВДВ (пункт дислокации пгт. Гвардейское, Днепропетровская область) подали рапорты об увольнении, чтобы не воевать на Донбассе. Еще около 400 бойцов просто отказались отправляться в зону «антитеррористической операции».


800 человек, подавших рапорты об увольнении или отказавшихся подчиняться приказам – это практически половина личного состава 25-й отдельной бригады ВДВ. И это – действительно бунт. Если в других частях наблюдались схожие процессы, то понятна паника в Киеве и использование командованием ВСУ термина «революция капитанов».[xviii]



4. Срок «за измену Родине» и расстрел отказывающихся выполнять приказы солдат в спину нацгвардейскими заградотрядами.


Отказ выполнять преступные приказы на Украине чреват весьма тяжелыми последствиями.


21-летний Андрей Киселев служил в той самой 25 десантной бригаде, которая отказалась воевать с народом, под страхом трибуналов и расформирования. Он был убит в ночь с 19 на 20 апреля 2014 г. По официальной версии Андрей стоял на оцеплении в Днепропетровском аэропорту, потом, вернувшись в казарму, выстрелил себе в шею из автомата. На самом деле подразделение, в котором служил Андрей, бросили на подавление восстания в г. Краматорск. Там он отказался выполнять приказы начальства и стрелять в восставших, за что и был убит "правосеками". Отец убитого десантника утверждал, что каратели убили не только его сына, что есть информация о других семьях, с чьими детьми расправились аналогичным образом.


В сентябре того же года в Кировограде в воинской части был убит военнослужащий 42-го батальона территориальной обороны. Трагедия с 24-летним Виталием Дмитренко произошла днем 9 сентября. По словам брата погибшего Владислава, военнослужащий около трех часов дня позвонил своей маме и сообщил ей, что «его сейчас будут убивать». После этого мама услышала в телефон, как неизвестные начали угрожать убить ее сына и всю его семью. «Также был слышен шум, как там кричали „хватайте его за шею“. Был шум и какой-то хлопок, а потом сказали: „Убирайте следы преступления“. После этого связь оборвалась», — рассказал Владислав.


Ранее Виталий Дмитренко рассказывал маме по телефону, что его хотели раньше запланированного отправить в зону "АТО", хотя бойцы еще не прошли курс учений.


Родственники написали заявление в милицию по месту жительства, а также в военную прокуратуру. Прибыв в Кировоград, брат погибшего Владислав получил выписку, что уголовное производство открыто, а также справку о смерти, в которой было написано «падение из дома». Первичная экспертиза установила ушиб головного мозга, перелом костей основания и свода черепа.[xix]


В СМИ неоднократно поступала информация о случаях расстрелов солдат ВСУ карателями при попытках перейти на сторону ополчения или отказе выполнять приказ. Приведем лишь один из наиболее известных случаев, относящийся к маю 2014-го. Украинские военные расстреляли тогда 30 своих товарищей, сдавшихся в плен бойцам самообороны Луганской народной республики. В районе Лисичанска завязался бой с подразделениями украинской армии и нацгвардии. Когда украинские военные на колонне бронетехники подошли к Лисичанску, ополченцы пытались вступить с ними в переговоры, но те открыли стрельбу. Потом военные отступили, но 30 из них решили остаться и сдаться в плен. Ополченцы накормили пленных и решили разместить их в здании местного техникума. Когда их погрузили в автобус и повезли к техникуму, военные расстреляли автобус из крупнокалиберного пулемета.


Врач Геннадий Моралишвили сообщил об этом инциденте следующее: «Три дня назад подошли войска со стороны Сватово. В четверг утром к ним пришло мирное население и заблокировало. Они сдались. Люди их покормили». После этого, по его словам, "свои же по ним открыли огонь". Он также рассказал, что украинские военные стреляли по мирным жителям: "В городе минимум 16 раненых — в основном гражданские люди. Минимум четверо погибших, которые находятся в местном морге". Там же, по свидетельству врача, украинские военные подожгли вокзал, а когда приехали пожарные, по ним открыли огонь.


Показания свидетелей


«…Что говорить о мирном населении, когда, около недели назад, «посланцы Киева» своих«поливали» из «Града» — то ли зарплату вовремя нацгвардейцам не выплатили, то ли совесть заговорила, то ли просто домой захотелось, короче оставили позиции, повернули назад. А поставленные там, на подобный случай, заградотряды из «майдановского спецназа» открыли по ним огонь. Те в ответ тоже начали стрелять, завязался самый настоящий бой, с применением тяжелой артиллерии, тут-то «майдановцы» «Град» и использовали…


Юрий Юрченко».


Входят в практику и реальные сроки заключения уклонистам от мобилизации.


Тракторист Сергей Федорченко из днепропетровской Токмаковки, получив повестку в начале августа 2014 года, отказался являться в военкомат и уже через месяц сел на скамью подсудимых. 2 сентября Томаковский районный суд признал мужчину виновным за уклонение от призыва по мобилизации и приговорил к двум годам тюрьмы. На попечении Сергея находилась больная 79-летняяя мама, но это не умилостивило украинскую Фемиду, и Федорченко был отправлен отбывать срок.


В июне 2015-го к двум годам заключения был приговорен уклонившийся от мобилизации житель Харькова.



5. Списывание всех без исключения проблем на происки врагов, соответственно максимальная демонизация оных через те же СМИ и мобилизация нации пред его «звериным ликом». (см. 1-й раздел нашей книги)


6. Создание фильтрационных (концентрационных) лагерей.


7. Массовый террор. (два последних пункта мы рассмотрим подробно в нижеследующих главах)




[i] http://www.gazeta.ru/social/2014/09/29/6239581.shtml [ii] Второй доклад о военных преступлениях украинских силовиков Фонда исследования проблем демократии (директор — М. С. Григорьев).


http://cassad.net/category/war/1410-voennye-prestupleniya-ukrainskih-silovikov-pytki-i-beschelovechnoe-otnoshenie-vtoroy-doklad.html


https://yadi.sk/i/jPWPSdqTfERRC [iii] http://rusvesna.su/news/1404832352 [iv] http://novorossiapress.com/blog/aleksej-samojlov [v] http://svpressa.ru/society/article/106561/ [vi] http://rusvesna.su/news/1417105407 [vii] http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=2ad8r4X_2TY [viii] http://antifashist.com/item/politzaklyuchennye-na-ukraine-o-chem-molchit-civilizovannyj-mir.html#ixzz3VQ2Eww00 [ix] https://www.facebook.com/jullietvoin/posts/834480996643431 [x] http://www.russianpulse.ru/community/2015/09/14/sQNMoR/zalozhniki-v-rukah-ukrainy [xi] Второй доклад о военных преступлениях украинских силовиков Фонда исследования проблем демократии (директор — М. С. Григорьев).


http://cassad.net/category/war/1410-voennye-prestupleniya-ukrainskih-silovikov-pytki-i-beschelovechnoe-otnoshenie-vtoroy-doklad.html


https://yadi.sk/i/jPWPSdqTfERRC [xii] http://5-tv.ru/news/90344/ [xiii] http://vesti-ukr.com/harkov/77211-v-ukraine-nachalas-narodnaja-ljustracija-pedagogov [xiv] http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=A41Bm_cxxKM [xv] http://sputnikipogrom.com/society/17135/blade-runner/ [xvi] http://www.ridus.ru/news/178746 [xvii] http://rusvesna.su/news/1429265043 [xviii] http://urfo.org/policy/503400.html [xix] http://rusvesna.su/news/1410788744






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 19.05.2020 Елена Семёнова
Свидетельство о публикации: izba-2020-2811003

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика


















1