Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Проект №2. Всё дозволено! 1. Подмена Церкви


О том, как подменили церковь в СССР, мы уже писали. Много веков раньше произошло другая подмена – часть некогда единой вселенской Церкви обратилась в римскую могущественную организацию во главе со смертным и грешным человеком – Папой, объявленным непогрешимым, возведённым в идолы. С той поры единственной Церковью, хранившей в чистоте учение Христова и верность ему, была Церковь Православная – первая и главная преграда на пути Антихриста. Сегодня преграда эта сокрушена во всём мире. Враг действует искусно, прельщая и растлевая верных разными способами. Сбывается предсказанное многократно самим Господом, Апостолами и святыми. В двадцатые годы мученик Михаил Новосёлов писал в своём замечательном духовном сочинении «Письма к ближним»: «…во исполнение заповеди Господней о знамени­ях, я хочу привести вам ряд пророческих новозаветных глаголов, которые, выявляя «знамения времен», должны заставить нас серьезнее и глубже вдумываться в нашу сов­ременную действительность.
Начну с глаголов Господних.
«Когда же сидел Он (Иисус) на горе Елеонской, то приступили к Нему ученики наедине, и спросили: скажи нам, когда это будет? и какой признак Твоего пришествия и кончины века? Иисус сказал им в ответ: берегитесь, что­бы кто не прельстил вас, ибо многие придут под именем Моим, и будут говорить: «я Христос», и многих прельстят. Также услышите о войнах и о военных слухах. Смотрите, не ужасайтесь, ибо надлежит всему тому быть, но это еще не конец: ибо восстанет народ на народ, и царство на цар­ство; и будут глады, моры и землетрясения по местам; все же это - начало болезней. Тогда будут предавать вас на мучения и убивать вас; и вы будете ненавидимы всеми на­родами за имя Мое; и тогда соблазнятся многие, и друг друга будут предавать, и возненавидят друг друга; и многие лжепророки восстанут, и прельстят многих; и, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь; пре­терпевший же до конца спасется. И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец» (Мф. 24,3-14).
Итак, ПРЕД КОНЦОМ Евангелие Царствия будет проповедано по всей вселенной, и, однако, «Сын Челове­ческий, пришед, найдет ли веру на земле» (Лк. 18,8).
На этот вопрос дает ответ боговдохновенный «апостол языков» в первом и втором посланиях своих к Тимофею: «Дух же ясно говорит, что в последние времена отсту­пят некоторые от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским, через лицемерие лжесловесников, сожженных в совести своей» (1 Тим. 4,1-2).
«Знай же, что в последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодар­ны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, кле­ветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра, преда­тели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы, имеющие вид благочестия, силы же его от­рекшиеся... К сим принадлежат те, которые вкрадываются в домы и обольщают женщин, утопающих во грехах, во­димых различными похотями, всегда учащихся и никогда не могущих дойти до познания истины (2 Тим. 3,1-7).
По поводу этих слов апостола один современный пи­сатель замечает: «Женщин, «утопающих в грехах, водимых различными похотями», во все времена было много, но женщин, «всегда учащихся», не было ни в одно время ви­димого торжества греха - этот признак есть исключитель­ный признак одной нашей эпохи».
Не следует забывать характерного для нашей эпохи и второго признака, указанного апостолом в словах: «никог­да не могущих дойти до познания истины». Излишне го­ворить, что апостол под словом «истина» разумеет не науч­ные гипотезы, поспешно выдаваемые за бесспорные исти­ны, быстро сменяющие одна другую, а абсолютную, непре­ходящую истину Христова благовестия.
Желая «возбудить» в современных ему христианах «чистый смысл», ап. Петр напоминает «слова, прежде реченные святыми пророками, и заповедь Господа и Спаси­теля, преданную Апостолами... Прежде всего знайте, что в последние дни явятся наглые ругатели, поступающие по собственным своим похотям и говорящие; где обетование пришествия Его? Ибо с тех пор, как стали умирать отцы, от начала творения, все остается так же» (2 Пет. 3,1-4).
Вразумив затем своих читателей относительно этих нечестивых, скептических мыслей, св. апостол предосте­регает их: «Итак, вы, возлюбленные, будучи предварены о сем, берегитесь, чтобы вам не увлечься заблуждением беззаконников и не отпасть от своего утверждения, но возрас­тайте в благодати и познании Господа нашего и Спасите­ля Иисуса Христа» (2 Пет. 3,17-18).
Едва ли можно сомневаться в том, что это предостере­жение и увещание апостольское гораздо пригоднее для современных христиан, чем для тех, к которым оно нап­равлялось непосредственно.
Как бы повторяя и восполняя вышеприведенные сло­ва ап. Петра, св. ап. Иуда так заключает свое краткое пос­лание: «вы, возлюбленные, помните предсказанное Апос­толами Господа нашего Иисуса Христа- Они говорили вам, что в последнее время появятся ругатели, поступаю­щие по своим нечестивым похотям. Это люди, отделяю­щие себя от единства веры, душевные, не имеющие духа» (Иуд. 17-19).
Из века апостольского продвинемся к началу эпохи святоотеческой и прислушаемся к некоторым пророчественным голосам великих подвижников этой эпохи, начи­ная со святого основателя пустынного подвижничества Антония Великого.
Св. Антоний открыл своим ученикам, как от умаления ревности расслабеет монашество и померкнет слава его. Некоторые ученики его, видя бесчисленное множество иноков в пустыне, украшенных такими добродетелями и с таким жаром ревнующих о преуспеянии в святом житии отшельническом, спросили авву Антония: «Отче, долго ли пребудет этот жар ревности и эта любовь к уединению, ни­щете, смирению, воздержанию и всем прочим добродете­лям, к которым ныне так усердно прилежит все это мно­жество монахов?»
Человек Божий с воздыханием и слезами ответил им:
«придет время, возлюбленные дети мои, когда монахи ос­тавят пустыни и потекут вместо них в богатые города, где вместо этих пустынных пещер и тесных келий воздвигнут гордые здания, могущие спорить с палатами царей; вмес­то нищеты возрастет любовь к собиранию богатств; смире­ние заменится гордостию; многие будут гордиться знани­ем, но голым, чуждым добрых дел, соответствующих зна­нию; любовь охладеет; вместо воздержания, умножится чревоугодие, и очень многие из них будут заботиться о роскошных яствах не меньше самих мирян, от которых монахи ничем другим отличаться не будут, как одеянием и наглавником; и, несмотря на то, что будут жить среди мира, будут называть себя уединенниками (монах - собст­венно «уединенник»). Притом они будут величаться, гово­ря: я Павлов, я Аполлосов (1 Кор. 1,12), как бы вся сила их монашества состояла в достоинстве их предшественни­ков: они будут величаться отцами своими, как Иудеи - от­цом своим Авраамом. Но будут в то время и такие, кото­рые окажутся гораздо лучше и совершеннее нас; ибо бла­женнее тот, кто мог преступить и не преступил, и зло сот­ворить, и не сотворил (Сир. 31,11), нежели тот, кто влеком был к добру массою стремящихся к тому ревнителей. По­чему Ной, Авраам и Лот, которые вели ревностную жизнь среди злых людей, справедливо так много прославляются в Писании».
«Настанет некогда время, и человеки вознедугуют, - изрек тот же Антоний Великий. - Увидев неподвер­женного общей болезни, восстанут на него, говоря: «ты по преимуществу находишься в недуге, потому что не подобен нам».
Несколько веков спустя после Антония Великого раз­дается пророчественный глагол о грядущих судьбах хрис­тианства блаженного Нифонта Цареградского. Некоторый брат попросил его: «Как ныне святые умножились во всем мире, будет ли так же и при кончине века сего». Блажен­ный сказал ему:
«Сын мой, до самого скончания века сего не оскудеют пророки у Господа Бога, равно как и служители сатаны. Впрочем, в последнее время те, которые поистине будут работать Богу, благополучно скроют себя от людей и не бу­дут совершать среди них знамений и чудес, как в настоя­щее время, но пойдут путем делания, растворенного сми­рением, и в царствии небесном окажутся большими отцов, прославившихся знамениями; потому что тоща никто не будет делать пред глазами человеческими чудес, которые бы воспламеняли людей и побуждали их с усер­дием стремиться на подвиги. Занимающие престолы свя­щенства во всем мире будут вовсе неискусны и не будут знать художества добродетели. Таковы же будут и предстоятели монашествующих, ибо все будут низложены чревоу­годием и тщеславием и будут служить для людей более соблазном, чем образцом, посему добродетель будет пренебрежена еще более; сребролюбие же будет царствовать тогда, и горе монахам, богатеющим златом, ибо таковые будут поношением для Господа Бога и не узрят лица Бога живаго... Посему, сын мой, как я уже сказал прежде, мно­гие, будучи одержимы неведением, падут в пропасть, заб­луждаясь в широте широкого и пространного пути».
Из отдаленных времен христианского Востока перенесемся мыслию к последним векам нашей эры и прислу­шаемся к духовным глаголам, звучавшим в эти века на Святой Руси.
Великий угодник Божий - святитель Тихон Задонс­кий, смотря проницательно на направление, принимае­мое современниками его, сказал: «Должно опасаться, что­бы христианство, будучи жизнь, таинство и дух, не удали­лось неприметным образом из того человеческого общест­ва, которое не умеет хранить этот бесценный дар Божий».
Мягко высказывая это жуткое опасение относительно русского общества, св. Тихон обнаруживает как будто некоторую нерешительность, словно боится испугать своими опасениями русского православного человека. Но, нес­колько десятилетий спустя, в начале следующего столетия другой великий святой русской церкви ясно и определенно, как откровение Божие, возвещает печальное будущее этой церкви.
«Господь открыл мне, - сказал однажды в глубокой скорби преп. Серафим, - что будет время, когда архиереи земли русской и прочие духовные лица уклонятся от сох­ранения православия во всей его чистоте, и за то гнев Бо­жий поразит их. Три дня стоял я, просил Господа помило­вать их, и просил лучше лишить меня, убогого Серафима, царствия небесного, нежели наказать их. Но Господь не преклонился на просьбу убогого Серафима и сказал, что не помилует их, ибо будут учить «учениям и заповедям че­ловеческим, сердца же их будут стоять далеко от Меня»».
Исполнение этих пророчеств мы наблюдаем сегодня воочию. Расхищение стада Христова ведётся сразу несколькими путями, кои мы попробуем вкратце очертить.
Наиболее глобальным проектом является, разумеется, экуменическое движение, в которое по воле партии включилась в 60-е годы советская церковь. Цель данного движения, в которое, к несчастью, оказались вовлечены почти все существующие православные церкви, чьи иерархи презрели апостольские правила, строго воспрещающие подобные беззаконные сборища – создание единой «церкви», в которой «братски» соединяться все религии. «Экуменизм есть ересь ересей, - так определял это явление митр. Виталий (Устинов), - потому что до сего времени каждая отдельная ересь в истории Церкви стремилась сама стать на место истинной Церкви, а экуменическое движение, объединив все ереси, приглашает их всех вместе почитать себя единой истинной Церковью. Тут древнее арианство, монофизитство, монофелитство, иконоборчество, пелагианство, и просто всевозможные изуверства под совершенно другими названиями современных сект объединились и идут приступом на Церковь. Это явление безусловно апокалиптического характера. Диавол по очереди боролся с истиной Христовой, почти что по порядку, изложенной в Никейском Символе веры и приступил к последнему и самому жизненно главному члену Символа «верую во Единую Святую Соборную и апостольскую Церковь». Мы говорим самую главную, потому что все истины изложенные в Символе в последнем члене Символа приводятся в жизнь, осуществляются в Церкви Христовой, Которая преподает нам не только истинное православное Учение, но и дает нам благодатную силу только в Церкви и через Церковь эти истины осуществить, жить ими. Церковь, как говорит в своем труде архиеп. Илларион «Христианства нет без Церкви», не есть мечта о Церкви, но жизнь во Христе».
Мы уже писали выше, что братство возможно только во Христе, экуменическое же объединение еретиков и иноверных может быть лишь одним – союзом во Антихристе. Антихрист и должен будет возглавить эту организацию, сделавшись Царём и Первоиерахом одновременно. И именно в этом – в подготовке организации к приходу её будущего главы – заключена реальная цель экуменического движения. Об этом надлежит помнить, когда очередные «миролюбцы» проповедуют нам мир, любовь и братство, объясняя, что заповеди у нас общечеловеческие, а Бог, в сущности, один, и потому ничто не мешает нам соединиться в любовном экстазе… Даже то, что представители одной религии до сих пор считают, что правильно распяли Христа, и ни коем образом не сожалеют об этом, ожидая иного мессию. Это не мешает высшим иерархам православных церквей (российской в лице её последних двух патриархов, сербской – в лице последнего же патриарха и т.д.) раскрывать братские объятия иудеям, участвовать в их мероприятиях, и прямо провозглашать, что Бог у нас – один (см. выступление патриарха Алексия (Редигера) перед раввинами США).
Более того, один из архиереев РПЦ МП епископ Благовещенский Лукиан (Куценко), стяжавший себе печальную славу передачей католикам единственного в областном центре монастыря и совместными с ними литургиями, на Крестопоклонной неделе 2012 года заявил СМИ буквально следующее: «Странно будет слышать это от церковного человека, но я боюсь крестов. Есть у нас любители ставить кресты на месте будущего храма, которые ни на что больше не способны. И стоят эти кресты по 10-15 лет. Это уже давно изжило себя. А у большинства людей кресты и вовсе ассоциируются с кладбищем. Я считаю, это только позорит православие. Можно ставить стелы, поклонные камни...» Сегодня на благовещенской земле устанавливаются величавые статуи Богородицы католического образца. Многочисленные жалобы прихожан на лже-пастыря остались без ответа.
Экуменизм имеет большую подпитку в модернизме, которым охвачены все христианские церкви. Главный лозунг модернизма – быть ближе к народу. Но не в том, чтобы помогать страждущим, благотворить нищим – в чём была суть древней Церкви, всегда бывшей с народом. А в уподоблении расхристанному и растлившемуся народу в его пороках, в его образе жизни. В сущности, в России первопроходцами в этом смысле были обновленцы, призывавшие сбросить рясы и отрясти вековую пыль догматов. Теперь проворно сбрасывают, и отрясают, и потрясают… И выходят из храмов – для проповеди. На дискотеках, рок-концертах, в клубах, на байкерских сборищах – подбирая для этого соответствующий лексикон «проповедей», подгоняя под нужный «формат» свой внешний облик. Всё это объясняется благим стремлением увлечь православием молодёжь. Но это – ложь (сознательная или невольная у тех, кто сам заблудился), ибо пастыри, отрясшие прах догматов, если и увлекают паству, то не православием, а подделкой под него, лже-православием.
Мы видим сегодня «пастырей», разъезжающих на дорогих спорткарах и носящих дорогие одежды и украшения, видим «пастырей», брутально «зажигающих» на сцене и телевидении, поющих и пляшущих в угоду «пастве», развлекающих её. Они и ими соблазнённые – суть передовой отряд экуменизма.
Модернизм на Западе и, к сожалению, у нас доходит до вещей и вовсе чудовищных – распространения в церковной среде содомского греха и иных извращений. В России это пока ещё официально сознаётся грехом и… по возможности скрывается. Хотя уже не всегда. Недаром едва ли ни первым «козырем» спорящих по какому-либо поводу представителей церкви стало обличение друг друга в нетрадиционной ориентации. На Западе всё уже не просто открыто, но и одобрено. Недавно сам рисский понтифик признал геев-«священников» своими братьями. Гомосексуальные и педофильские скандалы в католической церкви стали нормой жизни. «Священники»-геи не подвергаются прещениям, а служат открыто. И даже венчают себе подобных в тех странах, где это разрешено. Не стоит полагать, что эта язва обойдёт стороной церкви православные, ибо пока оные держат курс на модернизм, подобного рода «модернизация» неизбежна. Ибо дело мы имеем не с модернизацией институтов и внешнего облика пастырей, но с гораздо более страшным – модернизацией духа. И дух этот раньше или позже возьмёт своё.
Разумеется, не всем по нутру модернизм. Большая часть православных активно не приемлет ни его, ни экуменизма. Для таких создаётся иной «загон». «Гламурное православие». Тут нет брутальных «батюшек», рокеров-джокеров и отрясания праха догматов. Наоборот: внешне всё благопристойно. И молебны, чтобы паства всё-таки не скучала от недостатка досуга, разбавляются вполне невинными вещами: православными чаепитиями и клубами знакомств, православными балами и ярмарками, православными киносеансами (непременно с показами «высокохудожественных» картин с подтекстом, снятыми глубоко «духовными» режиссёрами) и лекциями… Да мало ли ещё есть способов развлечься по-христиански. Да, в сущности, как будто ничего дурного. Кроме одного – забвения главного. Забвения Христа болящего, Христа, в темницу заточённого, Христа, голодающего и нагого. А ещё – забвения самих себя, своей ответственности, полностью заменяемой тем, что «батюшка сказал». В тёплой ароматной водице «гламурного православия» происходит расслабление духа – и это тогда, когда требуется максимальное укрепление и закаливание его в условиях всё более разгорающееся битвы Бога с дьяволом. Цель «гламурного православия» - воспитать тепло-хладную паству, совершенно покорную своим пастырям и искренне полагающей себя исправной (ходим в церковь, молимся, причащаемся, ведём правильный образ жизни, даём милостыню – чего ж ещё?). Православных такой формации потом легче лёгкого будет обмануть, ибо они сами рады будут обманываться, чтобы не дай Бог не нарушить свой с таким трудом обретённый душевный комфорт. Их сердца будут подозревать недоброе, когда поведут их к общему котлу, но любимые ими и пользующиеся неограниченным доверием «пастыри» им укажут, что и в этом котле их родные церкви сохранят все свои обряды и обычаи, что для них ничего не изменится, и совесть их будет вновь успокоена и усыплена. «Гламурное православие» есть религия усыплённой совести, и в этом её опасность.
Однако, есть ещё и ревнители. Те, которых не заманишь чинными чаёвничаньями и ласковыми беседами. Для них тоже подбирается ключик. Например, православное зилотство – когда царство земное (возрождённая Русь Православная, Империя Российская) оказывается первее Царствия Небесного, а грядущий царь земной (который возродит Россию) – первее Царя Небесного. Именно так ждали евреи своего мессию перед приходом Христа, и в первую очередь – секта зилотов, к которой, к слову, принадлежал разбойник Варавва, за которого иудейский народ так рьяно вступился не только, чтобы погубить Христа, но и оттого, что разбойник-то этот был радетелем за еврейский народ, так сказать, патриотом.
Существуют пророчества, согласно которым Антихристу надлежит явить себя не где-нибудь, а в России. Это вполне можно допустить, учитывая то духовное одичание, помноженное на поиск вер, идей, вождей, которым охвачено наше общество. Западный мир давно стал холоден, а холод – не самая привлекательная среда для будущего правителя мира. Ему нужна массовая экзальтация, нужно поклонение и горячность. Запад, в сущности, вполне атеистичен. Его христианство свелось к форме, да и та уже практически угасла. Россия – дело другое. Россия, перенёсшая тяжелейшую болезнь атеизма, поражённая тяжёлой духовной болезнью, утратившая все ориентиры, привыкшая существовать во лжи, отчаянно ищет веры, Бога, саму себя. Идеала нового ищет, потому что старые разбиты вдребезги. А идеал для России немыслим без человека, олицетворяющего его. В холодный мир зачем приходить Антихристу? Его ведь ещё возбудить надо, раскочегарить. В России же готова благодатная почва. Любой охотник скажет, когда всего ловчее ловить зверя: когда он, томимый жаждой, приходит к водопою. А мы имеем дело с опытным охотником. Он отравит тот источник, к которому устремятся жаждущие. Вернее, уже отравил большинство их.
Так, например, идея Царя сделалась у нас самой настоящей прелестью для многих. Мы падки на символы, на внешние эффекты, на романтику, на красивые слова и названия! И твёрдой руки у нас жаждет большинство. И, вот, рождается идеал – Царь самодержавный. Ищут его. Алчут его. Зовут его. Опасно, когда идея доводится до одержимости. Наши ревнители одержимо гоняются за мелкими бесами. А Антихриста-то и не приметят. И не только не приметят, но и поклонятся ему. Потому что он будет силён. Умён. Образован. Его речи будут мудры, а манеры безупречны. Ему не будет равных в умении подать себя, ни один гениальный пиарщик не сможет сравниться с ним в этом искусстве. Он отметится рядом благих дел – что-нибудь построит, восстановит… Одним словом, облагодетельствует убогих. Создаст видимость сытости. Сытости и веселия. Адское веселье закружит всё и вся. Он проявит себя, как эффективный менеджер. Восстановит особо дорогие большинству символы, причём друг другу противоположные - в общем, угодит решительно всем. И все поклонятся ему. И воспоют ему хвалу! И признают его богоданным Царём, посланным для спасения Святой Руси! И возведут его на престол. И будут счастливы тем! Счастливы в своём поклонении – Царю
Церковь, разумеется, поклонится ему прежде всех, потому что о ней он будет заботиться. О золоте её куполов, о сытости её служителей. И первый из служителей её станет его правой рукой и будет чудотворить на радость алчущим чудес, которые не в состоянии окажутся уразуметь, что чудеса его бессмысленны. Христос не творил знамений небесных, все чудеса его имели смысл, все они совершались для людей, из любви к людям. Лже-чудотворец последних времён, пожалуй, заставит небо преобразиться каким-нибудь фокусом, но никогда не исцелит страждущего и не умножит хлебов. Но фокусы будут иметь огромный эффект, и творящий их будет превознесён, тем самым укрепив авторитет благодетеля, которого провозгласит посланцем небес с тем, чтобы он возглавил Церковь. У нас многие грезят о Царе-Первоиерархе, видя идеал именно в том, чтобы Царь земной одновременно возглавлял и Церковь. Так и будет! Возглавив Церковь, уже подготовленную к тому, он окончательно реформирует её каноны, и, в конце концов, станет главой единой вселенской «церкви», своей «церкви». И уже не только наш несчастный народ, но и все прочие племёна объединятся под его десницей. И лишь малое стадо будет скрываться от неё в пещерах и лесах. Вот, когда произойдёт это, и все, по слову апостола, рекут мир, начнётся погибель. Призрачное благоденствие исчезнет, потому что лже-благодетель не способен создавать что-либо, кроме видимости. И повсюду придут бедствия, каких ещё не бывало со дня творенья.
Почему все шулеры стремились в Россию в переломные моменты? Потому что не было иной страны, где так можно было бы нажиться! Вспомним Хаммера, говорившего прямо: если хотите сколотить состояние, дождитесь революции в России и поезжайте туда. Россия в своём нескончаемом переходном, разобранном состоянии – идеальная среда для шулеров всего мира. А Антихрист – первый из них. К тому же на западе роль личности всё же не столь гипертрофирована, как у нас. Так вот, представьте, что в уме указанного больного родился Идеал. Идеалу необходимо воплощение. Личность. Вождь. В ком же увидит его такой человек? В том, кто сумеет себя подать нужным образом, а в этом, повторимся, равных ему не будет. Соблазнятся даже многие и многие крепкие. Что уж говорить о более слабых! Он станет для них земным богом, идолом, гораздо большим, чем все большевистские вожди. Ему даже не потребуется до определённого момента марать рук уничтожением неугодных, потому что сыщется немало добровольцев, которые станут заниматься этим из любви к нему и веря, что защищают Божия избранника, служат Богу. Христос предупреждал: и будут избивать вас в синагогах ваших, думая, что тем служат мне. Именно так и будет. Истинно верующих станут избивать в храмах именем Христовым. В угоду Антихристу.
А после будет уже куда как просто сплавить, наконец, все религии в общий экуменический котёл без Христа и без креста… Ревнителям оставят храмы и службы, обряды и обычаи – всё, что так дорого им. Вот, только креста не будет на куполах их храмов, а Христа – внутри них. Но заметят ли это помрачённые и соблазнённые, прозрят ли, найдут ли силы в себе бежать прочь и спасать души свои, следуя наставлениям святых отцов? В этом заключён главный вопрос. И недаром говорил Спаситель о втором своём пришествии: «Сын человеческий, придя, найдёт ли веру?»

Разумеется, вышеприведённые размышления – лишь гипотеза, основанная на пророчествах и видимых признаках. Но непреложно то, что подходящий «загон» у антихристовых ловчих найдётся практически для каждого. Кого-то завлекут и одурманят в множащихся день ото дня сектах, другим предъявят экзотическое учение из области психологии, третьим откроют «истину» старого-доброго язычества, загубленного «проклятым» христианством… Бесы щедры на идеи. А тактика «загонов» - древнейшая тактика мирового масонства, применяемая во всех отраслях жизни. Создаются «загоны» с разными вывесками и разными погонщиками, кричащими разные лозунги, стадо разделяется и разбегается в те оградки, которые кажутся им более подходящими. И наивно полагают, что борются друг с другом, не ведая, что погонщики – выполняют одну и ту же задачу, подчиняясь одному центру, и что в их руках овцы, даже под разными вывесками и с разными лозунгами, шагают в одном направлении, нужном невидимым до времени кукловодам.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 17.05.2020 Елена Семёнова
Свидетельство о публикации: izba-2020-2809618

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика


















1