Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Одесская Хатынь


Показания свидетелей
«…В то же время, сотрудник милиции именно у меня, потребовал документы, дабы узнать, кто я и откуда, хотя его вообще не интересовали люди, которые выступали на майдане. Посыл, который милиционер пытался донести: мол, люди, которые выступают, приехали со своими бойцами, они молодцы и освободили милицию от необходимости защищать их мирную акцию, путем того, что они окружили всех людей в кольцо и стояли с оружием в масках, касках, бронежилетах, с автоматами и битами алюминиевыми.
Начальник этого милицейского наряда категорически начал приставать ко мне, чтобы я ему предъявил документы, я ему сказал, что моя машина находится довольно далеко, что если он хочет, то мы можем пройти. В то же время я ему напомнил, что, не смотря на то, что сейчас поставили нового начальника области из новой власти, это не значит, что люди в масках должны запугивать мирных жителей, обыскивать машины. На что он мне резонно возразил, что Захарченко в своем время тоже думал, что можно сопротивляться этим людям в масках и попытаться их контролировать, а теперь, где он? Задал мне вопрос: «Где Ваш Захарченко?! Видите, его нет, поэтому лучше не лезьте сюда и не провоцируйте людей. Сейчас они постоят еще несколько часов и разойдутся». А я спросил: «А, если бы я ехал бы с битой в машине или оружием, или в камуфляже, или в маске проезжал бы по городу. Задержали бы Вы меня?». На что он сказал: «Конечно, бы мы Вас задержали». «Почему, чем я отличаюсь, я такой же гражданин Украины?» — спросил я. На что киевский милиционер ответил: «Потому что они сегодня представители власти, поэтому им можно все: и маски, и камуфляжи. А Вы — никто», — дословный ответ.
В углу стояли ребята в милицейской форме, которые производили впечатление неоднозначное: то ли переодевшиеся бандиты, то ли какая-то шпана, но однозначно люди не проявляли никакого желания хоть как-то посодействовать тому, чтобы узнать кто эти люди в камуфляже, масках и с битами. Дальше вы можете наблюдать несколько инцидентов, эти люди начали перемещаться, формироваться, провели перекличку. Некоторые из их окружения в штатском пытались мне препятствовать проследовать за ними, хватали за руки, чем вызвали, конечно, мою негативную брань, прошу заранее у всех читателей прощения за это, поскольку до этого я был введен в стресс наглым обыском моего автомобиля и вытаскиванием меня из машины. Поэтому, конечно, моя агрессия и комментарии на камеру чередовались матом. Вы уж не обессудьте, поскольку, если бы вас люди с автоматом пытались вытянуть с машины, я думаю, что многие из вас вели себя куда более неадекватно, чем повел себя я, общаясь с этими людьми и пытаясь разобраться, что происходит.
Дальше вы увидите основной посыл желающим попасть на одесский евромайдан, если вам вдруг орут: «Слава Украине!», нужно отвечать: «Героям Слава!». Оказывается, если ты вдруг так не сказал: «Героям Слава!», — то, как, видно на камере комментарий участника Евромайдана: «Це не наш», — для них является по факту сигналом «Бей жидов, спасай Россию». Поэтому, если вы попали под категорию «Це не наш» рекомендую оперативно испариться, поскольку не исключено, что кто-нибудь в маске может проломить вам череп. И потом, конечно же, эти милиционеры, которые стояли и смотрели специфичными взглядами на это все, будут рапортовать очень просто: «После проведения мирной акции у нас на майдане в Одессе, всего лишь одна жертва, товарищ начальник, поэтому мероприятие прошло прекрасно». Всего лишь одна жертва с пробитой головой все прекрасно и доложат новому правительству в Киев.
И еще одно: у всех этих боевиков были на руках повязки с трезубцем, на которых трезубец был, вывернут таким образом, что напоминал фашистскую свастику, наверное, многие видели эти желтые повязки на руках фашистов с Евромайдана. Конечно, я вам хочу сказать, что наличие свастик – это психологическое давление. Понимание того, что все эти люди принадлежат к одной группе, производит неоднозначное ощущение даже для физически крепкого духом и здоровьем человека, такого как я».[i]
Это свидетельство относится к первым числам марта 2014-го. Тучи над Одессой уже начали сгущаться, но вряд ли кому-то даже в кошмарном сне могло представиться, что через два месяца в этом городе веселья и беспечности, в стране казалось бы вовсе не азиатской, в ХХI веке повторится Хатынь… Впрочем, представляться было бы должно, ибо ничего «невозможного» в Одессе и на Украине вообще не произошло. Без малого сто лет назад величайшая Империя, могущественная, исповедующая Православие, рассыпалась в одночасье, а часть ее народа погрязла в зверстве, в избиении себе подобных, в преступлениях, описание которых леденит кровь… Что же было ждать век спустя от людей с отнятой и подмененной историей, расхристанных, лишенных всякого положительного фундамента, но старательно заряженных ненавистью, которую взращивали в них долго и упорно? Умом после событий на майдане многие уже ясно сознавали, что выпущенная в те роковые дни свора бешеных шакалов не остановится ни перед чем, разорвет всякого, в ком увидит врага. Но сердце упрямее разума, сердце не желало принять Катастрофу, как уже состоявшуюся данность, сердце еще билось призрачными надеждами на чудо… На Русскую Весну. На Россию. На то, что заступничество России станет надежным щитом для русских людей. Что ввиду оного майдановское отродье не посмеет переступить черту…
Все эти надежды сгорели в пламени Дома Профсоюзов вместе с десятками одесситов…
«Первые коктейли закинули снаружи. Они разбились, жидкость разлилась, двери, мебель, которой мы забаррикадировались, начали гореть»… «Выключили освещение, и наступил настоящий ад. Темно, горящие блики, крик, истерический вой. Крики умирающих людей»... «Люди падали из окон, их добивали снизу»... «Мы начали звонить своим родным и близким и прощаться»... «Они рыскали по помещениям, топорами и секирами разрубали двери, тех, кто там был, убивали»... Это лишь некоторые цитаты из свидетельств очевидцев одесского ада, записанных немецким журналистом Ульрихом Хайденом и вошедших в его фильм «Беглый огонь», ставший первым независимым расследованием трагедии на западе…
К началу мая обстановка в Одессе накалялась уже несколько месяцев. И хотя лагерь пророссийских активистов на Куликовом поле был весьма невелик по численности, руководство Украины после потери Крыма безумно боялись, что Одесса может попытаться уйти следом и даже получить в этом помощь в виде «вежливых людей». Этот страх и желание любой ценой закрепить захваченную власть определял безумную логику действий ставленников майдана.
2 мая 2014 года в 15:00 сторонники Евромайдана и болельщики футбольных клубов «Черноморец» и «Металлист» планировали организовать марш «За единство Украины», для чего собрались в центре города, на Соборной площади. Туда же прибыли члены «Самообороны Майдана», вооруженные битами и металлическими цепями, экипированные касками и щитами, скрывающие свои лица под масками. Площадь огласили традиционные лозунги: «За единую Украину», «Слава Украине!», «Смерть врагам», «Москалей на ножи»…
Примерно часом раньше на Александровском проспекте в районе пересечения с улицей Жуковского начался сбор антимайдановских активистов. Костяк этой группы составила «Одесская дружина», лидеры которой пометили собравшихся нарукавными повязками (выше локтя) из клейкой ленты красного цвета. Без двадцати минут три между антимайдановскими активистами и проходящим мимо них по улице молодым человеком по имени Денис Т. произошла словесная перепалка, закончившаяся тем, что Денис произвел по активистам Куликова поля несколько выстрелов из пневматического пистолета. Стрелявший был задержан собравшимися и передан милиции.
В половине четвертого для противостояния маршу майдановцев колонна «куликовцев» выдвинулась в сторону Греческой площади. У выхода на площадь начались столкновения.
Это был первый акт трагедии. Прежде чем продолжить рассказ о ней, приведем небольшой материал, раскрывающий теневую сторону событий 2 мая.
Информация к размышлению
«Одесса после потери Крыма и народной революции в Мариуполе осталась единственными морскими воротами Украины и приобрела статус самого важного после Киева города. Назначенный хунтой глава ОГА Владимир Немировский продемонстрировал полную политическую импотенцию - за два месяца он не смог ни разогнать народный лагерь на Куликовом поле, ни поставить под контроль милицию, ни наладить контакт с местными немногочисленными, но активными украинскими националистами.
Совещание по подгтовке операции в Одессе состоялась за 10 дней до трагедии. Председательствовал лично Турчинов. В обсуждении принимали участие глава МВД Арсен Аваков, глава СБУ Валентин Наливайченко и секретарь СНБО Андрей Парубий. К консультациям по операции был привлечен также глава ОГА Днепропетровской области Игорь Коломойский.
Идея использовать в операции футбольных "ультрас" принадлежала Арсену Авакову. Еще со времен работы главой Харьковской ОГА, у него были выходы на фанатских лидеров, которым он, даже проживая в Италии, продолжал оказывать спонсорскую поддержку.
Коломойский передал под руководство одесских правоохранителей батальон Днепр. Он же установил денежную премию за каждого убитого - 5000 долларов.
К проведению операции были привлечены также боевики Корчинского. Именно они носили на руках красные повязки. Последователям Корчинского отводилась ключевая роль в организации провокаций: они выступили якобы в роли защитников палаточного городка на Куликовом поле, а потом заманили участников в Дом Профсоюзов, где и произошла резня.
Вокруг Одессы было организовано 15 блок-постов, на которых укрепились боевики подчиняющегося лично Коломойскому батальона "Днепр-1", а также представители "Правого сектора" как из Днепропетровска, так и из западных областей Украины. Помимо того, в Одессу приехали две сотни "Самообороны майдана", подчиняющиеся и.о. главы администрации президента Сергею Пашинскому - тому самому, который был пойман со снайперской винтовкой в багажнике 18 февраля на Майдане. Пашинский впоследствии утверждал, что не был посвящен в полные планы операции, и отправлял своих людей исключительно для "защиты одесситов". Таким образом, общее число бойцов из других регионов Украины составило около 1400 человек - к вопросу о том, что Дом Профсоюзов, якобы, сожгли "одесситы".
Со стороны одесской милицией операцией руководили лично глава областной милиции Петр Луцюк и его заместитель Дмитрий Фучеджи. Луцюку было поручено нейтрализовать главу ОГА Немировского, чтобы тот не устроил самодеятельности, которая смогла бы сорвать операцию. Фучеджи руководил боевиками непосредственно на Греческой площади, где был, якобы, "ранен", чтобы избежать ответственности за дальнейшие события.
Датой проведения операции было изначально назначено 2 мая - день футбольного матча, что оправдывало наличие большого числа "ультрас" в центре Одессы, а также позволяло свести к минимуму наличие не задействованных в операции одесситов в центре города - большинство находилось за городом на "маевках".
2 мая в 07:59 в Одессу прибыл поезд из Харькова, на котором приехали фанаты "Металлиста", среди которых были задействованные в операции "ультрас". Кроме того, в это же время в город небольшими группами вошли боевики батальона "Днепр-1" и "Правого сектора". Часть боевиков "Самообороны Майдана" также прибыла официально из Киева, но большинство без символики приехали в город на автомобилях. У одесской милиции в тот день был строгий приказ не останавливать автомобили с киевскими, днепропетровскими и львовскими номерами.
После полудня часть боевиков отправились в сторону Соборной площади, где был назначен сбор участников "Марша за единую Украину". В их задачу входило организовать толпу и повести ее на баррикады на Греческую площадь. Группа "смертников" нацепила георгиевские ленточки, надела балаклавы и пошла маршем по Александровскому проспекту. Именно они фигурируют на многочисленных фото- и видеозаписях в роли "пророссийских активистов". Для того, чтобы отличать своих от настоящих одесских активистов, провокаторы надели на рукава красные повязки. Посвященные в детали операции милиционеры также носили красные повязки. Не знавшие этих деталей настоящие активисты, увы, поддались на призывы провокаторов, и тоже отправились "останавливать фашистов" - так им объяснили суть происходящего.
Дальнейший ход событий зафиксирован многочисленными очевидцами. Якобы "пророссийские" провокаторы при поддержке милиции выстроились возле торгового "Афина", на перекрестке Греческой улицы и переулка вице-адмирала Жукова, провокаторы со стороны фанатов, среди которых были представители как "Правого сектора» так и Корчинского, на них напали (это подтверждают даже настроеные положительно по отношению к майдану наблюдатели) http://napaki.livejournal.com/100072.html с обеих сторон было использовано огнестрельное оружие, с обеих сторон были жертвы.
Задача отвлечь "честных" фанатов от футбольного матча и направить толпу на Куликово поле была полностью выполнена. "Заведя" толпу, провокаторы отступили в торговый центр "Афина", откуда позже были вывезены милицией. Жертв среди них не было - только раненые.
В то время, пока шли столкновения на Греческой, группа уголовников из "Правого сектора" готовила осуществление главной части операции под кодовым названием "Ола" - от словосочетания "мизбах а-ола", что в переводе с иврита значит "жертвенник всесожжения". Они проникли через задний вход в Дом профсоюзов и укрепились в подвале и на чердаке. В эту группу входили только проверенные боевики, имеющие опыт убийства людей.
В то время, пока толпа шла от Греческой площади к Куликову полю через весь центр города, часть провокаторов на автомобилях опередила основную массу, прибежали в лагерь и устроили панику: "сюда идет "Правый сектор!", "Они идут убивать!" и т.п. Под руководством провокаторов, вместо того, чтобы рассеяться по городу, многие активисты вошли в Дом Профсоюзов. Часть из них спустились в подвал - оттуда живых потом не вышло, людей пытали, убивали, резали мачете. Часть из них пошли вверх по лестнице. Едкий смертоносный угарный газ образовался из-за использования смеси бензина с напалмом. Рецепт этих адских коктейлей был подготовлен химиками майдана, но там не использовался. В Одессе эту смесь применили впервые и делали это намеренно: нужна была бойня с большим количеством погибших, чтобы устрашить всю страну.
«Битва» за дом Профсоюзов продолжалась несколько часов - в то время, как часть боевиков имитировала сопротивление и кидала с крыши коктейли Молотова, остальные методично резали, душили и сжигали людей. Для того, чтобы никто не смог потушить пожар, в здании была полностью отключена вода.
После завершения "Олы" убийцы из "Правого сектора" покинули здание через боковые и задние выходы и покинули город. В здание вошли милиционеры. Ставшее официальным число жертв - 46 человек - это только убитые на этажах здания. Основные жертвы из подвала в их число не вошли. Точное число убитых вряд ли когда-то станет известно, но большинство источников называют 120-130 человек.
Приватизировав милицию и СБУ, хунта забыла о прокуратуре. И вот уже и.о. генерального прокурора Олег Махницкий говорит: "Эта акция не была подготовлена на каком-то внутреннем уровне. Это была спланированная, скоординированная четко акция, в которой принимали участие в том числе и представители власти"».[ii]
Надо признать, что ряд фактов, приведенных в этом материале, нуждаются в проверке. Должно также сказать несколько слов о пресловутых красных повязках, о которых говорят все свидетели, и которые хорошо видны на видеозаписях. По рассказам очевидцев в р-не ул. Греческой на колонну ультрас напали люди с битами в экипировке для боя, с георгиевскими лентами и КРАСНЫМИ ПОВЯЗКАМИ на руках. Точно такие же красные повязки были на руках НЕКОТОРЫХ сотрудников МВД. Причем именно в том месте, где находились данные сотрудники, произошел прорыв к участникам шествия.
Красные повязки в тот день были розданы многим активистам «Антимайдана». Люди наивно брали их, полагая, что это лишь дополнительный знак отличия в дополнение к георгиевским лентам, которые мог нацепить любой провокатор. Однако, в реальности красные повязки и стали той самой провокацией, которой опасались «куликовцы».
Информация к размышлению
«В тот день некие «крепкие парни в балаклавах и с красными повязками на руках… столпились вокруг начальника одесской милиции гражданской безопасности Дмитрия Фучеджи. У многих милиционеров на руках – тоже повязаны красные ленточки. Именно эти ребята в балаклавах и с оружием затем и сыграли свою роль в развязывании бойни».
«Крепкие парни» стреляли в майдановцев и ультрас из-за спин милиции, а затем растворились в толпе, возможно, просто сняв с рукавов повязки.
Теперь одна сторона называет этих крепких парней «сепаратистами» и «боевиками Антимайдана» (хотя абсурдно представить, что Одесская милиция получила свыше указание «крышевать» пророссийски настроенных протестантов), другая – замечает у них одновременно с красными повязками сине-желтые ленточки.
Кроме того, фото- и видеоматериалы также фиксируют участие в событиях бойцов киевских сотен самообороны. На видео ниже видно, как один из них, сотник Мыкола, докладывает вышестоящему о положении дел, а его «коллега» просит милицию «организовать коридор» – «и мы сделаем свое дело».
Ясно одно, и это подтверждают многие очевидцы: милиция не вмешивалась, не останавливала убийц, а затем при первой возможности стала арестовывать пророссийских активистов. Информатор обозревателя «Вести.ua» Александра Сибирцева из полиции также подтвердил информацию, что одесской милиции до самой развязки – пожара на Куликовом поле, руководство так и не дало команду на разгон беспорядков.
«Командование напрямую заявило, что нам нельзя трогать киевлян из сотен саомобороны. Мол, была договоренность между ПС и одесской милицией, что мол, самообороновцы получат возможность самим разобраться с пророссийскими активистами. Если бы была команда, мы бы разогнали этот цирк уже через 15 минут», – доверительно сообщает Александру Сибирцеву знакомый милиционер.
То, что произошло – это грандиозная провокация, пишет Александр Сибирцев. Неизвестные пока кукловоды просто стравили людей между собой для достижения своих, неведомых пока целей. Это приводит к мысли, что раскачивание ситуации и кровавая бойня были тонким политическим ходом, выгодным тем, кому не нужно договариваться, мириться и жить. Просто жить.
Все эти дни я пытался узнать, также пишет обозреватель «Вести.ua», – кто эти люди с оружием и в красных повязках, которые участвовали в событиях и проходили инструктаж у милиционеров (у которых на руках также были красные повязки – типа они на одной стороне были) и затем оказались в рядах пророссийских активистов, открыв огонь по проукраинским?
«Я спрашивал у многих наших милицейских командиров, пишет Александр Сибирцев, – они молчат. А мой источник в одесской милиции сказал следующее:
«Я уверен, что в рядах пророссийской одесской дружины было много переодетых милиционеров и СБУшников. Это были ребята из наружки – но не одесской.
Я их узнал, потому что во время Майдана был в нескольких командировках в Киеве – они там тоже работали. Перед бойней в Одессу приехало много странных людей, большое подозрение, что из Киева. Они как-то очень интересно втесались в ряды бойцов Антимайдана. И почти все они стреляли из боевого оружия. А потом вдруг куда-то слиняли резко. Их нет среди задержанных. Их нет среди погибших.
У меня подозрение, что работали киевские менты-коллеги. Или переодетые правосеки. Но точно кто это был, не знаю. Знаю лишь, что на инструктаже перед бойней в горУВД было много новых, чужих людей. Но они ни с кем близко не общались. Правда было понятно, что это непростые люди – они умели обращаться с оружием и очень умело вели себя во время бойни. Я думаю, что это была спланированная Киевом провокация».
Сведения украинского журналиста фактически подтверждают версию РИА Новости, по информации которого в убийствах и избиениях противников Майдана участвовали переодетые в гражданское бойцы спецбатальонов «Восток» и «Шторм». Он заявил, что этим объясняется пассивное поведение городской милиции.
«Источник в среде правоохранителей утверждает, что в день потасовки ментам запретили выходить на дежурство с оружием. Якобы, ограничение ввели по личному распоряжению Парубия», – также пишет 4 мая в своем FB известный украинский журналист, ведущий программы «Деньги» Жан Новосельцев – лицо канала «1+1», в тот же день подавший заявление об уходе по причине «политической цензуры и однобокости в освещении политических тем» на канале.
«Сегодня мы точно знаем, кто устроил бойню: это бойцы 14-ой сотни Майдана, боевики батальона «Днепр» Игоря Коломойского и другие сотники и их подопечные, – также утверждает собеседник украинского издания «Неделя.ua». – Большинство штурмовиков были привезены из Киева и других регионов.
Эта акция была спланирована, причем, мы точно знаем, что накануне в Одессу приезжал Андрей Парубий… За день до трагедии! Милиционеры Одессы рассказали нам, что он привез оружие, бронежилеты и каски, которые были розданы боевикам-националистам».[iii]
О спланированности провокации и роли в ней Парубия и его боевиков свидетельствует и бывший начальник одесской милиции Дмитрий Фучеджи, бежавший после трагедии из-под домашнего ареста в Приднестровье.
Свидетельские показания
«В ночь со 2 на 3 мая Фучеджи лично участвовал в работе оперативно-следственной группы. И, по его словам, большая часть людей погибла вовсе не из-за пожара.
Дмитрий Фучеджи: «Внешних повреждений не было, обгорелостей не видно было».
На видео майдановцы считают убитых ими людей. Словно отчитываются о выполненном задании.
Дмитрий Фучеджи: «Они были своими людьми, которые приехали в Одессу, реализовали замысел».
Начиная с середины апреля в Одессу группами по 10 человек стали завозить бойцов самообороны, подчиняющихся бывшему коменданту Майдана, а ныне секретарю совета безопасности Андрею Парубию. Их разместили на 12 блокпостах вокруг города, хорошо кормили (4 раза в день) и обеспечивали оружием.
Любопытный эпизод: 25 апреля киевские СМИ опубликовали информацию о нападении на один из таких блокпостов — якобы сторонники федерализации бросили в майдановцев гранату. Однако следствие установило, что все было совершенно не так.
Дмитрий Фучеджи: «Она взорвалась под столом, и очевидно было, что люди, которые находились на блокпосту, имели ее при себе, и она просто подорвалась. Пострадали шесть представителей Майдана. Они не чувствовали боли, хотя были ранены все. Они были или под наркотиком, или под другим допингом».
О том, что наркоманы из самообороны подорвали себя сами, украинская пресса не сказала ни слова. Одесская милиция знала о появлении в городе боевиков Майдана, о том, что творится на блокпостах, однако ничего не предпринимала. Героев революции приказано было не трогать.
Дмитрий Фучеджи: «Остальные все находились в Одессе, в пионерлагерях, на базах отдыха. Финансировал кормление и содержание губернатор».
Было очевидно, что что-то готовится. Но что именно, стало ясно потом. Возможно, изначально киевские власти планировали разыграть сценарий по примеру Харькова или Николаева, где после массовых провокаций милиция провела жесткую зачистку и аресты сторонников федерализации. Но в Одессе этот план не сработал бы: местные силовики занимали нейтральную позицию и не хотели воевать с жителями города.
Перед массовыми мероприятиями Фучеджи, возглавлявший милицию общественной безопасности, всегда приглашал представителей противоборствующих сторон к себе в кабинет для поиска мирных решений.
Киевская власть, напротив, требовала скорейшего разгона Куликова поля и сторонников федерализации самыми жесткими методами. Но для этого нужен был веский повод.
Дмитрий Фучеджи: «Он за 2-3 дня до этого выезжал непосредственно в администрацию президента и получил инструкции. А после этого приехал Парубий.
В конце апреля в Одессу прибыл сам Андрей Парубий. Известно, что с ним активно сотрудничал Андрей Котляр, активный участник майдана и глава ассоциации афганцев. Примечательная деталь: с собой Парубий привез и передал своим бойцам несколько десятков бронежилетов высокого пятого класса защиты. Обратите внимание, на записи рядом с Парубием тот самый сотник «Мыкола», который потом будет стрелять из пистолета по людям в горящем Доме Профсоюзов.
…Главный вопрос: куда смотрели силовые структуры? Оказывается, именно в это время все начальство одесского управления внутренних дел срочно зачем-то было собрано на совещание в Прокуратуре. При этом всех заставили отключить телефоны. Три с половиной часа все милицейское руководство оставалось без связи.
Дмитрий Фучеджи: «Если бы мы находились на рабочих местах, мы бы знали, что с блокпостов сняли этих людей, на Соборной площади собирается большое количество людей, надо подтягивать дополнительные резервы и т.д. Мы не могли этого сделать, не могли промониторить ситуацию. Я считаю, что это совещание было проведено в контексте той провокации, которая имела место».
После совещания, узнав о том, что происходит в городе, Дмитрий Фучеджи поехал в к торговому центру «Афины». Там начались столкновения, а провокаторы, засев на крыше одного из домов, открыли огонь по толпе.
Дмитрий Фучеджи: «Я думаю, что втемную использовали фанов «Черноморца». Фаны «Харькова» и фаны «Черноморца» вначале все находились на месте. Никакого шествия не планировалось с их стороны».
На другой день после трагедии в Доме Профсоюзов сотни Парубия быстро и незаметно покинули город. Похожая тактика применялась и загадочными снайперами в Киеве. Парубий был тогда комендантом майдана: без его помощи занять высотные здания, а потом беспрепятственно выйти из них снайперы не могли. История со снайперской винтовкой, которую вывозил депутат Пашинский под прикрытием боевиков Парубия до сих пор остается нерасследованной.
Дмитрий Фучеджи: «Парубием тоже кто-то управлял, скорее всего, и.о. президента (А. Турчинов – прим. ред.)»[iv].
«ЛЮДИ!!! ЭТО СТРАШНО!!!... Приехала на Куликово... Там находились безоружные люди, основная масса людей кому за 50... Сказали, что ультрасы идут к Куликово поле... Я занесла на 2 этаж дома профсоюзов материалы по погибшим "Беркутовцам", чтобы их не осквернили и вышла. Успела до того момента, как эти нелюди начали забрасывать Дом профсоюзов коктейлями Молотова... ЛЮДИ!!! Внутри очень много пожилых людей!!! С иконами!!! Эти нелюди стреляли из под здания в окна. У них было оружие!!! Они все молодые совсем эти звери... Простите, что сумбур.... У меня руки дрожат... Две машины правоохранителей сразу уехали и не вмешивались... Были только скорые... Я не знаю сколько горело здание, а пожарных все не было... руководил процессом убийства ДЕПУТАТ ЮСОВ!!! Он ходил с битой возле здания и улыбался!!! бесконечно кричали "Слава Украине" и "Украина понад усе", а в это время все полыхало вокруг!!!! Я не МОГУ!!! Люди внутри НАШИ!!!! Я их много раз видела на митингах протеста!!!! ПРАВОСЕКИ. Они были подготовлены... Рядом со зданием стояли их девушки в резиновых медицинских перчатках, у них были лекарства, бинты и вата... Они были готовы... Нас совсем МАЛО было!!! ОДЕССИТЫ!!!!!! Что происходит с Вами???? Меня били в грудь и кричали, что меня нужно убить!!! Взяли в кольцо и кричали УБИТЬ!!! Понимаете? Я спрашивала их: "За что?", а они кричали убить и все... Спасибо мужу и какому-то мужчине, он их, скорее всего, какой-то сотник... Меня отбили... ЗА ЧТО УБИЛИ МОИХ СОГРАЖДАН????"[v] – это одно из первых свидетельств произошедшей трагедии.
Когда несколько тысяч "евромайдановцев" добрались до Куликовова поля, они сперва разгромили и сожгли палаточный лагерь антимайдана. Количество антимайдановцев не превосходило полутысячи человек, силы были неравными. «Они и камни кидали, и зажигательную смесь бросали, и стреляли. Там был священник в одной из палаток — он в руках крест держал. Они начали рубить топором ему руку, в которой он крест держал», - рассказывал один из активистов Куликова поля Анатолий.
Перепуганные люди бросились прятаться в Доме профсоюзов, надеясь укрыться за его стенами.
Показания свидетелей
«"Я и мои друзья начали кричать людям, чтобы они просто убегали и не заходили в это здание, так как это опасно. А некоторые антимайдановцы, например, Артем Давиченко, наоборот кричали, чтобы все прятались в здании. Когда люди туда массово зашли — человек 500, не меньше, Давиченко сел в автомобиль и уехал. После этого мы с ребятами зашли в здание, чтобы людей не бросать. Не знаю, был ли злой умысел у Давиченко — возможно, у него просто шок был", - вспоминает Анатолий.
А потом нападающие подожгли двери здания, начался пожар и в здании наступил настоящий ад.
"Они не только подожгли здание. Там они еще и газ запустили, со сладковатым таким вкусом. Кто этого газа надышался — уже встать не смог. Анатолий и его друзья начали срочно выводить людей — через боковой вход, а потом через верхние этажи на крышу. Мы с другом вывели и фактически спасли около 20 человек", - говорит Липовка.
Он считает, что погибло гораздо больше людей, чем говорят власти. "Туда около 500 человек зашли. Как там могли погибнуть только 40 человек, если туда 500 человек зашли и смогли выйти не более 300-350 человек?", - недоумевает Анатолий. По его подсчетам, погибли не менее 130 человек».[vi]
Газ со сладковатым вкусом – еще одна деталь, вспоминаемая уцелевшими. Тайну этого вещества можно считать раскрытой. В лаборатории судэкспертизы города Севастополя провели анализ образцов взятых в здании Дома Профсоюзов.
Экспертиза
«Полученные образцы из дома профсоюза Одессы, при химическом анализе и спектроанализе, показали следы белого фосфора. Видимо применялась дымовая граната М15 производства США. При воздействии одежда остается нетронутой, а открытые участки кожи чернеют (обугливаются) и даже может прожигать до костей. Что и наблюдалось на снимках жертв. Вывод: 100% хунтой было применено химическое оружие. То же самое америкосы применяли в Ираке. Очевидцы говорили, что слышен был хлопок и белый дым. Как раз так она и работает.
Видео и снимки с места происшествия еще раз доказывают это. Отсутствие обгоревшей одежды на трупах, черный цвет открытых участков тела (рук и головы). Шутки молодчиков про "негров".
Время воздействия белого фосфора приблизительно 60 секунд. Радиус действия гранаты 20 метров. Граната была заброшена после поджога и горения центрального входа. В результате горения нижнего этажа, создалась тяга вдоль колесничного подъема, по которому спасаясь поднимались вверх люди, что и повлияло на зону поражения. Многие, кто находился на данном участке погиб в течении минуты. При вдохе белого фосфора происходит спазм дыхательных путей, за счет резкого обжига с последующим летальным исходом.
Так же, есть записи очевидцев, спасавшихся в кабинетах, что они видели как из под дверей в комнату поступал желто-зеленный дым, который тоже вызывал удушье. В данных случаях применялся хлор в ампулах. Ампулы были найдены после.
Просим ознакомиться с видеоматериалами, которые произошли тогда в Ираке: http://www.youtube.com/watch?v=KsFWcVeEiok
Обратите внимание на труппы, которые там имеют схожее положение. Когда лежит на спине, а руки как бы стоят вверх. Точно такие позы занимают трупы на снимках и в доме профсоюзов Одессы.
Фотографии:
http://s.fraza.ua/images/2014/05/12/1399240339_869909
http://s.fraza.ua/images/2014/05/12/2440911421_7.jpg
http://belport.by/uploads/posts/2014-05/thumbs/strash - заметьте пол чистый, без сажи, это еще раз подтверждает, что кожа не в саже, а последствия воздействия б.фосфора.
http://belport.by/uploads/posts/2014-05/thumbs/strash
http://cs7003.vk.me/c540101/v540101314/130bb/KVhzLP2N - обратите внимание на цвет кожи, при этом одежда не такая закопченная. На самом деле на коже не копоть а воздействие б.фосфора.
http://cs7003.vk.me/c540101/v540101314/130cb/kKa7ULsE
http://cs7003.vk.me/c540101/v540101314/130d3/lVCsJ00C
На двух последних фото видна специфическая поза. В такой позе умирает человек от резкого удушья при воздействии б.фосфора.
Доказательств много и на лицо применение химического оружия, что запрещено международной конвенцией.
Сегодня дом профсоюзов огородили забором и начаты ремонтные работы. Это не что иное как уничтожение улик. Они начали полностью снимать штукатурку, демонтируют полы и производят дезактивацию спецсредствами, для того чтобы скрыть правду.
С уважением, Александр Фильченко.
Севастополь».
«Задохнулся ядовитыми испарениями», «падение» - вот, наиболее распространенные причины гибели жертв Дома Профсоюзов, указываемые в официальных свидетельствах о смерти. Свидетельства эти, однако, не многим более достоверны, чем выводы следствия…
Из многих страшных фотографий, из многих лиц одесских мучеников чаще иных вспоминается одно – 17 летний мальчик с чистым, ясным лицом. На одной фотографии он еще живой и веселый, на другой… На другой лица практически нет. Есть кровавое месиво…
Показания потерпевших
«Он говорил, что, может быть, пойдет дежурить в лагерь на Куликово поле, – вспоминает Фатима Папура. – Сказал – «Может быть, если мне позвонят». Когда начались события на Греческой – он был дома. Мы вместе смотрели прямую трансляцию по телевизору. Тогда я не могла представить, что будет такой ужас. Когда увидела, что на Греческой начали стрелять и разбирать брусчатку, то сразу поняла – это не одесситы. Потому что ни один одессит не будет так кощунственно относиться к родному городу».
Момент, когда Вадим ушел из дома Фатима Папура помнит смутно – он быстро собрался и незаметно ушел. Видимо, ему все-таки позвонили или написали в социальных сетях. Момент ухода Вадима из дома хорошо запомнила бабушка. На ее вопрос – «Куда ты идешь?», он ответил – «Я иду вас защищать». Больше родители Вадима живым не видели…
«Он позвонил в 6 часов из Дома профсоюзов. Сказал – «Мама, я на Куликовом поле, в Доме профсоюзов. Только, пожалуйста, не геройствуй, не приезжай сюда» – с горечью говорит Фатима. – Это был последний звонок».
Видя, как полыхает Куликово поле а, позже и Дом Профсоюзов, несчастные родители обрывали линии МЧС: «Посмотрите, Дом Профсоюзов полыхает! Там же люди!» В ответ они лишь услышали стальной голос диспетчера – «Да, спасибо». Звонки в милицию также были безрезультатны – там просто не брали трубку.
«После этого мы с мужем решили ехать на Куликово поле. Мы поехали спасать сына. Долго не могли уехать – не было ни маршруток, ни автобусов, ни такси. С трудом дождались трамвая. Приехали туда аж к половине восьмого. Пожарные уже все потушили.
Я никогда не забуду тот ужас, который мы увидели на Куликовом поле. Оголтелая толпа… Настоящее зверье, даже хуже. Ведь звери убивают только тогда, когда голодны.
Там были молодые девушки. Хотя я их не могу назвать девушками – шестнадцатилетние малолетки. У меня в голове не укладывается, что они там кричали… Люди на крышах прятались – они их высвечивали фонариками, подначивали – «Давай, прыгай!»… Мы видели обгоревшего человека, который перевалился через окно и прикипел к подоконнику. Они на словах над ним глумились, светили фонариками на него… Там были настоящие фашисты. Потому что они шли убивать своих же граждан. Они целенаправленно шли убивать. И этот звериный оскал, ненависть… Безумные глаза, безумные выражения лиц…» – с трудом рассказывает Фатима Папура.
Происходящее казалось страшным сном. Но у родителей Вадима была одна цель – найти и спасти своего сына. Фатима Папура попыталась войти в Дом профсоюзов, но радикалы ее не пустили.
Надежда промелькнула, когда из сгоревшего здания милиция начала выводить куликовцев. Около трех часов родители высматривали среди задержанных своего сына… Но безрезультатно. Вадима нигде не было.
«Нам безумно захотелось пить и мы пошли на вокзал купить воды. Когда возвращались – увидели, что с левой стороны Дома профсоюзов лежат погибшие. Их оцепил милицейский кордон. Мы прошли мимо. Муж спросил – ты ТАМ Вадика не видела? Я ответила, что нет. А потом… мы увидели на одном из погибших спортивные штаны нашего сына… И все поняли…»
«Никто ничего не говорит. Я не хочу уже ходить к этим следователям, умолять их, выпрашивать… Реально следствие никто не ведет. Ведь так много видеоматериалов, где видны лица, видно, кто убивает. Есть конкретный видеоматериал человека, который задушил женщину в кабинете – есть данные о нем, адрес. Но он на свободе. Следствие спустилось на тормозах».[vii]
26-летний Андрей Бражевский также был забит насмерть уже на земле, выпрыгнув из окна Дома Профсоюзов.
32-летний строитель Максим Никитенко в тот злополучный день проходил мимо Куликова поля случайно, услышал шум и пошел туда. Позвонил жене, сказал: "Тут какая-то заварушка - пойду взгляну". Следующий звонок стал последним. «Нас скрутили и бьют правосеки», - успел сказать Максим. На теле убитого не было живого места, но это не помешало «экспертам» и здесь указать причиной смерти «падение».
Еще одно «падение» - депутат Одесского облсовета Вячеслав Владимирович Маркин. 2 мая он был жестоко избит проукраинскими радикалами. В Сети есть фотографии, как искалеченного, полураздетого Маркина тащат по площади. От полученных травм он скончался в больнице на следующий день…
Среди погибших оказался и известный журналист Дмитрий Иванов. Его семья жила в США. Сам он работалрепортером в телекомпаниях “ИКС”и“АРТ”, ведущим телепрограммы “Время 0”, корреспондентом Радио “Ютар” и завотделом Еженедельника “Мегаполис”.А еще играл на саксофоне и кларнете… Пожилой человек, журналист, не могший оставаться равнодушным к происходящему в родном городе, он был забит до смерти выродками.
В графе «причина смерти» Николая Ковриги указано «отравление». Его мать рассказывает: «Я родила Колю в 4-м роддоме г.Одессы. Проживали мы на рабочей Пересыпи. Он рос очень спокойным, физически развитым, жизнерадостным и любознательным ребенком. С 5 лет увлекся чтением и много времени проводил в библиотеке Дома пионеров, где перечитал почти все книги. Как все мальчишки любил кино и футбол. С удовольствием пошел служить в армию. После службы и до трагического 2 мая работал охранником. Заочно учился на юриста, даже защитил диплом, но получить его не успел. Как юрист он болезненно воспринял незаконный захват власти национал-экстремистами в Киеве и стал посещать митинги на Куликовом поле. 2 мая был там со своей девушкой на концерте и, как многие, укрылся с ней в Доме профсоюзов от заряженной на убийство толпы, о чем сообщил мне по телефону. Вот и все…, а 4 мая я опознала его избитого до неузнаваемости (руки и ноги, голова и лицо, превращены в месиво) в морге. Но в заключении написано, что мой сын отравлен газами и испарениями».
Девушка Николая погибла вместе с ним. 22-летняя Кристина Бежаницкая задохнулась в здании, где и нашли ее обгоревшее тело. Девушка была администратором пророссийской общественной организации "Молодежное единство". Она регулярно участвовала в марше единства Русского мира. Она любила фотографировать и сочинять стихи. А буквально за неделю до трагических событий бойцы подразделения "Беркут" выложили в сеть ее стихотворение, которое девушка им посвятила: «Они стояли гордо, оберегая нас, стояли и молились, когда придет их час».
Дом Профсоюзов забрал жизни двух русских поэтов. Виктор Гунн (Степанов) руководил поэтической студией «Феникс» в Одесском Доме–Музее им. Н. К. Рериха. Фраза Виктора Васильевича «О поэзии можно говорить только стихами» была девизом его студии. Виктор Гунн очень любил и чтил поэзию Серебряного века и сам был одним из редких поэтов, который продолжал эти традиции.
«Виктор Гунн был удивительно творческий человек, удивительно тонкий, с обостренным чувством справедливости, патриотично настроенный к Одессе. И он очень любил котов. Он разговаривал с котами, он переводил нам их речь, посвящал им стихи. У него говорила вода, а его коты рассказывали свои истории. Он был романтик, и он был влюблен в каждую женщину, — рассказывала председатель комитета культуры общественной организации «Рада славянских народов» Рита Колобова. - Гунн был необыкновенно самодостаточный, он был активный. Он не мог молчать, когда видел, что-то не так. Он выражал ярко свое недовольство. Это был поэт-боец. Если сравнивать его в поэзии с типажами, наверное, ему ближе всех Маяковский, хотя сам Гунн маленький был по росту. Он противостоял всей серости, умудрялся работать сторожем где-то и при этом писать великолепнейшие строки о шикарных путешествиях. (…) Она вспоминает, что у Гунна было множество друзей, он старался приобщить к поэзии и молодежь. «У него были неплохие организаторские способности. Он был неравнодушный человек, ведь именно из-за равнодушных совершаются все преступления мира. А Гунн был гражданин.
55-летний Вадим Негатуров, коренной одессит, математик и экономист, отец троих дочерей, глубоко верующий человек, был автором гимна «Куликова поля». «Он был очень тонкий, спокойный человек, очень уравновешенный. Но при этом он имел глубочайший внутренний стержень. Он ходил туда (на Куликово поле), несмотря на то что вокруг чувствовалось давление, говорили, что это нельзя, что там собираются пророссийские. Но тем не менее он ходил, помогал, активно участвовал во всех мероприятиях. В тот день одна из его дочерей не хотела, чтобы он туда шел. Но вышло так, что он все-таки пошел. Он сказал, что он не может не идти, что это его долг быть там», — вспоминала Рита Колобова.
Негатуров иногда ночевал в палаточном городке активистов Куликова поля, а 2 мая отправился защищать родной город.
- Вадим узнал о том, что в одной из палаток хранятся иконы, - рассказал его родной брат Александр «Комсомольской правде». - Тогда он позвонил маме, пообещал, что не будет ни во что вмешиваться. Встретив по дороге дочку, отдал ей деньги со словами «отнеси, на всякий случай, бабушке». Потом был звонок из Дома профсоюзов. Он успокоил мать: мол, все в порядке, мы тут в безопасности, а икона у меня в руках. Эта была последняя весточка от него.
Вадим Негатуров скончался в реанимации. Он оказался в пылающем Доме профсоюзов и, задыхаясь от дыма, выпрыгнул из окна. Увы, спасти его не удалось. У Вадима остались брат, старенькая мать и три дочки.
Один из самых страшных кадров Одесской трагедии: открытое окно Дома Профсоюзов, из которого доносятся отчаянные женские крики о помощи, на которые стоящая внизу толпа убийц отвечают гоготом. Крики стихают. В окне появляется гордый убийца. Он профессиональный борец и только что сломал хребет своей жертве… Ее фотография облетит потом весь интернет. Из-за неестественной позы многие решат, что несчастная была беременна. Но это было не так. Об Ирине Яковенко рассказывает ее дочь: «Родилась и проживала в г. Одессе. В 1975 году окончила школу №46, а затем культпросветучилище им. Данькевича. В 1989 году вышла замуж, родила меня. Работала в ООУНБ им. Грушевского библиотекарем. Мама была простой честной и добродушной. Никогда не отказывала в помощи другим. Своим оптимизмом заряжала близких на позитив, стойко переносила лишения и тяготы, которые были. Всю себя посвятила мне, была самой верной и преданной подругой. В трудные минуты мы поддерживали друг друга, всегда были вместе. На Куликово поле мама ходила с воодушевлением, верила, что может быть услышана власть имущими, радовалась этой возможности как ребенок. Своей любовью и самоотверженностью мама служит мне маяком в океане жизни даже после смерти. Единственный вопрос, который мучит: “Зачем ее, простую одесситку, задушили изверги и почему меня не было рядом?” Мамочка, родная, прости. Ты в моем сердце навсегда. Алена».
От пулевого ранения погиб 29-летний Владимир Бригарь, причиной смерти которого указано «отравление газом». Переводчик с португальского, он активно переводил новости одесского сопротивления, помогая прорвать информационную блокаду. У Владимира осталась беременная долгожданным ребенком жена и трое мальчишек, которых они с женой усыновили.
От огнестрельного ранения в больнице скончался и известный в городе реконструктор Евгений Лосинский…
Самый старший из 64 жертв Одесской Хатыни, чьи имена известны на сегодняшний день - 70-летний Владимир Новицкий. Его невестка Алена Николаенко была одной из первых, кто после милиции и судмедэкспертов попали в сгоревшее здание. Именно ее фотографии сгоревших заживо людей облетели Интернет.
Показания свидетелей
«– Я сделала это ради Владимира Михайловича, люди должны были увидеть правду, – говорит она. – Сжав волю в кулак, я прошлась по всем этажам. Было трудно, но пришлось заставить себя смотреть.
Женщина говорит, что ее свекор начал ходить на митинги Антимайдана с первых дней его основания. Никакого оружия у него не было, а сам Владимир Михайлович считал, что необходимо избежать конфронтации на улицах города.
Родился он в поселке Пещанка Винницкой области. В Одессу приехал поступать в Политехнический институт, да так и остался тут жить. Долгое время работал инженером в одном из научно-исследовательских институтов. Выйдя на пенсию, организовал частную фирму по ремонту крыш.
– До последнего дня помогал своим работникам таскать на крыши рулоны рубероида, – говорит она. – При этом сам всегда требовал качественной работы.
Елена Николаенко говорит, что и она и ее муж просили Новицкого уйти с Куликова поля, когда в городе начались беспорядки, но он ответил, что беспокоится не стоит, так как люди тут настроены мирно и с активистами можно договориться.
– "Как я брошу людей? Все боятся", – передает его слова женщина. – Последний раз он говорил со своей женой, сказал ей: "Валя, не звони мне. Со мной все в порядке и говорить я не могу".
После восьми вечера, когда Дом профсоюзов полыхал, Владимир Михайлович уже не отвечал на звонки»[viii].
Одна из уцелевших в аду Дома Профсоюзов рассказала обо всем пережитом украинскому журналисту Анатолию Шарию: «Он выстрелил в меня, закричал: «Я колорадку застрелил...». Я была в шоке – как человек может так радоваться убийству. Он смотрел мне в глаза и стрелял в меня… Мы кричали и умоляли нас не убивать… Казалось, это длилось вечность. …Но потом начался ад.
Как только они зашли [в комнату], они стали стрелять в мужчин – сразу, без разговоров. Кто-то из них крикнул: «Не трогайте баб»… Они убили всех мужчин, которые были с нами, их было 10 человек... Мы им говорили, чтобы они их не били, потому что это мертвые люди, но они продолжали их бить палками. Зашли другие: «Не тратьте патроны, лучше их так добивайте» … «…убрать, остальных в подвалы и там добивать». Я видела, как волокут людей, куда – я не знаю… – Много трупов было? – Они были везде....
…Девушка, которая была со мной в кабинете – у меня есть с ней связь, но я не знаю, сможет ли она это подтвердить. Потому что ее муж, он был в другом кабинете, он сильно обгорел, но они сейчас прячутся. Потому что 3-го числа в больницу приехали люди из СБУ и забрали все карточки, все данные по больным с Куликова Поля»[ix].
Информацию про трупы в подвалах Дома профсоюзов подтвердила украинская журналистка и писательница Мирослава Бердник: «Только что говорила по телефону с полковником милиции Галиной Запорожцевой. Она сейчас в своей родной Одессе.. СМИ лгут, повторяя статистическую ложь хунты. Там, в Доме профсоюзов – больше 100 трупов. 43 трупа одесситов, сожженных «Правым сектором» – это только с первого этажа. По ее словам хунта собирается эти трупы ночью вывезти и тайно закопать, а потом поразбрасывать исчезнувших так людей по статистике, как «пропавших без вести».

Показания потерпевших

«- Я не помню страха. Было чувство нереальности. Я понимала, что мы находимся в центре Одессе, вокруг нас тысячи людей. На глазах этих тысяч одесситов нас убивают, поджигают заживо и не дают выйти из этого пекла, отстреливая выбегающих из Дома профсоюзов. Окружающие же заняты своей повседневной жизнью, своими обычными проблемами. Им было не до нас. Это было мое самое сильное потрясение. Равнодушие окружающих:
Среди нападавших были отдельные люди, которые проявили к некоторым из нас сочувствие и пытались спасти нас. Но основная масса, которая называла себя «мирными демонстрантами», откровенно пришла нас сжигать. Ощущение нереальности происходящего не давало возможности поверить в действительность. Я висела на карнизе Дома профсоюзов и не могла понять: как это все возможно в ХХI веке, в той Европе, к которой мы стремимся:
- Как вам удалось спастись?
- Я находилась на втором этаже здания, в одном из забаррикадированных кабинетов. Когда почувствовала, что задыхаюсь, то решила спастись через окно. Я поняла, что еще несколько вдохов ядовитого дыма - и умру. Сначала я попыталась выйти в коридор, подумала - пусть в меня стреляют, терпеть больше нет возможности. Но когда я открыла двери, то увидела черный-черный дым и поняла, что через лестницу не пробьюсь. Вернулась в кабинет и стала набирать «102», но милиция не отвечала. Двое или трое наших ребят, которые были со мной в кабинете, сказали: «Ложись на пол». Сверху уже был темный дым, а внизу еще можно было дышать. Я присела на корточки, наклонила голову, в надежде вдохнуть свежего воздуха, и поняла, что это лишь ненадолго отсрочит мою гибель. Как только я подошла к окну, и меня увидели снизу нападавшие, сразу раздались вопли, началась стрельба, и в меня полетели бутылки с «коктейлями». Наши мальчики кричали: «Не подходи к окну, они тебя убьют». Один из них меня схватил за руку и стал оттаскивать от окна. На моей руке до сих пор синяк. Ребята тушили залетающие бутылки. Через некоторое время мне удалось вырваться из рук парней, я взяла большой цветочный горшок и бросила в окно. Но толстое стекло не удалось разбить. Оно разбилось через несколько минут от удара и взрыва летящего «коктейля».
Я вскарабкалась на подоконник. На мое счастье на втором этаже широкий карниз. Вокруг меня все билось и взрывалось. Я прошла по карнизу и ухватилась за кондиционер. Потом ко мне вышел один из наших парней. Видно, и он уже не мог дышать в кабинете. Мы стояли на расстоянии вытянутой руки. Он был в балаклаве, лица не было видно. Парень спросил, как меня зовут, его имя я забыла. Внизу какие-то двое кричали мне: «Прыгай!». Они притащили под окно спинку от дивана. Но я понимала, что высота большая, и могу не выжить после падения. Это был полноценный третий этаж, так как в Доме профсоюзов потолки высокие, плюс еще дополнительных пол-этажа. Я отказалась прыгать. Потом в какой-то момент в меня полетел взрывпакет. Я почувствовала сильнейший удар по лицу. На секунду потемнело в глазах, и тут же яркая вспышка. Я открыла глаза и увидела, что у меня горят волосы. От взрыва у меня из носа полилась кровь. Но я считаю, что легко отделалась. Наш парень стал тушить мою горящую голову. Потом я услышала крики: «В женщин не кидайте». А те, внизу, кричали: «Прыгай!» - и подставляли руки. Это были одесситы. Возможно, болельщики. То есть, люди вменяемые, не приезжие. У остальных, видимо, была задача нас уничтожить. Я сама слышала, как кричали: «Сожжем их заживо».
- Как вы спустились с карниза?
- Я провисела на карнизе около получаса. А затем появилась милиция. Правоохранители забежали реденьким строем, и сразу же появились две металлические конструкции, с помощью которых стали эвакуировать людей. Я первой спустилась по этой лестнице. Меня внизу подхватили человек пять. Милиционеры нахлобучили мне на голову какую-то каску. Я еще судорожно пыталась найти свой телефон. Один высокий парень из одесситов, которые были среди нападавших, взял меня и вывел из толпы. Если бы не он, то мне, может быть, и не дали бы уйти. Парень отвел меня к «скорой», но врачи на нас не отреагировали. Мне пришлось самой, с помощью носового платка и воды, промывать окрававленное лицо.
- Почему люди зашли в Дом профсоюзов? Их завлекли туда обманом?
- В тот день я взяла с собой фотокамеру, чтобы запечатлеть события в центре города. Потом мы узнали, что готовится нападение на Куликово поле. Когда мы пришли туда, то увидели, что весь палаточный городок разбирают и все заносят в Дом профсоюзов. Нам сказали, что сейчас здесь будут члены Правого сектора, и люди собираются обороняться при помощи досок и палок. Куликовцы думали, что защищаться удобнее всего в забаррикадированном доме до тех пор, пока на помощь не придет милиция. И мы стали им помогать заносить вещи. Говорят, что до этого момента на Куликовом поле депутат Вячеслав Маркин заставлял всех уйти. Он просто истерически кричал, но никто его не слушал. Ушла лишь часть людей. Только мы подошли к крыльцу, как раздались дикие крики и стрельба, и на нас накинулась озверевшая толпа. Уходить уже было поздно, все ринулись в Дом профсоюзов. Было ощущение, что толпа нападавших шла с Привокзальной площади. Мужчины отправили всех женщин и детей наверх, а сами остались, чтобы оборонять первый этаж. Девочки стали раскладывать бинты и вату для первой медицинской помощи.
И уже через несколько минут все вокруг загорелось. Я пыталась тушить какую-то штору, но не было воды. Потом почему-то выключили свет. Глядя на все это, я вдруг поняла, что люди изначально не собирались обороняться в здании. Никто сюда ничего не завозил заранее, люди даже толком и не ориентировались в помещениях. Зайти в Дом профсоюзов решили импульсивно, в последние минуты. Отступать было просто некуда.
- Есть информация, что внутри здания спрятались евромайдановцы, которые напали на вас?
- Я сама таких людей не видела. Но одна из наших девушек на похоронах погибших сказала, что таких людей она лично видела.
- Свидетели трагедии утверждают, что характер дыма в пылающем здании был необычным.
- Я хорошо знаю, что такое гарь и как долго она не выветривается. Здесь было что-то другое. Не было гари, которая въедается. Мои обожженные волосы практически ничем не пахли, а одежда выветрилась на следующий день. Это нетипично для простого возгорания. Запах дыма был необычный.
- Как на Куликовом поле вела себя милиция?
- Милиционеры фактически самоустранились. Никто никому не помогал, за исключением того, что несколько сотрудников подставили плечи, когда я съезжала по лестнице. Я бы не ушла с Куликова поля, если бы знала, что остальных мальчиков будут добивать. Думала, раз милиция здесь, значит, все в порядке. Людей защитят. А на самом деле, их просто отдали в руки убийц. Вокруг происходящего находилось жиденькое оцепление. Зато на следующий день милиция стояла в пять рядов. Меня поразило и то, что буквально в пяти метрах от сотрудников милиции некие девушки на лужайке наливали в бутылки <коктейли>. Вокруг толпа тащила по земле наших парней и добивала их под деревьями. Я пыталась кричать, звать на помощь, но бесполезно.
- Как изменились ваши жизненные планы после 2 мая?
- Я хочу жить в родной Одессе, хочу помогать семьям погибших и пострадавшим. Но единственное, чего не понимаю: как я смогу жить в одной стране с людьми, которые убивали одесситов? Я не могу никуда уехать, я должна помогать людям. Иначе буду чувствовать себя предателем
Активистка Куликова поля Татьяна».[x]

Показания потерпевших
«Голос одессита уже почти не дрожит даже в самых жутких местах рассказа. "Там был настоящий ужас, нечеловеческий ужас. Одни погибли от пули, еще одних сожгли, третьих просто расстреляли из кустов, когда они выбегали из здания. Одного из погибших так и нашли с пулей в спине. Или просто добивали в "проходе смерти". И городские власти, и милиция спокойно стояла и на это смотрела! Они были в курсе дела", - отмечает Анатолий.
Он вспоминает женщину, которой из-за дыма некуда была бежать и она взобралась на окно. Она кричала "Помогите, убивают!". А ей кто-то кричал: "Слава нации!" и "Смерть ворогам!". А потом эта женщина выпала из окна и разбилась насмерть. А из окна кто-то вывесил украинский флаг. "Я видел все это сбоку, когда мы с людьми выбрались на кровлю", - рассказывает наш собеседник.
Он вспоминает своего товарища Алексея. "Он помогал людей выводить через левую боковую дверь. Он вывел семь человек, люди ему говорят — не ходи больше, едем в больницу. А он отказался и вернулся сновал людей спасать. И больше оттуда не вышел. Его потом нашли на полу с тремя пулевыми отверстиями. И он был прибит гвоздями к полу. Разве люди такое могли сделать? Это были не люди… ".
Кстати, в следственных материалах по этим событиям о случае с Алексеем, а также других, о попаданиях пули не было ни слова. "Украинские СМИ писали, что люди отравились угарным газом. Не показывали ни одного с огнестрельными ранениями", - вспоминает Липовка»[xi].
Проанализировав распечатку телефонных разговоров диспетчеров пожарной охраны во время трагедии, журналисты установили, что первое отделение прибыло с Привокзального переулка на Куликово поле через 13 минут после получения указания о выезде и через 38 минут после первого сообщения о пожаре. При этом расстояние от Куликова поля до пожарной части составляет всего порядка 300 метров. При этом, несмотря на сообщения о том, что люди выбрасываются из окон, пожарные прибыли на место без специальных тентов, с помощью которых можно было ловить падающих одесситов.[xii]

Журналистам удалось найти человека, покинувшего Дом Профсоюзов последним. По его утверждению, убийцы, которые загнали пророссийских активистов в здание, были «никакие не футбольные фанаты, а наемники, проплаченные бандиты. Многие были хорошо подготовлены, были со стрелковым оружием, с ракетницами… подошли со всех направлений почти одновременно…»
Показания потерпевших
««Я кричал сверху в мегафон, чтобы подходили спасали людей, но милиция так и не подошла, – рассказывает этот человек, назвавший себя полковником. – Она также … внутрь не заходила, а плотным кольцом оцепила здание… А бандиты вошли в здание и звучало очень много выстрелов… Тех, кто спрыгивал с нижних этажей, добивали, кого не добили, забрасывали в автозаки… Скорой помощи не давали подъезжать…».
Фактически бездействовали и пожарники, утверждает мужчина: «180 метров до пожарной команды, но они не приехали, а когда приехали, просто проимитировали…» Кроме того, как и девушка на видео выше, мужчина заявляет, что вода в здании в какой-то момент была перекрыта – как считают оба, с явным умыслом. «Все было умышленно сделано, мы думали, ну прибегут, пошвыряют в наши палатки, милиция оттеснит… а у них была задача нас убивать любыми путями. И даже если бы мы не вошли в здание, они бы нас добивали по кустам…»
«Потом они в 4 часа [ночи], когда вывели последних 45 человек, кричали «Победа!», песни свои орали, но они победы своей не достигли – я вышел последний из здания, как из Брестской крепости».
Самого рассказчика в числе последних пяти человек вывели уже утром знакомые милиционеры, которым он позвонил, не доверяя милиции, присутствовавшей при бойне.[xiii]

Год спустя после трагедии о ней рассказал перешедший на сторону ЛНР военнослужащий ВСУ Евгений Слесарев, находившийся 2 мая в оцеплении.
Показания свидетелей
«Нас отправили прекратить беспорядки организованные так называемыми ультрас. После матча с местным футбольным клубом, они начали творить беспредел в городе. Была дана команда пропустить их. Они проследовали к Дому Профсоюзов, где спровоцировали бойню.
Когда мы прибыли туда, дом уже горел, в окнах уже виднелись трупы. Кто остался жив — тех вытаскивали, избивали, после этого грузили в автозаки и „скорые помощи“. Команд никаких не поступало — мы просто стояли в стороне и наблюдали, как погибают люди», — говорит он.
По его словам, после того, как он приехал в зону «АТО», его взгляд на события на Донбассе кардинально изменился.
«Когда я приехал сюда, все стало на свои места. Я увидел разбитые города — Дебальцево, Хрящеватое. Когда мы в армии смотрели новости, там все было по другому — нам рассказывали, что на Донбасс напала Россия, здесь творится беспорядок и мы должны становиться на защиту Украины. Когда я приехал сюда, я увидел, что все наоборот — здесь стоят мои одноклассники, мои друзья, которые охраняют свою Родину»[xiv].

По мнению Анатолий Липовки, для нападавших майдановцев такое количество убитых стало неожиданностью: "Они думали, что мы, безоружные испугаемся и убежим. А люди не убежали, безоружные люди начали сопротивляться. Это их и привело в такую ярость". Также активист свидетельствует, что после того как газ рассеялся и пожар более-менее утих в здание Дома профсоюзов зашла группа людей в одинаковой светло-серой форме: «Их было человек 20. Они не говорили ни по-русски, ни по-английски. Что-то восточноверопейское…Чешский язык, может быть. У нескольких из них были пистолеты. Чтобы они в кого-то стреляли, я не видел. Но на кураторов они были похожи. Потому как ультрас вообще все очень молодые были — лет по 17-20. И их просто всех организовали».[xv]
Пожалуй, не менее жутким, чем само преступление, стала реакция на него «свидомой общественности». Когда Дом Профсоюзов, пожарные расчеты к которому так и не допустили, догорел, убийцы вновь вошли в здание – поглумиться над телами своих жертв. Снятые и выложенные ими кадры с отвратительными издевательскими комментариями также мгновенно стали достоянием общественности. Бравировали своим подвигом и «девочки», весело заправлявшие бутылки зажигательной смесью перед самой расправой. Одна из них после трагедии не выдержит и повесится. Совесть других промолчит…
Через несколько дней после бойни могила одного из погибших была осквернена "евроинтеграторами". Крест на ней подожгли и оставили надпись: «Спать спокойно будете в России».
Сразу после трагедии интернет наводнили комментарии о «майском шашлыке», «запеченных колорадах» и т.д.
На официальном сайте «Правого сектора» появилась статья Евгения Трофименко, в которой трагические события 2 мая в Одессе автор называет «ликвидацией путинского шабаша»: «2 мая 2014-го стало еще одной светлой страницей нашей отечественной истории. В этот день, несмотря на усилия сотрудников МВД, небезразличная общественность ликвидировала шабаш путинский наемников и рядовых дегенератов в Одессе. Пьяницы, наркоманы, другие люмпены, а также проплаченные российские активисты и сосланые диверсанты позорно бежали от разгневанных украинских граждан, которые решили навести порядок на собственной земле», — трактует события автор. По его словам, украинским патриотам пришлось идти против хорошо вооруженных «антиукраинских уродов».[xvi]
Руководитель украинского филиала Яндекса оказался в центре скандала, написав в Facebook: "Все хорошо. Практически зачистили город от сепаратистов".
Юлия Тимошенко выразила благодарность одесситам, которые, по ее словам, «не остались равнодушными и помогли отбить атаку». Тимошенко заявила: «Одесская трагедия является частью плана России и российских спецслужб по дестабилизации и расколу Украины!»
Депутат Верховной рады Украины, член националистического объединения "Свобода" Ирина Фарион объявила трагедию в Одессе проявлением "настоящего украинского духа": «Браво, Одесса. Жемчужина украинского Духа. Родина великих националистов Ивана и Юрия Лип. Пусть горят черти в аду. Лучшие повстанцы — это футбольные фанаты. Браво».
Губернатор Одессы Владимир Немировский написал на своей странице в Фэйсбуке следующее: «Действия одесситов, направленные на нейтрализацию и задержание вооруженных террористов, считаются законными».
Исполняющий обязанности главы Администрации Президента Сергей Пашинский (тот самый, что вывозил снайперскую винтовку с майдана) назвал произошедшее «провокацией ФСБ». И.О. президента Украины Александр Турчинов также выразил мнение, что организаторы драки в Одессе координировали свои действия из России.
23 октября 2014 года президент Украины Петр Порошенко сказал, что Одесса заплатила большую цену, чтобы остановить сепаратистов. «В настоящий момент Одесса стала очень проукраинским городом! В российских СМИ Одессу даже называют „бандеровской“. И большего комплимента для Одессы для меня не существует!» — сказал президент Украины.
Версии

«- Было спланировано массовое убийство людей?
- Были спланированы столкновения в Одессе. Но я не могу доказать, что заранее планировалось согнать людей в Дом профсоюзов и сжечь их заживо.
- Вы были на Майдане? Вот эта однобокость в освещении украинских событий западной прессой, в чем она состояла?
- Я работал на Майдане, и мои материалы публиковали. Я был на Майдане в январе, я был в марте в Харькове, в мае - в Донецке. Я сконцентрировал свое внимание на Востоке и Юге Украины. Потому что понял, что информации о том, что там происходит, в Германии катастрофически не хватает. Наши главные телевизионные каналы в основном берут чужой материал, штатные корреспонденты на Востоке и Юге очень редко бывают. Во время пожара в Доме профсоюзов я следил за публикациями в популярном издании «Шпигель-онлайн». Сначала часа два они писали почти правду. Потом эта тема там как-то заглохла. Только изредка упоминалось, что в Одессе были драки между разными группами и типа трудно понять, что же там произошло конкретно. Примерно так же освещал события телеканал ARD. В какой-то момент они вдруг замолчали. Именно в тот момент, когда стало понятно, что произошло что-то чудовищное, какое-то ужасное преступление. Это было так очевидно, что нашему правительству, нашим главным редакторам не хотелось акцентировать на этом внимание.
- Они сообщали о драках около Дома профсоюзов или на Греческой площади?
Греческая площадь – это уже слишком для них сложно. Ее вообще не упоминали. Вы даже не представляете, как упрощает события немецкая пресса! Если тебе дают 100 строчек, чтобы написать об Одессе, зачем такие нюансы? Но без них ничего не понятно. Из 48 погибших 6 погибли на Греческой площади. И никто не ставил себе цель расследовать события в Одессе. Это совсем непонятно, потому что обычно во время подобных событий в других странах немецкие телеканалы отправляют на место своих репортеров. Даже произошел такой эпизод. Главный репортер ARD Голине Атай (Golineh_Atai) 2 мая в прямом эфире cказала, что «проукраинские демонстранты загнали прорусских в здание и зажгли это здание». Хотя Голине очень про-киевски настроена, как мне кажется. Но ведущий, бывший корреспондент в Москве, Thomas Roth, ее прервал и задал вопрос совсем по другой теме. Конечно, несмотря на такой общий тренд, многие журналисты стараются честно выполнять свой долг и говорить правду. Например, корреспондентка телеканала ZDF Бритта Хилперт (Britta Hilpert) рассказала, как в эти кровавые дни в конец февраля 2014 года в Киеве ее заставили покинуть номер в гостинице Украина, и его заняли какие-то люди, которые стреляли из окон. В нашем фильме мы цитировали журналиста ARD, Штефана Штухлика, который провел расследование по снайперам на Майдане. Он исследовал отверстия от пуль в деревьях и доказал, что стреляли из гостиницы Украина.
- В Одессе тоже были таинственные стрелки, которые убили 6 человек на Греческой площади…
- Да, и они сыграли ключевую роль. Они возбудили проукраинских демонстрантов, чтобы они учинили зверства. Я не могу доказать, что был такой четкий план с начала и до конца. Но многие факты дают такой картину, что кто-то специально хотел разъярить толпу. И как минимум была цель уничтожить палаточный лагерь на Куликовом поле.
- О том, что был некий сценарий, разработанный в Киеве, говорил замначальника одесской милиции Дмитрий Фучеджи, которого вы упоминаете в своем фильме. Он выдвинул серьезные обвинения против власти. Это надежный свидетель?
- Фучеджи в любом случае несет ответственность за то, что произошло. Руководство МВД знало, что в город приедут проукраинские военизированные демонстранты. И что в городе есть сильные антимайдановские группировки. Было очевидно, что произойдут какие-то столкновения. Наверно, Фучеджи получил указания от властей области не выводить на улицы серьезные милицейские силы. Если ты в такой обстановке не выводишь на улицы дополнительные силы, а наоборот, в 12 часов зовешь руководство одесского МВД на трехчасовое совещание, и приказываешь выключить сотовые телефоны – это преступление. Власти все делали для того, чтобы были жертвы. Я не могу доказать, что планировался пожар в Доме профсоюзов. Но появлению жертв власти способствовали обеими руками.
- Они специально собрали совещание руководителей милиции, чтобы те не помешали насилию?
- Я думаю, да. Был пожар в Доме профсоюзов случайностью или нет, не самое важное. Важно, что уже есть множество доказательств того, что определенные силы, которые имеют власть в Одессе, многое сделали для того, чтобы сотники и сторонники “правого сектора”, которые приехали в Одессу 2 Мая 2014 года, чувствовали себя совершенно свободно в своих насильственных действиях. Власти знали, что будет попытка нападения на палаточный лагерь на Куликовом поле, но не защищали людей там. Хотя уже после столкновений на Греческой площади можно было выставить на Куликовом поле милицейское оцепление. Одесса всегда была мультинациональным городом. Там не было межнациональных столкновений. Сейчас представители противоположных лагерей ненавидят друг друга. Множество людей в России любят этот город, он часть русской культуры. Я думаю, любой, кто связан с русской культурой, сейчас чувствует себя так, как будто у него вырвали часть тела.
Интервью Ульриха Хейдена газете «Московский Комсомолец»»[xvii]
Еще один фильм об Одессе «Odessa 5/02» был снят на западе финном Петером Иисколой. Петер - международный юрист и бизнесмен, в недавнем прошлом – дипломат, работавший, в том числе, в Совете Европы. «Часть материала взята из YouTube. Часть получена от тех, кто стал невольным свидетелем происшедшего. Свидетелей было на самом деле немало. Снимали кто на мобильный телефон, айфон, кто фотокамерой. Многие, оказавшись в тот день и час у Дома профсоюзов, до последнего не предполагали, что может начаться массовое убийство ни в чем не повинных людей. Отредактировали собранный материал в хронологическом порядке специалисты Международного независимого вещательного корпуса»[xviii], - рассказывал он. Иискола рассылает фильм в разные страны – не только Старого Света, но Америки, Азии. И не только журналистам и своим коллегам-дипломатам, но прежде всего для показа рядовым зрителям. «Многие люди там зачастую просто не хотят знать жестокую правду, - свидетельствует Петер. - Ведь тогда надо будет признать, что их страна, как и весь Евросоюз в целом, участвует в поддержке терроризма. Это психологическая трудность... К тому же средства массовой информации умело манипулируют сознанием своих граждан. Они представили ситуацию в Одессе, предшествующую пожару, как столкновение на улицах города между различными группами. Никто там у нас, в Западной Европе, четко не говорит, что ЕС, США, НАТО активно поддерживают киевскую хунту, боевиков «Правого сектора», посылают туда своих наемников в камуфляже «под русских». В результате, большинство людей считают, что огонь в здании вспыхнул от несчастного случая. Значит, был пожар, а не поджог».[xix]
Анализируя причины и следствия одесской трагедии, автор издания Global Research Эрик Зюсс приходит к выводу, что таким образом Бараку Обаме удалось избавиться от электората, угрожающего его планам назначить своего наместника на Украине.
Версии
«В итоге президентские выборы «выиграл» Петр Порошенко, а Украина стала «самой нацистской частью американской империи».
Для администрации Обамы резня и сожжение протестующих против киевского режима в Одессе 2 мая прошлого года были очень важны для укрепления контроля над Украиной, утверждает в своей статье для Global Research Эрик Зюсс.
Резня была нацелена на то, чтобы запугать жителей Украины, которые, как напоминает автор, проголосовали за Виктора Януковича — президента, которого Обама только что свергнул. Так, в Донбассе Янукович получил более 90%, а в Одессе — три четверти голосов.
Шокирующие методы публичной казни этих людей, бездействие Киева в отношении убийц — все это, по оценке Зюсса, посылает четкий сигнал тем, кто голосовал за Януковича: если вы будете сопротивляться новым властям, мы с вами поступим так же.
Очевидно, что целью этих убийств, за которыми стоит Обама, был террор. Их исполнителями выступили нацисты, они не постеснялись снять и выложить на всеобщее обозрение своих рук дело, утверждает автор статьи.
Виктор Янукович был избран в 2010 году на честных и справедливых, согласно международным наблюдателям, выборах. Однако уже весной 2013 года посольство США на Украине начало организовывать на Площади независимости в Киеве массовые демонстрации, требующие свержения Януковича.
Во главе операции посольство поставило Андрея Парубия, одного из основателей Социал-национальной партии Украины, который, как утверждает Эрик Зюсс, долгое время изучал гитлеровские методы политической организации. Снайперов, которые в феврале 2014 года стреляли в протестующих и полицию, обучал Дмитрий Ярош, глава экстремистской организации «Правый сектор»*.
Таким образом, делает вывод автор статьи, операция Обамы по свержению Януковича полностью зависела от украинских радикалов правого толка — единственного нацистского движения, пустившего корни в Европе после Второй мировой войны.
Обама, по мнению автора статьи, построил свой захват Украины на подобных людях, хорошо обученных Ярошем, который занимался этим еще до распада Советского Союза. По сведениям Зюсса, Ярош тщательно изучал такого рода государственные перевороты.
Столь же тщательно Обама подошел к подбору своей внешнеполитической команды на второй срок: он пригласил Викторию Нуланд на пост пресс-секретаря Госдепартамента США, возглавляемого Хиллари Клинтон, что имело смысл, так как Клинтон и Нуланд подруги.
Кроме того, Обама назначил Джеффри Пайетта на пост посла США на Украине, и тот стал оперативным работником для выполнения инструкций Нуланд, которая решила провести «Евромайдан», основываясь на политических талантах Парубия и боевой мощи Яроша.
Эрик Зюсс ссылается на статью в Oriental Review от 14 мая прошлого года, в которой была описана роль Яроша и других участников «кровавой бани в Одессе». Информация, которая предоставлялась в статье, была взята у анонимного источника из правоохранительных органов страны.
В статье Oriental Review утверждалось, что за 10 дней до трагедии в Киеве была проведена тайная встреча между тогдашним и. о. президента Александром Турчиновым, министром внутренних дел Арсеном Аваковым, главой УСБ Валентином Наливайченко и Андреем Парубием с целью подготовки спецоперации в Одессе.
В ходе встречи Аваков предложил использовать в операции футбольных хулиганов («ультрас»). За пару дней до начала операции в Одессе Парубий выдал местным ультра-националистам несколько десятков пуленепробиваемых жилетов. Если бы не эта резня, избиратели в анти-киевских регионах остались в рядах украинского электората, ведь сепаратистские настроения в этих регионах были не настолько сильны; жители этих регионов выступали за создание федеральной системы, которая бы предоставляла Донбассу, Одессе определенную автономию.
Если бы не трагедия в Одессе, украинское правительство не было бы настолько антироссийским, оно не было бы одержимо желанием убивать русских и присоединяться к НАТО, в войне альянса против России, как сейчас, пишет автор статьи. Бараку Обаме было жизненно необходимо избавиться от голосов жителей этих регионов, чтобы они не приняли участие в выборах 25 мая 2014 года.
И резня 2 мая стала способом избавиться от этой части электората. Если посмотреть на карту явки на президентские выборы по округам, можно обнаружить, что самыми активными избирателями стали те, кто в 2010 году голосовал против Януковича, утверждает Эрик Зюсс.
Обама сделал все возможное, чтобы поддержать избрание на пост президента страны «королевы нацистов» Тимошенко, но в итоге украинским лидером стал Петр Порошенко, который по оценке Эрика Зюсса, разыграл правильную карту: он поддержал Майдан и свержение Януковича, но в то же время его не ассоциируют с нацистами.
Обама не заполучил в свое распоряжение более антироссийского президента, зато все еще продолжает контролировать Украину, пишет Эрик Зюсс. Назначение Арсения Яценюка премьер-министром оказалось постоянным, а не временным, как изначально предполагалось. Петр Порошенко делает только то, чего хочет от него Обама, таким образом, именно Обама остается «виртуальным императором Украины», делает вывод автор статьи.
По мнению Зюсса, украинцам стоит хвалить или винить в том, что происходит в их стране после переворота не президента или премьера, а лично Барака Обаму. Это он сделал Яценюка премьер-министром и контролирует Порошенко, хотя предпочел бы видеть на его месте Тимошенко.
«Сейчас Украина — всего лишь часть американский империи. Украинец, который так не считает, должно быть, глупец. Это — самая нацистская часть американской империи, но все же ее часть», — утверждает Эрик Зюсс.
Резня в Одессе стала важным шагом к установлению нацистского режима на Украине, полагает он. Именно поэтому в США эту трагедию преимущественно замалчивают.
По словам Зюсса, это очень важная история, но 99% американцев не знают о ней»[xx].
Само собой ответственными за трагедию заказчики преступления назначили не убийц, а жертв. Несколько активистов Куликова поля были задержаны СБУ и до сих пор находятся в заключении.
23 января 2015 года состоялось судебное заседание по делу о трагедии 2 мая. Заседание проходило под контролем активистов «Евромайдана». «В настоящий момент в холле суда находятся несколько десятков активистов «Евромайдана», примерно столько же во дворе суда, - сообщал «Таймер» с места событий. - Впрочем, хотя в холле и присутствуют «евромайдановцы» в камуфляже, но масок на большинстве нет. По-другому обстоит дело на улице — здесь продолжают скапливаться агрессивно настроенные «евромайдановцы», многие из которых предпочли закрыть лица масками. Недовольным таким поведением людям они отвечают, что заболели и им холодно.
Со стороны подсудимых также присутствуют несколько десятков людей, настроены они мирно, ведут себя тихо.
Между тем «евромайдановцы» в помещении суда вновь затянули гимн Украины, перемежая его криками «Смерть ворогам», с другой стороны сразу последовало предложение «Чемодан — вокзал — АТО».
Обстановка в здании суда несколько накалилась, впрочем, пока обходится без стычек»[xxi].
Суд продлил срок содержания под стражей для подсудимых. Однако, это не успокоило радикалов. Они перекрыли выходы из Малиновского районного суда Одессы, ожидая подсудимых по делу о столкновениях на Греческой и не выпуская из суда вообще никого.
«Милиционеры на данный момент не в состоянии справиться с ситуацией и смогли только отгородить друг от друга противоборствующие стороны — «евромайдановцев» с одной стороны и подсудимых с родственниками с другой.
Кроме того, «евромайдановцы» напали на человека на другой стороне улицы и избили его — им показалось, что он имеет какое-то отношение к подсудимым «куликовцам». Милиции удалось отбить у них избитого мужчину — его окружили кольцом и защищают от нападавших.
Как сообщает корреспондент ТАЙМЕРА, люди в масках сбежались туда, где произошло избиение, и у входа осталась только милиция. Впрочем, обвиняемые и их родственники, равно как и потерпевшие, пока не решаются выходить из здания суда, опасаясь избиения»[xxii].
Примечательная деталь: суд над своими жертвами посетил один из убийц – Сергей Ходияк.
«Человек, который, по данным МВД, убил по крайней мере одного человека и ранил еще нескольких (включая главреда издания «Думская.net» Олега Константинова, а также милиционера) «засветился» на видеозаписи телеканала «Первый городской».
Запись сделана 22 января: тогда «евромайдановцы» решили посетить заседание, дабы не допустить «сепаратистского шабаша» в связи с заседанием суда по делу о «куликовцах», которых обвиняют в организации массовых беспорядков в центре Одессы 2 января. Правда, сами «евромайдановцы» вели себя не слишком законопослушно: напали на корреспондента ТАЙМЕРА, а также устроили драку с родными и товарищами подсудимых, среди которых, между прочим, были и родственники погибших на Греческой площади.
Стоит отметить, что Сергей Ходияк в данный момент является совершенно свободным человеком: суд не только не стал помещать обвиняемого в убийстве и нескольких покушениях на убийство под стражу, но даже не стал продлевать ему срок домашнего ареста».[xxiii]
Накануне первой годовщины трагедии СБУ провела «зачистку» Одессы от оппозиционных журналистов, а также от близких погибших в Доме профсоюзов. 12 человек уже задержаны под предлогом пособничества сторонникам ДНР и ЛНР. В то же время в пресс-службе запрещенного в России «Правого сектора» сообщили о проведении 2 мая на Соборной площади в Одессе митинга в честь «победы над оккупантами». «2 мая прошлого года благодаря слаженным и смелым действиям одесситов планы оккупантов и их пособников были сорваны. В тот день все мы боролись и победили!» — говорилось в сообщении. В программу также была включена панихида по погибшим проукраинским активистам, чествование памяти героев и возложение цветов.
Еще полгода спустя, 2 ноября, активисты одесского «Автомайдана» решили устроить конкурс на лучшее исполнение патриотической песни на Куликовом поле. «Внимание всем!!! 02.11.2015г. в 16:00 проводим конкурс на лучшее исполнение патриотической песни. Приглашаем всех желающих принять участие в конкурсе, а также ждем зрителей. Будет весело! С нас музмобиль, большой экран, бочки для обогрева, ШАШЛЫК и хорошая музыка. С Вас — Ваше творчество и хорошее настроение! Место проведения — Куликово поле», — говорилось в объявлении.
Русский Доброволец Александр Жучковский написал в те дни:
«Они живут среди нас.
Ходят по улицам, ездят на общественном транспорте или автомобилях, стоят в пробках.
Заходят в магазины, стоят в очереди, покупают продукты.
Есть среди них, скорее всего, семейные люди - с женами, детьми.
Ходят на футбол, выпивают в барах, ездят на выходные на дачи.
Учатся, сдают зачеты и экзамены, работают, сидят в офисах, отвечают на звонки. На первый взгляд, ничем не примечательные, обычные, в основном молодые люди. Ведут размеренную будничную жизнь, как будто ничего не было.
Часть этих людей задействована в каких-то охранных мероприятиях, иногда они одевают маски и что-то громят и захватывают.
Некоторые ушли в АТО, в карательные батальоны, продолжают "мочить сепаров", кто-то уже давно погиб.
Это те, на чьих руках кровь и копоть погибших, сгоревших заживо мучеников Одессы.
Те, кто с палками, битами, арматурами, камнями гнал безоружных одесситов по улицам, загонял в Дом профсоюзов.
Кто закидывал здание, полное людей, горящими "коктейлями". И те, кто заранее готовил, разливал их в бутылки, точно зная, зачем и для кого.
Кто блокировал выходы, не давал задыхающимся от дыма людям покинуть здание.
Кто добивал тех, кто смог выбраться, или выпрыгивал, выпадал с верхних этажей. Кто забивал, ломая кости до хруста, до смерти.
Кто радовался, ликовал, хлопал в ладоши, кричал лозунги, обернувшись в жовто-блакитную тряпку.
Кто просто рядом проходил, стоял и ничего не делал, одобрял или равнодушно молчал, снимая на камеру.
Все, кто готовил, участвовал, убивал, наблюдал, бездействовал. Заказчики, исполнители, зрители. Безмозглые отморозки, идейные фанатики, должностные лица, чиновники, политики, правоохранители, в тот черный день в Одессе.
Это было 2 мая 2014 года, полтора года назад.
Казалось бы, прошло много времени, а для нас, прошедших войну на Донбассе, прошло как будто несколько лет.
После мы были свидетелями многих военных преступлений - кровавых, жестоких, циничных. Много горя, страданий, смертей мирных, ни в чем не повинных людей. Но тот одесский день остался самым черным воспоминанием, самым тяжелым камнем на душе, который не отвалится еще долго и не даст вздохнуть свободно.
Они, эти люди, живут среди нас, русских - и в самой Одессе, в Днепропетровске, в Киеве, много еще где, может даже и в России.
Я не знаю, что они чувствуют, о чем думают. Может нашли какой-то способ самоуспокоения, объяснения себе произошедшего, хотя думаю большинство из них даже не искало такого способа, им это не было нужно.
И вот они, - как и раньше до того дня, - живут как будто ничего не было, или забылось - времени много прошло.
Но это было.
Ничего не забыто.
Много или немного прошло времени и еще пройдет - не имеет значения.
После 2 мая тысячи людей из России поспешили на Донбасс с одной мыслью, с одним желанием: наказать. Не только чтобы не допустить подобного в Донецке и Луганске, но и наказать за содеянное. Дойти до Одессы.
Не дошли до сих пор, за полтора года, в этом и моя личная вина. За это время многие уже погибли из того "призыва 2 мая".
Но, сколько бы ни прошло времени, где бы мы не находились, мы идем.
Мы идем на Одессу каждый день, будем идти месяцы и может даже годы.
И мы дойдем».


[i] http://ukrnovosti.net/?p=2377 [ii] http://antifashist.com/stat/24664-2014-05-08-05-35-23.html [iii] http://flb.ru/info/57767.html [iv] http://www.ntv.ru/novosti/982616/?fb#ixzz3r66H4u4x [v] https://www.facebook.com/natalia.uras1/posts/663897700347527?fref=nf [vi] http://www.segodnia.ru/content/159351 [vii] http://www.2may.org/moja-zhizn-ostanovilas-2-maja-intervju-s-fatimoj-papuroj/ [viii] http://kp.ua/politics/451616-ystoryy-zhertv-chernoi-piatnytsy-v-odesse-mama-ya-uzhe-ne-vyberus-otsuida [ix] http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=ovX9tVTq6KI [x] http://www.odessit.ua/news/odessa/28633-vyzhivshaya-v-dome-profsoyuzov-oschuschenie-nerealnosti-ne-davalo-vozmozhnosti-poverit-v-proishodyaschee.html [xi] http://www.segodnia.ru/content/159351 [xii] http://rusvesna.su/news/1407528006 [xiii] http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=woz8AKkSnUE [xiv] http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=EQl3vssNfYo [xv] http://www.segodnia.ru/content/159351 [xvi] http://timer.od.ua/news/praviy_sektor_ob_odesskih_sobitiyah_2_maya_svetlaya_stranitsa_istorii_319.html [xvii] http://www.mk.ru/politics/2015/04/08/pervoe-chto-ya-uznal-o-russkikh-oni-zapuskayut-sobak-v-kosmos.html [xviii] http://svpressa.ru/society/article/87424/ [xix] Там же. [xx] http://russian.rt.com/inotv/2015-05-02/Global-Research-Terror-v-Odesse [xxi] http://timer-odessa.net/news/agressivnie_evromaydanovtsi_osajdayut_malinovskiy_sud_387.html [xxii] http://timer-odessa.net/news/evromaydanovtsi_zablokirovali_malinovskiy_sud_i_izbili_cheloveka_417.html [xxiii] http://timer-odessa.net/news/ubiytsa_odessitov_nablyudaet_za_sudom_nad_temi_v_kogo_on_strelyal_fotofakt_415.html





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 19.05.2020 Елена Семёнова
Свидетельство о публикации: izba-2020-2810995

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика


















1